Орлуша в гостях у "КП"

На ваши вопросы поэт ответил 28 августа.

Предлагаем стенограмму и фрагменты трансляции.

Ведущая - Дарья ЗАВГОРОДНЯЯ.

- Здравствуйте, дорогие читатели и зрители сайта kp.ru. в гостях у нас сегодня человек, которого мы очень долго ждали в гости. Долго кудахтали и верещали, когда же к нам приедет. И вот к нам приехал наш любимый поэт Андрей Орлов. Он не любит, когда его называют Андрей, тем более Орлов. Он любит, когда его называют Орлуша. Здравствуйте. - Всем привет.

- Хотела бы два слова сказать о творчестве Андрея Орлова, большой поклонницей которого я являюсь. Есть книга «Стихи и рингтоны». Она сопровождается ленточкой, на которой написано, что эта книга содержит ненормативную лексику.

- Это чтобы дети не покупали до 18 лет. мне даже в Челябинске один мальчик говорит: дяденька, купи книжку. Кассирши в алкогольных магазинах не проверяют, поэтому я надеюсь, что моя книга в детские руки тоже попадает.

- Детям же интересно. Самым интересным людям кажется мат. На самом деле мат и обсценная лексика в этой книге совершенно не главные. В этой книге много всего другого – интересного. Она вышла в прошлом году. А вот Орлуша говорит, что у него больше гораздо стихов.

- Было бы странно, если бы человек все, что написал, засовывал в книгу.

- Венедикт Ерофеев вроде как…

- Я же не видел его ящиков рабочего стола или что он писал на салфетках. Написано намного больше. Тем более, что написано это в Интернете. Там есть одни нормы дозволенности, востребованности текста, чем в печатной. Некоторые вещи, которые совершенно нормальны в Интернете, не так смотрятся на бумаге. Не все стихи, даже если буду переиздавать, не все стихи из этой книги войдут в следующую. Потому что некоторые вещи нормально смотрятся на экране, как и некоторые лица, но плохо смотрятся в печатной продукции.

- Вы тут очень эффектно выглядите в терновом венце.

- Обложка мне не нравится.

- Почему?

- Такая игра. Во-первых, там такие околорелигиозные есть параллели, которые мне совершенно ни к чему.

- У вас венец из колючей проволоки.

- Типа мученик.

- Вы по жизни-то не мучаетесь?

- Нет.

- Мы вчера в этом убеждались на юбилее клуба «Китайский летчик Джао Да». Там было прекрасно. Спрашивает Валентин Кац, большой почитатель творчества господина Орлова: «Уважаемый господин Орлов, скажите, вы уже работаете над текстом для нового патриотического гимна России?»

- А я не думаю, что в связи со смертью любимого мной детского писателя Михалкова встанет сразу же вопрос о новом гимне России.

- Фандорин спрашивает: «Сижу в неглиже. Чешу Фаберже». Ваши стихи?

- Нет, не мои. Хотя процесс мне вполне знакомый. Так получилось, в связи с тем, что после того, как несколько стихов людям в Интернете знакомым или по рингтонам, расползлись по сети, у меня получилась масса людей, которые… скажем так, мои стихи в свое время выдавали за свои. И масса сейчас, любое стихотворение со словом, состоящим из упрощенных трех, четырех или пяти букв, приписывается мне, в том числе хорошие и нехорошие. Так что нет. Не все, что написано в Интернете с ненормативной лексикой, написал я.

- Просто еще очень много работает под вас народу.

- Лучше работать под любимого или нравящегося поэта, чем бегать за детьми в лесополосе или воровать что-нибудь в супермаркетах. Графомания или даже плагиат – не самое плохое занятие.

- Почему вы оставили телевизионный бизнес? – спрашивает Фандорин.

- Телевизионный бизнес я оставил году в 1996-м, потому что телевизионный бизнес переделялся. Я рассорился со своей партнершей, мы не смогли его цивилизованно поделить. В результате я без всякого сожаления оставил телевизионный бизнес и ушел арт-директором журнала «Столица» в 1997 году. кстати, в первый раз за десять лет случайно надел майку этого журнала, который мы делали.

- А почему он прекратился? Так же был задорный журнал.

- Задорный. Но люди не очень любят покупать задорные вещи, потому что они покупают «Сникерсы», а задорные вещи любят, когда им дарят их на презентациях. Он не был поддержан. Это был такой убыточный проект. И на тот момент издательский дом «Коммерсантъ» решил его задорность не поддерживать. Все проекты имеют какой-то цикл жизни.

- Есть такой убыточный проект – газета «Ведомости». Ее зачем-то поддерживают.

- Во-первых, газета «Ведомости» приносит рекламу какую-то. потом у нее есть бизнес-интерес. Она – часть огромного издательского дома, она в их бизнес-планах. Она – клон западных бизнес-изданий, это противовес «Коммерсанту» по тем новостям, которые не найдешь в «Коммерсанте». Она, видимо, нужна медиа-полю. Журнал «Столица» был нужен нам и нескольким нашим читателям.

- Очень многим читателям. У меня практически все читали эту прекрасную «Столицу». Она была вся смешная – от первой до последней строчки.

- Да ладно.

- Я же помню. Я была тогда молоденькой девочкой.

- Что ты могла понимать?

- Я понимала, потому что на факультете журналистики такого слова как «смешной текст» не существовало. Журналист должен быть серьезным придурком, в галстучке. А «Столица» была для меня глотком свежего воздуха. Был еще Денис Горелов, который писал смешные тексты.

- Была – и хорошо.

- Был Алексей Ерохин, который тоже писал смешные критические киноочерки, рецензии. Это было очень классно. И журнал «Столица».

- Из телебизнеса я ушел, потому что, видимо, для меня было на тот момент достаточно. Я из многих бизнесов в своей жизни уходил.

- Если не секрет, на каком канале вы работали?

- Пополам с Мартой Могилевской у меня была контора, которая называлась «ИМАРТ-Видео». Производили сотню клипов всяких, передачи производили. Чуть ли не ежедневные игровые. «Радио Труба» довольно смешная программа такая была. «Проще простого» передача. Коля Фоменко у нас стал телеведущим на нашей передаче. Много производили. Рекламное агентство было огромное. Зарабатывали деньги. Но потом телевидение как-то проструктурировалось.

- Вы были свидетелем и инициатором звездного пути Фоменко?

- Звездный путь Фоменко начался в «Секрете». Потом он работал с Угольниковым в «Оба-на». А как телеведущий – да, мы его позвали, у нас была ежедневная игровая программа, такие «Крестики-нолики», сидели звезды, мы задавали вопросы. Называлась «Проще простого». И вот Коля Фоменко у нас стал таким ежедневным телеведущим лицом.

- Третий вопрос от Фандорина: «Выпиваете?»

- Может хватит Фандорина?

- Он три вопроса задал. Третий вопрос – выпиваете?

- В данный момент – нет. То есть в эту минуту. Выпивал последний раз, по-моему, около двух-трех часов ночи сегодня.

- Где-то в два часа ночи.

- И я думаю, что часа через три-четыре после передачи у меня тоже будет хороший повод выпить немного алкоголя.

- Кстати, я могу сказать, что Андрей пьет очень немного. Умеренно пьет.

- Умеренно. Вчера это было около 600 граммов виски.

- 600 разве?

- 6 по 100 – это 600 получается. Ну всего-то, пустяки.

- Чего-то хочет спросить человек по имени Хан.

- Хана с днем рождения хотелось бы поздравить.

- Да?

- Обычно так говорят: Хана с днюхой! Я не знаю, тот ли это Хан. но на всякий случай.

- Хан, мы вас поздравляем с днем рождения. Он задает странный вопрос: «Как насчет хапнуть кеглю? Про «Градус» че-нить скажи».

- Про градус?

- А что он имеет в виду? А может, нам надо стихи почитать хорошие?

- Что сказать про «Градус»? «Градус» – это новая еще фигня, никому почти не известная. Надеюсь, что из мелкой тусовки вырастет что-нибудь хорошее. «Градус» - это такой новый ресурс в Интернете.

- А про что он?

- Про литературу. Про алкоголизм.

- А какой адрес? Надо зайти, посмотреть. Я даже не знала.

- Это беглые каторжники с сайта Литпром.ру. Разные люди. Они называются «ухложуки» и «ухложучки», те, кто угли с сайта Литпром.ру и сделали себе сайт Градус.ру.

- Чугункин спрашивает странным тоном.

- Ты не все сразу читай. Потому что там могут быть зашифрованные Интернет-шуточки, подколочки. С таким ником как Чугункин.

- Он вроде как-то безобидно. Просто немножко фамильярно: «Орлуша, ну в кого ты такой? Кто мама, папа, бабушка, дедушка?»

- Дедушек у меня обоих нет. У меня бабушки были женщины веселые, и тайна рождения моих мамы и папы сокрыта глубоким мраком. Так что я не знаю, ни кто я толком по национальности, ни в кого я. Папа у меня был строитель.

- Вы граф, наверное, Орлов?

- Какой граф? Папа у меня был строителем, несколько лет назад умер. Мама у меня тоже с ним на стройке познакомилась. Она работала экономистом. Сейчас спокойненько себе живет на даче под Москвой и ест смородину.

- Повезло вашей маме.

- Чего это повезло моей маме?

- Смородину ест.

- Сына видит раз в два года.

- Ну, и сына видит, и смородину ест.

- У меня нормальные родители. Никаких особых изысков в воспитании или семейных традиций у меня практически не было.

- Серебряными приборами откушивать, нет?

- Нет. Серебряные приборы я себе покупал уже потом, когда деньги были на серебряные приборы. Откуда серебряные приборы, когда мы от стройки к стройке ездили. Образования мне тоже никакого не дали ни семья, ни родина. Два курса института химического машиностроения. Выгнан за полную академическую глупость в 1976 году. с тех пор так вот и живу.

- Очень многие люди, которые многого достигли, совершенно не имеют академического диплома. Это сплошь и рядом.

- Не надо меня успокаивать. Ногти красивые.

- Спасибо. у меня есть подруга – Яся Танькова.

- Хорошенькая?

- Ой, она просто красавица. Она у нас топовый журналист. Она тоже не журналист по профессии.

- Познакомишь?

- Постараюсь. Она сейчас просто в колхозе работает по заданию.

- Поехали завтра в колхоз.

- Она не говорит в каком. Она же там инкогнито.

- Мы вычислим запросто. У нее есть электронная почта.

- Яся, Ярослава, девушка-красавица. Умница какая.

- И тоже без образования?

- У нее тоже нет журналистского.

- Поэтому и в колхозе. А мы с тобой – здесь.

- Нет, она книгу написала «Замуж за араба». Она как материал какой-то делает, у нее сразу книга получается.

- За араба ради журналистики сходила?

- Нет, это у нее просто такое расследование.

- Подскажи ей следующую тему: «Стать любовницей поэта».

- Любовницей поэта? Ха.

- Тоже тема для книжки вполне себе.

- Мне такая тема нравится. Мне самой нравится.

- Библиотека «Комсомольской правды»: «Переспать с таксистом за поездку», «Стать любовницей поэта», «Выйти замуж за араба», «На три дня к олигарху».

- Вот какой едкий поэт Орлуша. Спрашивает Персона: «Уважаемый Орлуша, вопрос прост. Как вы сами относитесь к своим стихам? И вообще, считаете ли вы свои писания стихами? Как вы думаете, та аудитория, кому ваши писания по душе, может быть в кругу ваших единомыслителей и ценителей настроящего искусства?»

- Да запросто. Память у меня хорошая. По мере поступления вопросов. К своим стихам я отношусь хорошо. Стихами я считаю далеко не все. Среди ценителей моего так называемого искусства есть очень разные люди – от полного чмо до ценителей высокого и прекрасного. Не всегда я сею разумное, доброе или вечное. Иногда я сею неразумное, недоброе и единовременное.

- Хорошо сказал.

- На все вопросы я ответил.

- Невозможно все время сеять вечное. Иногда…

- Иногда хочется чего-нибудь часа на три.

- Сиюминутное. Самид: «Здравствуй, уважаемый. Просто хочу пожелать тебе долгих лет жизни и исполнения желаний».

- Какая же твоя доброта, Самид. Спасибо, уважаемый.

- Удачи тебе, поэт.

- У какой дачи?

- В смысле – успеха.

- Когда девушка говорит «у дачи», это значит, надо сказать, где дача и во сколько у дачи.

- Поэт написано с большой буквы.

- А как еще?

- У нас читатели четко разделились по отношению к вам на две категории. Одни пишут с маленькой и в кавычках, другие пишут с большой и без кавычек.

- Надо сказать, что тогда и читатели одни сами с большой буквы «Ч» и без кавычек. Чугункин тоже с большой буквы «Ч» получается. А остальные – так себе читатели. Да ладно, не нравится – вон вверху есть командная строка, набирай любую другую и уходи с «Комсомольской правды», смотри все что угодно. Интернет тем и хорош, что это, в отличие от книги, которая у тебя одна в электричке, тебе ее жалко выбросить, потому что ты за нее деньги заплатил, а здесь – чего? Тюк, или вообще перезагрузись. Не нравится Орлов, загружайся на Путина. На что хочешь. На блог Медведева. Тоже очень умная, говорят, вещь.

- Да, там интересно.

- На любителя.

- Вы мне рассказывали интересную историю про жопу. Вы работали в рекламном производстве.

- Да, у меня было видеопроизводство на телевидении. Мы много рекламы делали.

- Была история, связанная с подбором модели на рекламный ролик.

- А чем она интересна нам сейчас?

- Просто она очень смешная. Как трудно выбрать девушку.

- Сложно рассказывать два раза подряд одну и ту же историю. Если чего-нибудь подойдет, я буду вспоминать специально. Как это – ни с того, ни с сего вдруг: здрасьте, дорогие слушатели, вот вам история про жопу, которую я рассказывал пять минут назад. Не в тему.- Человек по имени Не тот: «Андрюха, тебе не стремно, что это все благодаря Собчак? И что без нее ты бы по-прежнему писал только в стол?»

- Что благодаря Собчак? В какой стол? В стол я никогда не писал. Собчак. Если бы это было благодаря Собчак, то Собчак никогда бы этого стиха не узнала, начнем с того. Собчак пришла, когда он был уже у всех на телефонах.

- Хочу объяснить ситуацию. Несколько лет назад приобрело широчайшую популярность стихотворение про Ксению Собчак.

- Любой может набрать «Надувная Ксения Собчак»…

- Рассказывается, как лирическому герою на день рождения подарили надувную куклу Ксении Собчак. И как он предвкушает наслаждение этой куклой. Там все смешно.

- Потом у нее лопнула голова. Таким образом, у него не было никогда беспорядочной половой связи с дочкой Анатолия Собчака.

- Ничего не получилось.

- Я один раз угрожал Ксении Анатольевне, что, если она будет себя плохо вести, я женюсь на ее маме. И тогда я ей гуляночку налажу.

- И вы будете строгим отчимом?

- Да. Возьму фамилию Нарусов. Андрей Нарусов-Собчак.

- Готовы пожертвовать Орловым?

- Орлов свое пожил. Новая сущность.

- Сначала мы стихи про Ксению Собчак услышали все. Потом их услышала Ксения Собчак. Ей они понравились безмерно. Она их даже декламировала.

- Не думаю, что моя популярность, если она есть, среди тех, кто меня знает, этот стих не самый популярный.

- Ей не могло не понравиться. Потому что в очень расхваливаете ее телесные и душевные достоинства. «Ксения – хорошая и умная! И еще – красива, посмотри!...»

- «Я дрочу насос рукой безумною…»

- «Грудь уже, наверно, номер три…» Очень прекрасно. Ей не могло не понравиться.

Поэт Орлуша: Подарили мне на день рождения надувную Ксению Собчак.На ваши вопросы поэт Андрей Орлов (Орлуша) ответил 28 августа.Алексей ЕПИФАНОВ, Дарья ЗАВГОРОДНЯЯ

- Герои всегда помогают популярности. Выбор героев, выбор тем. У меня есть стишок, который называется «Задолбало». Там героев очень много. У меня в начале книжке, если говорить, кто мне помог, я всем же пишу благодарность. Полный список есть персонажей, упомянутых в книге. В порядке появления. И вот это все, кому я благодарен за то, что…

- Тут много чего. Эрнест Че Гевара, Виктор Пелевин, Евгений Петросян.

- Иисус Христос, Владимир Путин, Владимир Ленин. Собчак Ксения. Лужков. Валя Котик и Марат Казей. Пионеры-герои. Вот все, кого нужно благодарить. Ксения Собчак – одна из этого довольно длинного списка. Мелким почерком на три страницы список.

- Михаил Булгаков. Адольф Гитлер. Тут все самые главные люди ХХ и нынешнего века. Виктор из Торонто спрашивает: «Как мне опубликовать у вас в стране или показать вам мою картину «Резиновая Ксюша делает минет Орлуше». Я живу в Канаде 20 лет и хотел бы знать мнение публики о моем творчестве».

- Присылай ее мне на адрес orlovorlov@rambler.ru И совершенно спокойно я ее завтра выложу на каких-нибудь сайтах. Если это достойная картина.

- Виктор в Торонто живет.

- А Интернет у них там есть?

- Есть, раз он пишет нам письма.

- Пусть пришлет. Пусть доедет до Нью-Йорка, привезет картину Пете Шнякину. А Петя Шнякин ее будет популяризировать.

- Серьезный человек по имени Александр Зрячкин спрашивает: «Уважаемый Андрей!»

- Серьезность имени и фамилии? Или там написано, что он серьезный человек?

- Он очень серьезный тон взял в беседе. «Уважаемый Андрей, здравствуйте! Скажите, пожалуйста, каковы ваши критерии литературного профессионализма и кого из современных авторов вы наиболее цените?»

- Литературный профессионализм – это понятие несуществующее. Существует понятие самооценки автора и оценки автора публикой или критикой. Потому что, если человек продается, это не значит, что он литературный профессионал. Если человек печатается или не печатается, это не значит, что он не профессионал.

- А кто важнее – публика или критика?

- Опять же, смотря для чего. Если автору важно разместиться в существующем болотообразном литературном процессе, ему будет интересней критика. Это как с киноискусством. Критики хвалят одно кино, люди ходят на другое. Для кассы важней публика, для прессы важней критика.

- С Анной Ахматовой получилось по-другому. Ее сначала приняла публика, ее первый сборник, и тогда ее приняли в литературную тусовку.

- Назову имена, которые для меня в поэзии что-то значат. Из поэтов есть такой Элефант Фиш, есть поэтесса по имени Юся. Если говорить об Интернете. Есть проза человека по имени ЯБЛЯ – у него такой ник. Есть Французский Самогонщик, есть Щекотило. Есть Мама Стифлера, у нее под именем Лиды Раевской на дня выходит книга. Великолепный автор, вышедший в офф-лайн. Надеюсь, все будет хорошо. Так что имена есть, нужно смотреть и читать. Есть человек Десять Тысяч Метров Офигительного Провода. Он написал лучшие рассказы, которые я когда-нибудь читал, с конца прошлого века начиная, а может и вообще. На сайте udav.com Масса есть людей, которые действительно являются литературными профессионалами, вне зависимости от того, печатают их или нет. Есть человек по кличке «Шизов» по имени Антон Чижов, который сейчас пишет книги, которые уже продаются. Литературный процесс сейчас из Интернета выплескивается. Но вместе с грязной водой выплескиваются иногда и очень приличные литературные дети.

- Как красиво сказали. Спасибо за ответ.

- Ждем новых вопросов. А что оценивать качество? Если считаете, что вам нравится литература, ну и голосуйте своими рублями или тыками в Интернете на то, что вам нравится. Это как разговор. Если вчера за наш стол подходил человек, который не был никому интересен, ему сказали, чтобы он отошел от стола. Так же любой человек может отойти от любой книги. Купил я Мураками или Коэльо. Если мне книжка не нравится с десятого слова, это все равно что не нравится человек. Ты за столом сидишь и слушаешь весь вечер его занудство. Когда ты взрослый человек, можешь взять и отойти. Подари книжку соседу или отдай в приют для слепоглухонемых. Все говорят: у меня столько дисков, нечего слушать! Ну, выстави их в коридор, пусть там уборщица слушает. У меня столько кассет, нечего смотреть. Я год хожу в кино, столько потратил времени. Видно с десятой страницы или с десятого кадра, стоит это читать или нет. Редко бывает, что вдруг к концу книги ты поняла, что это книга хорошая. Так же не бывает. Она или нравится сразу. Так бывает, когда слушаешь музыку. Ты начинаешь слушать и примерно с третьего аккорда понимаешь, будешь ты потом эту песню слушать или нет. Или промотаешь сразу.

- Мне тоже Мураками не нравится. Не могу – и все. - Татьяна пишет: «Я тоже пишу стихи, но порой с матерцой. Просто ничего другого на рифму и сюжет не ложится. При этом вроде и не матерщинница по жизни. А вы в душе матерщинник? Вы можете писать без мата? И почему именно матерные стихи? Вы считаете, это актуально?»

- Видимо, Татьяна никогда не читала моих стихов. У меня стихи в основном без мата. А об актуальности мата… Когда он не был актуальным? Если бы в начале XIX века был Интернет, то я думаю, что посещений на «Царя Никиту» у Пушкина было бы больше, чем на «Евгения Онегина». То есть аудитория у Баркова по рингтону была бы намного больше, чем у Державина с его государственностью. Что значит без мата? Смотря о чем писать. Если вы пишете, например, стихи о родине или о любви к своей матери, неужели нельзя найти рифму без мата. Или к сыну своему. Смотря о чем писать. Мат же не заменитель слов. Если мат становится заменителем слов, то это подзаборный разговор, и никому это не нужно. Мат – это не рецепт ни литературности, ни популярности. Обматеритесь.

- Очень многие реагируют на мат и не чувствуют связи текста с какими-то высокими, сложными проблемами современности. Или с тонким душевным состоянием автора.

- Я ехал позавчера в машине с очень тонко организованной девушкой. Кто-то не так проехал, и она сказала водителю (в переводе на русский): вот ты, лицо нетрадиционной сексуальной ориентации, кто же тебя, имела я секс с твоей бабушкой, учил тебя так, мама твоя – женщина легкого поведения, водить этот автомобиль, с которым я имела секс через выхлопную трубу. Это вырвалось у нее очень естественно. Видимо, ситуация заставила ее сказать. Есть очень простая рецептура. Если что-то не устраивает… Зачем покупать книжку, разрывать пластик, читать предупреждение про мат на книжке, открывать ее и читать? Что ж, я на зеркале помадой ей слово написал? Все предупреждены, все взрослые люди.

- Градус спрашивает: «Дорогой Андрей, насколько известно, у вас дома нет и никогда не было компьютера. Как же вы пишете? Неужели рукой?»

- Не рукой. Руку надо во что-то обмакивать. Я пишу обычно ручкой.

- Походный офис поэта. А это новые строки? Может быть, прочтете нам что-то из коктебельского?

Орлуша. Новые стихотворения про Коктебель. Читает автор.На ваши вопросы поэт Андрей Орлов (Орлуша) ответил 28 августа.Алексей ЕПИФАНОВ, Дарья ЗАВГОРОДНЯЯ

- Крымской пылью запорошен,Дик и весел, как пассат,Здесь любил гулять Волошин -Босоног и волосат.

Он любил жену и кофе,Он купался в ноябре.От него остался профильИ могилка на горе.

Здесь Ахматова бывала -Горбоноса, но стройнаС Гумилевым выпивала,А бывало, и одна.

Здесь кильватерной колоннойВ сонной бухте шли суда.Все поэты, безусловно,Четко знали путь сюда.

Здесь без шума и без понта,Глядя на морскую гладь,Некто Бродский «Письма с Понта»Умудрился написать.

Здесь спиной вперед ходила Мариэтта Шагинян.(Она лет в 80 решила, что, если начать ходить в обратном направлении, то будет восстанавливаться энергия).Очень Ленина любила, чебуреки и армян.

Здесь бывал Аксенов Вася - Очень девками любим.Он с утра до ночи квасилИ мечтал про «Остров Крым».

Здесь писателей как грязи,Грязи тоже до хрена.Здесь вдвойне случайней связи,Если дома ждет жена.

Здесь похмельный АйвазовскийТайно от семьи бывал,Напивался пьяным в доскуИ писал «Девятый вал».

Здесь в домах татарских жилиКак Его с Не Помню Кем,На двоих арбуз делили,Обнаженные совсем.

Здесь в своей цветастой юбке,Жажду «Крымским» утоля,Полищук гуляла Любка в окруженьи Цигаля.

Иногда ума не слушав, скуки разогнать туманЗаезжал поэт Орлуша на таинственный роман.

Здесь царит литература, можно выпить и поесть.Кстати, бабы здесь не дуры, кстати, море тоже есть.

Коктебель – курорт культурный, Здесь не Саки, не Судак.Здесь бардак литературный, А не просто, блин, бардак.

- Между прочим, очень остроумно и ни одного мата.

- Сперва коньяк 500 + 200, а после в омут головой.Потом поэт, невольник чести, пал, оклеветанный молвой.Затем свой парус одинокий он в танце к барышне прижал.Он счастья не искал нисколько, он не от счастия бежал.Он с кем-то водку пил упорно, потом мозгов случился сдвиг.Он памятник нерукотворный не помню, с кем себе воздвиг.Потом он самых честных правил, потом не в шутку занемог,Анжелу уважать заставил, а Дану уважать не смог.К нему в ту ночь не зарастала любви народная тропа.И ныне дикий финн устало терпел и рифму, и слова.Потом в зенит катилось лето, зашло светило из светил.И Муза, разбудив поэта, спросила: «Вновь, блин, посетил?»

- Через 100 лет этот автограф будет продаваться за тысячу евро.

- Через 100 лет не будет тысячи евро, а будут юани только и индийские рупии.

- Почитайте еще что-нибудь.

- Если мне не пить сегодня, целый день совсем не пить,Я к труду бы стал пригоден, стал бы родину любить.

Я везде ходил бы трезвый - и в музеи, и в спортзал,Ко всему свой разум резвый применял бы и дерзал.

Я бы утренней зарядкой укрепил свой организм,Разводил укроп на грядках, вспомнил резвый онанизм.

Я поехал бы на дачку, я покрасил бы забор,Я б отдал жене заначку, впрочем, это перебор.

Решено, не пью ни грамма алкоголя больше я,Свежих фруктов килограммы – вот теперь мои друзья.

Вместо водки и портвейна буду женщин целовать,А потом благоговейно буду помнить, как их звать.

Покорять моря и горы может трезвый человек.Решено, стакан кагора, мне не пить тебя вовек,

Мне не падать больше низко, не шататься, не блевать.Можно выучить английский, можно гвозди забивать.

Чем бухать, как грязный свинтус, лучше с книжкой полежатьИ, освоив кунилингус, бодро женщин обожать.

Я не буду квасить больше ни «Мадеру», ни «Агдам»,А на деньги съезжу в Польшу или нищим все раздам,

Заведу на 5 будильник, стану укреплять семью,Не полезу в холодильник, потому что я не пью.

Завтра в Коктебель поеду, чтоб приобрести загар,А сейчас пойду к соседу и отдам ненужный бар.

Пусть он пьет вискарь и пиво, «Бейлис» и аперитив,Поступает некрасиво, гнусно слюни распустив.

Пусть он мучается болью, той, что мучила меня.Я не пью ни грамма боле, или с завтрашнего дня.

Ну а я сегодня с виски по-приятельски прощусь,Аккуратно, не по-свински и почти не опущусь.

Все же будет под контролем, трезвый знает, как он пьет.Я прощаюсь с алкоголем, ну а завтра - как пойдет.

- Спрашивает Светлана. Скажите, в каких заведениях вас можно встретить наверняка? Еще меня всегда интересовало: у вас на голове парик?

- Она меня с кем-то не путает? Я не Венедиктов. Светлана: фотографию с голым бюстом, и вам будет выслано расписание и меню. Сиськи в студию! Интернет – опасная вещь. Сверю при встречеГде меня можно встретить? Сегодня последний день праздника «Китайского летчика». Или сегодня еще «Литпром» отмечает в «Жан-Жаке» какой-то праздник. 30-го я буду в «Петровиче».

- Короче, Орлушу можно встретить там, где еда недорогая.

- Просто не всегда дороговизна помогает вкусности. Я хожу в основном в знакомые места. Где уже нахожено.

- Человек по имени Самогонщик делает вам комплимент: «Очень люблю стихотворение «Надоело». А сейчас у тебя, Орлуша, такое же мировосприятие, как тогда, когда писал это?»

- Сейчас мне надоело намного меньше в России, потому что живу и работаю я в Казахстане. Поэтому, как мне могут надоедать цены в чужом городе? По тому, что там написано, про рекламу «Турецкого гамбита», там до дня можно вычислить, когда оно написано. Ты же не будешь каждый раз дописывать, когда еще что-то надоело. Еще надоело, что таксист не дал сдачи. Сейчас бы там вместо Петросяна был Комеди Клаб, точно совершенно. Потому что они мне надоели больше, чем Петросян.

- А как вы к Комеди Клаб относитесь?

- Очень плохо. Ну как? Я к ним хорошо отношусь как к развлечению народа. Они принципиально ничем не отличаются ни от «Аншлага», ни от Петросяна. Их жалко, конечно, им приходится много придумывать. У них есть какая-то передача, где экспромтом шутит какая-то молодежь.

- «Убойная лига»?

- Вот она иногда бывает веселее. Потому что иногда шутки экспромтом бывают веселее, чем натянуто написанные. Так же в КВНе, когда были ненаписанные сценарии, было интереснее.

- Виталий спрашивает. Сколько вы вчера выпили?

- Мы уже сказали. Грамм 600.

- Илья Волгов спрашивает. Папо, че бы ты ни писал, выйдет ох…енно. Пиши прозу. Вот это будет сало!!!

- Знаете, как Волгов расшифровывается? Волосатое говно.

- Шизов спрашивает. Орлов, в Питере когда-нибудь появишься?

- Я боюсь, что мне слишком нравится твоя жена, чтобы появляться у тебя дома.

- А кто у него жена?

- У него жена красотка. Напиши, жена ли это и живет ли она с тобой. Потому что, если она продолжает жить в Киеве, то скорее я появлюсь в Киеве. А если в Питере, то тогда лучше не оставляй нас никогда одних в комнате. Мне в Питере сейчас делать нечего. У меня в Киеве есть что делать.

- По чтению ваших стихов я поняла, какие приблизительно женщины вам нравятся.

- Любые.

- Вам нравится Барбара Брыльска. «И красивый, как Барбара Брыльска», - было у вас в одном месте.

- Это про Мишу Прохорова написал. «Он был Путина выше на две головы и красивый, как Барбара Брыльска». Это издевательство было. Нравятся мне такие кудрявые девушки с очками на голове, в желтых маечках, как будто наизнанку.

- Хан спрашивает. Что такое сяфуам?

- Не знаю. Мы Хана уже поздравили с днем рождения.

- Илья Волков жжет дальше. Андрей, когда мы уже выпьем?

- Илюша, приходи сегодня на тусу «Литпрома», мы выпьем.

- Хан спрашивает: «Литпром» или «Градус»?

- Мне по барабану совершенно. На «Литпроме» мне сейчас не нравится настроение разговорное части сайта и конкурсы рисунков. На «Градусе» мне не нравится позиция формирования редакции и черный цвет с белыми буквами.

- Шизов отвечает. Она жена, не обольщайся, но в Киеве.

- Тогда в Киеве я буду бывать довольно часто, а ты меня жди в Питере, дорогой Шизов.

- Чугункин опять спрашивает про бабушку и дедушку.

- Чугункин, у меня дедушек не было.

- У нас очень модно, кстати, спрашивать про всяких знаменитых артистов, которые недавно умерли. Про Михалкова мы уже поговорили. Скажите, вы любили Майкла Джексона?

- Нет, но один раз я устроил своему дружку такой роман с его младшей сестрой Латойей, которую я привозил сюда с концертами. Такая пластмассовая кукла ходила к тому же хирургу, вставила себе точно такие же импланты под кожу, точно такой же нос, точно такой же лоб, точно такие же плечи. Точно такой же мозг. Он не смог. Говорит: трогаешь – пластмасса. У нее была пластинка «Триллер». Вся пластинка «Триллер» просто офигительная, там достижения. Но это достижения скорее Квинси Джонса, чем Майкла Джексона как продюсера. Но это великая пластинка. А после этого я не знаю, как его можно любить. Написано на том же «Литпроме» мое отношение к Майклу Джексону, к его доказанному или недоказанному сексу с малолетними детьми и всему прочему. Ну, музыки нет. Ну, эти танцы. Прошел он один раз походкой задом наперед, едва касаясь пола. Это интересно смотреть.

Как Мариэтта Шагинян. Так что не пейте свежевыжатые соки, не ходите задом наперед, не спите в барокамерах, не носите маски. И проживете, наверное, дольше. Потому что, если делать все для здоровья, как Майкл Джексон, то помрете, не дожив до своего следующего концерта.

- Лента Мебиуса спрашивает: Орлуша, слышала, что ты знатный коневод.

- Чего?

- Сержант Пеккер слил инфу. Любишь лошадей

- Это шуточки насчет Собчак, что ли? Это не смешно. Конскую колбасу не ем. Я катался пару раз в своей жизни на лошадях, но никогда коней не разводил. Если кони – это болельщики ЦСКА, то я тогда мясник, я спартаковский болельщик. Но я не понял вопроса. Как-то хитро закручено.

- Бейсик спрашивает. Когда следующая книга?

- Я думаю, что соберу ее к ноябрю-декабрю и к началу года выпущу.

- Светлана благодарит за развернутый ответ.

- Волчья ягода: Скажите, Андрей, а если бы вы не были потрясающе талантливым, харизматичным, невероятно обаятельным…

- То я был бы уродом, неталантливым…

- А вы были бы простым смертным, блеклым землянином и хрестоматийным задротом, как бы тогда вы очаровывали дам?

- Я думаю, что тогда бы у меня был ник Волчья ягода, и я бы «таинственным умом издалека»… Да нет, я бы тогда был задротом, никого бы не очаровывал, скорее всего.

- Виталий спрашивает. Скажите, как вы думаете, переспите с ведущей сегодня или нет?

- Она думает, что да, а я думаю, как пойдет.

- Он читает мысли.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: