Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Общество16 августа 2021 14:50

«Когда нефть растеклась на 80 километров, ее можно только спрятать, а не собрать»

Эколог рассказал о рисках загрязнения Черного моря после аварии на объекте «Каспийского трубопроводного консорциума»

Мы продолжаем следить за ситуацией с аварией на нефтепроводе КТК близ Новороссийска, в результате которой в акватории Черного моря образовалась пленка площадью 80 квадратных километров. Напомним, авария произошла еще вечером 7 августа при погрузке танкера на выносном причальном устройстве, однако в течение нескольких дней истинный масштаб инцидента оставался неизвестным. Оператор нефтепровода утверждал об оперативном устранении последствий аварии, и лишь заявления экологов и спутниковая фотосъемка Российской академии наук дали понять, что речь идет о серьезнейшем ЧП.

Особой остроты ситуации придает тот факт, что авария произошла в непосредственной близости от морского заповедника Утриш и уникальных песчаных пляжей, которым в результате человеческой халатности может быть нанесен непоправимый ущерб. Росприроднадзор уже начал подсчитывать урон, нанесенный природе — по мнению некоторых экспертов, счет будет выставлен на миллиарды рублей. Заведено уголовное дело.

Чем может аукнуться разлив такого масштаба и почему устранять последствия подобных аварий обязательно нужно в первые же часы. Об этом «Комсомольской правде» рассказал эколог, эксперт Общероссийского народного фронта Илья Рыбальченко.

- Илья Владимирович, можно ли оценить сколько тонн нефтепродуктов вылилось в воду, судя по площади загрязнения?

- Могу сказать, что даже 12 кубометров нефти могут растечься на площади 80 квадратных километров - именно такие цифры фигурируют в сообщениях о произошедшей аварии. Дело в том, что нефть на воде образует тончайшую пленку толщиной в микрон. И значение имеет именно площадь ее растекания, а не фактический объем разлившейся нефти. Именно поэтому критическое значение для ликвидации последствий подобного инцидента имеет скорость реагирования на него.

- Как правильно должен действовать оператор нефтепровода, если произошла утечка топлива в открытый водоем?

- Прежде всего, в момент любой операции слива нефти «в горячей готовности» должны находиться боновые заграждения - это такие плавающие препятствия, их можно быстро развернуть и предотвратить дальнейшее растекание нефти. То что в данном случае пятно растеклось аж на 80 километров свидетельствует, что боновые заграждения не применялись или были применены слишком поздно. Есть и другой способ ликвидации пятна на сравнительно небольшой площади - это судно-нефтесборщик. Но опять же, в ситуации когда речь идет о десятках километров, оно уже не имеет смысла.

- А что же делать с таким огромным пятном, которое - как в случае с аварии на нефтепроводе КТК - видно из космоса?

- Здесь мы уже имеем дело с определенным лицемерием. Нефтяную пленку не столько ликвидируют, сколько делают ее незаметной. Применяется технология диспергаторов - химические реактивы дробят пленку на микроскопические капельки, которые распределяются не по поверхности, а по всей толщине воды. Да, пятно, как будто бы исчезло. Но собрали ли мы нефть? Нет! Она вся осталась в воде. То же самое, если используются сорбенты - частицы нефти прилипают к ним и тонут на дно, создавая проблемы для обитающих там рыб, водорослей. Наконец, есть еще методика с применением синтетических бактерия «Синтия». Но там есть еще более серьезная проблема: эти бактерии поедают нефтяные молекулы, но когда они разбираются с нефтяным пятном, они начинают искать себе дальнейшую кормовую базу и переключаются на живые организмы. В Мексиканском заливе после использования этих бактерий находили дельфинов и рыб с полностью отсутствующими внутренностями.

- Что нужно сделать, чтобы подобные аварии и тем более попытки их скрыть больше не повторялись?

- Здесь дело даже не в жесткости законов, а в качественном контроле. Посмотрите, как государство контролирует общественный транспорт или детские аттракционы. Почему же нет такого на объектах повышенной экологической опасности? И второе - это система мониторинга. Сразу несколько экологических активистов трубили о разливе нефти у Новороссийска, но их никто не слышал, пока Академия наук не прислала спутниковое фото. Система мониторинга коммерческих компаний, органов власти и экологических активистов должна быть сомкнута так, чтобы если у кого-то из этих трех сторон данные не сходятся, это служило бы поводом для проверки.