Общество18 августа 2021 21:13

«Гибель туристов нас объединяла и разъединяла»: Несколько слов в память о главе фонда памяти группы Дятлова

Со дня смерти Юрия Кунцевича прошло 9 дней
Экспедиция 2012 года: Юрий Кунцевич (слева) рассказывает нам, где стояла палатка и как происходили события.

Экспедиция 2012 года: Юрий Кунцевич (слева) рассказывает нам, где стояла палатка и как происходили события.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Это странно писать некролог о человеке, в смерть которого поверить нельзя. Юрий Константинович был живее всех живых — веселый, бойкий, такие, казалось бы, не умирают. В свои за 70 – очень деятельный, всегда на связи. Брал трубку в любое время и неизменно радостным голосом отвечал: «Натулечка! Коленька! Рад вас слышать!»

И неважно, какие при этом у нас были отношения. А они за 10 лет сотрудничества были разными – от дружбы и до раздора.

Нас объединяла тема странной гибели туристов на перевале Дятлова. Увековечиванием их памяти Кунцевич занимался более 20 лет. Мы же, «Комсомольская правда», расследовали эту загадочную трагедию, зачастую обращаясь к Юрию Константиновичу, как главе фонда памяти группы Дятлова, за консультацией и помощью.

Эта же тема нас и разъединяла. Не могла не разъединять, потому как поиск информации, новых свидетелей – это всегда непросто. И морально, и физически. Мы ругались на почве разных версий, но связь друг с другом не теряли.

Кунцевич старался быть открытым, на виду, не отказывался от участия в телевизионных съемках. Это, по его мнению, привлекало к теме еще больше внимания. А чем больше внимания, тем больше шанс привлечь к расследованию государственные структуры.

Порой ему крепко доставалось от соратников по фонду – мол, Кунцевич и нашим, и вашим пытается угодить, а надо быть твердым в своем мнении. И мы, признаемся, тоже судили его за это.

Сейчас, после его смерти, пришло понимание, что Юрий Константинович не стремился угождать всем подряд, он старался быть гибким в отношениях со СМИ, исследователями дятловской трагедии, ветеранами-поисковиками. Гибким, но настойчивым. До каждого из нас он так или иначе доносил мысль, что расследование нужно продолжать, нельзя останавливаться, даже если устал и тебе все надоело. Своим примером он заражал энтузиазмом и заставлял идти вперед. Как в походах на перевал, куда он ходил каждый год. Один из его сопутешественников Алексей Королев вспоминал о походе 2019 года: «Это был тяжелый переход. Все время лил дождь. Мы вымотались, промокли, кое-как шли по тайге, проклиная все на свете. И только Юрий Константинович не терял бодрости духа и подбадривал всех».

Юрия Кунцевича похоронили на Сибирском кладбище Екатеринбурга.

Юрия Кунцевича похоронили на Сибирском кладбище Екатеринбурга.

Таким он и был по жизни. Уставал, но не подавал виду. Терял почву под ногами из-за предательства вчерашних друзей, но не сдавался.

Последний раз мы звонили ему за три дня до его смерти. Проездом были в Екатеринбурге и хотели увидеться. Звонили дважды, оба раза - без ответа. И это было странно, потому что отвечал он всегда. А если пропускал звонок, то обязательно перезванивал. Мы тогда даже не догадывались, что Юрий Константинович уже в реанимации с диагнозом «ковид» и у него 40 процентов поражения легких. А когда узнали спустя сутки, не сомневались - он выкарабкается. По-другому и быть не могло. Но он ушел. А нам не верится. И кажется, что мы приедем в Екатеринбург, придем к нему в гости и почаевничаем с пирогами и салом, которое он весьма уважал.

Юрий Константинович, сейчас вы с теми, кого любили и почитали всю жизнь – с Игорем Дятловым, Рустемом Слободиным, Юрием Дорошенко, Григорием Кривонищенко, Людмилой Дубининой, Зинаидой Колмогоровой, Семеном Золотаревым, Николаем Тибо-Бриньолем, Александром Колеватовым и Юрием Юдиным. Да упокоит всех вас Господь в селениях праведных! Царствие Небесное!