Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+3°
Общество21 ноября 2021 11:00

Екатерина Вторая первой в России привилась от ужасной черной оспы

По примеру императрицы аристократы-антиваксеры стали рьяно вакцинироваться
Портрет императрицы Екатерины II. Художник Дмитрий Левицкий, Фото: Аукционный дом MacDougall’s

Портрет императрицы Екатерины II. Художник Дмитрий Левицкий, Фото: Аукционный дом MacDougall’s

1 декабря на аукционе в Лондоне выставят одним лотом неизвестное письмо Екатерины II о необходимости вакцинации от оспы и портрет императрицы придворного художника Дмитрия Левицкого. Цена лота 0.8 –1,2 млн фунтов стерлингов (78–117 млн руб.)

В аукционном доме MacDougalls’s журналисту «Комсомолки» сообщили, что письмо поступило на торги из собрания крупнейшего российского коллекционера. Его подлинность подтвердил академик Олег Хромов, историк искусства.

«Великий вред, особливо в простом народе, причиняет!»

Письмо императрицы очень актуально в свете нынешней пандемии коронавируса. Написано весной 1787 г во время знаменитого путешествия в Крым, который она присоединила к России четырьмя годами ранее. И адресовано герою русско-турецкой войны, главнокомандующему Румянцеву-Задунайскому, генерал-фельдмаршалу. Сражения уже закончились, но в России началась новая война – с эпидемией оспы. А Румянцев был генерал-губернатором Малороссии, по которой Екатерина II проезжала.

«Граф Петр Александрович, между прочими предметами должности Приказов

общественного призрения Губерний вам вверенных, один из главнейших

почитаться должен заведение прививания оспы, которая, как нам известно,

великий вред, а особливо в простом народе, причиняет. Чтобы (такое)

прививание учинилось общим повсюду, в том ныне тем вещая

предусматривается удобность, когда по всем почти уездам имеются доктора

или лекари, и когда оное не требует больших издержек.

Для показания сему примера прикажите на первой случай при каждом

губернском городе, буде (с)читать оставшихся излишних монастырских

подворьев, или же и упраздненных небольших монастырей, построить самое

малое число постоев для пребывания временнаго таковых, кои не в состоянии

у себя дома пользоваться сим прививанием, на что нужно деньги заимствовать

можно из городских доходов. Доктора губернские могут исправлять сие дело,

и особливо как ныне имеются присланные о нас небольшим против штата

жалованием пользующиеся: а как в Новгороде-Северском доктор Гунд может

с успехом производить оное прививание, то и прибавить ему по штатному его

окладу по триста рублей из оставшихся доходов с имений за монастырями

бывших. Пребываем впрочем вам благосклонны».

ЕКАТЕРИНА

20 апреля 1787 Г

… И ЖЕНА АНГЛИЙСКОГО ПОСЛА

Натуральная (черная) оспа - высокозаразная особо опасная болезнь с летальностью 40 %, в некоторых эпидемиях - до 90 %. Регулярно выкашивала в прошлые века миллионы людей в Европе, Азии, Африке. На выживших оставляла свой фирменный знак – многочисленные рубцы на месте язв (на старославянском оспа – сыпь!) Считается, что русские фамилии Рябовы, Рябцевы, Рябинины, Щедрины, Шадрины, Корявины и т.д. пошли от людей, перенесших этот недуг. Во Франции XVIII века полиция в качестве особых примет преступников указывала: «Знаков оспы не имеет».

Ученые считают, что мутировавший вирус оспы передали людям ближневосточные верблюды в начале нашей эры. Как нынешний ковид – летучие мыши.

Мелинг Гастон. «Эдвард Дженнер впервые делает прививку против оспы крестьянскому мальчику», 1879 г. Фото: Wikimedia Commons

Мелинг Гастон. «Эдвард Дженнер впервые делает прививку против оспы крестьянскому мальчику», 1879 г. Фото: Wikimedia Commons

Уже в Средние века появился метод профилактики ужасной заразы – вариоляция. Прямо скажем, жестокий, как само то время. Человеку делали надрез на плече, либо укол. И втирали гной из язвы больного. Недуг протекал в легкой форме. Привитый получал пожизненный иммунитет. Вариоляцию применяли в Индии, Китае, Африке, на Востоке, у местных народов Урала, Сибири. Правда, 2-3% «вариолированных» умирали. Но это ж не 40% погибших среди непривитых!

В Турции успешно прививали малолетних девочек, кандидаток в наложницы султанского гарема. Чтобы оспенные рубцы не обезобразили лица красавиц. Пронюхав про это, жена английского посла в Константинополе Мэри Уортли Монтегю в 1717 г рискнула подвергнуть экзекуции шестилетнего сына Эдуарда. Все прошло успешно. Вернувшись на родину, она привила дочь и стала активно пропагандировать метод в Лондоне. В Британии тогда бушевала эпидемия, заболела одна из принцесс. Но королевский двор не стал рисковать. Сначала доктора провели опыты над шестью преступниками, приговоренными к смертной казни. Все выжили. Одного даже выпустили в центр эпидемии, он не заразился. Затем привили пять сироток Сен-Джемского прихода. Результаты также были положительными. Лишь тогда, 300 лет назад, (в 1721 г) были привиты дети Георга I и другие члены королевского семейства. Метод быстро распространился по Европе. И хотя привитые периодически умирали, священники из-за этого роптали, доктора, лишившиеся больших заработков на борьбе с оспой дорогущими снадобьями, выступали против вариоляции, прогресс было не остановить.

«Отважилась яд в кровь свою пустить!»

В Россию очередная эпидемия пришла в 1768 г. Екатерина II была в панике. «С детства меня приучили к ужасу перед оспою, - писала она на следующий год прусскому королю Фридриху II, ярому противнику прививок. - В возрасте более зрелом мне стоило больших усилий уменьшить этот ужас, в каждом ничтожном болезненном припадке я уже видела оспу. Весной прошлого года, когда эта болезнь свирепствовала здесь, я бегала из дома в дом, целые пять месяцев была изгнана из города, не желая подвергать опасности ни сына, ни себя».

Любвеобильной Екатерине II, менявшей фаворитов, как перчатки, было 39. Она боялась, что оспа обезобразит лицо. И даже не потому, что потеряет внимание мужчин (кто посмеет отказать в альковных утехах самой императрице?!) А что в результате уродства может потерять трон. В создании образа государыни в сознании подданных далеко не последнюю роль играл ее внешний облик.

Боялась она и за сына, будущего императора Павла. Ему исполнилось 14. В 1730 г точно в таком же возрасте скоропостижно скончался от оспы император всероссийский Пётр II. Внук Петра I. Наставник юного царя князь А. Г. Долгорукий собрался выдать за него замуж свою дочь. Готовилась пышная свадьба. Сестра невесты заболела оспой. Князь продолжал встречаться с царем и заразил его.

Аналогичная ситуация складывалась в мае 1768 г. Накануне свадьбы наставника Павла графа Н.Панина скончалась от оспы его невеста, графиня Шереметьева. Панин продолжал навещать наследника и мог заразить его.

Устав прятаться с сыном от оспы в разных дворцах, императрица рискнула привить себя и наследника.

Наша разведка в европейских странах получила срочное задание подыскать подходящего врача. Резидент в Лондоне, посол граф Алексей Мусин-Пушкин, выбрал бывшего военного хирурга Томаса Димсдейла, прославившегося успешными прививками в Англии. При личной встрече пообещал горы золотые в России, возможность в любой момент вернуться на родину. Не сообщив главного – кто будет его пациентом.

Доктор приехал в Петербург осенью 1768 г. С сыном, студентом-медиком. И только здесь узнал, за чье здоровье он в ответе. Осторожный британец предложил сначала поставить опыт по привитию оспы «над несколькими лицами ее пола, ее лет и ее телосложения». Но императрица не хотела ждать. Иноземный врач на несколько дней посадил пациенту на особую маломясную диету. 12 октября в девять часов вечера он получил приказ немедленно приехать к ней с больным, от которого можно взять «оспенный материал». «Ребенок, которого я выбрал для этого, как наиболее способного, и на котором оспа начинала уже показываться, в то время уже спал, - вспоминал позже англичанин. - Мой сын взял его на руки, закутал в свою шубу и снес в карету. В ней, кроме нас, никого не было; нас подвезли к большому подъезду дворца. Затем мы вошли потайным ходом во дворец, где нас встретил барон Черкасов и провел к Императрице.»

В глубокой тайне, под покровом ночи, ей привили оспу от шестилетнего Александра Маркова, сына простолюдинов.

Лишь через пять дней было официально объявлено, что императрица первой в России привилась от оспы. Болезнь она перенесла в легкой форме. В Царском Селе, рядом находился доктор. По легенде, для него и сына всегда наготове стояла карета. Чтобы в случае смерти пациентки немедленно сбежать от самосуда народа. Обошлось.

1 ноября было объявлено о выздоровлении императрицы. Она торжественно вернулась в столицу. Под ликование народа, торжественные молебны, звон колоколов, пальбу пушек. В тот же день привили наследника Павла.

Письмо императрицы Екатерины II. Фото: Аукционный дом MacDougall’s

Письмо императрицы Екатерины II. Фото: Аукционный дом MacDougall’s

Поэт Михайла Херасков написал оду «На благополучное и всерадостное освобождение Ея Императорского Величества от прививания оспы» :

«Возможно ль было нам то время не грустить,

Как ты отважилась яд в кровь свою пустить

Мы духом мучились, взирали на законы,

И зараженными являлися нам оны.

Взирали на престол, взирали на себя,

И зараженными щитали мы себя...»

Сенат выпустил в честь этого события памятную медаль.

Главное значение героического поступка императрицы – не в том, что она обезопасила себя и сына. Российские аристократы были тогда, выражаясь современным языком, отчаянными антиваксерами. Не говоря уж о народе. Екатерина показала им пример. Избранным даже предоставила для прививки «собственный оспенный материал». Знать ломанулась прививаться.

В ноябре Екатерина II радостно писала графу И. Г. Чернышеву: «Ныне у нас два разговора только: первой о войне (Россия объявила войну Турции, - Авт.), а второй о прививании. Начиная от меня и сына моего, который также выздоравливает, нету знатного дома, в котором не было по нескольку привитых, а многие жалеют, что имели природную оспу и не могут быть по моде. Граф Григорий Григорьевич Орлов, граф Кирилл Григорьевич Разумовской и безчисленных прочих прошли сквозь руки господина Димсдаля, даже до красавиц, как княжны Щербатова и Трубецкая, Елизавета Алексеевна Строганова и многие, коих долго прописать было покорились сей операции. Вот каков пример. Месяца с три никто о сем слышать не хотел, а ныне на сие смотрят как на спасение».

На поздравление Сената с выздоровлением она ответила: «Мой предмет был своим примером спасти от смерти многочисленных моих верноподаных, кои не знав пользы сего способа, онаго страшась, оставалися в опасности. Я сим исполнила часть долга звания моего; ибо, по слову евангельскому, добрый пастырь полагает душу свою за овцы».

Только в Петербурге Димсдейл привил около полутора сотен вельмож, знати. Затем по просьбе Екатерины II отправился в Москву, «профилактировать» от оспы аристократов.

Переломив антиваксеровские настроения знати, позже императрица взялась прививать народ. Свидетельство тому – ее письмо графу Румянцеву, которое будет продано на аукционе в Лондоне. В столице был открыт Оспенный дом, где за прививку платили рубль серебром.

Доктор Димсдейл за удачное привитие оспы императрице и наследнику престола получил от Екатерины II титул русского барона, звание лейб-медика, чин действительного статского советника, 3000 фунтов стерлингов на обратную дорогу, пожизненную пенсию в 500 фунтов. И множество дорогих подарков, картин, прочих произведений искусства от уколотых вельмож российских. В 1781 году он еще раз наведался в Россию. Привить внуков императрицы – великих князей Александра (будущего императора, победителя Наполеона) и Константина.

А шестилетний простолюдин Саша Марков получил дворянское звание, фамилию Оспенный и 3 тысячи рублей.

Так в России начиналась борьба со страшным недугом. В 1919 г Ленин подписал декрет СНК РСФСР "Об обязательном оспопрививании". В 1936 г благодаря вакцинам с черной оспой в СССР было покончено.

ВНИМАНИЕ!

Письмо императрицы о необходимости вакцинации и ее портрет кисти Дмитрия Левицкого москвичи и гости столицы смогут бесплатно увидеть до 1 декабря, дня лондонского аукциона шедевров русской живописи MacDougalls’s. Плюс редчайший прижизненный «Портрет Петра Первого» Яна Купецкого и еще более 30 работ русских мастеров, выставленные на торги в Лондоне из частных коллекций: Г. Серебряковой, Г. Семирадского, В. Маковского, К. Петрова-Водкина, Р. Фалька, К. Юона и др.

Адрес: Усадьба Зубовых, улица Александра Солженицына, д.9, стр.1. Метро «Таганская».

Выставка работает 22-30 ноября: понедельник-пятница, с 12.00 до 17.00. Вход свободный.