2016-07-14T10:30:19+03:00
1

Пророк Мухаммад - как жил и как пришел к вере

Эфир программы «Восток - дело тонкое» Радио «Комсомольская правда» [аудио]

00:00
00:00

Аббас Джума:

- Я приветствую всех, кто слушает Радио «Комсомольская правда». Это программа «Восток – дело тонкое». И я – ее автор и ведущий Аббас Джума. Хочу представить своего собеседника, доктора исторических наук, арабиста, исламоведа Дмитрия Микульского. Дмитрий Валентинович, здравствуйте.

Дмитрий Микульский:

- Здравствуйте.

Аббас Джума:

- И речь сегодня пойдет о всемирно известной личности, давшей миру больше, чем человек, пожалуй, способен осознать. Лучший из людей, как его называют мусульмане, пророк Мухаммед, да благословит его господь и приветствует. Конечно, часа нам не хватит, чтобы осветить все, о чем следовало бы рассказать. Но мы попробуем пройтись по самым основным моментам. Давайте начнем с истории становления пророка, где он родился. Насколько известно, он родился еще в язычестве, в доисламской Мекке. Как он рос и как он пришел к религии?

Дмитрий Микульский:

- Ну, действительно, пророк Мухаммед родился в Мекке, которая была одним из крупнейших торговых центров не только Аравии, но и всего Ближнего Востока. Достаточно сказать, что еще в IV веке до нашей эры, то есть до Рождества Христова, Мекка упоминается великим римским географом и астрономом греческого происхождения Клавдием Птолемеем как один из важнейших караванных пунктов торговли тогдашнего околоримского, если так можно сказать, мира. Мухаммед принадлежал к племени Курайш. Это племя, которое в течение весьма долгого времени, но и не без многих перипетий, проживало в Мекке и хранило святилище древнее Каабу, которое, по преданиям аравийским, было основано самим Адамом – первым человеком, созданным нашим Господом, конечно, по внушению, по вдохновению Господню, не просто так. Согласно мусульманской концепции, в то время монотеизм изначальный, присущий человечеству, так полагали и полагают мусульмане, и так, кстати, христианские авторы полагали средневековые и более поздние, монотеизм этот был утрачен. И заменился язычеством.

Аббас Джума:

- Но при этом всегда Мекка была центром именно духовного чего-то?

Дмитрий Микульский:

- Духовного, конечно. И торговым, и духовным, очень важно, центром.

Аббас Джума:

- Там был пантеон богов. И даже Дева Мария там стояла.

Дмитрий Микульский:

- Совершенно верно. И там античные какие-то статуи стояли. Артемида, возможно. Еще что-то такое. Вообще считается, что там стояли идолы практически всех аравийских племен для того, чтобы в определенный день, совершая паломничество в Мекку, члены всех племен могли прийти поклониться своим богам. И также вот главному мекканскому идолу – Хубалу – тоже жертву принести и поклониться. На самом деле это очень такая вот древнесемитская картина религиозного культа. Потому что вот еще у финикийцев были в каждом городе свой бог и так далее. Аналогичную картину мы наблюдаем и на Аравийском полуострове.

Мухаммед родился в семействе, считается, небогатом, но знатном. В семействе Хашимитов. Дело в том, что его прадед был человек весьма влиятельный. И считается, что он в голодные годы раздавал похлебку беднякам. То есть крошил им мясо, хлеб. А «хашима» по-арабски значит «крошить, разрезать на мелкие части». Вот его и прозвали Хашим. Соответственно, его потомки стали называться бану Хашим, сыны Хашима, Хашимиты и так далее. Отец Абдаллах умер, когда мальчик еще не родился. А через несколько лет мать его также умерла. Но ребенок он был особенный. Вот рассказывается в предании, что отдали его в одно племя.

Аббас Джума:

- Так было принято.

Дмитрий Микульский:

- Да. На вскармливание в пустыню. В пустыне вообще считалась жизнь здоровее, чище, нравственнее и все такое. И позже мусульманские государи своих детей отдавали в пустыню воспитываться. И вспоминает его кормилица, что откуда ни возьмись, ему было года три, появились какие-то странные мужи в белом, положили на землю, разрезали грудь, вынули сердце и его очистили. И назад вложили, чудесным образом все зарубцевалось, а потом и исчезли. И сам пророк тоже имел некие смутные воспоминания об этом. Нужно сказать, что подобного рода сказания о начале пророческой миссии были вообще характерны для еще древнееврейских пророков, которые упоминаются в Ветхом Завете и так далее. Профессор Винников, крупный семитолог наш отечественный, живший и работавший в Ленинграде, большой знаток семитских языков, арабских диалектов, арабской культуры, он написал об этом целую статью, в которой, видимо, он человек был безрелигиозный, он старался показать, ну, времена были такие, 30-е годы, попробуй там публично о своей вере скажи чего-нибудь, - вот он сопоставляет это предание о посвящении пророка Мухаммеда в пророки, если так можно выразиться, с подобными сказаниями других народов, совсем даже и не семитских – сибирских и всяких многих других. Это просто указывает на то, что мысль человеческая, поскольку мы все родственники, она работает в определенном направлении, в общем направлении.

Как бы то ни было, пророк будущий Мухаммед рос благонравным мальчиком, в послушании своему деду и дяде. Дед его Абд аль-Мутталиб тоже был человек весьма богобоязненный и благочестивый. И Каабу блюл, и все на свете. И сохранилось предание, что он поехал однажды к йеменскому царю, а Мухаммед еще не родился, и тот задавал ему всякие хитрые вопросы, как полагается задавать царю мудрецу. Ну, а когда этот Абд аль-Мутталиб на все вопросы ответил, царь ему говорит: вот, вернешься, родился младенец в твоем семействе, будет от него великое дело.

Аббас Джума:

- Мы дошли до юношества пророка Мухаммеда. Ему 25 лет. И он поступает на службу.

Дмитрий Микульский:

- Приказчиком, говоря по-нашему. Пророка Мухаммеда в преданиях арабских называют «Уммий». В современном языке это значит – неграмотный. Но мог ли неграмотный человек служить приказчиком? Тем более, письменность-то у арабов была, в особенности у купцов. Они все же должны были записывать.

Аббас Джума:

- Кстати, я хочу сказать, что, когда ему явился архангел Гавриил, тот же Джабраил, в возрасте 40 лет, он ему первое сказал: читай! А ему что Мухаммед ответил? «А я не умею». Значит он вплоть до 40 лет не умел читать. Может, он действительно был неграмотным?

Дмитрий Микульский:

- Может быть так. Сейчас еще иногда говорят, что Уммий – значит он просто не ведал, у него не было религиозного закона. Он был невежественный в религиозном отношении. Откровения пока не получил. Вот и так это иногда интерпретируется. Бог его знает на самом деле. Но как бы то ни было, он был очень успешен на этой должности. Сделки всякие осуществлял. Обороты там были очень большие. Ну и полюбился этой вдове. Согласно одной версии, она была его значительно старше.

Аббас Джума:

- В два раза.

Дмитрий Микульский:

- Да. Согласно другой – не очень. Лет на пять, на шесть, на семь. Но это допустимый вполне возраст. В общем, они поженились. И она ему родила нескольких детей, в том числе и сына любимого – Касима, умершего во младенчестве, почему пророк и стал называться Абуль-Касим. Это его кунья – прозвание по сыну, которое у арабов до сих пор сохраняется и очень популярно. Во всяком случае, Хадиджа была его любимой женой. И он много позже говорил своим прочим женам и друзьям о том, что не было для него ни одной женщины, которая так бы была дорога. А у него уже потом, когда он был человек пожилой, у него была молоденькая жена Айша. Так она признавала, что она очень ревновала его к умершей Хадидже, потому что так он почитал ее память.

Аббас Джума:

- У пророка вообще было много жен. Больше четырех.

Дмитрий Микульский:

- Вообще, поскольку он был пророк, то в Коране было сказано специально для него, что ему положено вообще одновременно даже семь иметь жен. А почему нет? Он особый был человек.

Аббас Джума:

- Среди них и христианка одна была?

Дмитрий Микульский:

- Была, по крайней мере одна, которую звали Мария. Она, собственно, была не жена, а наложница. Ее пророку Мухаммеду, уже когда он был в полной силе и глава мусульманской общины, ему прислал ее вместе с ее сестрой Сирин в подарок, были такие времена, правитель Египта, известный под именем Мукаукис. Скорее всего, это был Патриарх Александрийский, коптского вероисповедания, глава коптской церкви, которая до сих пор в Египте живет и здравствует. Она родила ему другого мальчика по имени Ибрахим, тоже очень любимого пророком, но тоже он умер года в три. Умер мальчик, солнце закатилось, все мусульмане стали горевать, говорить: солнце закатилось из-за того, что умер Ибрахим. Пророк вышел и говорит: нет, неправда, не из-за этого оно закатилось. Оно по воле Аллаха закатилось. Что сделаешь? Ну, умер ребенок, ничего не попишешь. По воле Всевышнего. Долго они прожили. А вообще пророк очень любил уединяться. Он был хоть и хваткий человек, но в то же время мечтательный. Вот он любил по ущельям разным ходить.

Аббас Джума:

- Отшельническая жизнь.

Дмитрий Микульский:

- Хотелось ему иногда уединиться.

Аббас Джума:

- Как и дед его, кстати.

Дмитрий Микульский:

- Естественно. Да, видимо, это у них как-то генетически было. Ну, характер передается же. Не только внешние данные. Ну вот, и однажды, когда он так уединился, явилась перед ним некая великая фигура. И это оказался архангел Джабраил, или Джибрил. То есть у христиан и иудеев – Гавриил. Который, собственно, известил пророка о том, что он пророк и посланец Божий. Аллах на самом деле по-арабски – это Бог. Это не какой-то особенный бог, это тот самый бог, которого и христиане почитают, и иудеи.

Аббас Джума:

- В Египте копты тоже говорят «Аллах акбар».

Дмитрий Микульский:

- Не только копты. Вообще все христиане арабского мира, когда служат, говорят: «Аллах акбар». Священник ходит, кадит, это я сам видел, слышал. Так что это просто вот такой арабский способ называния верховного существа – владыки вселенной и создателя ее. И стали с тех пор пророку Мухаммеду ниспосылаться некими порциями, можно сказать так, отрывки священного мусульманского писания – Корана. Согласно мусульманскому вероучению, Коран предвечен, не создан. Вот как? А вот так. А вот как Святая Троица существует, так и существует. В это надо верить. Вот и мусульмане верят в то, что Коран предвечен. Какая-то часть его, не весь этот Коран, который сам по себе необъятен и вообще непознаваем, вот она и была ниспослана пророку Мухаммеду на ясном арабском языке. Для того, чтобы его окружение его прекрасно понимало. Ну и стал он эти ниспосланные ему отрывки Корана – Священного писания – наизусть сообщать своим родственникам, соседям и так далее. Первоначально над ним смеялись. Но постепенно стали люди к нему прислушиваться.

Аббас Джума:

- Первоначально он это делал тайно. Привлекал людей в эту религию.

Дмитрий Микульский:

- Ну да, конечно.

В исламе не изображают людей. Поэтому портретов Мухаммеда не существует. Только в виде письменных упоминаний. На этой каллиграфической надписи зашифровано: "Мухаммед- посланник Аллаха"

В исламе не изображают людей. Поэтому портретов Мухаммеда не существует. Только в виде письменных упоминаний. На этой каллиграфической надписи зашифровано: "Мухаммед- посланник Аллаха"

Аббас Джума:

- Язычники были достаточно жесткие.

Дмитрий Микульский:

- Очень жесткие. Первой, считается, уверовала Хадиджа. И Али ибн Абу Талиб, двоюродный брат пророка, который воспитывался в его доме. А также его раб, невольник Зейд ибн Хариса. Очень близкий ему человек, который был впоследствии его секретарем, писцом. Ну, потом и другие появились последователи. Вот эти последователи, такие как один из дядьев пророка Мухаммеда Хамза – знаменитый богатырь и охотник, вообще силач первейший. И Осман, и Умар ибн Хаттаб, который был замечательным купцом, караванным торговцем.

Аббас Джума:

- Абу Бакр.

Дмитрий Микульский:

- Вот такого рода люди вокруг Мухаммеда стали сплачиваться. И бедняки тоже, и рабы, и многие другие люди. Так что вот эти сторонники пророка Мухаммеда и были первыми его, по-арабски называемые асхабы – друзья или сподвижники. Покровительствовал пророку Мухаммеду его дядя Абу Талиб, отец Али ибн Абу Талиба. А дед-то уже умер к тому времени, конечно, пожилым человеком.

Аббас Джума:

- И передал Абу Талибу шефство над пророком.

Дмитрий Микульский:

- Поскольку Абу Талиб был среди курайшитов человек уважаемый, то особенно пророка Мухаммеда и не притесняли. Ну, собираются там какие-то люди, ну и бог с ними. А вот когда умер дядя, понимаете, уже тут плохо пришлось.

Аббас Джума:

- Он его всю жизнь защищал от всех опасностей, берег пророка. Несмотря на то, что сам был язычником.

Дмитрий Микульский:

- Ну да.

Аббас Джума:

- Отказывался принимать ислам, хотя пророк на этом настаивал.

Дмитрий Микульский:

- Как говорится, не судьба ему была. Но он, с одной стороны, просто ценил своего племянника как человека незаурядного, а вообще он считал необходимым своего сородича защитить.

Аббас Джума:

- Была еще такая история, что, странствуя в Сирию, они наткнулись на христианский храм, где монах сказал: «Береги его, от него многое будет зависеть».

Дмитрий Микульский:

- Вот именно. Да, это было в городе Босра, где располагается римский амфитеатр, сделанный из черного базальта.

Аббас Джума:

- Пророку снизошла религия от архангела Джабрила, по-нашему – Гавриила. Он начал сплачивать вокруг себя народ. Привлекать в ислам, в истинную религию все новых и новых последователей. Но вот произошло такое, на самом деле горькое, я думаю, явление, как притеснение мусульман в Мекке. И пророк вынужден был бежать в Медину. Этот момент называется Хиджра – переселение. Отсюда и летоисчисление идет по Хиджре – первый год лунного календаря.

Дмитрий Микульский:

- Совершенно верно.

Аббас Джума:

- Расскажите, что подвигло пророка и его последователей на такой радикальный шаг?

Дмитрий Микульский:

- На самом деле обстановка все более и более накалялась. Так что первоначально даже часть мусульман совершила первую так называемую хиджру, незначительная их часть относительно уехала в Эфиопию – Абиссинию, к христианскому тамошнему царю, который отнесся к ним весьма благосклонно и им покровительствовал. Но курайшиты – язычники – уже так обозлились на Мухаммеда, что покушались даже уже его убить. Они собрались и замыслили, что они его убьют. И, согласно мусульманскому историческому преданию, даже не своей только волей и замыслом, но и сам сатана в их среду затесался под видом старца одного, странника, говорит: вот давайте Мухаммеда убьем лучше, чего вы с ним разбираетесь, лясы точите, и дело с концом.

Аббас Джума:

- Причем представители всех племен договорились.

Дмитрий Микульский:

- Да, всех родов, они взяли кинжалы, ножи, решили: вот зайдем к нему и его убьем. Пророк был чудесным образом об этом извещен. Поэтому он скрылся в пещере. Они вместе с Али в пещере, которую в Мекке до сих пор показывают, скрылись. А другие мусульмане уже ушли в Медину. Договорились с жителями того города, тоже очень важного на Аравийском полуострове, о том, что они принимают пророка в качестве руководителя их общины и вероучителя. И приехал пророк туда. И стали эти мусульмане, его сподвижники мекканские, там жить-поживать. Вот те, которые вместе с пророком совершили эту самую хиджру, они стали называться мухаджиры. Люди, совершившие хиджру, люди, совершившие исход. Вообще в мусульманском мире и до сих пор эти самые мухаджиры – первейшие сподвижники пророка Мухаммеда – очень почитаются, потому что полагают, что они порвали родственные связи, бросили дома ради веры в Бога. Это ведь очень сложно.

Аббас Джума:

- Всю жизнь наживали добро…

Дмитрий Микульский:

- Все побросали, ушли. Вот насколько надо было доверять своему духовному руководителю, чтобы пойти на это. Вот стал пророк Мухаммед организовывать жизнь этой общины. А она была непростая, жизнь-то. С одной стороны – мухаджиры, с другой стороны – мусульмане мединские, ансары, его сподвижники, помощники. А все вместе они – асхабы, сахабы, тоже сподвижники.

Аббас Джума:

- Последователи.

Дмитрий Микульский:

- Обе группы сюда относятся, более широкое понятие. Но часть мединцев занимала выжидательную позицию. Смотрели с прищуром на пророка Мухаммеда: что, мол, такое он пришел, что он тут это вот проповедует, не совсем понятно. Вот их пророк Мухаммед называл мунафикун – лицемеры. А еще там были иудеи, значительная иудейская община, два племени иудейские – Бану-Кайнука и Бану-Надир. Как они там оказались – неизвестно. То ли мигрировали из Палестины, то ли это были арабы, каким-то образом принявшие иудаизм. В общем, по образу жизни они были те же самые арабы. Но со временем оказалось, что они занимают крайне враждебную позицию относительно пророка. И пришлось пророку их изгнать. Одних вообще даже в рабство продать, их имущество захватить, а других изгнать. Они так себя вели, ничего не попишешь. Хотя, в принципе, пророк считал себя продолжателем пророчеств, которые были ниспосланы иудеям и христианам. То есть обвинять его в антииудаизме или в антисемитизме, в антихристианстве бессмысленно. Это невероятно по сути дела. На самом деле сам я, не будучи мусульманином, я исламовед, должен сказать, что в арабском мире и вообще в мусульманском мире сложилось очень терпимое отношение к последователям других религий. Например, я недавно побывал в Катаре, там вот там таксиста встретил индуиста. Спросил у него: а вам кто-то мешает вашу религию исповедовать и практиковать? Нет, говорит, никто не мешает. У нас и храм свой есть, и всё на свете.

Аббас Джума:

- А если мы говорим о христианах, так вообще Иисус упоминается чаще, чем кто бы то ни было, в Коране. И Дева Мария.

Дмитрий Микульский:

- Конечно.

Аббас Джума:

- С какого этапа пророк стал фигурой в политическом плане весомой? Когда он стал авторитетом, с которым необходимо было считаться?

Дмитрий Микульский:

- Вообще нужно сказать, что, переселившись в Медину, пророк уже мыслит себя не только духовным главой, но и главой политическим. Потому что он старается согласовать интересы тех групп, о которых я говорил, которые населяли Медину. Но авторитета у него пока было немного.

Аббас Джума:

- А с какого этапа…

Дмитрий Микульский:

- После того, как он одержал решительную победу над курайшитами, над мекканцами при Бадре, при местечке Бадр, захватил богатую добычу, вот тут все мединцы и многие бедуины кочевавших рядом племен стали относиться к нему с великим почтением. Полагая не без оснований, что за такого рода удачливым военачальником, который малыми силами может одолеть большое войско…

Аббас Джума:

- Три сотни против тысячи.

Дмитрий Микульский:

- Вот именно, втрое их было больше. За ним стоит великий помощник. И нужно сказать, что в мусульманском мире до сих пор полагают, и, в общем, не без оснований, что пророк Мухаммед был автором одной из первых в мире конституций. Ибо он создал, продиктовал или написал, бог его знает, некий документ, который как раз регулировал взаимоотношения между представителями различных общин в Медине. Мол, это конституция. Так – не так, по-разному можно смотреть, но, безусловно, это был чрезвычайно мудрый государственный шаг. Были потом и поражения, но больше было побед. И над курайшитами, и над враждебными бедуинами. Нужно отметить, что пророк Мухаммед действовал всегда не столько кнутом, сколько пряником. Как именно мудрый политик, как человек, умевший договариваться с людьми, которые порою имели другое мнение, как человек, который предпочитал миловать, а не казнить.

Аббас Джума:

- Очень гибкий политик.

Дмитрий Микульский:

- Да. И такая его мудрость – человеческая и, может быть, сверхчеловеческая – и привлекала к нему сердца очень многих людей. И, безусловно, в конечном итоге, собрав уже большое войско, пророк Мухаммед подошел к Мекке, которая капитулировала, пустила в свои пределы пророка Мухаммеда и его сторонников, всех его воинов. Они совершили паломничество. Он опять-таки подавляющее большинство людей помиловал, объявив, что кто в дому остается, тот в безопасности пребывает.

Аббас Джума:

- То есть людей обращали в религию не столько с помощью силы, как это та же Османская империя уже потом, через века делала, а через помилование, через доброту, через милосердие?

Дмитрий Микульский:

- Конечно. Надо сказать, что при всем при том кровавые преступления османов сильно преувеличены. В особенности на первых этапах.

Аббас Джума:

- Это отдельный разговор. Какова была политическая роль в дальнейшем, и какие территории были под влиянием мусульман в самый расцвет правления, если можно так сказать, Мухаммеда?

Дмитрий Микульский:

- Нужно сказать, что после этого пророк Мухаммед вернулся в Медину, которая явилась уже теперь столицей его государства. Государства довольно обширного. Он был уже не просто глава религиозной общины, он был глава государства. В него входили Медина, Мекка, территории Хиджаза. Был ряд территорий на Аравийском полуострове, которые номинально признавали его власть. К нему прибывали депутации. В частности, из Йемена даже пришли тамошние знатные люди, выразили свою покорность и желание принять ислам. Вожди крупнейших племен также прибывали к пророку Мухаммеду и объявляли о присоединении к его общине. Можно сказать, что северо-запад Аравийского полуострова оказался фактически под его властью.

Аббас Джума:

- Он же входит и в Палестину.

Дмитрий Микульский:

- В Палестину пророк Мухаммед посылает экспедиции. Причем первая экспедиция закончилась поражением мусульман. Мусульмане погибли в битве при местечке, которое называется Мута. Там, в частности, один из братьев Али ибн Абу-Талиба Джафар погиб. Пророк Мухаммед сказал, что за эту гибель мученическую Аллах дарует ему два крыла, и он будет летать в раю, куда ни захочет. Поэтому он стал называться Джафар ат-Тайяр. Один из его потомков живет в Москве. А в свое время там был целый квартал в Медине, который был населен потомками Джафара ат-Тайяра. Наверное, и сейчас так оно и есть. Многие видные мусульмане до сих пор считаются и, наверное, есть потомками ансаров, то есть потомками сподвижников пророка Мухаммеда. В мае прошлого года мне довелось побывать в городе Джидда, я там познакомился с одним молодым человеком родом из Медины, по фамилии Аль-Ансари. Он ведет свой род от одного из сподвижников пророка Мухаммеда. Другие сподвижники во время арабо-мусульманских завоеваний ушли даже в мусульманскую Испаниюандалусы. Внесли решающий вклад в становление арабо-испанской культуры. А потом под давлением христианской реконкисты они стали уходить на север Африки. И до сих пор составляют там культурную элиту. Это и писатели, и архитекторы, и государственные деятели.

Аббас Джума:

- Но при том, что уже, условно говоря, фундамент-то был во время хиджры первой в Абиссинию.

Дмитрий Микульский:

- Конечно.

Аббас Джума:

- Определенное укоренение в Африке произошло.

Дмитрий Микульский:

- Да, безусловно. Хотя большинство, если не все мусульмане из Абиссинии вернулись. Вообще первые халифы, то есть преемники пророка Мухаммеда на посту руководителя мусульманской общины, они были его сподвижники. Это были мухаджиры.

Аббас Джума:

- Давайте немножко подробнее о сподвижниках. Это люди, которые передавали хадисы. Все, что сегодня мы о пророке знаем, это с их слов.

Дмитрий Микульский:

- Да.

Аббас Джума:

- Насколько велика была их роль в политическом смысле, в культурном и религиозном?

Дмитрий Микульский:

- Я думаю, что это была самая большая роль – роль решающая. Дело в том, что эти люди знали лично пророка Мухаммеда. Они пользовались в связи с этим чрезвычайно высоким уважением. Они помнили его речи. Многие помнили наизусть Коран. Потому что они слышали его от пророка Мухаммеда. Ведь первоначально спорадически лишь записывался Коран. И он в основном хранился в умах, в памяти так называемых курра – чтецов, которые во время арабо-мусульманских завоеваний уходили вместе с контингентами воинов и воодушевляли их, читая им Коран. Эти люди собирали и помнили предания прозаические о пророке Мухаммеде, так называемые хадисы. В основном высказывания, касающиеся различных сторон жизни мусульманской общины. А также были и исторические сугубо предания о деяниях пророка Мухаммеда, на основе которых впоследствии сложилась «Сира» – то есть жизнеописание пророка. Его биография. Первая из дошедших до нас была составлена в восьмом веке. Потом переработана в девятом веке. И вот является образцовым сочинением в этом роде. Двое наших арабистов московских – член-корреспондент Академии наук Дмитрий Владимирович Фролов и академик Александр Борисович Куделин – вот они много сил потратили на ее изучение и переводят отдельные ее части. Бог даст, издадут и целый академический перевод «Сиры», что было бы для нас всех очень важно и знаменательно. Действительно, впоследствии из семей сподвижников пророка Мухаммеда происходили очень многие мусульманские ученые и историки, и религиозные деятели.

Аббас Джума:

- То есть это – элита во всех смыслах этого слова.

Дмитрий Микульский:

- Действительно, это мусульманская элита. Например, мой любимый мусульманский автор Мас’уди, историк замечательный, вот считается, что он тоже был потомком одного из сподвижников пророка Абдаллаха ибн Масуда. Поэтому у него и фамилия такая. Потомки сподвижников пророка и до сих пор, осознавая свою миссию, занимают весьма видные позиции в культуре многих мусульманских стран, не только арабских. Потому что поселились их предки во всех концах мусульманского мира.

Аббас Джума:

- Надо сказать, что еще очень много хадисов дошло до нас чисто бытовых. Казалось бы, до самых мелочей дошли до нас подробности некоторых моментов жизни пророка. Вплоть до того, как он кольцо надевал, как он брился, как он говорил.

Дмитрий Микульский:

- Зубы чистил.

Аббас Джума:

- И очень многие фанатично это все собирали. Тот же Хурейра более пяти тысяч хадисов самолично написал. Удивительные люди. И удивительный человек был пророк Мухаммед. Хотелось бы поговорить об Абу Бакре и о начале халифата. Насколько вы считаете этот момент истории важным? Халифат образовался при жизни или после пророка?

Дмитрий Микульский:

- Мне хотелось бы сказать в связи с этим, что, действительно, образование халифата – это важнейший политический акт в истории мусульманского мира. Таким образом сложилась та форма политическая, которая в течение весьма долгого времени была главенствующей для всех мусульман. Когда умер пророк Мухаммед, это была на самом деле очень большая трагедия и сильный удар для мусульман. Многие думали, что он не умрет никогда, хотя сам пророк всегда подчеркивал, что он человек смертный и чудес не творит, ничем не отличается от остальных. И он смертен. И болел. К этому, к сожалению, дело шло. Как бы то ни было, решили устроить так, что общину возглавит один из его близких сподвижников мухаджир Абу Бакр. Был он человек весьма благочестивый и тоже мудрый политик. При нем, когда пророк умер, многие бедуины решили, что все, ислам кончился, отказались от ислама, перестали налоги платить. Он их сумел усмирить. И его преемники на этом посту в основном вели себя очень достойно. Согласно мусульманскому вероучению, которое поддерживает большинство мусульман, халифом может быть лишь соплеменник пророка – выходец из племени курайши. А лучше – хошимит. Что касается учения о том, что якобы халифом может быть кто угодно, этого придерживается одна из экстремистских сект. Так что, думается мне, в современном политическом дискурсе попытки установления халифата в богословском отношении неосновательны.

Аббас Джума:

- Мы на этом и закончим. Спасибо вам огромное.

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ