Звезды8 октября 2021 1:00

Дочь Юлиана Семёнова: «Нельзя писать о разведке, не общаясь с разведчиками»

Сегодня 90 лет со дня рождения знаменитого писателя, автора популярных политических детективов, «отца» легендарного Штирлица
Сегодня 90 лет со дня рождения знаменитого писателя, автора популярных политических детективов, «отца» легендарного Штирлица. Фото: Владимир Савостьянов/Фотохроника ТАСС

Сегодня 90 лет со дня рождения знаменитого писателя, автора популярных политических детективов, «отца» легендарного Штирлица. Фото: Владимир Савостьянов/Фотохроника ТАСС

Накануне дня рождения Юлиана Семёнова мы побеседовали с его младшей дочерью Ольгой. Она рассказала, что 8 октября в день рождения её знаменитого отца в Доме книги на Новом Арбате пройдет презентация книжки «Юлиан Семенов. Уполномочен заявить».

- Её автор - Шод Саидович Муладжанов, главный редактор «Московской правды», добрый друг моего отца. Он привлек меня к работе, - говорит Ольга Семёнова. - Благодаря консультанту дома-музея Юлиана Семенова, историку Алексею Репину мы нашли уникальные дневниковые записи отца. Мне казалось, что папины архивы я основательно проштудировала. Ничего подобного. Когда профессиональный историк начинает работать с архивом писателя, он делает открытия. Репин обнаружил повести, рассказы, дневники отца, о существовании которых раньше мы не знали. Они лежали в коробках, которые я просмотрела. И ничего нового не увидела, а Репин нашел. Это все вошло в книгу. Вошли даже рассказы моего деда Семена Александровича Ляндреса, книгоиздателя известного.

Международная пешая экспедиция "Трансарктика". Советский писатель Юлиан Семенов во время посещения экспедиции, 1989г. Фото: Валентин Кузьмин/Фотохроника ТАСС

Международная пешая экспедиция "Трансарктика". Советский писатель Юлиан Семенов во время посещения экспедиции, 1989г. Фото: Валентин Кузьмин/Фотохроника ТАСС

Папин отец очень любил русскую литературу и хорошо писал, кстати. Вошли воспоминания друзей. Приветственное слово написал Сергей Евгеньевич Нарышкин, руководитель Служба внешней разведки, который поблагодарил папу от лица всех разведчиков. И это дорогого стоит, я этим очень горжусь. Так что приглашаю всех почитать эту книжку, она скоро поступит в продажу.

КОРОЛЬ ДЕТЕКТИВА – ТОНКИЙ ЛИРИК

- До сих пор гуляют слухи, что Юлиан Семенов был связан с КГБ, выполнял задания комитета в своих многочисленных журналистских командировках...

- Когда я разговаривала об этом с Вячеславом Ервандовичем Кеворковым, прототипом полковника КГБ Виталия Славина в «ТАСС уполномочен заявить» (эту роль в фильме играл Юрий Соломин – Ред.), он мне сказал: «Твой отец никогда не был сотрудником Комитета госбезопасности». Но, конечно, у папы были колоссальные связи и знакомства в этом ведомстве. Юрий Владимирович Андропов очень ценил папино творчество, многие профессиональные контрразведчики приходили к нам домой. Они консультировали отца, со временем стали папиными близкими друзьями. Нельзя писать о разведки, не общаясь с разведчиками.

Дочери Юлиана Семенова Дарья и Ольга (слева направо) во время открытия памятника писателю и журналисту Ю.Семенову у отеля "Ореанда". Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

Дочери Юлиана Семенова Дарья и Ольга (слева направо) во время открытия памятника писателю и журналисту Ю.Семенову у отеля "Ореанда". Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

Но отец действительно мог бы стать разведчиком, или дипломатом: он учился в Институте восточных языков. Это был военный вуз, откуда ребята уже выходили с погонами. Многие папины однокурсники стали не просто дипломатами, а разведчиками. Но для папы эта дорога была закрыта: его отца посадили на два года. Мой дед Семён Александрович Ляндрес был помощником Бухарина, за что уже после войны, которую он провел на фронте как военный корреспондент, попал под репрессии. (После ареста 29 апреля 1952 отца Юлиан Семёнов был отчислен с последнего курса и исключен из комсомола – Ред.). Но вскоре умер Сталин. Моего деда полностью реабилитировали. Папу моментально восстановили в институте, в комсомоле. Евгений Максимович Примаков его отстаивал, спасал. Они вместе учились, были друзьями.

После института он преподавал в МГУ пушту и одновременно учился там же на историческом факультете.

Но тогда он влюбился по уши в нашу маму, красавицу Катеньку, приемную дочь Сергея Владимировича Михалкова, дочку Натальи Петровны Кончаловской. Вместо того, чтобы писать диссертацию на истфаке, он стал писать лирические рассказы. Он писал замечательные стихи. Мы их тоже опубликовали.

Советский писатель Юлиан Семенович Семенов, 1976г. Владимир Савостьянов/ТАСС

Советский писатель Юлиан Семенович Семенов, 1976г. Владимир Савостьянов/ТАСС

- Неожиданная грань таланта короля детектива.

- Да, это так. Папа с детства здорово писал. Поэтому он ушел в журналистику. Что же касается якобы доступа к закрытой информации - всё это слухи, которые распространяли завистники отца.

«17 мгновений весны» основано на абсолютно открытой информации - переписке Сталина с Черчиллем и с Рузвельтом. Она была опубликована. Никто не открывал закрытые архивы специально для Юлиана Семенова.

В конце 60-х годов Юрий Владимирович Андропов пригласил папу на Лубянку. «Юлиан Семёнович, многие знания – многие печали, - сказал ему тогда Андропов. - Есть открытые источники, пользуйтесь ими, читайте». Кстати, Юрий Владимирович был первым читателем романов отца, папа ему всегда их присылал.

Дочь Юлиана Семенова Ольга во время открытия памятника писателю и журналисту Ю.Семенову у отеля "Ореанда". Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

Дочь Юлиана Семенова Ольга во время открытия памятника писателю и журналисту Ю.Семенову у отеля "Ореанда". Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

«ОСТАЛЬНОЕ ВЫДУМАЮ»

Действительно, у отца была колоссальная библиотека, он был человеком энциклопедических знаний, в совершенстве владел английским, прекрасно говорил на немецком, на испанском, пушту, фарси. Пять языков, кроме родного русского. Отец много читал на разных языках и находил интереснейшие факты. Он очень хорошо работал с архивами.

Единственный раз, когда он получил доступ к секретным документам, когда писал «ТАСС уполномочен заявить». Он получил доступ к делу Александра Огородника. Знаменитому Трианону, советскому дипломату, завербованному ЦРУ, которого наши спецслужбы раскрыли. Папу тогда пригласил Вячеслав Кеворков к себе в кабинет и сказал: «Юлиан, читай, вот здесь очень много интересного». Папа просмотрел документы и после сказал: «Остальное я выдумаю». У него был большой писательский талант. А те, кто не обладал таким талантом, говорили, мол, Семёнову сливают информацию, всё за него пишут литературные негры. Никто за него ничего не писал. Огромный-огромный писательский талант. Он мог сделать конфетку из какого-то обрывочного факта. Мог допридумать сюжет, создать характер.

ДОМИК В КРЫМУ

- У вашего отца была интересная насыщенная жизнь. Но он был все время занят. На двух дочерей времени не хватало, наверное? Какие у вас остались детские воспоминания об отце? Допустим, пошли с отцом на рыбалку, или в лес за грибами, или он вам поймал ежика...

- Помню, мы ездили с папой на рыбалку на Черное море. В Пицунде. Папа рвет зубами маленьких рыбешек, насаживает их на крючок…Он хотел поймать катрана, черноморскую акулу. И он ее поймал. Хорошо помню папины застолья с друзьями, на которые он нас всегда брал. Наши совместные путешествия на юг, наши выходные на даче в поселке «Советский писатель» на Пахре. Папа гулял с нами по аллейкам, раскланиваясь с Константином Симоновым, с Юрием Бондаревым, с Викторией Токаревой…Он был идеальным отцом. Мы не слышали от него «я занят». Притом, что он работал 24 часа в сутки.

- Между вами и старшей сестрой Дарьей была ревность из-за отца?

- Нет, ревности не было. Отцовской любви хватало на обеих. Даша на 9 лет старше меня, в детстве она была для меня немножко маленькой мамой. Даша гениальная художница. Она говорит, что ей легче нарисовать, чем рассказать. Хотя рассказывает она феноменально, очень образно.

Я стала директором дома-музея отца «Вилла Штирлица» в Крыму. После воссоединения Крыма с Россией можно было сделать нормальный частный музей с бесплатным входом. Даша приезжает туда регулярно, привозит великолепные картины. Недавно она подарила портрет папы, который сама написала. Я чувствую поддержку сестры, с ней часто советуюсь, у нее безукоризненный вкус.

Кстати, сейчас она в Крыму, юбилей отца хочет встретить в его кабинете.

- Ольга, скажите, а как этот домик в Крыму отец получил?

- Ну, как? Комитет госбезопасности разрешил приобрести этот домик. Это был 1982-й год. Папа только вернулся из Германии, где он работал собкором «Литературной газеты» по Западной Европе. У него обнаружили проблемы с легкими, которые он заработал во Вьетнаме (был там военным корреспондентом газеты «Правда). Нашли туберкулез. В Москве с октября по март у него постоянно был кашель и температура. И он уезжал в Крым, чтобы там работать. Промыкавшись так много лет по квартирам друзей и домам творчества, он решил приобрести в Крыму что-то свое. Ему было уже за 50. Тогда ты не мог приобрести жилье в союзной республике, если не откажешься от прописки в Москве. А ему разрешили иметь две прописки. Он сохранил московскую прописку и получил прописку в маленькой деревушке, которая раньше называлась Мухалатка, а сейчас - Олива. Это 30 километров от Ялты в сторону Севастополя, недалеко от Фороса и совсем рядом с правительственными дачами, где и теперь отдыхают первые лица государства. Очень хорошее место, красивое, живописное. Все свои последние произведения о Штирлице он написал там.

Он купил жуткую развалюху в 22 кв. метров на склоне холма. Но сделал красивые террасы, построил маленький домик. Ему разрешили надстроить второй этаж, как книгохранилище. В Мухалатку приезжал барон фон Фальц-Фейн, папин друг, знаменитый русско-немецкий меценат. Там постоянно была очень активная культурная жизнь. Бывал в гостях у отца Лев Аннинский, Никита Михалков, Алла Пугачева. Папе там было очень комфортно.

Это горная местность, до моря далековато, нужно ехать в Форос. Настоящая деревенька, где у соседей есть козы, коровы, курочки. Папа там любил гулять со своей собакой Рыжим, овчаркой, которую ему подарили пограничники.

Кадр из фильма «17 мгновений весны»

Кадр из фильма «17 мгновений весны»

ВНУКИ: ПИАНИСТ, БАНКИР И ФЕРМЕР

- Ваша старшая сестра Дарья одно время жила на Кипре...

- Она жила в Лондоне со своим мужем, писала там картины, потом уехала на Кипр, писала там. Но сейчас она живет в Москве, с возрастом лучше всего пишется на родине.

- Вы много живете во Франции…

- Влюбилась 30 с лишним лет назад в гражданина Франции. Но я всегда оставалась русской. Все, что происходит у нас в стране, мне значительно интереснее, важнее, чем то, что происходит во Франции, хотя Францию я тоже люблю.

- Чем занимаются внуки Юлиана Семенова?

- Трагически погиб Дашин сын Максим. А её Филипп (сыновья Дарьи Семеновой от телеведущего Алексея Бегака – Ред.) - замечательный парень, очень умный и деловой. У него фермерское хозяйство в Брянской области — двести гектаров земли, на которых он выращивает тыквы. Держит коров, овечек, делает потрясающую ветчину. Кстати, папа в свое время мечтал разводить животных, рыб, лошадей. У отца была хорошая деловая жилка. И у Филиппа она есть. Моя дочь Алиса прекрасно рисует, но работает она в банке, ничего не поделаешь. Сын Юлиан, которого я назвала в честь деда, пианист, лучший выпускник Женевской консерватории, кроме того он закончил Парижскую консерваторию. Даёт концерты в России. Ему 26 лет. Он будет играть на вечере памяти отца в Доме литераторов. Наконец, сбылась мечта моей бабушки Натальи Петровны Кончаловской, она мечтала сделать пианистами своих внуков, своих сыновей и свою дочку - мою маму.

- Андрей Сергеевич Кончаловский, ваш дядя, все-таки учился в консерватории…

- Да. Но он не стал профессиональным пианистом. Он - режиссер.

ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ

- По официальной версии, ваш отец умер в 61 год от инсульта. Но до сих пор ходят слухи, что ему помогли уйти в мир иной. Есть много версий на тему, кто мог быть заинтересован в его смерти. Он искал пропавшую в годы войны Янтарную комнату, написал книгу об убийстве актрисы Зои Федоровой «Тайна Кутузовского проспекта». Возможно, он зашел слишком далеко в своих журналистских расследованиях. Слишком много знал, мог кому-то мешать. У него были конкуренты в издательском бизнесе. Вы какой версии придерживаетесь?

- История поисков Янтарной комнаты – очень страшная и загадочная. Эту версию нельзя сбрасывать со счетов. В «Тайне Кутузовского проспекта», последнем детективном романе отца, он предупреждал о грядущем развале Советского Союза, который готовили некоторые представители партийной номенклатуры, теневой экономики и силовики. Неслучайно вскоре после выхода этого романа в газете «Совершенно секретно» был отравлен папин заместитель Александр Плешков, 42-летний и крепкий парень. Потом зарубили Александра Меня, он был членом редколлегии «Совершенно секретно». Папа тяжело переживал их смерть. В результате нервного напряжения у него случился инсульт. Когда он лежал в больнице какие-то неизвестные люди зашли к нему в палату, о чем-то они говорили, после этого у него случился второй инсульт… Да, у отца была гипертония. Но если об этом знать, достаточно лишь немножко подтолкнуть человека, чтобы его хватил удар… Я считаю, именно это и случилось.