Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Общество3 ноября 2021 4:00

В российской глубинке скоро впору будет ставить памятник последней учительнице: педагоги бегут в большие города

Остаются работать, в основном, учителя предпенсионного возраста, и нагрузка на них выпадает колоссальная, рассказывает спецкор kp.ru Алексей Овчинников
В поисках лучшей жизни педагоги увольняются и уезжают в большие города, где за их труд платят в разы больше.

В поисках лучшей жизни педагоги увольняются и уезжают в большие города, где за их труд платят в разы больше.

Фото: Андрей ТАНАЕВ

Провинциальные школы все громче говорят о жестком кадровом голоде. В поисках лучшей жизни педагоги увольняются и уезжают в большие города, где за их труд платят в разы больше. Причем, больше всего страдают регионы, соседствующие с Москвой и Московской областью. Например, один только Александровский район Владимирской области, как заявили в местном управлении образования, накануне учебного года потерял аж 60 учителей! Что же происходит со школьным образованием глубинной России и кто будет учить детишек, если эта тенденция не изменится? Спецкорр kp.ru попытался ответить на эти вопросы.

«МЫ ОДНА СТРАНА ИЛИ НЕТ?»

Те самые молодые специалисты, которые теперь учат московских и подмосковных ребят, немного смущаются и просят не озвучивать фамилий — иные их бывшие коллеги порой укоряют их в том, что те бросили важный фронт работы.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- … Конечно, жалко детей, но хочется и для себя пожить, - молодой учитель математики и физики Игорь словно оправдывается, называя причины, побудившие его сменить школу в родной Владимирской области на школу соседнего Подмосковья. - Живу-то я по-прежнему здесь, но каждый день езжу туда.

Он подводит к своей новенькой машине и на пальцах объясняет нехитрую арифметику: при его владимирской зарплате в 30 тысяч взять кредит на нее было сложновато («Во-первых, давали неохотно, во-вторых - по 10 тысяч в месяц за нее пришлось бы отдавать»). Другое дело — его сегодняшний доход в районе 55 тысяч.

- И еще на жизнь остается, родительский дом вот хочу подправить, - аргументирует математик. - Но почему так? Я там работаю точно так же, как и здесь, но всего полчаса езды — и разница в зарплате почти в два раза! Мы одна страна или нет?

- Это правда, - поддерживает его учитель английского Анна, также перебравшаяся в подмосковную школу. - Мое классное руководство, надбавки, дополнительные часы и почти две ставки во Владимирской области оценивались в 25 тысяч. Сейчас почти 60.

- А мы с супругой, тоже учительницей, в Москве уже три года, - добавляет учитель обществознания и географии Олег. - 60 выходило на двоих. Жена в частной гимназии устроилась, я в обычной школе, сейчас 170 зарабатываем. За меньшие объемы труда. И потому очень обидно за учителей-земляков.

И таких историй учительской миграции в более успешные регионы я услышал немало. Но почему такой несправедливый перекос-то в зарплатах? Тем более, что требования государства к учителям — одинаковые по всей стране...

Депутат Владимирского Заксобрания, директор школы №22 города Коврова Инна Гаврилова

Депутат Владимирского Заксобрания, директор школы №22 города Коврова Инна Гаврилова

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«НАБИВАЮТ РУКУ И УЕЗЖАЮТ»

- По указу президента, средняя зарплата по школе должна равняться средней зарплате по региону, - объясняет член комитета Заксобрания Владимирской области по вопросам образования, науки, культуры, туризма Инна Гаврилова, которая одновременно с этим возглавляет школу №22 Коврова. - И если в нашей области она — около 35 тысяч, то примерно такой уровень зарплат мы и должны обеспечить. В то время как в Подмосковье это значение — более 65 тысяч, а в Москве — уже за 100. И за этими цифрами следят, есть пределы, которые нам нельзя превышать. Допустим, выше 110 процентов тоже не должно быть…

По закону регион может назначать дополнительные меры поддержки педагогам. И Владимирская область в этом смысле старается. Здесь есть, например, разовая выплата молодым спецам в 10 тысяч рублей, компенсация коммунальных услуг для работающих (а не только прописанных) в сельской местности, компенсация на проезд, собственная программа льготной ипотеки (учителю из бюджета выплатят 20% на первоначальный взнос, бюджет компенсирует часть процентной ставки). Также для молодых педагогов на первые два года установлен повышающий коэффициент, чтобы их зарплаты были на уровне специалиста 1-й категории. Где-то муниципалитеты дополнительно компенсируют съем жилья...

Однако провинции в этом смысле тяжело тягаться с более богатыми Москвой и Подмосковьем — там действуют свои, более привлекательные программы поддержки. И деньги, конечно. И те немногие выпускники пединститутов, которые все же решили связать судьбу со школой, бегут за ними. Предварительно «набив руку» в провинции и получив соответствующие записи в трудовых книжках — та же Москва может себе позволить взять педагога уже со стажем работы.

Но кто же тогда остается учить глубинку?

НЕ ХВАТАЕТ БИОЛОГА, МАТЕМАТИКА, «АНГЛИЧАНКИ»

И чиновники, и директора школ уверяют - несмотря на это, все бреши в образовательной системы закрыты, все положенные уроки ведутся. И это действительно так. Но тут же признают, что проблема никуда не делась, что они были вынуждены затолкать ее внутрь. На пока невидимый постороннему глазу уровень.

- Предметов, которые не ведутся, нет, - говорит директор школы №3 Александрова Елена Алейкина. - Но выживаем тяжело. За счет того, что освободившиеся ставки распределили между собой оставшиеся учителя. Ставка — 18 часов в неделю. У некоторых две таких ставки — 36 часов. И два классных руководства. Нагрузка дикая… По зарплатам мы не конкуренты Москве. Одна из знакомых учительниц (не из нашей школы), которая уехала, рассказывала - за сентябрь она получила в одной из подмосковных гимназий 15 тысяч аванс и 100 с хвостиком под расчет. Она снимает квартиру спокойно. И не перетруждается так сильно.

Директор гимназии №17 города Петушки Светлана Шмодина

Директор гимназии №17 города Петушки Светлана Шмодина

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- У нас такое же положение, - вздыхает директор гимназии №17 города Петушки Светлана Шмодина. - В районе кривая по молодым специалистам с каждым годом падает. Лет семь назад в августе приходило приходило семь человек. В этом году в районе — всего два молодых учителя пришли, один в нашу школу. Очень нужен биолог, математик нужен, много лет уже не приходят. Лишней не будет «англичанка». Парадокс — у нас создано все для современного образовательного процесса — оборудование, цифровая лаборатория, закуплена робототехника! А учителей нет… Еще нужен информатик — учитель, который ведет этот предмет, в возрасте и постоянно говорит, что стала плохо себя чувствовать из-за совмещения. Чтобы немного приблизиться к подмосковным зарплатам, нужна высшая категория, классное руководство, 40 часов в неделю, кружки, и прочее. Человек натурально выматывается…

И вот эта работа за себя и того парня, как признают учителя, порой рождает еще одно неприятное обстоятельство: у педагога не остается времени на творческий подход к преподаванию, который в итоге и должен возбудить у школьников интерес к новым знаниям. Вместо этого дети получают скучные уроки с зубрежкой, которые после контрольных хочется поскорее забыть. В то время как пытливый ум ребенка никуда не делся, за ответами он идет в интернет, где набирается таких «знаний», что все потом за головы хватаются. В родительских же чатиках в это время шепчутся о том, что область покидают самые инновационные педагоги и то ли в шутку, то ли всерьез пишут: не пора ли и их деткам ехать вслед за полюбившимися учителями?

ЗАКОННАЯ ХИТРОСТЬ

Чтобы снизить эту нагрузку и разбавить коллективы молодежью, начальники от образования снова и снова обзванивают вузы и уговаривают выпускников, ныне обучающихся в пединститутах. Где-то набрали студентов старших курсов. В том же Александровском районе удалось привлечь в школы 14 молодых учителей. Но сколько из них задержатся, а сколько тоже «набивают руку» перед отправкой в Москву и Подмосковье, не скажет никто.

И с каким-то немым ужасом в глазах директора школ рассказывают об августе — месяце, в который каждого из них можно сравнить с полководцем Жуковым в 1941-м — где взять новые резервы для учительского фронта?

Директор школы №3 города Александрова Елена Алейкина

Директор школы №3 города Александрова Елена Алейкина

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Лет 15 назад мы впервые столкнулись с тем, что одновременно ушли около 10 учителей, - с содроганием вспоминает Елена Алейкина. - 27 августа! Все они уехали в Москву. Кто поведет детей за знаниями? Это была трагедия, но мы пережили: взяли по два класса, привлекли пенсионеров. Сейчас все они вернулись — жизнь там тоже несладкая, но кадровая проблема остается.

Отдельная головная боль — учителя-пенсионеры, которые также взялись массово увольняться в августе. Не от хорошей жизни. Дело в том, что по закону пенсии работающим пенсионерам не индексируются. И они нашли законную хитрость, чтобы увеличить ее: увольняются на календарный месяц, им делают перерасчет, пенсия заметно увеличивается, а 1 сентября вновь устраиваются в школы. (Из уволившихся 60 учителей в Александровском районе многие — как раз из таких пенсионеров).

- И вот сидит бедный директор в августе и думает — ушли на перерасчет 20 человек, а выйдут ли они все? - говорит Инна Гаврилова. - Среди них есть те, кто и 40 лет проработал. Кто-то реально решить выйти на заслуженный отдых, а кто-то может, устроится в другую школу, поближе….

ЖДЕМ ГАСТАРБАЙТЕРОВ?

И все знают - эта история с миграцией учителей обязательно повторится и на следующий год, и еще, и еще… Вот и гадают учителя — что надо сделать, чтобы переломить ситуацию? Варианты, в основном, из старых забытых практик. Например, возвращение распределения для тех выпускников педвузов, которые отучились за счет бюджета («Это будет честно вернуть долг государству. Года на три. Не все, но кто-то приживется, останется. Не хочет по распределению — пусть вернет деньги за обучение»). Или восстановления единой системы оплаты труда, когда учитель, будь он в Брянске, Москве или Владимире, имел примерно одинаковые доходы. Или поднять учительскую ставку до средней по региону (ведь для того, чтобы получить среднюю зарплату по региону учителям приходится брать по полторы-две ставки да еще и рассчитывать на доплату за классное руководство).

И педагоги глубоко задумываются, когда мы пытаемся оценить перспективы происходящих процессов. Большинство-то из педагогов — предпенсионного и пенсионного возраста, когда уезжать уже никуда не хочется. Да и работают они до последнего, связанные моральными обязательствами довести класс до выпускного. И многое в таких провинциальных школах держится именно на них. В то же время как мировоззрение молодых педагогов часто кардинально отличается: «Зачем терпеть, если у меня есть возможность лучше зарабатывать, нормально одеваться, оплачивать кредиты, содержать машину и отдыхать за границей»). И ничего преступного в этом желании, - жить лучше, - конечно, нет. Но что на этом фоне произойдет, когда старая гвардия начнет массово выходить на заслуженный отдых? Кем будет заполнен этот вакуум, откуда появятся новые учителя в глубинке? Вопрос тревожно зависает в воздухе, обозначая уже наметившиеся контуры не самых оптимистических выводов. И если ничего не поменять сейчас, то как знать — возможно уже в обозримом будущем большие чиновники, отвечающие за школы, вслед за строителями и аграриями начнут призывать к завозу в Россию учителей-гастарбайтеров, а всевозможные «эксперты» привычно будут врать, что местные просто не хотели работать...

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ОФИЦИАЛЬНО

Елена Запруднова, и.о. директора департамента образования Владимирской области:

«НАШЕЙ ОБЛАСТИ НУЖНО 600-700 ПЕДАГОГОВ»»

- У нас, наверное, на протяжении последних лет пяти такая стабильная ситуация с потребностью кадров — потребность 600-700 человек, если считать учителя на одну ставку. Эта потребность закрывается другими педагогами, но нагрузка увеличивается. К сожалению, мы привязаны к исполнению указа о том, что средняя зарплата педагогических работников должна быть 100 процентов от средней по региону. Конечно, хотелось бы, чтобы было бы, как у медиков — у них по указу — 200 процентов, а со средним специальным образованием — 150. Зарплата — это одно из главных составляющих стимулов прийти в образовательную систему. Но этот вопрос нужно решать на федеральном уровне.