Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Общество28 сентября 2021 22:00

Внебрачную дочь Тургенева воспитывала его любовница Полина Виардо

Как сложилась судьба внебрачной дочери Тургенева, рожденной белошвейкой Дуняшей от классика русской литературы
Иван Сергеевич так и не завел семью.

Иван Сергеевич так и не завел семью.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Иван Сергеевич был настоящий русский богатырь, под два метра ростом. Красавец, писатель с мировым именем, умен, образован, богат. Многие светские дамы вздыхали по нему, мечтая свести под венец. Но он так и не завел семью.

Отец увел невесту

Причина - юношеская душевная травма. О чем он поведал в автобиографической повести «Первая любовь». Герой влюбился в соседку по даче княжну Зинаиду. Но та предпочла стать любовницей… его отца. В жизни княжну звали Екатерина Шаховская. Ей было 19, поэтесса. Ивану - 15. Родной отец отбил у него первую любовь, разбив сердце будущего писателя. (Недаром Варвара Петровна Тургенева в письмах сыну называла княжну Шаховскую «поэткой» и «злодейкой».)

Сергей Николаевич Тургенев был большой ловелас, этакий орловский Дон Жуан. Сын изящно называл его «великим ловцом пред Господом». На помещице Варваре Лутовиновой, некрасивой старой деве, на шесть лет старше, полковник женился по расчету. У нее было 5 тысяч душ крепостных, у него - всего 150. Жена долго прощала ему многочисленные измены, хотя и закатывала скандалы. Из-за истории с княжной, вечных ссор отца и матери у Ивана сложилась боязнь семейной жизни.

В молодости был страстный роман с сестрой друга, будущего революционера Бакунина Татьяной. Но свадьбы не случилось, хотя к этому шло. Как позже с дальней родственницей Ольгой Тургеневой. Уклонился классик от близких отношений с влюбленной в него баронессой Юлией Вревской. Та с отчаяния уехала медсестрой на Русско-турецкую войну, заразилась тифом и умерла в грязном сарае на соломе. Любимая сестра Льва Толстого Мария из-за Тургенева даже развелась с мужем, семейным деспотом, державшим в усадьбе целый гарем крепостных девок. Но писатель и на ней не женился. Мария ушла в монастырь. Последней его любовью в 61 год стала 25-летняя актриса Мария Савина. Но тоже не сложилось. По вине робкого классика.

Потерянный сын

Зато он вольготно чувствовал себя с крепостными «афродитами». Понравилась, например, горничная двоюродной сестры Елизаветы. Кузина запросила за Фетистку аж 700 рублей! Хотя в середине XIX века дворовых девок в России продавали не дороже 50 руб. Очарованный братец не стал торговаться.

В 1865 г. Тургенев писал приятелю И. И. Маслову, служившему в Московской удельной конторе: «У меня в 1851-м, 2-м и 3-м годах жила девушка по имени Феоктиста, с которой я имел связь. Я впоследствии помог ей выйти замуж за маленького чиновника морского министерства - и она теперь благоденствует в Петербурге. Отъезжая от меня, она была беременна, и у ней в Москве родился сын Иван, которого она отдала в Воспитательный дом… Я направил ее к тебе с тем, чтобы ты помог ей в его разысканиях. Если Иван отыщется, то я бы готов был поместить его в ремесленную школу и платить за него».

Увы, за 12 лет следы незаконнорожденного сына затерялись.

Лишь однажды Тургенев сам заговорил о свадьбе. В 22 года в Спасском увлекся белошвейкой Дуняшей. Та забеременела. Благородный Иван решил на ней жениться. Мать закатила жуткий скандал. Сын сбежал в столицу.

В Петербурге закрутил роман с французской певицей Полиной Виардо. Сутулая, глаза навыкате. На лицо невозможно смотреть в анфас, утверждал художник Репин. «Он жалок ужасно, - переживал за друга Лев Толстой. - Страдает морально так, как может страдать только человек с его воображением…»

«Околдовала тебя проклятая цыганка!» - писала мать, побывав на концерте Виардо в Москве. «Маман, она не цыганка, она - испанка…» - отвечал Иван.

40 лет, до конца дней своих, нес крест мученической любви к Полине. К ней, «на краешек чужого гнезда», возвращался от Толстой, Вревской, Савиной. Годами жил в ее доме или снимал жилье рядом.

Барышня-крестьянка

Пелагея, дочь богатого русского классика и белошвейки, окончила свои дни в Париже в нищете. Фото: Wikimedia Commons

Пелагея, дочь богатого русского классика и белошвейки, окончила свои дни в Париже в нищете. Фото: Wikimedia Commons

В 1850 г. Варвара Петровна заболела. И вызвала сына из Парижа от «проклятой цыганки». Дома его ждал сюрприз. «Я обнаружил здесь мою дочку, 8 лет, разительно на меня похожую, - сообщил он Виардо. - Глядя на это бедное маленькое создание, я почувствовал свои обязанности по отношению к ней - и я их выполню - она никогда не узнает нищеты - я устрою ее жизнь как можно лучше».

Писатель не знал, что белошвейка Дуняша родила Пелагею. Годовалую девочку Варвара Петровна забрала в имение. Не сообщив сыну. И любила похвастаться перед гостями «шалостью» отпрыска. Мол, посмотрите, на кого она похожа? Пелагея лицом была вылитый Тургенев. Но внучкой незаконнорожденную Палагу барыня не признала. Девочку держали в черном теле. «Вся дворня злорадно называла ее барышней, и кучера преднамеренно заставляли ее таскать непосильные ей ведра с водою», - жаловался Тургенев другу - поэту Фету.

Певица мигом смекнула, что здесь пахнет хорошими деньгами. Супруги Виардо были очень меркантильны. Луи, старше Полины на 21 год, сразу закрыл глаза на ее связь с богатым «русским медведем». В ответном письме Виардо предложила воспитывать девочку вместе со своей родной дочерью. Тургенев в честь любимой переименовал Пелагею в Полинетт, отправил в Париж. Щедро оплачивал певице ее содержание. Так что еще и дочерью «проклятая цыганка» привязала к себе классика. Сам же Иван Сергеевич надолго застрял в России.

В Париж вернулся спустя шесть лет. «Моя дочка очень меня радует. По-русски забыла совершенно - и я этому рад. Ей не для чего помнить язык страны, в которую она никогда не возвратится». У самой Виардо родились еще две дочери. Вскоре - сын. Полинетт ей стала обузой. Пришлось Тургеневу отдать дочь в частный пансион. Но там она «стала скучать, хиреть и, видимо, страдала». Забрав дочь из пансиона, классик поселился с ней в Париже. Выписал английскую гувернантку. «Вы не можете себе представить, как мне хочется вернуться в Россию, - писал он графине Ламберт. - Только бы отдать дочь за порядочного человека замуж, и я бы получил свободу».

Графиня, другие знакомые стали искать выгодную партию для его дочери. Поиски затянулись, несмотря на обещанное огромное приданое. Полинетт, «будучи молодым Иваном Сергеевичем в юбке, не могла предъявлять ни малейшей претензии на миловидность», - вспоминал Фет. Но главная проблема - статус незаконнорожденной.

«Ненасытная бездна»

Тургенев 40 лет нес тяжкий крест любви к певице Полине Виардо.

Тургенев 40 лет нес тяжкий крест любви к певице Полине Виардо.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Лишь в 1865-м отыскался жених. Владелец стекольной фабрики Гастон Брюэр, на 7 лет старше невесты. Видно, прельстился 150 000 франков приданого! Полинетт, сменив православие на католичество, обвенчалась с ним в парижском храме. «Зять мой - прекрасный, дельный, простой и добрый малый, - радовался Иван Сергеевич. - Он выводит мою дочь из ложного положения, в котором она находилась, и избавляет меня от великой ответственности».

Но продолжал помогать молодоженам. В 1872 г. у Тургенева появилась внучка Жанна, в 1875-м - внук Жорж. Опять расходы! «Моя дочь с воплем и слезами обратилась ко мне, прося дать ей в руки те 30 000 фр., которыми должен был пополниться капитал, принадлежащий ее детям… Сначала я отказывался с твердостью, предвидя, что эти 30 000 фр. будут проглочены той же самой ненасытной бездной».

Добрый малый Гастон, увы, оказался никудышным капиталистом. Обанкротился. Стал пить, поднимал на жену руку. Полинетт с детьми сбежала от мужа в Швейцарию. На полное содержание отца.

Другая «ненасытная бездна» - семья Виардо - тоже требовала денег. Сама Полина давно потеряла голос, концертные гонорары кончились. Муж парализован после инсульта. Дочери выросли, нужно приданое. Тургенев все чаще отправлялся в Россию, продавал то рощу, то село, имение…

В сентябре 1883 г. рак свел классика в могилу. Ему было всего 64. Последние месяцы жил на морфии и умер на руках овдовевшей в тот год Виардо. По завещанию ей одной досталась зарубежная недвижимость Тургенева, все права на изданные и будущие произведения. А печатали его охотно. Болезненная страсть к «проклятой цыганке» оказалась сильнее отцовских чувств.

Дочь Тургенева с детьми осталась без средств к существованию. Она пыталась судиться с Виардо, но незаконнорожденные тогда не имели никаких прав. Пришлось возвращаться в Париж и зарабатывать на жизнь уроками. Не сдержал отец давней клятвы, что дочь никогда не узнает нищеты. Все забрала любовница.

В 1917 г. угасла дочь Ивана Сергеевича. Тоже от рака. Спустя 5 лет скончался внук Жорж. Бездетный. В 1952-м грузовик сбил возле дома 80-летнюю Жанну. «Старая француженка, скромно одетая, жила бедно и одиноко, - вспоминал писатель-эмигрант Борис Зайцев. - Она закончила собой нерадостную линию тургеневского потомства, в самом корне которого лежало нечто неправильное и горькое…»

Впрочем, была одна тайна в жизни Тургенева. После разлуки он вернулся в Париж к Виардо в сентябре 1856 г. Ровно через 9 месяцев та родила Поля. Счастливый Тургенев послал любимой телеграмму: «Hurrah! Ура! Lebehoch! Vivat! Evviva! Zito!» Уверенный, что это его сын. Но вскоре узнал об очередном «милом друге», которого Полина завела в его отсутствие. Художнике Ари Шеффере. Впрочем, когда Поль вырос, стал музыкантом, Тургенев подарил ему скрипку Страдивари! Некоторые исследователи полагают, что Поль все же был его сын. Умер скрипач в 1941-м.

Дуэль на охотничьих ружьях!

Автор «Записок охотника» был метким стрелком. Н. Д. ДМИТРИЕВ-ОРЕНБУРГСКИЙ «Портрет И. С. Тургенева в костюме охотника», 1879 г.

Автор «Записок охотника» был метким стрелком. Н. Д. ДМИТРИЕВ-ОРЕНБУРГСКИЙ «Портрет И. С. Тургенева в костюме охотника», 1879 г.

Из-за Полинетт в русской литературе едва не случилась трагедия сродни пушкинской, лермонтовской. В мае 1861 г. Тургенев и Толстой гостили у поэта Афанасия Фета. За завтраком Иван Сергеевич стал рассказывать, как его дочь в Париже занимается благотворительностью. Собственноручно штопает худую одежду беднякам! «А я считаю, - возразил Толстой, - что разряженная девушка, держащая на коленях грязные и зловонные лохмотья, играет неискреннюю, театральную сцену». Слово за слово - и взбешенный Тургенев крикнул: «Замолчите, или я вам дам в рожу!» И умчался в Спасское. Толстой послал ему вызов на дуэль. Не на пистолетах или шпагах, как было принято, а на… охотничьих ружьях. Чтоб наверняка!

Тургенев еще не дописал роман «Отцы и дети», а Толстой только через пару лет приступит к «Войне и миру». Оба заядлые охотники. Тот, кому выпал бы жребий стрелять первым, точно не промахнулся бы.

К счастью, Фет в последний момент предотвратил дуэль. Но целых 17 лет классики не общались!