2016-07-14T10:30:19+03:00

Переименование Войковской: за и против

Спорим в эфире программы «Цепные псы» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

00:00
00:00

Журналист, москвовед и бывший председатель комиссии Моссовета по наименованиям Вадим Сергеевич Дормидонтов в 90-е участвовал в проекте возвращения всех старомосковских названий в пределах Садового кольца, когда вернули 153 названия. Тогда, как раз под ноябрьские праздники, убрали многие советские названия улиц. Гость Радио «Комсомольская правда» вспоминает, что в тот период он и его коллеги наслушались ругани и угроз в свой адрес:

- Нам говорили, что они нас на фонарях перевешают за наши эти новации. Но, с другой стороны, когда звонит бабушка и со слезами на глазах говорит, что она готова отдать последнюю пенсию за то, чтобы вернули родное название ее улице, то это все компенсирует.

По поводу того, надо ли переименовывать станцию «Войковская», эксперт Радио «Комсомольская правда» высказал однозначную позицию:

- Конечно, надо переименовать. Безусловно, надо переименовать. Это ни в какие ворота не лезет. Войков - товарищ с такой чудовищной биографией, что иметь станцию его имени – это просто, по-моему, даже плевок в лицо всем москвичам. Попробую объяснить. Часто спрашивают: а вообще-то почему вы его называете преступником? Вообще-то, преступник или не преступник – это решает суд. А у нас еще в 2008 году президиум Верховного суда Российской Федерации вынес постановление о том, что убийство царской семьи и их сопровождающих лиц было актом незаконных репрессий.

Если Верховный суд решил, что они были жертвами незаконных репрессий, то, естественно, те, кто эти репрессии осуществлял, юридически становятся преступниками. И вот совсем недавно было еще одно следствие Конституционного суда, справку мы получили, где совершенно четко написано, что товарищ Войков был преступником. Что он инициировал этот вопрос о физическом уничтожении, он его подготавливал и он потом заметал следы.

Также Вадим Сергеевич объяснил, почему переименовали станцию «Горьковская» и «Лермонтовская»:

- Вот это я могу вам объяснить. Вы знаете, вся территория внутри Садового кольца объявлена историко-культурным заповедником. А в заповеднике есть только одно правило: если кто-то вольно или невольно попал на историческое название, он должен его уступить. Не важно, какой он там – красный, белый, зеленый, коричневый.

Мы занимались не переименованиями, а возвращением исторических наименований. А это просто возвращение украденного. И тут нечего обсуждать. Это библейская заповедь – «не укради». Поэтому возвращения не могут вообще никаких возражений иметь по той простой причине, что это исконное, данное много веков тому назад название народом. И оно должно быть возвращено. «Площадь Ильича» была, и мы ей вернули Рогожскую заставу.

Насчет «Лермонтовской». Она была переименована при Советской власти. Так что это претензии к горкому партии, а не к нам. Что касается «Землячки», то мы ее убрали. Это теперь «Большая Татарская». Это, действительно, чудовищная женщина. Но ее замечательное заявление: «Когда я устаю от бумажной работы, я люблю отдыхать за пулеметом». Ладно бы она еще на фронт поехала отдыхать за пулеметом, а то она беззащитных людей расстреливала.

В эфире Радио «Комсомольская правда» кандидат исторических наук Дмитрий Викторович Суржик заявил, что вокруг Войкова слишком много мифов:

- Вокруг Войкова некими силами, очень трепетно относящимися к монархии, создан миф о том, что он чуть ли не сам участвовал в расстреле царской семьи, что он был ключевой фигурой в этом расстреле. Хотя на самом деле есть все материалы следствия, которое проводилось и при Колчаке. Он предоставил 11 пудов серной кислоты, как с него требовалось. Возможно, некий транспорт. Непосредственно ни решения, ни исполнения этого убийства на нем не было. Это во-первых. Во-вторых, станция получила название по району. А район получил название по заводу. А завод, в свою очередь, получил название в честь советского дипломата, не много успевшего сделать на своем поприще, но, тем не менее, который отстаивал интересы Советского государства в откровенно враждебной стране. Он погиб на боевом посту. Это ли не повод назвать в его честь завод? И все остальное, соответственно, логично вытекает отсюда.

Дормидонтов не согласился с Суржиком:

- Прежде всего, я хочу поправить уважаемого товарища. Сначала появилась станция в 1964 году, а в 1994-м, тридцать лет спустя, появился район. И то, и другое было сделано, по-моему, весьма легкомысленно. Одно дело – в 1927-м присваивать имя Войкова чугунно-литейному и еще химическому заводу в Лихоборах, а совершенно другое дело – в 1964-м, когда уже все это вылезло на поверхность, когда уже все знали, чем знаменит этот наш герой национальный. Это было уже совсем лишним. Особенно район.

Также эксперт рассказал, сколько стоит переименование:

- Это ничего не стоит. Или стоит копейки. Добавляю… Вопрос элементарно простой. Карты и схемы выпускаются ежегодно, вне зависимости от переименований. О чем мы толкуем? Эти деньги тратятся постоянно одни и те же на переиздание карт. Даже если там ни одна черточка не изменилась, картографические учреждения все равно повторяют их.

Полную запись программы можно прослушать или скачать в плеере в начале статьи.

КСТАТИ

Сергей Митрохин: Голосование москвичей против переименования метро «Войковская» нельзя воспринимать серьезно!

Большинство москвичей (53%) высказалось против переименования станции метро «Войковская». Таковы результаты опроса на столичном портале «Активный гражданин». За смену названия транспортного узла высказалось 35% граждан, а еще 7% затруднились с ответом. Ранее мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что решать судьбу станции должны сами жители города. С инициативой о переименовании «Войковской» впервые выступил лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин. В эфире Радио «Комсомольская правда» депутат рассказал, почему не считает голосование объективным (подробности)

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ