Дом. Семья8 октября 2021 1:04

Любовь для тех, кому за 40

Как меняются отношения, как меняется ощущение себя в паре, когда ты взрослый
Анна МИЛЛЕР
А на кой черт это все надо?

А на кой черт это все надо?

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

До сорока ты растешь и уговариваешь, убеждаешь себя в том, что мужчина тебе ничего не должен, ты сильная, самостоятельная и можешь вкрутить все лампочки мира сама. Ты суетишься, чтобы быть полезной и удобной. Потому что ведь никто тебе не должен, но надо, чтобы хвалили и любили. Ты говоришь себе, что каждый за себя и нечего ждать от мужчины романтики из кино. И ты не ждешь и стараешься. То есть все равно ждешь, конечно, но стараешься.

Но в 40 с чем-то закрадывается мысль: а на кой черт это все надо, если он ничего не должен, если ты все сама плюс все сама для него? Нет, понимаешь ты в 40 с чем-то, давай-ка по гамбургскому счету.

Мы либо в танке, где оба воюют и не спят, смотрят в одну сторону, подхватывают друг друга, доверяют, заботятся, помогают, а потом оба побеждают, либо… Не может быть тут никаких «либо». Когда один говорит: «У меня режим, я спать, а ты туши горящие избы, останавливай на скаку коней, развлекай детей, вари свой дурацкий борщ», а второй (или вторая) остается в танке в полном одиночестве с миллионом задач и без сил… Когда один может болеть с условиями, может ходить в кино, тратить, сколько хочет, не отчитываться, быть свободным, а другой - всегда в танке… Когда один живет, а другой обслуживает… Это не любовь. Это не вместе. Это нечестно.

В 40 с чем-то ты четко понимаешь: ок, он мне ничего не должен, это правда. Но и я тогда ничего не должна. Потому что я живу свою одну драгоценную жизнь для себя. И с удовольствием буду жить ее с тем, кто со мной, кому я важна, кто дарит мне на день рождения то, о чем я мечтала, кто моет посуду, не потому что я иначе его побью, а потому что это наша общая посуда. В 40 с чем-то ты уже точно знаешь, что надо жить хорошо, и если вместе, то вместе, и хватит разбрасываться и раздавать себя, пришло время жить хорошо!

Один мой знакомый сказал: «Любовь - это когда тебе просто клево». Так вот, в зрелой взрослой любви клево двоим.

Выбирая мужчину в возрасте за 40, ты думаешь не о том «ах, какой он красивый, ах, какую горячую эсэмэску он мне написал»… Ты думаешь о том, что вы дадите друг другу, как вы будете вести бюджет, сможете ли вы свести в один мир два взрослых устоявшихся мира и что скажут о вашем романе ваши дети.

ДЕТИ

Когда-то я читала интервью с актрисой Гвинет Пэлтроу, и та призналась, что, выходя замуж за Криса Мартина, думала о том, что он будет потрясающим отцом. Она сказала, что выбирала не так мужа себе, как отца своим детям. Если у вас дети, они меняют вас, меняют вашу жизнь. В 20, став матерью и отцом, вы все время норовите оставить детей с бабушками и убежать на свободу. В 40 с чем-то ты понимаешь, что самое большая радость - целовать ладошку и макушку, слушать, как твое сокровище показывает театр под лампой… И тут тебе очень хочется, чтобы рядом был отец сокровища, с которым можно разделить счастье и обязанности, обсудить успехи в игре на гуслях и посмеяться над ежиком из каштана и желудя. И очень ценно, если отец любящий. И тебе совсем не жалко, что он больше любит их, чем тебя. Пусть! А ты любишь то, что у твоей дочери его улыбка и подбородок и его волосы соломенного цвета.

Дети покажут и докажут - вместе вы или нет.

ПРО ВНЕШНЕЕ

В 40 с чем-то фотомоделей мало. Мы уже тетки и дядьки. И хватит кокетства. У кого-то пузо, а у кого-то мало груди. Если говорить о любви и близости, хочется быть с тем, кто видит тебя. Не твое «мало груди», а тебя. И понимает, что эта грудь, например, выкормила двоих людей. И понимает, что ты - супергерой, и любит твой смех. А худеть и молодеть - всегда хорошо, но для здоровья, а не потому что «иначе я уйду к молодухе».

Вообще «иначе я уйду» - это такая гадость! В сорок с чем-то ты очень хочешь, чтобы все манипуляции, игрища и стратегии остались навсегда в юности и сериалах. Сколько уже можно играть-то? Давайте уже расслабимся и будем собой у себя дома. Самое ценное в любви и отношениях теперь - предельная откровенность. Зачем надувать губу, если можно сказать: «Слушай, я не выношу, когда ты пялишься в телефон за ужином, я по тебе скучаю, хочу с тобой пообщаться, выключай, а?»

А если ничего не меняется и тебе не привыкается, то угрожать тоже не поможет. Очень хочется честно. Честно сказать, что не получается. Честно предложить: «Не хочу так и не буду, пробовала, терпела, счастья нет, давай завершать». В 40 с чем-то очень страшно завершать…

МОЕ «ТУ МАЧ»

В 20 - 25 и даже в 30 мы терпим. Потому что «все они такие», потому что «а как ты хотела», потому что «идеальных нет». А в 40 с чем-то мы знаем свое «ту мач» (too much - слишком много, перебор). Ценнейшее знание. Знать свое «ту мач» и реагировать - криком, чашкой в стену, уверенным отказом. Потому что в 40 с чем-то ты взрослая, ты имеешь право: не хотеть, не терпеть, не быть удобной, не нравиться. И любящий тебя человек это знает. И он тоже имеет право.

Знай и сообщай, чего хочешь ты, строй свой мир любви. И помни, что в ваших отношениях может быть так, как вы хотите, даже если у других совсем иначе. Вы можете спать в разных комнатах или жить в разных городах. А можете жить вдвоем на необитаемом острове и весь день держаться за руки.

В 40 с чем-то ты начинаешь ценить обыденные вещи - заботу, внимание, честность, тебе не важны жесты и понты, тебе обо всем говорят поступки. И мамины слова «Не слушай, что сказал, смотри, что сделал» вдруг становятся такими понятными. И еще в 40 с чем-то ты понимаешь, что очень сильно любишь его, но себя ты любишь больше.