2016-07-14T10:30:19+03:00

Как может измениться система госзакупок

00:00
00:00

Гость – Евгений Гонтмахер, экономист, член правления Института современного развития. Ведущие – Валерий Бутаев и Александр Яковлев.

(Продолжение. Начало здесь.)

Яковлев:

– Теперь поговорим о борьбе с коррупцией. «Единая Россия» планирует бороться с этим. Сегодня министерство экономического развития представил проект закона о федеральной контрактной системе, которая должна прийти на смену нынешнему закону о госзакупках. К нам присоединился обозреватель газеты Валерий Бутаев. Валерий, в чем суть проекта?

Бутаев:

– Закон о госзакупках принимался в нас в 2005 году. Закон проработал пять лет. И на данный момент он действует. Вносились определенные поправки. Закон себя оправдан, навел определенный порядок. Но сейчас власти решили, что не до конца. А чиновники научились его обходить.

На специализированном сайте госзакупок все заявки, когда надо что-то купить для нужд министерств и ведомств, размещается заявка. Как придумали обходить. Вбиваются вместо русских латинские буквы. Если мы мерседев, одну букву поставим русскую, а остальные латинские, ни один поисковик не найдет. Найдет только тот, как э то было сделано. И еще пример. Полгода назад в одном из южных регионов чиновник решил продать квартиру своей тещи. На сайте госзакупок было выставлено очень подробное описание этой квартиры, вплоть до требования к цвету обоев. Естественно, кто может ответить всем этим требованиям? Только та единственная квартира.

Яковлев:

– Техническое задание этого конкурса подстраивалось под конкретных исполнителей. А что же будет?

Бутаев:

– По-другому будет называться закон. Будут там не только электронные аукционы. Министр предлагает перевести это в плоскость, должен стать открытый конкурс. Там есть еще много разных процедур, переговоры.

Яковлев:

– В частности, граждане могут создавать общественные организации.

Гонтмахер:

– Надо оценивать эффективность того закона, который был принят в 2005 году, по результатам, объему злоупотреблений, которые произошли. По-моему, здесь оценка однозначная. Конечно, злоупотреблений стало больше. В начале этого года президенту докладывал господин Чученко, это его помощник, что один триллион рублей на вот этих госзакупках был потрачен неэффективно. Ушло налево. И это очень большая сумма. Это была сказано президенту. И он был слегка как-то потрясен. Это к вопросу о том, какую роль сыграл этот закон. Наверное, он был не такой плохой. У нас в чем проблема? Мы как-то бросаемся на одну тему. Мне кажется, если в пробирочке – закон неплохой. Там и общественность, и переговоры по ценам и так далее. Но если ничего не меняется в соседних сферах. Например, роль государства. А должно ли государство закупать такое огромное количество всего и вся? Если мы уменьшим поток, который идет через государство, может, будет меньше возможности куда-то это уводить. И второе. Раз такие большие объемы злоупотреблений, то остается фактом, что наказано очень мало людей. Были попытки расследований. И что? Где люди, которые наказаны? Их очень мало. Насколько системна здесь коррупция, настолько несистемная борьба с ней.

Надо выжать все, что возможно из этого законодательства при помощи мер и карательных, и государство ограничим в доступе к общественной кормушке. А тогда будет понятно, какие системные проблемы должны быть. Хотя предложение Набиуллиной – создать общественные организации, которые будут наблюдать, оно неплохое. Если у нас будет сто Навальных – это было бы гениально. Но мы знаем, что появятся подставные общественные организации…

Яковлев:

– Общественные советы. Мы все знаем.

Гонтмахер:

– Аффилированные люди будут участвовать в этих конкурсах.

Яковлев:

– Общественные организации и советы помогут победить нам коррупцию, уверена Набиуллина. Федеральная антимонопольная служба высказалась резко против.

Звонок Петруса:

– В Конституции записаны условия коррупции. Судей назначают сами коррупционеры. Власть то есть? Не правда ли? Судьи не избираются народом. Или я не прав? Вы согласны? Даже КПРФ не обращает на это никакого внимания. Я считаю, что в масштабах России ничего нельзя сделать с этим дурдомом. Надо по отдельным экономическим и политическим зонам разделить страну. На основе стопроцентного либерализма. Выборность судей. Не действует закон без народного референдума. И налоги, за которые проголосуют налогоплательщики.

Гантмахер:

– По сути, тут много правильного. Наверное, тот судья, к которому обращаются люди, суд первой инстанции, наверное – да. Там система выборности могла бы быть вполне. Мы к э тому готовы. А если говорить о Верховном суде… Но то, что некая форма контроля за судейским корпусом – я со слушателем согласен.

Свободные экономические зоны формально существуют. По-моему, в Магадане у нас такая зона, в Калининграде. И это ничего не дает. Все-таки для того, чтобы дать возможность бизнесу развиваться нормально, надо принимать решения в Москве. Мы – единая страна. Нужны базовые принципы. Например, минимизация роли государства в экономике. Государство должно быть сильным где? Оборона, безопасность, социалка. Оставьте в покое этот бизнес. Наверное, тогда появятся зоны роста.

Звонок:

– Мое мнение – коррупцией должны заниматься профессионалы, силовые структуры. В любом городе прокуратура, МВД, ФСБ все знают, кто и чем занимается. И никто ничего не делает.

Гонтмахер:

– Это давний философский спор. Готов ли наш российский народ к демократии в бытовом смысле этого слова? Мэра города мы должны выбирать или нам его должны назначать сверху?

Яковлев:

– А как вы считаете?

Гонтмахер:

– Конечно, выбирать. Бывают случаи и они будут, мэром может стать какой-то бандит. Или недостойный человек, который обманет обещаниями.

Яковлев:

– Сколько лет должно пройти, чтобы мы процентов на пятьдесят эту гидру начали побеждать?

Гонтмахер:

– Пять лет.

Яковлев:

– Вы в это верите?

Гонтмахер:

– А все будет зависеть от того, как будет устроена наша жизнь. Что бы ни говорили о Грузии, я там бывал, на самом деле, это вопрос кардинальный решений.

Бутаев:

– Я не знаю, сколько лет.

(Окончание здесь.)

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ