В мире6 сентября 2021 14:16

Грацию белорусских протестов приговорили к 11 годам тюрьмы

Единственная из трех женщин — лидеров провалившейся революции - 2020 в Минске, не убежавшая заграницу, Мария Колесникова получила свой срок
Мария Колесникова получила 1 лет тюрьмы.

Мария Колесникова получила 1 лет тюрьмы.

Фото: REUTERS

Я помню тот солнечный августовский день, когда Мария Колесникова сделала демонстративный шаг через черту, отделявшую свободу от тюрьмы или иммиграции. И стало ясно, что одна из трех Граций (так называли тройку оппозиционерок - жену арестованного кандидата в президенты Тихановского - Светлану, представителя кандидата в президенты Бабарико - Колесникову и супругу еще одного сбежавшего заграницу кандидата в президенты Цепкало) пойдет до конца.

Это случилось год назад у кинотеатра «Киев» в Минске, где собрались противники Лукашенко. На маленькую площадку сбились несколько тысяч человек, подоспевшая милиция аккуратно оцепила площадь. Диджеи (там должен был проводиться городской праздник) включили песню Цоя «Мы ждем перемен». Этого смельчака вместе со звукооператором арестуют за песню на 10 суток. Как они потом расскажут, их бил аж сам зам. министра внутренних дел. Потом они сбегут заграницу...

Но это будет потом.

А пока народ от души митинговал. Ожидая, что к нему сейчас явятся те самые Грации – символы борьбы с Лукашенко. В первую очередь Тихановская.

Я видел, как подъехала ее машина. Как Светлана нерешительно вышла из нее, сделала шаг и остановилась...

Телохранители аккуратно взяли Тихановскую за локоток, усадили обратно и увезли...

Причем не ясно, кто принял решение – кандидат в президенты Светлана? Или кто то еще?

И тут явилась Колесникова.

Толпа вскинулась. Закружила.

Мария попыталась войти на площадь с одной стороны – ее остановила полиция. С другой - и там кордон. Колесникова невозмутимо пожимала плечами и шла дальше, а за ее плечами уже формировались колонны. Скоро милиция стала неактуальна, ее не замечали. Колесникова вела тысячи людей к центру города.

И когда уже казалось, что Минску вместо выборов предстоит революционная ночь, Колесникова останавливается, шлет воздушный поцелуй, говорит: «Хорошей вам прогулки. Вот мой дом». И исчезает во дворах.

Выборы еще не прошли. Власть и народ еще не осатанели.

И белорусы (все-таки странный у них характер) аккуратно помещаясь в тротуары и переходя дорогу только на зеленый свет, растеклись по городу...

Именно тот день, как мне показалась, Колесникова «сказала» белорусской власти самое кощунственное, самое преступное из возможного и невозможного: «Я тебя не боюсь».

И именно Колесникова после выборов стала единственной из трех Граций, кто не уехала из страны. Сначала сбежала Цепкало. Потом Тихановская.

И только Колесникова с иррациональным упрямством возглавляла Координационный совет оппозиции в те дни, когда лишь членство в нем потенциально «стоило» 5-6 лет тюрьмы.

Но власть не хотела арестовывать последнюю из Граций, прекрасно понимая – сломленный, шепчущий извинения в видеокамеру враг (вроде Романа Протасевича) – победа. Сбежавший заграницу – ничья. А вот упрямец, севший в тюрьму – поражение. Тем более если она женщина.

Власть упорно хотел свести партию хотя бы вничью (как в случае с Тихановской). Колесникову уже вывозили из Белоруссии, что бы вышвырнуть на Украину.

Но она... Порвала свой паспорт (чтоб не пройти погранконтроль). Прямо на глазах спецназа.

Она сама сожгла мосты к своему же спасению.

Дороги заграницу теперь у нее нет.

А у власти нет выбора.

Оставлять на свободе противника, который полностью лишен инстинкта самосохранения, который танцует и улыбается в клетке суда... значит – тоже этого инстинкта не иметь.

И у власти, как в цугцванге, теперь лишь вынужденные ходы.

11 лет колонии.

Цифры устрашающие. Но все в Белоруссии понимают, что в местной реальности они ничего не значат.

Одно видео с извинениями. Одно раскаяние. Одно покаянное письмо, и Колесникова мгновенно превратится в ценную белорусскую валюту по торговле с Западом. Тогда ее смогут отдать европейцам под фирменные минские речи о многовекторности и налаживании сотрудничества с ЕС. И Западу придется пойти на это - чтобы избежать критического сближения Минска с Москвой...

Вот только если сама Колесникова согласится выйти из тюрьмы.

Только если она снова не порвет свой паспорт.

Только если последняя из белорусских Граций не решила переупрямить самого Лукашенко. И не станет ждать его ухода. Пусть за решеткой. Но в Белоруссии.