Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Экономика26 августа 2021 7:50

Нефть, вода и ржавые трубы: прибыль акционеров снова оказалась важнее окружающей среды

Чем больше подробностей выясняется о ЧП с утечкой топлива в Черное море, тем более интересным становится — каким же будет штраф для виновников происшествия
Вид на место нефтяного развлива. Фото: Юрий Березнюк/ТАСС

Вид на место нефтяного развлива. Фото: Юрий Березнюк/ТАСС

20 ЛЕТ БЕЗ РЕМОНТА

Триста процентов прибыли, согласно Марксу, являются тем самым уровнем, ради достижения которого крупный капитал готов пойти на любое преступление. Доподлинно неизвестно, отвечает ли этим условиям доходность «Каспийского трубопроводного консорциума» (КТК) - оператора крупного нефтепровода, где три недели назад произошла авария с утечкой нефти прямо в Черное море - но очевидно, что, пытаясь выгородить себя и избежать ответственности за экологическое ЧП, компания не гнушается ничем.

Уже второй раз после происшествия компанию ловят на вранье. В последний раз это сделала вице-премьер федерального правительства Виктория Абрамченко. Основной причиной разлива нефти на морском терминале в Южной Озереевке она назвала «многолетнюю эксплуатацию сооружения без капитального ремонта». Напомним, что ранее гендиректор «КТК» Николай Горбань во всеуслышание заявил, что утечка была вызвана «скрытым дефектом вследствие заводского брака». Разница очевидна: заводской брак - ответственность поставщика оборудования, а вот ненадлежащая эксплуатация, безусловно, возлагает всю вину на оператора нефтепровода.

Первый же раз обман при попытке скрыть масштабы происшествия был выявлен Российской академией наук - ее подразделение опубликовало снимок из космоса, на котором было видно, что нефтяное пятно после разлива составляет не 200 кв. метров (как утверждали в компании), а 80 кв. километров (то есть в 400 тысяч раз больше).

«ТЕНГИЗ» С ИНОСТРАННЫМ АКЦЕНТОМ

Впрочем, если взглянуть на историю трубопровода «КТК», становится понятно, что вопросы об экологической безопасности проекта и политике открытости компании перед обществом существовали всегда. Корни тут уходят в далекий еще 1990-й год, когда Михаил Горбачев и Нурсултан Назарбаев договорились привлечь иностранных партнеров (конкретно - американскую Chevron) к разработке нефтяного месторождения «Тенгиз» на казахской стороне Каспия. Затем Советский Союз распался, образовались независимые Казахстан и Россия, а на «дерибан» некогда социалистической собственности иностранные партнеры слетелись, как пчелы на мед. В нашей истории это важно ровно по одной причине - то, как ведут себя западные корпорации у себя дома, и то, как они ведут себя в странах, которые считают своими колониями, - это две большие разницы. Сейчас это станет очевидным.

Экспортный нефтепровод от «Тенгиза» до Новороссийска лишь наполовину принадлежит Российской Федерации и Казахстану, вторую половину акционеров составляет пул глобальных нефтекомпаний, среди которых такие известные, как Mobil, Shell, Chevron, Eni, British Gas и другие. Все они качают казахскую нефть на продажу за рубеж. Бизнес, как известно, более чем прибыльный. И не всегда сочетающийся с социальной ответственностью.

ШТОРМОВОЕ МЕСТО

Уже начало строительства трубы вызвало справедливые опасения экологов и жителей черноморского побережья. Дабы не быть голословными, процитируем информационную заметку из 1999 года: «Помимо уничтожения уникальных реликтовых лесов на участке выхода трубопровода к Черному морю и потери перспективной курортной зоны в районе Новороссийска, в дальнейшем это [строительство трубопровода - прим. «КП»] приведет к загрязнению курортных зон Черноморского побережья от Геленджика до Анапы и Тамани».

И вот еще: «Специалисты Консорциума уверяют, что возможность аварии на объекте исключена. Так ли это? По проекту в районе Южной Озерейки будет построен выносной плавучий терминал. По дну моря к нему пройдут три трубы, в каждой из которых одновременно будут находиться 4 тысячи тонн нефти. Выбранное место выдается далеко в открытое море и ничем не защищено от штормов и норд-остов, выбрасывающих на берег даже крупнотоннажные суда».

Фото: спутниковая съемка Института космических исследований РАН

Фото: спутниковая съемка Института космических исследований РАН

Возможные проблемы были очевидны уже тогда, 22 года назад. Но обратимся к публикации гораздо более свежей. Февраль 2021-го года, читаем следующее сообщение: «Недавняя массовая гибель птиц на морском терминале Каспийского трубопроводного консорциума в Новороссийске не связана с произошедшим в феврале инцидентом с оборудованием, заявила компания. 15 февраля при плановом осмотре оборудования терминала после шторма сотрудники КТК обнаружили образование гофры на шланге внутренней линии выносного причального устройства (ВПУ) № 2. В компании отмечают, что это не является экстраординарной ситуацией, многослойная конструкция шлангов ВПУ исключает возможность утечки нефти».

Таким образом, отрицанием самой возможности каких-либо аварий в «Каспийском трубопроводном консорциуме» занимались на протяжении всей истории этого проекта. Может, именно эта «страусиная позиция» мешала делать капитальные вложения в модернизацию трубопровода на протяжении двух десятков лет? Кстати, 7 августа - в день аварии на морском терминале - в Черном море снова был шторм. Готова ли была компания к тому, что что-то произойдет? Видимо, нет. Ведь «возможность утечки исключена», утверждали они.

БУДЕТ ЛИ ГОСУДАРСТВО ПРИНЦИПИАЛЬНО И ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО?

Зато на протяжении всего этого времени «КТК» нещадно эксплуатировал трубопровод и увеличивал прокачку через него. Если проектная мощность на момент запуска составляла 28 млн тонн в год, то в прошлом году был уже достигнут уровень 68 млн тонн, а к 2023-му - «КТК» намеревалась перевалить в танкеры более 80 млн тонн «черного золота». Дела шли так хорошо, что в этом году один из акционеров трубопровода, компания «КТК-Р», впервые за много лет решила выплатить дивиденды всем своим акционерам и направила на это ни много ни мало 48 млрд рублей. Какие сверхприбыли выводили на свои счета иностранные акционеры, даже думать страшно. Какие уж тут капитальные вложения и тем более внедрение новых экологических стандартов, не правда ли?

Выгода акционеров является единственной целью ведения бизнеса, любят повторять неолиберальные экономисты. Но обществу совершенно незачем жить по этим законам. Пожалуй, единственный способ снизить число и масштабы таких аварий - это сделать их крайне невыгодными для собственников. Не только в репутационном плане, но и в сугубо материальном. Громадный штраф, который был выписан «Норильскому никелю» за разлив дизеля на Таймыре (почти 150 млрд рублей), показывает, что государство учится действовать в подобных ситуациях жестко и принципиально. Штраф, кстати, был оперативно выплачен, заметно повысив бюджетную обеспеченность страны. Теперь хотелось бы ожидать от государства не только принципиальности, но и последовательности.

«ШТРАФЫ БЫВАЮТ ПРОСТО СМЕШНЫМИ»

- По итогам аварии в Черном море штраф должен быть такой, который полностью компенсирует ущерб, нанесенный окружающей среде. Какой именно - должен подсчитать суд. Но ни в коем случае нельзя сейчас делать скидку на пиар-усилия непосредственного виновника ЧП. Такие компании любят показательно принимать участие в ликвидации последствий аварии. Начинается такая бурная кипучая деятельность под лозунгом «Нам не все равно». Вот на это государство не должно обращать ровно никакого внимания, а должно взять свое по полной программе. Речь может идти даже о полной приостановке деятельности нефтепровода до возмещения ущерба в полном объеме и устранения всех нарушений, - уверен руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных исследований Василий Колташов.

- На самом деле, в российском законодательстве предусмотрены очень маленькие штрафы за экологические нарушения, они могут составлять десятки или сотни тысяч рублей, что просто смешно для крупных компаний. Но обязанность полностью возместить ущерб - совсем иное дело, и прецедент, созданный решением по «Норникелю», внушает надежду, что он будет применен и в других случаях, - говорит представитель российского отделения Greenpeace Василий Яблоков.

- В теории катастроф хорошо известен такой феномен: если не вкладываться в модернизацию оборудования, то до какого-то момента все это может сходить с рук. Но затем число инцидентов начинает возрастать лавинообразно. Поэтому существуют резонные опасения, что подобные ЧП будут повторяться, - отмечает эксперт ОНФ Илья Рыбальченко.

Да, разумеется, никто в здравом уме не будет протестовать против самой идеи перекачки и перевалки нефти по российской территории даже иностранными компаниями. В конце концов, наш бюджет имеет доходы с транзита. Но это не значит, что государственные власти как выразители интересов российского народа могут мириться с тем, что труба и морской терминал морально устарели, не обслуживаются должным образом и служат только в качестве инструмента быстрой прибыли. Требования, во-первых, немедленной модернизации оборудования «КТК» до современных стандартов, а во-вторых, всеобъемлющей компенсации за причиненный ущерб представляются тем минимальным счетом, который должно выставить по результатам произошедшего ЧП. А иначе никаких выводов не будет сделано.