Общество23 августа 2021 18:55

Мы дожили до подмосковного джамаата. Поздравляю

Обозреватель kp.ru Сергей Мардан - о появлении в России поселков «для правоверных мусульман»
Мусульман в России становится все больше. День праздника жертвоприношения Курбан-Байрам у Московской соборной мечети.

Мусульман в России становится все больше. День праздника жертвоприношения Курбан-Байрам у Московской соборной мечети.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

По Новорижскому шоссе продаются участки в поселке «для правоверных мусульман». Поселок большой — 83 гектара, участки недорогие — от 430 тысяч руб. за 12 соток. Но, только если у вас на шее нательный крест, вам его не продадут.

Решение продавать вам или нет участок принимает специальный Наблюдательный совет. Он же устанавливает и правила проживания. Нет, пока это не шариат. Но ношение шорт, маек, употребление алкоголя и «свиноводство» в поселке запрещены. Можно ли жарить шашлык из свиной шейки - я не знаю, но, подозреваю, что тоже не желательно.

В центре поселка площадью 83 га запланирован молельный дом, он же «дом для джума» (слегка замаскированное название мечети, где проводится обязательный для мусульман пятничный джума-намаз), чье здание с куполом и высоким минаретом хорошо заметно на визуализации в центре поселения.

Идейным вдохновителем и организатором поселения является Амина Шабанова, создательница мусульманской одежды для женщин марки Irada, в ассортименте которой купальники-буркини, платья для намаза и т.п. Шабанова еще во время обучения сестры в МГИМО прославилась борьбой за право той посещать вуз в хиджабе.

Торговля идет бойко. За несколько месяцев в «Аминовке» поселилось уже около 50 человек из разных стран и количество их продолжает расти. На днях поселок посетил и приобрел там себе участок глава Экспертного совета при Совете муфтиев России, выходец из Дагестана Руслан Курбанов.

Можно было бы начать обычное интеллигентское нытье по поводу того, что «земля пустой не бывает», только, мне кажется, что «джамаат Аминовка» на землях бывшего Московского княжества, окормляемым с 1325 года митрополитами Московскими Русской Православной Церкви и освященных крестами православных храмов и монастырей — вещь мягко сказать вызывающая, хотя и вполне закономерная.

Миграционная политика России давно уже вызывает сомнения во вменяемости людей, которые ее санкционируют. От 3 до 8 миллионов трудовых мигрантов — выходцев из стран Средней Азии ежегодно приезжают в Российскую Федерацию на заработки. Многие — здесь задерживаются надолго, перевозят семьи, получают вид на жительство, а со временем и гражданство.

Начальство с упорством маньяков продолжает нам рассказывать, про нехватку рабочих рук, общее советское прошлое и общемировые процессы.

Про процессы мы понимаем. Для этого достаточно посмотреть хронику из Манчестера, Роттердама или Кёльна, которая похожа на кадры из Исламабада.

В больших городах уже сегодня сформировались или формируются на глазах этнические гетто, откуда русским приходится уезжать. В каком-нибудь московском районе Люблино большая часть первоклашек уже совсем плохо говорит по-русски, но власти как и тридцать лет назад говорят про дружбу народов.

«Дружба народов» официально закончилась в 1991 году. Сегодня люди ищут новые формы общности, вместо утраченной советской и только слепой не заметит формирующейся общности религиозной — исламской. Параллельно идет и активная, а то и агрессивная исламская проповедь, нацеленная уже на русских православных.

Московская Патриархия исторически крайне болезненно относилась к католическому и протестантскому прозелитизму на русских землях и будучи церковью государственной, не стесняясь прибегала к насилию против любых проповедников-иноверцев.

Только времена изменились. И вместо того, чтобы по-прежнему загонять в подполье всевозможных баптистов и адвентистов Седьмого дня, нашим иерархам стоило бы обратить внимание на реальную исламизацию России. Проранжировать, так сказать, реальные и мнимые угрозы.

Появление на исторически русских землях закрытых исламских сообществ автоматически выводит их в совершенно иную категорию. Фактически эта земля перестает быть русской землей. Территорией Российской Федерации — да. А Русской землей — уже нет.

Пока что «Аминовский джаамат» маскируется под термином «экологическое поселение». Но это лишь пока, для того чтобы проверить реакцию общества. И если реакции не последует, дальше все будет уже в открытую.

Любые разговоры про светский характер российского государства в данном случае будут призваны исключительно для того, чтобы замаскировать собственное безволие.

Когда нужно было закрыть (в прямом смысле) Среднеуральский монастырь вместе с его настоятелем схиигуменом Сергием (в смысле переносном), его просто закрыли. Не рефлексируя, и невзирая на протесты верующих и вообще игнорируя некоторую неловкость.

Тут тоже власти не помешало бы проявить волю и простое здравомыслие. А то скоро мы увидим джамааты в Люблино, Мурино, Кузьминках, и далее - везде.