Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-1°
Boom metrics
Звезды12 ноября 2021 16:50

Достоевский как арткритик: какую живопись и какими словами ругал Федор Михайлович

Третьяковская галерея открыла неожиданную выставку, на которой представила Достоевского в неожиданной ипостаси

Фото: Сергей СЕЛЕДКИН

Любите ли вы живопись так, как любил ее Федор Михайлович Достоевский. В Дрезденскую галерею писатель приходил только со своим стулом. Ставил его напротив понравившейся картины, потом вставал на него с ногами и рассматривал произведение живописи. Всех, кто пытался Федора Михайловича с этого стула согнать - ждала незавидная участь: писатель сильно скандалил и пинался ногами в лицо.

Как известно, из всех произведений живописи Достоевский особенно ценил "Сикстинскую мадонну" Рафаэля.

А вот произведения отечественной живописи Достоевский тоже любил, но как-то иначе. Как именно - можно узнать на фокус-выставке, открывшейся в главном корпусе Третьяковки. В день рождения писателя здесь выставили картины, удостоенные доброго или недоброго слова от Федора Михайловича.

Михаил Клодт, "Последняя весна".

Михаил Клодт, "Последняя весна".

Причем, как показалось мне, чаще всего слово было недобрым. Как-то раз в 1861 году Достоевский побывал на выставке Академии художеств и выступил там как арт-критик.

Картину Клодта "Последняя весна", запечатлевшую девушку, умирающую от чахотки, Достоевский назвал "патологической" и разругал, что ее никто не купит: "Кто захочет повесить такую... в своем кабинете или в своей гостиной? Разумеется, никто, ровно никто".

Руководствуясь той же логикой, картина Валерия Якоби "Привал арестантов", вроде бы, не должна была заслужить гнев классика. Уж ее-то и купили, и людям она понравилась (даже ФМ отметил, что возле полотна собирается толпа). Но снова не слава богу.

Валерий Якоби, "Привал арестантов".

Валерий Якоби, "Привал арестантов".

Якоби запечатлел страшную сцену. На телеге лежит умерший арестант. Этапный офицер, равнодушно покуривая трубку, приоткрывает ему глаз, чтобы удостовериться в смерти, а тем временем отвратительного вида мужик, забравшийся под телегу, тырит драгоценное кольцо, со свесившейся руки покойника.

Федор Михайлович спускает на бедного художника всех собак за то, что на картине все представлено "точно так, как бывает и в природе". Главная претензия: "Вы слишком гнались за эффектом и натянули эффект".

Потом Достоевский включает заклепочника и говорит, что все-таки на картине все не так.

Особенное негодование у автора вызвал порванный тулуп (так тулупы не рвутся), отсутствие подкандальников на кандалах и пресловутый мужик, крадущий кольцо. Здесь классик рассыпается длинной тирадой на тему того, что никто так кольца не ворует, что кольцо своровали бы давно, а если бы не своровали, то из зависти не дали бы соседу украсть ценность. Словом, мораль сей басни такова, что Валерию Якоби надо бы не в заграничные командировки, а на каторгу. (Прямым текстом Достоевский постеснялся написать, но посыл считывается. Особенно если знать, что совет "вам бы на каторгу" был любимой рекомендацией Достоевского братьям-писателям).

Василий Перов, "Проповедь в селе".

Василий Перов, "Проповедь в селе".

Картина Перова "Проповедь в селе" удостаивается сдержанной похвалы за то, что "здесь почти все правда". (Если смотреть выше, то можно убедиться, что ровно за то же самое был обруган Валерий Якоби).

Архип Куинджи, "На острове Валааме".

Архип Куинджи, "На острове Валааме".

Критика картины Куинджи "Вид на Валааме" явно свидетельствует о том, что нравы в наших галереях царят не то что в европейских и Федору Михайловичу явно не позволили принести с собой стул, чтобы подробно разглядеть картину. Достоевский рассуждает о каких-то "двух березках" на переднем плане, хотя невооруженным взглядом видно, что на переднем плане всего одна березка, а второе дерево - натуральная сосна, как она есть. Впрочем, работу Куинджи писатель хвалит на том основании, что немцам это не понравится. "Что немцам до чувств наших... немцам это не может понравиться", - говорит Достоевский, демонстрируя логику "что русскому хорошо, то немцу смерть".

По тому же принципу он хвалит "Охотников на привале" Перова. "Немец, как ни напрягайся, а нашего русского вранья не поймет", - с явным удовольствием замечает писатель.

В общем, как арт-критик Достоевский очень даже крут. Немцу такой логики точно не понять, но мы не немцы.

Вполне допускаю, что я чего-то недопонял в рассуждениях, поэтому, как говорится, ёвелкам. Тем более, что я написал только про четыре картины, а их на выставке шесть! В этом и фокус. Экспозиция называется "фокус-выставка", потому что это камерный проект, состоящий из небольшого количества работ.

Кстати, одной из этих работ стал знаменитый прижизненный портрет Достоевского, написанный Василием Перовым по заказу Третьякова.

Василий Перов, "Потрет Ф.М. Достоевского".

Василий Перов, "Потрет Ф.М. Достоевского".

Как говорила супруга писателя, ей портрет Достоевского очень понравился, потому что художник "уловил момент творчества" писателя.

Что сказал сам Достоевский про свой портрет - загадка. Но факт тот, что заказчик - Павел Третьяков, предпочел с писателем лично не встречаться. Объяснял, что не хотел испортить впечатления и понизить масштаб личности.

И у нас нет оснований ему не верить.

КСТАТИ

Выставка продлится до 13 марта. Посетить ее можно за 500 рублей по обычному билету в главный корпус Третьяковки в Лаврушинском переулке. По этому же билету можно посмотреть постоянную экспозицию «Шедевры русского искусства XI — начала XX века», а также временную экспозицию и большое количество выставок: «Русский модерн. На пути к синтезу искусств», «Илья Репин: известный и неизвестный», «Александр Иванов. Библейские эскизы. Чудеса и проповеди Христа», «Отвергнутые шедевры. Вызов Павла Третьякова» и «Миры гравюры на металле». Все подробности здесь.

О самой выставке гораздо интереснее и полезнее можно послушать рассказ куратора Татьяны Юденковой.