Премия Рунета-2020
Россия
Москва
0°
Звезды6 сентября 2021 21:40

Венеция-2021: «Большое движение» к «Утраченным иллюзиям»

На старейшем в мире кинофестивале протестуют против абортов и вспоминают Бальзака
Кадр фильма «Событие».

Кадр фильма «Событие».

Французский конкурсный фильм «Событие» (L'événement) Одри Диван напоминает о тех страшных временах, когда аборты в стране свободы, равенства и братства были запрещены и тем, кто подпольно его сделал, грозило заточение в тюрьму.

Героине фильма сильно не повезло: она залетела практически в момент потери девственности и была вынуждена разбираться с последствиями в ситуации 1963 года, когда ей никто не может помочь: за помощь таким, как она, тоже грозит тюрьма.

«Я хочу детей, но тогда, когда сама их захочу!» - такова позиция героини, не желающей превращаться в домохозяйку, а желающей - какой ужас! - учиться и развиваться как личность. Истории абортов не раз и не два служили иллюстрацией косности, консервативности, лицемерия, жестокости общества, готового ради «приличий» мириться со страданьями и смертями женщин, проблема «События» только в том что он далеко не первый в этом ряду и большим событием вряд ли станет.

«Ящик» (La caja) - ещё один минималистский удар из Латинской Америки от венесуэльца Лоренцо Вигаса, обладателя «Золотого льва» за картину «Издалека». Это притча о коррупции, пронизывающей все сферы жизни, даже семейные отношения, о символическом отказе от отца, о борьбе добра и зла в душе (очень молодого) человека. При этом никакой высокопарности: в фильме кроме сюжета как будто ничего нет (даже музыки). Мальчик получает на руки ящик с остатками отца, погибшего в результате чьей-то или его собственной криминальной деятельности, но тут же встречает субъекта, подозрительно на отца похожего. Тот работает в криминальном пошивочном бизнесе (то, что носят многие из нас, шьётся в невыносимых условиях людьми из третьего мира получающими гроши за 14-часовой рабочий день), и скоро мальчик становится его правой рукой, с арматурой в руке защищая семейный бизнес. Но хочет ли он этого и нужен ли ему такой отец?

Кадр фильма «Ящик».

Кадр фильма «Ящик».

«Утраченные иллюзии» (Illusions perdues) Ксавье Джанноли напоминает о величии Бальзака как знатока человеческой натуры и человеческих отношений, матрица которых не меняется столетиями. Главный герой из низов пробивается к вершине пищевой цепочки, попутно пытаясь сохранить себя как творческую и человеческую единицу. Путь пролегает через постель светских дам, полезные знакомства, статусные дружбу или вражду, готовность в нужный момент продаться и переметнуться на другую сторону, оставаясь тем не менее «в рамках приличий» и «в мире с самим собой». Всю эту человеческую комедию мы неоднократно видели и сами переживаем ее вот прямо сейчас. Хочется прямо сесть и читать Бальзака, но поскольку этой мечте вряд ли осуществиться, хорошо, что есть большой, высокобюджетный фильм Ксавье Джанноли.

Кадр фильма «Утраченные иллюзии».

Кадр фильма «Утраченные иллюзии».

Тему латиноамериканского мрака продолжает показанная в конкурсе «Горизонты» вещь из Боливии «Большое движение» (El Gran Movimiento) - она вновь предоставляет возможность общественности стран «первого мира» убедиться в привилегированности своего положения и ужаснуться тому, как обстоят дела в странах мира «третьего». Персонажи концептуального эксперимента Киро Руссо, шахтеры, неделю шли пешком в город, чтобы искать здесь работу на рынке. Рисуя их невообразимую жизнь, фильм не становится физиологическим очерком, а взрывает себя изнутри то вспышками магического реализма (один из героев, бомж, ассоциируется с белой собакой), то музыкальным номером, то видеомонтажом, достойным экспозиции музея современного искусства, то глубоко оправданным поэтическим наплывом, достойным лучших фильмов Венецианского фестиваля.

Кадр фильма «Большое движение».

Кадр фильма «Большое движение».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Венеция-2021: Между адом и «Павлиньим раем»

На старейшем в мире кинофестивале показали половину программы. Ее комментирует кинообозреватель «КП» (подробности)