Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Политика19 декабря 2021 22:03

Чиновник спел: «Я как Моргенштерн», и его тут же уволили

Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин встретился с Ростиславом Мурзагуловым, чтобы спросить, что довело успешного и яркого менеджера до такого перформанса. И почему теперь его вынуждают... уехать из России
- Уважения к молодежи нет? А если найду? - Ростислав Мурзагулов на кортах пытается стать ближе к поколению, которое придет на смену сегодняшним чиновникам.

- Уважения к молодежи нет? А если найду? - Ростислав Мурзагулов на кортах пытается стать ближе к поколению, которое придет на смену сегодняшним чиновникам.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ВЫСКОЧКА ВСЕЯ РУСИ

Ничего не предвещало драматического окончания этого интервью. Ну да, разбитное, веселое (как ни странно), с отставным чиновником. С Ростиславом Мурзагуловым, до недавних пор правой рукой главы Башкирии. Впрочем, мне всегда казалось странным, что Ростислав - чиновник.

Вся его биография протестовала: ну этого не может быть! После работы с президентом Башкирии Муртазой Рахимовым (народная кличка Бабай) он, например, написал бестселлер «Бабай всея Руси». Чиновники изумились такой наглости, но книга так широко разошлась в народе, что Мурзагулов «проснулся знаменитым».

Затем Ростислав переезжает в подмосковный Красногорск, где главу расстреляли прямо в рабочем кабинете из дробовика... Там веселую башкирскую команду помнят до сих пор. Мурзагулов со своим патроном, будущим главой Башкирии Радием Хабировым, провели новую дорогу в Москву (выдав ее за полукилометровую парковку), разбили парк, записали бойца Джеффа Монсона в местные депутаты. А Ростислав заодно разругался с приревновавшим Алексеем Навальным, запретившим Собчак и Гудкову организовывать с «выскочкой» и «лазутчиком Кремля» партию. И это только за год!

О беспокойной команде чиновников заговорили как об управленцах будущего. В итоге команду Хабирова отправили управлять Башкирией.

И вдруг Ростислав - на минуточку, глава государственного медиахолдинга «Башинформ» - снимает видеоклип. Идет он такой веселый по башкирскому «Белому дому», в руке чемодан, на нем надпись «Для взяток». И поет Мурзагулов: «Я как Моргенштерн, только старый и толстый».

Скажем мягко, Башкирия была потрясена. А карьера «чиновника будущего» пошла под откос.

Обозреватель «КП» встретился с Мурзангуловым, чтобы спросить, что довело успешного и яркого менеджера до такого перформанса. И почему теперь его вынуждают... уехать из России

Обозреватель «КП» встретился с Мурзангуловым, чтобы спросить, что довело успешного и яркого менеджера до такого перформанса. И почему теперь его вынуждают... уехать из России

Фото: Владимир ВОРСОБИН

«НЕ ХОЧУ СИДЕТЬ НА БЕССМЫСЛЕННЫХ СОВЕЩАНИЯХ ПО РАЗВИТИЮ ЧЕГО-НИБУДЬ»

- Понятно, для кого-то это покажется идиотизмом, - кивает Мурзагулов.

- Если не знать тебя, может показаться... - тоже киваю.

- Люди не знают, что такое молодежная субкультура Уфы. В этом мощнейшем движении много людей, и у них есть история успеха. Это Алишер (Моргенштерн), Ваня (Face), другие...

- Но как вообще возник в этой истории Моргенштерн?

- Такие, как он, - зеркало. Они поют про все, что их волнует. Некоторые, к сожалению, долбят наркотики, но чаще всего успевают понять, что зря. И про это тоже начинают петь. То, что эту субкультуру не замечали лет двадцать, - огромный идиотизм со стороны властей. Я пытался наладить диалог с молодежью. Они прикольные, классные.

- То есть попытался поговорить на их языке?

- Конечно. Я тебе больше скажу. Этот клип был конкретным ответом на провокацию Алишера. Мы с ним как-то сидели, пили шампанское, и я вдруг сказал: «Да я как Моргенштерн, только старый и толстый». Он: «О, это же песня! Давай типа ты *** клип из «Белого дома»?» Я говорю: «Ок!»

- На слабо?

- Но я же понимал, что это сделать надо. Молодежь должна знать: во власти есть люди, с которыми можно говорить... Слушай, ты же видел костяк протестов прошлой зимой. Студенты. Я категорически против любых революций. Но Европа нормально жила в 60 - 70-е годы, и вдруг студенты побежали на баррикады. Потому что «старики» потеряли, упустили молодежь. А у нас рэперы десять лет писали письма: дайте нам скейтодром. Думаешь, для Башкирии с 300-миллиардным бюджетом сделать два километра асфальта - проблема? Нет. Просто на непонятную молодежь в татухах и пирсинге всем плевать.

- Тогда зачем отставка?

- Стал жертвой буллинга (смеется). Тут я неправильно просчитал. Пытался спровоцировать дискуссию в обществе, и молодые люди мою сатиру поняли, сказали: окей, ты наш... Но разговор между «взрослыми» и «молодыми» не получился.

- Почему?

- Показательна реакция консерваторов. «В святая святых, в «Белом доме», идет человек с чемоданом «Для взяток и откатов». Я им отвечаю: «Мы будем друг другу доказывать, что во власти нет людей, которые берут взятки?» И тут у меня внутри что-то сломалось, я понял, что к этой вертикальной властной системе не хочу иметь отношение. Она тупиковая. В любой точке мира, хоть в России, хоть в Америке. Я изучаю цифровое будущее, которое вот-вот наступит, и мне не хочется тратить время, просиживая на совещаниях. Не приведут они ни к какому результату. Не хочу разрабатывать стратегию развития Башкирии на 30 лет, когда никто не знает, что будет через 5. Не хочу сидеть на бесконечных архаичных конференциях по развитию чего-нибудь!

- Но разве ты не был частью эксперимента Кремля по выращиванию чиновников будущего? Помнишь Красногорск?

- В Красногорске мы не тонули в совещаниях. Наоборот, бежали от бюрократии. Помнишь, как мы построили дорогу из Красногорска в Москву? 20 лет шли совещания, городу говорили: есть только один выход - проект за 1,5 млрд рублей с эстакадой, которая упрется в середину Москвы. А мы-то видим - вот же она, Москва. 500 метров. Вон улица, по которой можно проехать, чтобы 40 минут не стоять в пробке. Наше совещание шло 5 минут. Нельзя дорогу? Ок. Мы поставили полукилометровую муниципальную парковку! А по парковкам можно ездить.

- Обманули бюрократию, получается.

- Я кайфую от этого решения: красногорцы нам до сих пор спасибо говорят... Нам бы вообще всей страной переключиться на решение практических вопросов. А то все ищем виноватых. У нас в стране наркоманию развел Моргенштерн, жизнь испортили американцы, всю воду в кране выпили украинцы... Кругом охота за какими-то призраками - все ищут экстремизм, митинги. Хотя в России нет идиотов, которые требуют отдать им всю власть. Никто не требует от политических противников застрелиться и повеситься на столбах...

- А чего они хотят?

- Когда мы вернулись в Башкирию, мой шеф (глава республики Хабиров. - В. В.) поручил: «Говори с людьми, узнавай, что не так». И выяснилось, что нет у людей к власти страшных претензий. Люди лишь хотят, чтобы их уважали, слушали. Даже когда они не правы. Например, горожанам не нравится, что в Уфе собираются построить дельфинарий. Дескать, животных нельзя мучить. И хотя я, как ученый, знаю, что сознание дельфинов не изучено и мы не знаем доподлинно, страдает дельфин в хороших условиях или нет, зачем людей через колено ломать? Или возьмем народное сопротивление разработке горы Куштау на соду. Власти послушали людей. Пусть это было довольно глупым эмоциональным решением (минус несколько миллиардов для бюджета), оно было продавлено населением. Значит, пусть будет так.

«МНОГИМ НЕ ПО ДУШЕ НАВЯЗЫВАНИЕ «ИСКОННОГО И ПОСКОННОГО»

Жизнь Моргенштерна (слева) - вот о чем мечтает главный герой того самого скандального клипа. Мурзагулов (справа) пообещал снять ролик и ведь снял... А еще и сыграл главную роль.

Жизнь Моргенштерна (слева) - вот о чем мечтает главный герой того самого скандального клипа. Мурзагулов (справа) пообещал снять ролик и ведь снял... А еще и сыграл главную роль.

Фото: www.youtube.com

Фото: www.youtube.com

- В чем неудача твоего проекта?

- Знаешь, оказалось, в маленьком городе все сделать легче. А на уровне республики слишком много политики, разных полюсов, конкуренции. Бизнес с одной стороны давит, органы власти - с другой, Москва - с третьей... Когда Радий Фаритович (Хабиров. - Ред.) увидел этот безумный город (Уфу. - Ред.), переполненный вонючими «пазиками», он думал, что быстро решит проблему транспорта. Но решал ее в итоге года два!

- Но ты пришел сюда с определенной задачей.

- Слушай, я частный случай. И, конечно, сам во всем виноват. Возможно, проблема моего личностного роста... (Задумывается.) Но многое изменилось. Мой шеф принял тренд на консерватизм. Я же этот тренд не принимаю. В стране много людей, которым не по душе навязывание «исконного и посконного». Почему мы хотим их заставить это полюбить? Я был пионером, как и ты, ходил в галстуке, белой рубашке, синем костюмчике. Тебе это нравилось? Мне - нет. И зачем мы опять хотим надеть на всех одинаковые синие робы? Любой из нас - отдельная вселенная.

- А в Кремле это понимают?

- Я знаю во власти очень много классных современных людей, причем не только молодых, а тех, кому по 50 - 60, которые готовы вести страну к переменам. Сейчас, когда мы ссоримся с миром, мы себя противопоставляем: ах, вы все там такие модные, западные, на велосипедах, с растрепанной шевелюрой, как Борис Джонсон, а мы будем, наоборот, консервативные, на «Мерседесе», вот так сейчас лоб нахмурим и будем, как в СССР, серьезными людьми. Но часть элит видит мир по-другому. Пример - цифровой ответ власти на недовольство людей. Программа «Инцидент-менеджмент». Кириенко (первый зам. руководителя администрации президента. - Ред.) ее придумал, потому что видел: страна расслаивается на две части. Одна сидит в интернете и ругает власть, другая в красивых кабинетах обсуждает «стратегию до 2030 года». Он это «поженил». Я вводил эту систему в Подмосковье, в Башкирии она работает... Но беда в том, что прогрессивная часть чиновников не такая крикливая, как та, что со «скрепами». А в столкновении мнений часто выигрывает тот, кто погорластее.

- Идет битва прогрессистов и консерваторов?

- Да. И в Кремле тоже! Но в последнее время почему-то принято консерваторам уступать: «Да ладно, чего мы будем спорить, мы понимаем - пройдут эти времена, куда они денутся». Пройдут-то пройдут, но как потом мы собираемся мир догонять?!

- С помощью Моргенштерна?!

- Не надо относиться к нему как к чему-то темному: мол, есть грязь, грех, свалки и Моргенштерн. Многие не могут принять простую мысль - он отражение факта: большинству (!) молодежи скучны ваши ценности. Вот хоть убей! Вы им навязываете с утра до вечера - День Победы, религия, семья, Петр и Феврония... А молодежь: мы лучше про телок, про бабки, про рэп... Скажете, они тупые? Они часто умнее нас. Идите к ним и разберитесь, почему они протестуют.

- Потому что они молоды!

- А я скажу почему. Когда мне было 20 лет, я пролез на центральное телевидение. Володя, я был на Первом канале редактором! Я, дикий башкир, приехал в Москву с котомкой. К счастью, хорошо говорил и писал, потому что мама - учитель русского языка и литературы. И меня взяли без блата, взяток и связей. Скажи, сейчас это возможно? Пусть попробует 20-летний куда-нибудь пролезть, кроме «Комсомолки», менеджером. Если у него нет великого папы, не получится.

И это молодым не нравится. И они поют эту протестную херню и слушают ее же. Тот же Алишер сидел у разбитого корыта. У мамы закончился бизнес, папа помер. Будущий Моргенштерн сидел и думал: «А как мне преуспеть? Буду петь то, что хотят услышать».

- Цинично.

- Да. Люди хотят это слышать? Слушайте!

- Но консерваторы тоже дают людям то, что они хотят.

- Консерваторы дают людям то, что сами хотят слушать. Они лезут к людям со «скрепами»...

- Но их больше.

- Не думаю. Просто подсчеты кривенькие у нас. Если научно: страна сейчас на стадии межклеточного столкновения в социуме. Люди друг друга не понимают, не принимают и не хотят слышать вообще.

- Почему?

- Потому что мы ушли в этот консерватизм с головой. Мы сейчас говорим детям: какой бизнес, какая работа, да ты что, сынок? Учись! И носимся с этим высшим образованием, хотя за полтора года планета Земля удваивает количество информации. То есть, пока сынок учится свои 5 лет, вся информация сменится три раза! У нас коллапс высшего образования, который мало кто хочет признавать. Я преподаю в университете, и мне ужасно больно смотреть на то, как мы их, бедных, учим. Программы устаревшие. Пока молодежь просиживает за партами штаны, она пропускает свой расцвет сил. Мы не даем ей в это время реализоваться. «Милок, конспектируй учебник, потом оттуда выйдешь, может, в «Молодую гвардию» вступишь...»

Ростислав Мурзагулов до недавнего времени был правой рукой главы Башкирии.

Ростислав Мурзагулов до недавнего времени был правой рукой главы Башкирии.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

МОЛОДЕЖЬ НЕ ХОЧЕТ ФЕВРОНИЮ, ОНА ХОЧЕТ СВОБОДУ

- Ты упомянул Петра и Февронию...

- Главное, чтобы меня не посадили за эти слова.

- Да, будь осторожен. Это символы. На них, как считается, стоит русская цивилизация. Фундамент...

- Но с точки зрения тех, кто слушает Моргенштерна (а их миллионы), это полная ерунда! У меня тогда есть решение - дайте Петра с Февронией тем, кому они нужны. А тем, кому не нужны, дайте что-то другое. Но у нас же Феврония везде.

- Чтобы приучить детей к хорошему, к семье.

- Пойми, они живут в другой парадигме. Они живут в том поколении, которое, скорее всего, и от брака откажется.

- Значит, это порченое поколение. Его надо исправить.

- Поколение каждый раз другое. Наши бабушки смотрели на нас как на редких козлов и со страхом думали, что же с нами будет, мы в тюрьму, наверное, сядем. Когда я первый раз включил в детстве Высоцкого, бабушка на меня выругалась отборным четырехэтажным башкирским матом. Поколения меняются, ценности меняются. У нынешнего - быть свободнее. Спасибо Путину за это, кстати. Нет у молодежи наших проблем - как пожрать, переночевать и с кем размножиться. Вспомни 1997-й. Я сидел сосал лапу, мы ели собачьи супы неделями. У сегодняшних молодых такого нет, они сытые, у них нижняя часть пирамиды Маслоу реализована. А следующая часть знаешь какая? Взаимное уважение и свобода.

- Как им это дать?

- Да не закрывайте вы им эти рэп-концерты. Не надо гонять Ваню Face, как зайца, по всей стране - тут проведешь, тут не проведешь. Молодые его хотят слушать - пусть слушают. Они не пойдут вас громить, этого в их ценностях тоже нет.

В МОСКВЕ ЛЮДИ ЧЕРСТВЕЮТ

- Вернешься в чиновники?

- Вряд ли. Меня как-то хотели вставить в «кадровый резерв» - я прекрасно понимал, что за этим будет следовать. Если я, не дай бог, успешно пройду собеседование, то последует депеша Радию Фаритовичу: «Нам нужен замдиректора по развитию чего-нибудь». И Радий Фаритович такой: «Ну, сынок, с богом». А я меньше всего этого хотел. И я два часа рассказывал людям, какой я идиот.

- Почему?

- Не люблю Москву. 15 миллионов человек друг друга толкают локтями и думают только о том, как бы заработать. Там я встречался со своими друзьями реже, чем с теми же московскими друзьями я встречаюсь сейчас. Эта гиперцентрализация приводит к искривлению человеческих отношений. Люди черствеют. Но мне прикольно в выходные в Москве побывать, походить по красивым улицам.

Ростиславу посоветовали уехать из страны.

Ростиславу посоветовали уехать из страны.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

ЗВОНОК НА ВЫХОД

И тут Ростиславу позвонили. И прямо на моих глазах он решает... купить билет из Уфы в один конец.

Получилось это так. Интервью подходило к концу. Мы снова заговорили о вертикали власти...

- Там вообще-то нет единого центра, - поясняет Мурзагулов. - Там и администрация президента, и ФСБ, и правительство.

- Как тогда принимаются решения?

- Кто продавил свою версию, кто первый добежал до верха со светлой идеей, например, «все-таки давайте замочим Моргенштерна», так и начинают либо мочить, либо не мочить. В этом наша проблема. У нас нет делегирования принятия решений.

- Но, чтобы «первым добежать», надо иметь допуск «наверх».

- Да. И все большие люди за это друг с другом воюют.

Помрачнев, Ростислав просит выключить диктофон. Говорит, что сразу после отставки к нему подошел бывший коллега, занимающий довольно высокий пост, и посоветовал на пару лет уехать из страны - так будет безопаснее. Ответил: «С какой стати? И на какие деньги? И что мне там делать?»

Так интервью закончилось. Начинаем прощаться...

И тут... звонок.

Ростислав слушает. Отключает сотовый. И радостно (привычка) говорит:

- Поздравь. Похоже, все-таки придется пожить за границей.

Молчим.

- Вот зачем? - спросил Мурзагулов.

- Кто-то, наверное, добежал, - говорю.

- Но зачем? - повторил Ростислав. И пошел собирать вещи.

СПРАВКА «КП»

Ростислав МУРЗАГУЛОВ родился в 1978 году в Кумертау, Башкирия. После учебы в МГУ работал корреспондентом газеты «Советская Башкирия», редактором и ведущим новостей на Первом канале. С 2003 по 2008 год пресс-секретарь президента Башкортостана Муртазы Рахимова.

В 2010 - 2011 годах заместитель руководителя администрации главы РБ по внутренней политике.

С 2011 года замдиректора ОАО «Курорты Северного Кавказа» по маркетингу и связям с общественностью, эксперт ООН по связям с общественностью.

В 2015-м стал исполнительным директором Института развития избирательной системы РФ. В 2017 - 2018 годах вице-мэр подмосковного Красногорска.

С 2018 года глава совета директоров АО «Башинформ» (главного государственного медиахолдинга Башкирии), председатель совета директоров футбольного клуба «Уфа».

В 2020 году избран главой Общественной палаты Башкирии.