Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Общество26 декабря 2021 4:00

Загадки убийства Сергея Кирова: Выстрел, с которого начался Большой террор

87 лет назад в Ленинграде расстреляли живой символ революции - и Москва ответила Большим террором
До начала 30-х Сталин и Киров (в центре) спокойно ходили по улицам с минимальной охраной (двое на заднем плане).

До начала 30-х Сталин и Киров (в центре) спокойно ходили по улицам с минимальной охраной (двое на заднем плане).

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Знаковые фигуры первых лет советской власти сгорали как мотыльки - Ленин, Свердлов, Фрунзе, Дзержинский… Буревестников великого бунта испепеляли болезни.

Пожалуй, первой показательной и яркой жертвой, которую прибрал не Бог, но человек, причем демонстративно, в родовом гнезде новой власти, стал Сергей Киров. Любимец партии и народа, лидер коммунистов Ленинграда, «колыбели Октябрьской революции». Его, оказавшегося в декабре 1934-го в Смольном без охраны, убил выстрелом в затылок из нагана Леонид Николаев, изгнанный ранее из партии, но принятый обратно. Застрелил, как сам прохрипел после неудачной попытки самоубийства, «по политическим мотивам».

В ответ на эту показательную казнь в СССР, как принято считать в отечественной историографии, Сталин развернул Большой террор. В популярной частушке тех времен пелось:

Эх, огурчики, помидорчики…

Сталин Кирова убил в коридорчике.

Но был ли инициатором расправы с Кировым сам «вождь народов» или он использовал гибель старого друга как повод для чисток?

«Комсомолка» обратилась за ответом в Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ).

Бухарин и Ягода не сознавались

Что говорил Генрих Ягода (на момент убийства Кирова нарком внутренних дел СССР) в апреле 1937-го?

Из протокола допроса Г. Г. Ягоды от 26.05.1937:

- Убийство тов. Кирова могло быть предотвращено?

- Безусловно.

- И вы это не сделали?

- Нет.

- Значит, вы являетесь соучастником этого убийства?

- Нет, я этого не могу признать... Никаких указаний об ослаблении физической охраны Кирова я не давал.

- У вас материалы о действующих террористических центрах были?

- Были.

- Киров был убит ими?

- Ими... Я не являлся соучастником этого убийства, но, несомненно, должен ответить за то, что не предотвратил убийство Кирова.

- Вы сознательно покрывали подготовку убийства тов. Кирова?

- В мои личные планы как наркома внутренних дел не могли входить такие разрозненные акты, как убийство Кирова. Я хорошо понимал, что такие акты могут привести если не к полному моему провалу… то к моей ответственности и как наркома, ведающего охраной членов правительства. Тут ничего, кроме проигрыша, для меня лично не могло выйти.

Что говорил Николай Бухарин (в 1934-м главный редактор «Известий») в январе 1938-го?

Из протокола допроса Н. И. Бухарина от 10.01.1938, проведенного прокурором СССР Вышинским.

На вопрос о предполагаемых последствиях убийства Кирова Бухарин ответил:

- Совершить госпереворот - об этом после убийства Кирова нельзя было и думать.

- Вы знали, что троцкисты организуют ряд враждебных актов и одним из таких актов было... убийство товарища Кирова?

- Да, узнал постфактум.

Этот ответ сначала был написан так: «Да, знал». Но Бухарин добавил в начале глагола букву «у» и дописал postfactum. То есть, как и впоследствии на суде, полностью отрицал свою осведомленность в подготовке убийства Кирова.

Что говорил Алексей Рыков (в 1934-м глава Наркомата связи) в марте 1938-го?

Вот выдержки из его последнего слова на судебном заседании 12.03.1938:

- …Гособвинителем выдвинуто против меня обвинение, в котором я непосредственного участия не принимал и которое признать не могу. Это обвинение в даче директивы об убийстве Кирова. Это убийство было предметом двух судебных разбирательств. Не помню, чтобы тогда было названо мое имя.

Пышная церемония похорон Кирова прошла 6 декабря 1934 года у Кремлевской стены в Москве. Урну с прахом несли Сталин, Ворошилов (в первом ряду), Молотов, Каганович, Жданов и другие члены Политбюро ЦК ВКП(б).

Пышная церемония похорон Кирова прошла 6 декабря 1934 года у Кремлевской стены в Москве. Урну с прахом несли Сталин, Ворошилов (в первом ряду), Молотов, Каганович, Жданов и другие члены Политбюро ЦК ВКП(б).

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Первая комиссия

60 лет назад был подготовлен первый отчет специальной комиссии. Она, исполняя постановление Президиума ЦК от 6 мая 1961-го, изучала обстоятельства и самого убийства Кирова, и расследования, и суда по этому делу, а также последующих разбирательств с его участниками. Комиссию возглавлял глава комитета партийного контроля при ЦК КПСС Николай Шверник.

Отчет занял семь печатных страниц - перелопатили же десятки томов, в том числе впервые поднятые из архивов. 120 человек, имевших отношение к процессу, дали свои объяснения. Это оставшиеся в живых сотрудники НКВД, суда, прокуратуры и партработники. А также родственники и близкие осужденных.

«Военная коллегия Верховного суда СССР 28 - 29 декабря 1934 года рассмотрела в закрытом заседании дело по обвинению Николаева (перечислены еще 13 человек. - Ред.) в совершении террористического акта над С. М. Кировым, - сообщается в письме комиссии в ЦК. - Суд признал, что убийство Кирова было подготовлено и осуществлено подпольной террористической зиновьевской организацией, возглавляемой так называемым Ленинградским центром. Который имел преступную связь с латвийским консулом в Ленинграде Бисенексом. Все 14 подсудимых были осуждены к расстрелу, приговор был приведен в исполнение немедленно».

Почему суд так спешил? Комиссия приходит к однозначному выводу: торопили сильно и с самого верха. В частности, четыре руководящих работника НКВД «путем шантажа и обещаний сохранить Николаеву жизнь и созданием ему привилегированных условий содержания под стражей сумели обработать его».

Для чего обрабатывали?

«От Николаева добились показаний, что он являлся «зиновьевцем», входил в подпольную террористическую группу и по ее заданию совершил убийство Кирова, - утверждает комиссия. - Используя показания Николаева, следствие добилось от других обвиняемых показаний об их моральной и политической ответственности за этот террористический акт».

Но все эти признания никаких подтверждений в материалах дела не имеют и проведенной проверкой опровергаются.

Сам убийца Николаев ни к каким оппозиционным, антипартийным группам не принадлежал, взглядов их не разделял и сразу после убийства «наличие соучастников отрицал». Из 13 обвиняемых четверо о Николаеве и слыхом не слыхивали. И вся чертова дюжина дружно и на следствии, и на суде его «обновленные» за время следствия показания о «зиновьевском заговоре» отрицала. А органы НКВД «в 1933 - 1934 годах никакими данными ни о какой террористической организации в Ленинграде не располагали».

Дошло до абсурда.

«Даже руководители следствия Агранов и Миронов, несмотря на все попытки представить Николаева активным участником подпольной террористической организации, не включили Николаева в состав «Ленинградского центра», - констатирует комиссия.

Но это ломало выстроенную не ими картину.

24 ленинградских чекиста, так или иначе причастных к «делу Кирова», через три года расстреляли. Видимо, они много знали... Фото: РГАНИ

24 ленинградских чекиста, так или иначе причастных к «делу Кирова», через три года расстреляли. Видимо, они много знали... Фото: РГАНИ

При чем тут Сталин?

«Проверкой установлено, что в состав «Ленинградского центра» Николаев был включен лично Сталиным, - докладывают в ЦК Шверник с группой следователей. - НКВД 21 декабря 1934-го представил Сталину проект сообщения в печати о результатах следствия… Сталин собственноручно, вопреки материалам дела, вписал Николаева в число членов «Ленинградского центра». При повторной правке он дополнил состав этого центра Румянцевым, а Антонова и Звездова исключил».

К моменту составления обвинительного заключения в распоряжении «вождя народов» имелось 260 (!) протоколов допросов, а также множество спецсообщений о ходе следствия. В течение декабря лидер СССР «многократно лично принимал Ягоду, Вышинского, Ежова». Он требовал от следствия «предоставления материалов о причастности «зиновьевцев» к убийству Кирова».

А как же связь «заговорщиков и террористов» с зарубежьем, конкретно с латвийским консулом Георгием Бисенексом?

«Изучение материалов показало, что предъявленные Бисенексу в 1934-м, а также в 1941 году обвинения о его причастности к убийству Кирова и передаче денег на антисоветскую деятельность целиком построены на оговоре Бисенекса Николаевым, - заключает комиссия. - НКВД, располагая материалами, положительно характеризующими Бисенекса, предпринимал меры для его вербовки в пользу советской разведки, причем делалось это даже после убийства Кирова. Несмотря на это, он в 1941-м был необоснованно осужден к расстрелу».

Казалось бы, 1934-й - это все-таки еще не 1937-й. Но «комиссия Шверника» обнаружила подтверждения того, что Сталин лично дал указание председателю военной коллегии Ульриху «о проведении судебного процесса в два дня и о расстреле всех 14 обвиняемых».

«Ульрих составил приговор до начала судебного процесса и перед отъездом из Москвы в Ленинград отпечатал в Военной коллегии Верховного суда СССР окончательный текст этого приговора, - сообщает комиссия. - Текст был без каких-либо изменений подписан в конце судебного заседания».

Процесс был проведен с «грубейшими нарушениями советского уголовного и уголовно-процессуального закона». На суде выяснилось, что Николаев совершил преступление без участия остальных 13 подсудимых. Но все равно были приговорены к расстрелу все 14 осужденных.

Начало террора

Основные выводы, к которым пришла «комиссия Шверника» в 1961-м и которые впоследствии были подтверждены другими комиссиями, работавшими в 70-е и 80-е годы, уже при других генеральных секретарях и с вновь открывавшимися архивными материалами, таковы:

- Леонид Николаев убил Сергея Кирова, считая, что партия его, Николаева, не ценит по достоинству, и приговор убийце пересмотру не подлежит.

- 13 человек, «зиновьевцев», расстрелянных по этому делу в Ленинграде, в этом теракте не виновны и приговор в отношении них надо отменить.

- Бывший латвийский консул Бисенекс к убийству Кирова и шпионажу непричастен, и приговор в отношении него также необходимо отменить.

Это доказанные факты. А главный вывод таков:

«Сфальсифицированные следствием материалы… по инициативе Сталина были широко использованы для того, чтобы убедить партийные организации и общественное мнение в стране в правильности версии о террористической деятельности «зиновьевцев», - указано в заключении комиссии. - В январе 1935-го Сталин составил от имени ЦК ВКП(б) текст закрытого письма «Уроки событий, связанных со злодейским убийством тов. Кирова». Письмо требовало... применения репрессивных мер против «зиновьевцев» и их последователей».

Эти установки посеяли подозрительность и недоверие среди членов партии и «привели в дальнейшем к массовым репрессиям не только в отношении бывших участников оппозиционных групп».

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Сергей КИРОВ (Костриков) родился в Уржуме Вятской губернии 27 марта 1886 года. В РСДРП с 1904 года, с 1905-го в тюрьмах и ссылках как организатор забастовок, демонстраций, нелегальных типографий. В 1919-м как глава временного ревкома Астрахани подавлял «контрреволюционный мятеж», в 1920-м был полпредом Советской России в Грузии, с 1921-го первым секретарем ЦК компартии Азербайджана. С 1926-го возглавил Ленинградский обком партии и Северо-Западное бюро ЦК ВКП(б), с 1930-го входил в Политбюро и Президиум ВЦИК. Получил орден Ленина за восстановление нефтепрома. Был одним из лучших ораторов. Дружил и со Сталиным, и с Бухариным.

КТО УБИЙЦА

Убийца Леонид Николаев, чем-то внешне напоминавший молодого Кирова, с женой Мильдой Драуле, которую он подозревал в измене. Фото: Wikimedia Commons

Убийца Леонид Николаев, чем-то внешне напоминавший молодого Кирова, с женой Мильдой Драуле, которую он подозревал в измене. Фото: Wikimedia Commons

Леонид НИКОЛАЕВ вступил в ВКП(б) в 1923-м, работал в комсомольских и партийных органах, в 1933-м за отказ в переводе в провинцию исключен из партии и уволен из Института истории партии Ленинградского обкома. Весной 1934-го добился восстановления в ВКП(б), но на работу его не брали. При этом его прикрывали местные «органы», а его партбилет был пропуском в Смольный. Причиной убийства Кирова называл личную неприязнь (слухи о том, что его жена Мильда Драуле - любовница Кирова, в документах не отражены) и политический протест. После оглашения смертного приговора 29 декабря 1934-го заявил: «Обманули!»