Премия Рунета-2020
Россия
Москва
0°
Общество19 октября 2021 7:45

Геннадий Онищенко: Если суррогатным алкоголем отравился 7-летний ребенок - это уже национальное бедствие

Академик РАН, вице-президент Российской академии образования - с обозревателем KP.RU Александром Гамовым
Геннадий Онищенко в студии Радио "Комсомольская правда".

Геннадий Онищенко в студии Радио "Комсомольская правда".

Фото: Иван МАКЕЕВ

В Оренбургской области семилетняя девочка отравилась суррогатным алкоголем. По информации следствия, 58-летняя жительница Гая - бабушка ребенка - продала 15-летнему подростку произведенный ею алкоголь. Спиртное распили несовершеннолетние, в том числе маленькая внучка женщины.

- ...Геннадий Григорьевич, это Гамов из отпуска.

- Чего тебе не отдыхается?

- Просто прочитал, что этим вот фальшивым алкоголем и девочка-школьница уже отравилась. И мужиков куча полегло в моей родной Оренбургской области – чего-то около 30. (По последним данным - после употребления суррогата скончались 35 человек.)

- Статистика ужасная.

- И в Свердловской области, в городах, и в весях... Там тоже люди гибнут. Но почему пьют эту гадость, этот фиктивный алкоголь? Кто должен за этим следить? И - отвечать... Магазины? Оптовая торговля? Вот как быть, чтобы завтра снова не отравились, в том числе, и дети?

- Причин много.

Что касается девочки... (7-летняя школьница отравилась в Оренбуржье - по одной из версий, суррогат ей дала отхлебнуть подружка. Девочку врачи спасли. - А.Г.) Здесь, конечно, особый разговор. Она - ещё в таком возрасте... Дети пьют алкоголь, они его купили у бабушки, как я понимаю, этой девочки…

- Кошмар.

- Это более серьезная тема, чем даже само массовое отравление, когда у нас, в таком возрасте, дети уже не просто пробуют, а уже, видимо, это у них - такая культура.

Если суррогатным алкоголем отравился 7-летний ребенок - это уже национальное бедствие.

А что касается того, что - много смертей, то я подозреваю тут другое...

- Что именно? Или - кого?

- ...Тем более, сразу в двух регионах, достаточно близко расположенных друг к другу.

- Не так уж близко. Оренбургская область и Свердловская – это далеко друг от друга.

- Но это азиатская часть нашей страны. Но не в этом дело.

Дело в том, что, скорее всего, легальный бизнес решил расправиться с нелегальным оборотом, с такого рода производителями.

Там, в первом случае, в Оренбуржье, в реализации суррогата был замешан какой-то мужчина с двумя своими подельниками. Хотя, и сам легальный бизнес тоже занимается выпуском безакцизного алкоголя, чтобы подешевле водку продавать.

И, я не исключаю, что в данном случае просто им - подпольным торговцам - под видом водки, как говорится, продали специально, скорее всего, партию метанола, то есть, метилового спирта.

- Чтобы «подставить», убрать с рынка? Конкурентов?

- Да, чтобы убрать с рынка. Потому что такого быть не может, чтобы в Оренбурге уже второй месяц не могут навести порядок, не могут разобраться с этим безобразием...

Я думаю, что здесь вот это сработало.

Ну, конечно, если бы нашли не только этих трех, кто этим занимался в Оренбурге, кто снабжал суррогатом три восточных района области, но и задержать тех, кто это специально сделал, чтобы вот такой дорогой ценой решить проблему конкуренции на рынке... Тогда бы мы вышли и на саму проблему и смогли бы ответить на вопрос - почему это там стало возможным?

Конечно, это дело надо довести до конца.

- А почему же никак не доведут, как вы думаете?

- Как правило, в таких случаях и у правоохранителей, у тех, которые должны заниматься этим вопросом, рыльце в пушку. Ну, где могли взять такую большую, промышленную партию метилового спирта – это же достаточно легко определяется.

- А как сейчас продвигается расследование? Что-то не слышно о результатах...

- Ну, это никогда не будет слышно.

- И результатов мы не узнаем?

- Ну, как… Будете интересоваться, что-то вам невнятное пробормочут, скажут. Но чтобы вот в таком количестве метиловый спирт купить? Разлить его и таким образом уже второй месяц собирать смертельный урожай, пусть даже среди социально сниженных граждан нашей страны, это, конечно… Просто в голове не укладывается!

- То есть, это на совести правоохранительных органов Свердловской и Оренбургской областей?

- Зачем? Не правоохранительные же органы продавали метиловый спирт, заведомо зная, что это - смертельный яд…

- Но кто-то должен это выяснять?

- Ну, они выяснять будут. И будут заниматься. Они занимаются, какие к ним претензии сейчас? Они найдут, как выйти из положения, но людей-то уже не вернешь.

- Что нужно сделать, чтобы такое не повторилось? Ведь были же уже такие смертельные случаи.

- Ну, в таких вот масштабах - нет, не было. Были какие-то отдельные эпизоды, а тут, видите, трагедия продолжается уже практически два месяца. И вот даже география расширяется.

- И все-таки - какой здесь может быть выход?

- А выход один: жесткий контроль за выпуском метилового спирта. Он идет на технические цели и используется в производстве там красителей и так далее. Второе – обязательно докопаться до истоков этого преступления, потому что - даже вот то, что это длится уже два месяца, говорит о том, что там ни шатко, ни валко работают. Уж найти эту партию суррогата, посчитать, сколько его было выпущено... И вообще - кто занимается продажей этого алкоголя, такого левого, который без акцизов, который гораздо дешевый, чем тот, который продается в официальной сети... Это - при желании - можно было давно сделать.

- Понял.

- К сожалению, видите, - проблема не решается, и уже эта беда до детей дошла...

Все это говорит о высоком уровне алкоголизации нашего общества.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Сотня за пол-литра в пластике, нам дороже и не надо»: почему российские села тонут в поддельном алкоголе

Корреспондент «КП» прошел по маршруту паленой водки, насмерть отравившей 35 человек в Оренбургской области (подробности)