Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
Общество10 ноября 2021 4:00

Леонид Брежнев дарил бедуинам вазы с ликами космонавтов

Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев любил зарубежные поездки и все, что их сопровождало
В 1961-м в Судане Брежнева в аэропорту встретили цветочной гирляндой… Фото: Валентин СОБОЛЕВ/ТАСС

В 1961-м в Судане Брежнева в аэропорту встретили цветочной гирляндой… Фото: Валентин СОБОЛЕВ/ТАСС

39 лет назад, 10 ноября 1982-го, не стало дорогого Леонида Ильича. А в начале декабря немало людей в нашей стране отметят 115 лет со дня его рождения.

С именем Леонида Брежнева многие сегодня связывают застой, Олимпиаду-80 и ввод войск в Афганистан. Но в его биографии есть моменты, мало известные широкой публике, но прекрасно характеризующие генерального секретаря ЦК КПСС, правившего самой большой страной мира 18 лет.

В архивах «Комсомолки» нашел материалы о том, как «президент Брежнев» (так в зарубежной прессе предпочитали называть председателя Президиума Верховного Совета СССР) шесть десятилетий назад активно путешествовал по миру, представляя первую страну победившего социализма, и одаривал подарками самых разных персон в самых удивительных странах.

Дорогой товарищ Тагор

60 лет назад, в 1961 году, у СССР, казалось, было два «лица страны» за рубежом. Это первый космонавт Земли Юрий Гагарин и первый «президент» оттепельного «хрущевского» Советского Союза Леонид Брежнев. В некоторых странах, как, например, в Индии, глава Президиума Верховного Совета появлялся сразу вслед за самым знаменитым в мире майором ВВС.

Гагарин олицетворял прогрессивную молодежь, которая стремится к звездам. Брежнев символизировал ленинцев, которые стремятся к построению коммунизма в ближайшие 20 лет. В целом это должно было создавать привлекательный образ первой социалистической державы.

В Индию в середине декабря 1961-го Леонид Ильич прилетел с супругой Викторией Петровной. И встречали их по высшему разряду. Брежнев непрерывно выступал на встречах в Бомбее, Калькутте, Дели. Артикулированно приветствовал хозяев «намасте» («поклон тебе» - в переводе с санскрита) и не уставал поднимать тост за тостом.

- В СССР издано более 400 книг 58 индийских авторов на 33 языках народов нашей страны тиражом более 16 миллионов экземпляров! - пытался поразить воображение собравшихся наш Ильич в индийско-советском обществе по развитию культурных связей в Бомбее. - А тираж книг нобелевского лауреата Рабиндраната Тагора превышает 3 млн. И недавно все народы СССР отметили столетие со дня рождения великого гуманиста!

...а в Индии в том же году покатали на слоне. Фото: Валентин СОБОЛЕВ/ТАСС

...а в Индии в том же году покатали на слоне. Фото: Валентин СОБОЛЕВ/ТАСС

Хорошо что Ильич не вспомнил, как гуманист Тагор дружил с итальянским диктатором Муссолини (а может, Брежнев и не знал про это). А также про то, что во всех советских библиотеках книги бесчисленных индийских авторов покрываются пылью невостребованности и забвения. Зато пообещал вместе с Дели бороться за свободу острова Гоа от португальского владычества (привет дауншифтерам!).

- Средняя продолжительность жизни человека за годы советской власти увеличилась вдвое и составляет 69 лет, и это далеко не предел, - вещал поклонникам йоги 55-летний советский президент. - В нашей стране исчезли холера, чума, оспа, малярия, тиф. Через 20 лет наше общество подойдет к осуществлению принципа «От каждого по способностям - каждому по потребностям».

20 лет спустя имеющий букет заболеваний, говорящий с немалым трудом генсек ЦК КПСС уже вряд ли вспоминал про огненные слова, брошенные им в далекой Индии.

Очень приятно, шах

В середине ноября 1963-го Брежнев с супругой прибыли с официальным визитом в Иран. В его столицу, где за 20 лет до того встречались лидеры антигитлеровской коалиции Сталин, Черчилль и Рузвельт, чтобы «по справедливости» разделить послевоенный мир.

На Мехрабадском аэродроме у трапа самолета высоких гостей из Москвы встречали шах и шахиня. С примкнувшими к ним премьером, министрами двора и иностранных дел, начальником штаба и главным церемониймейстером двора с женами, а также фрейлиной шахини Луизой Готби (она была отдельно указана в протоколе).

Советскую делегацию приветствовали 21 артиллерийским залпом и пролетом 8 самолетов иранских ВВС. Когда высокий кортеж сделал плановую остановку у площади «24-е эсфанада» мэр Тегерана преподнес Брежневу ключ от иранской столицы. После чего наш «президент» с шахом сели в одну коляску, их жены - в другую, и таким торжественным манером они двигались в Голистанский дворец.

Но Брежнев не только курсировал между Кереджской плотиной, Центральным банком и древними памятниками Тахте Джамшида, где непрерывно пил кофе, чай и принимал знаки внимания на неофициальных обедах и ужинах.

Сославшись на высокую (и малообъяснимую) приязнь к Персии со стороны Владимира Ильича Ленина и напомнив, что Иран стал чуть ли не первой страной, что признала Советскую Россию, верный ленинец Брежнев умело расставлял приоритеты.

- У СССР с Ираном две с половиной тысячи километров общей границы, и урегулирование пограничных вопросов продемонстрировало всем пример решений разногласий мирным путем, - подчеркнул глава Президиума Верховного Совета СССР. - Наши страны будут совместно строить гидроэнергетические сооружения на пограничной реке Аракс. Также вступило в силу соглашение по транзитным перевозкам.

- Но мы достигли договоренности по очень важному делу, - заявил советский «президент». - Я имею в виду обязательство Ирана не допускать создания на своей территории иностранных ракетных баз.

Прошло 60 лет - и ни одной иностранной ракетной базы на территории Ирана за это время так и не было создано.

Как бы мимоходом Ильич напомнил, что СССР отменил все «кабальные конвенции и соглашения, навязанные Ирану царским правительством». И торжественно заявил об отказе от всех прав и привилегий, «вытекающих из режима капитуляций».

Скачки на верблюдах

В Судан в конце осени 1961-го Брежнев прибыл на целую неделю. Эта африканская страна, обретя независимость, первым делом поспешила подружиться с СССР. Несмотря на этот жест приязни и согласия, Леонид Ильич в свой вояж в Африку в отличие от Индии и Ирана жену брать не стал. А ведь программу суданцы представили богатую. Там значились и народные торжества в районе Восточного Джарифа, и футбольный матч. И посещение национального театра, и осмотр главного канала Гезиры с празднеством на водохранилище. Ильичу предлагали в Баракате насладиться высокохудожественным фильмом о хлопке, а в Вад Медани уже «живьем» посмотреть на ударный труд на самих хлопковых полях. Брежнев закладывал камень в фундаменте культурного центра имени Аббуда и открывал выставку революции. Осматривал подводный коралловый парк и оценивал спортивные состязания на верблюдах. И под лязг холодного оружия почерневших под северо-африканским солнцем почетных караулов поднимал бесконечные тосты.

Но главным итогом визита Брежнева в Судан (для местной власти - точно) стало подписание большого (для Хартума) межгосударственного соглашения. По нему СССР обязывался оказать помощь этой северо-восточной африканской стране в постройке за два года трех элеваторов, рыбо- и молочно-консервного заводов, двух заводов овощных и фруктовых консервов, завода по сушке лука и асбесто-цементных изделий, а также большой научно-исследовательской станции по хлопководству. Подо все это мы предоставляли очень льготные и долгосрочные кредиты, оборудование и специалистов, которые все это должны были построить. И специалисты построили - за указанные два года.

В 1973-м советскому генсеку в Белом доме актер Чак Коннорс показал пистолеты второй половины XIX века, с которыми он снимался в сериале «Стрелок».

В 1973-м советскому генсеку в Белом доме актер Чак Коннорс показал пистолеты второй половины XIX века, с которыми он снимался в сериале «Стрелок».

Фото: EAST NEWS

Показательно, что ни о какой военно-морской базе в Порт-Судане тогда речь не шла. Леонид Брежнев специально подчеркнул, что Советский Союз выступает против создания в этой стране любых военных баз любых стран.

Подарками Ильич одаривал встречающих во всех странах, куда наносил визиты. Но в Судане наблюдался просто какой-то вал взаимных презентов.

В Хартуме наш «президент» вручил столичной мэрии огромную фарфоровую вазу с портретом Юрия Гагарина, а также небольшие, но приятные подарки главам других муниципалитетов. А дорогому гостю с севера, в свою очередь, от имени муниципалитетов сразу трех суданских городов передали вырезанную из слоновой кости карту Судана с гербами провинций.

В национальном театре Хартума Леонид Ильич вручил его коллективу роскошный фотоальбом Большого театра.

В Восточном Джарифе на выставке народных изделий Брежнев как бы случайно повстречал свадебную церемонию. И с широкой улыбкой передал молодоженам советские наручные часы. А удачно подвернувшемуся под руку главе государства Аббуду - вазу, почему-то с изображением космонавта № 2 Германа Титова. Еще одна хрустальная ваза из рук второго лица СССР досталась жителям Порт-Судана.

При этом вожди племен непрерывно дарили дорогому советскому гостю образцы своего оружия, в том числе инкрустированные золотом.

Все это сопровождалось галопом вооруженных всадников на верблюдах, национальными песнями и плясками и приветственными криками многотысячных толп народа (в отчетах называются цифры до 50 тысяч человек на отдельно взятой площади).

Подводя итоги визита Брежнева в Судан и рассматривая детали заключенного соглашения, в Политбюро отметили, что глава Президиума Верховного Совета на африканской жаре не размяк и не сплоховал.

ВСЯ КОРОЛЕВСКАЯ РАТЬ

И полетели телеграммы…

Как руководитель Президиума Верховного Совета СССР, то есть главного представительного органа нашей страны в то время, Брежнев, как правило, был первым лицом, в адрес которого приходили многочисленные поздравления с государственными советскими праздниками (ну, кроме первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева), и которому приходилось практически в режиме конвейера отвечать на подобные приветствия.

Так, он почти штамповал ответы на телеграммы, пришедшие от монарших дворов со всех концов планеты к 7 ноября 1961-го в связи с 44-летием Великой Октябрьской социалистической революции (и это выглядит довольно цинично, учитывая что короли с королевами поздравляли одного из главных коммунистов мира с годовщиной окончательного разрушения одной из крупнейших и старейших монархических империй мира).

«Его Величеству Павлу, королю эллинов» в Афины Брежнев телеграфировал «принять мою благодарность за добрые пожелания народам СССР по случаю 44-й годовщины революции».

«Ее королевскому высочеству Маргрете, наследнице престола» в Копенгаген Ильич писал про «искреннюю благодарность» за поздравления не только народам Страны Советов, но и ему лично, а ведь датчане, как и британцы, были в родстве с убиенной в 1918 году большевиками на Урале императрицей Александрой Федоровной.

Совсем кратко благодарил Бодуэна, короля Бельгии, и пространно - Мухаммеда Захир Шаха, короля Афганистана (ну, у него Ильич хорошо погостил, и там тоже был договор о взаимных поставках). В ряду телеграмм мелькали имена императора Японии (договора о мире с которой заключено так и не было), короля Норвегии и других менее значимых монарших персон со всего света.

А вот что написал Леонид Брежнев не королю, но президенту - Джону Ф. Кеннеди 7 ноября 1961 года:

«Благодарю за любезные пожелания по случаю национального праздника СССР. Хочу высказать надежду, что наши страны, несущие особую ответственность перед человечеством, сумеют предпринять согласованные усилия в целях ликвидации международной напряженности и утверждения добрососедских отношений между всеми государствами».

До Карибского кризиса, который мог завершиться ядерной войной между СССР и США, оставался ровно год…