Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
В мире26 декабря 2021 11:05

Архиепископ Десмонд Туту: «Цель одна – это служение Богу»

Kp.ru публикует фрагменты интервью Нобелевского лауреата, ушедшего 26 декабря из жизни
У Десмонда Туту было много званий.

У Десмонда Туту было много званий.

Фото: REUTERS

Ушел из жизни батюшка-миротворец. Именно так частенько называли лауреата Нобелевской премии мира, борца с апартеидом, южноафриканского священника Десмонда Туту.

У Туту было много званий: он был архиепископом, в начале 2000-х неоднократно становился филантропом года, опередив однажды самого Билла Гейтса, основателя корпорации Microsoft.

Авторитет во всем мире он завоевал, борясь с расовой сегрегацией у себя на родине – в ЮАР, всегда наставая на том, что борьба с апартеидом должна осуществляться мирными средствами.

В архивах Kp.ru есть интервью с Десмондом Туту, которое он дал нашему изданию. Приводим наиболее значимые из него фрагменты.

- Преподобный, что вам сейчас вспоминается чаще всего?

- Пожалуй, детство. По субботам отец усаживал меня на свой велосипед, и мы отправлялись на реку. Я не любил ловить рыбу, мне нравилась тишина, которая нас окружала. Каждую неделю я жил ожиданием утра субботы, когда отец начинал крепить удочки к раме велосипеда и звал меня с собой.

- Какие книги вы тогда любили читать?

- Басни Эзопа, почти все произведения Шекспира… Помню, все мои сверстники тогда увлекались рисованными комиксами и тратили все время на то, чтобы прочитать, обсудить и домыслить очередной выпуск похождений выдуманного героя. Отец запрещал мне тратить время на комиксы, утоляя мой книжный голод совсем другими книгами. По прошествии стольких лет я признаю его правоту.

- Кем вы хотели стать, когда вырастете?

- Врачом. Я даже сдал все экзамены и был принят в военно-медицинскую школу, но у моей семьи не было денег, чтобы заплатить за мою учебу. В итоге я стал преподавателем, а уже потом, после известных событий, священником. Я, признаюсь, никогда не планировал выбора духовной стези, но так решило Божье провидение, и я принял сан. Тогда в Южной Африке практически не было темнокожих священников, да и еще с университетским дипломом. Мой выбор оказался правильным – у меня появились возможность и призвание общаться с людьми и помогать им.

- Но ведь этим можно заниматься и не будучи лицом духовным…

- Верно. Но, став священником, вы наделяетесь особой привилегией – знать практически все, что происходит с ближними… Человек нередко размышляет, как выглядит, на кого похож Господь. И хотя всем известно, что у Бога нет материального выражения, которое можно было бы описать или запечатлеть на холсте, обращаясь к священнику, люди нередко ассоциируют его с посланником вышних сил. Люди, по сути дела, ничего не знают о Боге, кроме тех его представителей на нашей земле. Кто эти представители? Вы, я, все мы…

- Вы верили в то, что апартеид будет побежден?

- Конечно же, были моменты, когда приходилось сомневаться. Но в целом все мы были непоколебимы в своей борьбе с этим злом, верили в то, что никогда ложь не сможет победить правду, темнота не затмит свет, смерть не возобладает над стремлением к жизни.

Апартеид был похож на решение еврейского вопроса, которое нарисовало арийское безумие Гитлера. Тогда более 3 млн. южноафриканцев были выброшены в бантустаны – специальные резервации для черных. Я намеренно употребляю глагол «выброшены» ведь казалось бы, выбросить можно только вещь. Апартеид же гарантировал, что чернокожее дитя Бога может быть выброшено и рассматриваться в контексте исключительно вещи.

Впервые в жизни в своей родной стране я смог принять участие в свободных выборах лишь тогда, когда мне было 63 года.

- Все цели достигнуты?

- В духовном плане у человека может быть лишь одна цель, достижение которой длится всю человеческую жизнь, каждый день, каждый миг. Это служение Богу.