Премия Рунета-2020
Россия
Москва
0°
Boom metrics

Михаил Делягин: Если режим ЧП не помешал этому теракту, то, скорее всего, этот режим неэффективен

Известный экономист прокомментировал Радио «Комсомольская правда». почему выделяемые во Франции деньги на обеспечение безопасности не помогают предотвращать теракты [аудио]
.

.

«Справка на радио «КП»

В Ницце во время главного национального праздника Франции, Дня взятия Бастилии, совершен теракт. Тяжелый грузовик въехал в толпу собравшихся на Английской набережной. Водитель давил людей, пришедших на праздник, затем открыл по ним огонь из автомата. Под колесами грузовика, в давке и от пуль погибли 84 человека, около 200 ранены. Преступник был застрелен полицией на месте. После событий в Ницце президент Франции Франсуа Олланд пообещал нарастить интенсивность ударов по террористам в Сирии и Ираке.

Ф. Олланд: «Сейчас мы находимся на высочайшем уровне операции, которая позволит мобилизовать 10 тысяч солдат в дополнение к жандармам и полицейским. Я также решил на оперативном заседании призвать в помощь оперативный резерв, чтобы помочь в работе полиции и жандармерии. Режим чрезвычайной ситуации, который должен был закончиться 26 июля, будет продлен еще на три месяца. Кроме того, мы воссоединим наши силы в Сирии и Ираке и продолжим прицельно бить по тем, кто ударил по нашей собственной земле прямо в их убежищах».

Во Франции объявлен трехдневный траур по погибшим в Ницце».

Афонина:

- Это первая тема, которую мы сегодня обсудим с доктором экономических наук Михаил Делягиным. И сразу возникает вопрос – если сейчас правительство Франции продляет это самое чрезвычайное положение, которое действует…

Делягин:

- Вы знаете, они умудрились ровно в день теракта объявить о том, что они не будут его продлевать, лично товарищ Олланд об этом сообщил…

Афонина:

- И, тем не менее, вот мы слышали, что правительство Франции будет продлять это чрезвычайное положение, но сразу возникает вопрос – насколько оно эффективно? Мы помним, что после трагедии в «Шарли Эбдо» было также введено чрезвычайное положение, что не помешало спустя буквально полгода свершиться еще одному теракту…

Делягин:

- Если режим чрезвычайного положения не помешал этому теракту, то, скорее всего, этот режим неэффективен. Безусловно, этот вопрос к специалистам, потому что, может, они десяток терактов предотвратили, благодаря этому режиму и почему-то никому ни о чем не сказали. Ну, всякое бывает. Так что это вопрос к специалисту. Но по крайней мере, поскольку этот теракт случился и на самом деле он заслонил собой другое событие – там было очень странное задымление у Эйфелевой башни, в центре Парижа, там, якобы, загорелся грузовик с фейерверками… Отчего он загорелся, не очень понятно… То есть, может быть, там тоже что-то происходило?

Афонина:

- Да, тоже показывали, как толпа бежит и что происходит – неизвестно…

Делягин:

- Да, так что этого недостаточно, как минимум. И, скорее всего, это такой способ успокоить общество, показать, что вот твердая рука на руле… ну, с другой стороны, там же разные есть полномочия. Например, нельзя нагнетать панику, нельзя слишком сильно критиковать начальство. Так что это может использоваться Олландом и компанией для того, чтобы снизить уровень критики в свой собственный адрес. Потому что можно же покритиковать руководство так, что даже во Франции загремишь в пособники террористов.

Афонина:

- Сейчас показывают по всем телеканалам кадры, которые предшествовали этой террористической атаке. Вид сверху. Как люди стоят на набережной и насколько много там людей. И понятно, что это действительно была для них настоящая ловушка – бежать-то было некуда. То есть, избрали самый действенный, получается, способ? Вопрос – почему, несмотря на чрезвычайное положение, автомобиль вообще мог выехать на эту набережную, если движение было перекрыто? Это один вопрос. Второй вопрос – если сейчас говорят о том, что нужно продолжать режим чрезвычайного положения, чтобы он продолжал действовать, значит ли это, что кто-то, например, приобретает бронежилеты, видеофиксаторы и прочие средства, которые могут «позволить» если не предотвратить, то хотя бы зафиксировать, будут очень хорошо на этом наживаться…

Делягин:

- Бизнес есть бизнес. Если в стране паника, то есть люди, которые умирают от сердечного приступа, а есть люди, которые на этом зарабатывают. Насчет того, почему грузовик мог въехать в толпу, ну, это, конечно, вопрос к обеспечению безопасности. Если там ставили какие-нибудь пластиковые или алюминиевые барьерчики, которые можно пробить, я был в Ницце во время массовых фестивалей и я могу сказать, что, если вы добропорядочный водитель, вы будете вешаться в пробке, а если вы недобропорядочный, у вас все будет в порядке. Это вопрос в целом к французской полиции. Мы же помним, когда три дня подряд английские болельщики разносили к чертовой матери центр города Марселя, когда на третий день их успокоили российские болельщики, наших обвинили чуть ли не в терроризме, устроили международный скандал и истерику. То есть, когда англичане разносят город, это нормально, а когда русские успокаивают англичан, французские спецслужбы и в том числе французская полиция начинает дико возмущаться. Принцип французской полиции – мы защитим себя. При этом чрезвычайном положении мы видим абсолютную неадекватность и гражданских властей. Прокурор Ниццы, первое заявление – ой, знаете, ребята, не волнуйтесь, просто грузовик потерял управление, водитель засмотрелся на фейерверк. И ничего больше. И это прокурор. Это не журналист, это не какой-то пенсионер, это прокурор, который обязан реагировать на преступную деятельность и должен следить за законностью в первую очередь. О чем здесь вообще можно говорить? В целом французские спецслужбы со времен алжирской войны, со времен попыток покушения на Де Голля, они имеют хорошую репутацию. Но судя по их полной неадекватности в части противостояния угрозе исламского терроризма, я думаю, что об этой репутации можно забыть. При этом французская полиция очень специфична. Мы привыкли смотреть во французских комедиях, как человек, попадая в полицию – там «Такси», «Откройте, полиция», «Банзай», «Папаши», «Невезучие» - человек попадает во французскую полицию и его там бьют. Между прочим, это фирменный стиль французской полиции. Если вы не в костюме с галстуком и не ведете себя абсолютно строго и абсолютно послушно, то в полиции вам дают в морду, извините за мой французский. По крайней мере, это было еще до конца 90-х годов. Это был их фирменный стиль. Может быть, и сейчас остался. И люди, которые так относятся к своим гражданам, ну, я не уверен, что они способны противостоять серьезной угрозе.

Афонина:

- Но здесь есть и некая финансовая составляющая. Вот появилась информация, что в день Франция тратит почти миллион евро на обеспечение мер повышенной безопасности после терактов в Париже. Причем, в разных источниках эта информация абсолютно по разному подается. В одних источниках это так, как я вам пересказала, а в других эти самые деньги тратятся на усиление систем безопасности еврейских учреждений.

Делягин:

- Ну, понятно. Потому что, если вы скажете про иудейские учреждения, не еврейские, а именно иудейские, религиозные, то это не политкошерно, на вас могут поставить штамп антисемита и – до свидания. Обратите внимание, «Шарли Эбдо», мерзавцы, которые глумятся над всеми, но когда там кто-то посмеялся на еврейскую тему, его выгнали с работы в тот же день.

Но, подождите, а при чем здесь деньги?

Афонина:

- А они совсем не при чем?

Делягин:

- Они имеют, конечно, значение. Но нет ничего, что можно сделать только деньгами, так же, как нет почти ничего, что можно сделать совсем без денег. Вспомните Советский Союз. У нас была очень дешевая милиция. Ее было редко видно на улицах. Но, поскольку была взаимопомощь, взаимовыручка и очень жесткая солидарность, в том числе, на уровне дворов, преступность была ничтожно низкой. Что сейчас происходит в Европе, в частности, во Франции? Франция – крупнейшая мусульманская страна Европы. Они устроили алжирскую войну, они ушли из всех своих колоний в Африке не совсем хорошо и они приняли к себе беженцев из этих колоний, которые с ними были связаны. В отличие от англичан, которые смогли ассимилировать в значительной степени индусов и пакистанцев – там они живут общинами, но очень лояльными. А люди из Северной Африки и из Алжира, в частности, были не очень лояльны к Франции всегда и ассимилироваться не очень старались. Но сейчас Франция на ровном месте устроила террористическую войну в Ливии. Насколько можно судить, просто потому, что Саркози брал деньги у Каддафи и нужно было убить нежелательного свидетеля. И она была инициатором этой войны – НАТО и другие сателлиты Соединенных Штатов подтянулись уже позже. Франция активно участвует в международной поддержке исламского терроризма против законных властей Сирии. Это террористическая война и Франция занимает там террористическую позицию вместе с другими сателлитами США по НАТО и Евросоюзу.

Афонина:

- Но они заявили, что будут наращивать свое присутствие…

Делягин:

- Да, и будут наращивать свою террористическую деятельность. Простите, открытое заявление господина Олланда – они будут наращивать поток людей, которые не могут жить в этом кровавом аду и которые будут бежать к ним. Дальше ситуация с Украиной. Мы говорим – американцы организовали! Может, американцы и организовали, а ручками государственный переворот осуществляли министры иностранных дел, публично под камеру трех стран. Германии, Польши и Франции. Я могу предположить, что интерес Франции заключался в том, что у них 75%, даже больше, электроэнергии вырабатывается на атомных электростанциях, а хранилища ядерных отходов строились в то время, когда об экологии особо не задумывались. И они в ряде случаев вообще в курортах расположены, прямо на берегу моря. И это очень смущает многих французов, да и не только французов, а и туристов, и поэтому логично следующее хранилище сделать где-нибудь там в Чернобыле, раз там все равно зона заражения. Может быть, такой был мотив. Но Франция поддерживает нацистов на Украине, последовательно и целенаправленно. Это не одна какая-то там случайность – министр иностранных дел приехал, чего-то не понял, чего-то перепутал… Ребята, если вы чего-то перепутали, то у вас было 2.5 года, чтобы исправиться.

Афонина:

- Но Франция принимала самое активное участие в разработке минских договоренностей. Точнее, в том, чтобы они состоялись и продолжались.

Делягин:

- Да. И в том, чтобы потом клеветать на нас, что мы там типа обеспечиваем их нарушение. То есть, убивают украинские нацисты женщин и детей, расстреливают из крупнокалиберной артиллерии мирные города, там каждый день новые жертвы, а, оказывается, Россия нарушает минские соглашения, поэтому против России должны быть санкции. И это официальная позиция французских властей. Простите, пожалуйста, если вы осуществляете террористическую деятельность, если вы поощряете терроризм в других странах, не нужно думать, что вы не падете жертвой террористов. Если вы кормите бешеную собаку, не нужно думать, что эта бешеная собака будет кусать только ваших соседей. Сейчас она кусает французов. Но французское руководство, оно настолько европеизировалось, что оно не понимает, что оно творит. И они будут активизировать свои усилия в Сирии по свержению законного правительства Асада по интенсификации международного терроризма.

Афонина:

- Михаил Геннадьевич, можно считать. Что это ваш ответ на вопрос нашего радиослушателя: «Атаки только на Францию. Почему только Франция, чего они добиваются?»

Делягин:

- Не только Франция. Франция просто очень уязвима, у них самая рыхлая система безопасности, самая рыхлая система социальной поддержки и максимум беженцев, потому что очень много мусульман. Мы помним события в Лондоне, мы помним расовые беспорядки в Лондоне, между прочим. Только что был теракт в Брюсселе. В Германии, конечно, нет терактов с массовым убийством людей, но, извините, когда массовые изнасилования женщин на новый год, это что? Собирание грибов? Это народный обычай? Я уверен, что это была террористическая атака, просто терроризм носил сексуальный характер, а не характер убийства. И точно так же, как теракты во Франции, террористы показывали, кто здесь хозяин на самом деле. И немецкая полиция, и немецкая политическая система, кстати, выглядела значительно более жалко и ничтожно, чем во Франции.

Афонина:

- А вам не кажется, что вот сейчас теракты это достаточно явно показывают, что такое ощущение, что мир разделен на людей первого и второго сорта. И это, простите, проявляется как раз в тот момент, когда начинается скорбь по погибшим в терактах. Скорбят по погибшим европейцам – было ли это в Европе или произошло это, допустим, в Турции, в Стамбуле. Но почему-то забывают всенародную скорбь выразить, например, жертвам теракта в Багдаде, их родным и близким. В чем эта селекция?

Делягин:

- Простите, пожалуйста, со времен Гитлера отношение запада к другим не изменилось. Мы очень любим ездить в объединенную Европу, только давайте не будем забывать, что прошлым объединителем Европы был Гитлер, позапрошлым был Наполеон. Оба – личности весьма симпатичные. Потому что Наполеон воевал в прямом смысле слова до последнего француза, который мог носить оружие – и в этом отношении он был сильно круче Гитлера, это было исчадие Великой Французской Революции. Но французы очень любят поговорить про наш большой террор, а про свой они умалчивают тактично. Но отношения к чужим со времен Гитлера не изменилось в Европе. Напомню, что, скажем, принудительные операции над женщинами-цыганками, чтобы они не могли больше рожать – принудительная стерилизация – в некоторых восточноевропейских странах проводились еще и в 70-е годы.

Афонина:

- Подождите, что значит не изменилось? А тот поток беженцев, которых радостно принимают в Европе? Открывают им двери, дают им кров, пишут на стенах магазинов «Заходите к нам, у нас все для вас». Это что?

Делягин:

- А беженцы с Украины – это как? Просто есть те, кого положено считать полезными беззащитными людьми, а есть те, кого считать людьми не положено. Когда беженец из Сирии добегает до Германии, он считается человеком. Но когда он еще не стал беженцем, когда он еще живет в Сирии, его можно уничтожать – и это нормально. Напомню, официальный лозунг «Вбомбить цветущую Югославию в каменный век» у европейских политиков возражений не вызывало. У нас вызывает омерзение позиция российских либералов, когда они скорбят по жертвам терактов в Париже, но глумятся над жертвами наших соотечественников, которые погибли в самолете над Синайским полуостровом и рассказывают, что во всем виноват Путин, но, простите, пожалуйста, это просто калька с европейской политики. Мы не люди. Мы вата, мы колорады, подлежащие сожжению. Я подчеркиваю, что это позиция политических элит. Это не позиция нормальных людей, которых большинство, но у европейской демократии они не имеют влияния на принятие политических решений. И они являются жертвами очень серьезной системной пропаганды. Что такое человек для американской политической системы? Это либо тот, кто живет в стране, которую государственный департамент признал демократией, либо тот, кто живет в стране, которую государственный департамент признал стремящейся к демократии, либо тот, кого государственный департамент в индивидуальном порядке признал борцом за демократию. Все остальные не люди, всех остальных можно бомбить. Это в определенной степени более чудовищная система, чем у Гитлера. Да, мерзавец Гитлер считал недочеловеками целые народы. Но госдепартамент США и вместе с ним вся политическая элита США и значительная часть американского общества, которое всему этому доверяет, они сегодня считают одних недочеловеками, завтра считает недочеловеками других. И это абсолютно расистская система. Но она политически, конечно, завернута. И в этом отношении думать, что европейцы считают нас людьми? Да, хозяин лавочки, с которым вы общаетесь, просто прохожий на улице считает вас человеком. А политическая система считает вас унтерменшем. И сегодня в европейской политической системе координат русские занимают то же самое место – мы его еще не заняли, но мы на пути к этому – которое в гитлеровской системе коородинат занимали евреи. Хоть кто-нибудь пролил хоть одну слезинку по сожженным заживо на Украине людям? По убитым женщинам и детям? Да, украинцы в нацистском угаре пересылали друг другу видеоклипы, как мучается и умирает ребенок, разорванный на части снарядом и глумились – посмотрите, как подыхает личинка колорада, как это здорово. Я цитирую дословно! Но европейцы считают, что это нормально, это демократия. Это для европейцев европейские ценности, когда наши дети умирают, разорванные снарядами. Это не преувеличение. Это то, что мы видим 2,5 года. И нужно очень сильно зажмуриваться и затыкать уши, чтобы этого не видеть и не слышать.

Афонина:

- А теперь давайте перейдем к другим темам, Михаил Геннадьевич.

Теневая экономика – эта тема на этой неделе обсуждается довольно активно и вот президент нашей страны Владимир Путин в ходе недавнего совещания с министрами, советниками и региональными чиновниками потребовал от участников этого совещания вывести из так называемой гаражной экономики миллионы россиян. Они получают теневые заработки, налоги не платят, ну и вот, кстати, даже есть цифры, которые доложили президенту нашей страны. Данные Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте, эксперты этого научно-исследовательского центра полагают, что речь может идти о 40% экономически активного населения, а размер вот такой теневой экономики оценивается ими в четверть ВВП. Михаил Геннадьевич, не слишком ли круто?

Делягин:

- Нет, данные вполне правдоподобные, я даже могу назвать первоисточник. Самой первой это в такой вежливой форме сказала вице-премьер Голодец, которая выразила недоумение, официально призналась, что она, вице-премьер, курирующая социалку и трудовые отношения, понятия не имеет, чем занимаются 34 миллиона россиян. При этом, расписавшись в своей неадекватности и безграмотности, она в отставку почему-то не подала, но потом она сообразила, что чего-то не то сказанула и, наверное, поручила выяснить – а что именно она сказала. Ну, 34 миллиона человек, понятно, что есть люди, которые просто домохозяева, у кого-то есть капиталец, он с него живет, кто-то домохозяйка, кто-то работу не ищет, потому что как-то по другому деньги берет, кому-то родственники пересылают. А 30 миллионов человек это примерная оценка, да, занятых в теневом секторе. Но когда говорят, что это гаражная экономика, это опять-таки неадекват, потому что гаражная экономика – это люди, которые сидят в гаражах и чего-то там мастерят. Это вот маленькие автосервисы, это слесари самодеятельные…

Афонина:

- Ну, может, это еще цеховики 90-х?

Делягин:

- Нет, цеховики 90-х уже… или их перестреляли, или они ушли в большой бизнес.

Афонина:

- То есть, сейчас в гараже никто джинсы не варит?

Делягин:

- Я думаю, что кое-где и варят. У нас есть вьетнамские цеха, например, где их шьют. Я совсем не уверен, что все эти доблестные вьетнамцы платят налоги. Другое дело, что они в эти 30 миллионов человек не входят, потому что явно не граждане России. Но в основном это люди, которые работают в офисах, которые работают так или иначе. Но поскольку у нас налогообложение запретительно высокое, то наше замечательное государство искусственно сделало их преступниками. Ведь логика какая? У нас богатые люди, которые сидят в правительстве и в других злачных местах, извините, но по-другому сказать сложно, они построили Россию как налоговый рай для миллиардеров, для всех депардье, условно говоря. Только Депардье, понятно, как стал миллионером… Ну, впрочем, про наших миллиардеров тоже понятно, как они ими стали. Не так заслуженно и не так достойно, как Депардье. Но если в одном месте чего-то прибудет, то в другом-то месте этого убудет. Закон сохранения никто не отменял. Если вы страну превращаете в налоговый рай для миллиардеров, которые вообще ничего могут не платить, то для всех остальных, включая, между прочим, миллионеров, это налоговый ад. Если у вас большие доходы, вы нанимаете налогового консультанта, делаете индивидуальное предприятие и платите 6%. И вам налоговый консультант обеспечивает взаимодействие со всеми органами власти. А если вы совсем хорошего налогового консультанта берете, то вы начинаете свои доходы оформлять или через хитрые оффшорные схемы…

Афонина:

- …то у вас появляются царь-квартиры…

Делягин:

- Ну, например. И вы своих собачек возите самолетами и страшно обижаетесь на тех, кто думает, что это неправильно, и считаете это экстремизмом, и можете еще их под суд отдать и засудить, потому что с точки зрения закона это можно оформить как экстремизм, потому что закон писался богатыми для богатых и, насколько я могу судить, против всех остальных. А можно вообще не платить налоги через хитрые операции на рынке ценных бумаг. Они незаконны, эти операции, но никого за них не отловили, прецедента нет, а, если закон нарушается и никто это не расследует, значит, это не преступление, это норма. А если у вас доход ниже прожиточного минимума – у нас есть зарплаты ниже прожиточного минимума, у нас главврачи больниц увольняются сейчас по всей стране, потому что им стыдно смотреть в глаза своим медсестрам и санитаркам, они говорят: «а я не знаю ,как эти люди живут на 14 тысяч рублей в месяц, я боюсь даже себе представить…». Вот эти люди облагаются. Сначала 30% обязательных социальных взносов на фонд оплаты труда, а потом 13% так называемого плоского подоходного налога, которого нет нигде в мире, кроме России и Боливии, по-моему. И получается удивительная ситуация – чем вы беднее, тем вы обязаны больше платить. И мне представители наших официальных структур под камеру заявляли – ну, так это ж и есть справедливость, когда, чем вы беднее, тем вы должны больше платить, потому что я человек богатый и я платить не хочу. Ну и что, что это противоречит всей мировой практике! Это ерунда, зато я хочу жить в условиях налогового рая для таких, как я, хочу, чтобы мои собачки жили лучше, чем 90% граждан этой страны.

Афонина:

- Подождите, богатые же тоже налоги платят. Возьмем топ-менеджеров. У них зарплаты, да, понятно, среднему россиянину, может быть, за всю жизнь порой такого не заработать, сколько они зарабатывают за несколько месяцев. Но они-то с этих денег налоги платят? Платят.

Делягин:

- Вот вы платите обязательные социальные взносы 30%.

Афонина:

- Обязательно.

Делягин:

- А топ-менеджер платит 10% - в три раза меньше, чем вы. Не потому, что он лучше, у него просто доходы больше. А если он получает бонус, то, если я правильно помню, с бонуса платится только подоходный налог. Там масса всяких лазеечек. И вы можете это получить через право купить ценные бумаги, через дивиденды с акций. Вы покупаете акции своей компании, дальше вам оформляются дивиденды и с них вы платите. А некоторые платили вообще 9%. Сейчас 13% сделали – такой вой везде поднялся! Так это богатые громко плачут, что их, видите ли, ущемляют! Понимаете, вот у нас построили систему, когда, чем вы беднее, тем больше вы платите. Десятки миллионов людей искусственно сделаны преступниками – и в этом причина кризиса пенсионной системы. Ровно в этом. Потому что не могут люди такое платить. Но, обратите внимание, ни один человек из правительства господина Медведева, ни один из этих прикормленных экспертов, ни разу с 2001 года, когда все это началось, ни одного разу ни один из них не сказал, в чем причина пенсионного кризиса. Потому что они прекрасно знают, что они богатые и они хотят платить мало. А вот кто бедный, кто на ситуацию повлиять не может, вот тот пусть платит и пусть они живет в гаражах!

Афонина:

- Тогда вернемся к самозанятым, к тем самым представителям гаражной экономики – они чем-то нашей экономике угрожают? Вот эти люди, которые не платят налоги, но при этом, понятно, что зарабатывают не самые большие деньги… Ну, потому что сколько ты заработаешь там каким-нибудь частным предпринимательством, которое нигде не зарегистрировано?

Делягин:

- Эти люди не совершают преступлений, связанных с насилием или кражей. Если их преступление ограничено только налоговым преступлением, я бы завтра объявил им всем амнистию и изменил бы систему налогообложения.

Афонина:

- Замечательно. Им предлагают объявить амнистию, выйти из тени, зарегистрироваться и, может быть, даже три года налоговые каникулы им обеспечат…

Делягин:

- Вы знаете, вот может быть даже все знают, как работает это правительство. Господин Медведев не так давно устроил геноцид малого бизнеса. Когда вот так: мы вас постимулируем – повысили обязательные социальные взносы – и там больше 600 тысяч предприятий закрылось за полгода, после чего господин Медведев выступил и сказал, что все правильно, так и надо, это наша форма поддержки малого бизнеса, ура! Как может нормальный человек поверить каким бы то ни было обещаниям, исходящим из этих уст? Это первое. Второе. Отлично, три года налоговые каникулы, допустим, мы нашли в этих гаражах какого-нибудь блаженного, который в это поверил. А дальше что? А дальше опять плати 39%? Ну как это? Да, конечно, можно купить патент, можно пойти зарегистрироваться, но вообще просто отчетность – она сложная. И потом, пока вы сидите в гараже, вас никто не видит, к вам не придет пожарный, к вам не придет милиционер, к вам не придет санэпидемстанция… Я вот сейчас разговаривал на одном из очень крупных российских предприятий, московских, причем, расположенных в центре Москвы. И мне человек говорит – к нам пожарные приходят и говорят: у нас план, мы должны собрать деньги. Ну, хорошо я там личный знакомец начальства МЧС, мне скидку дают. И то, они приходят, плачут и говорят – ну, хоть что-то давайте мы у вас найдем, хоть какую-то проводочку, потому что иначе нас могут уволить. Вот под этот каток административного произвола из гаражной свободы возвращаться – это безумие. С другой стороны, государство что-то ему даст? Кроме налогового и административного террора? Да никакой безопасности не даст. Поэтому это все глупость и ерунда. Хотя бы нужно освободить от налогообложения людей с доходами ниже двух прожиточных минимумов вообще. А для страны сделать прогрессивную шкалу. Это тот технический минимум, о котором вообще имеет смысл говорить. А там уже смотреть, чего скажут люди из гаражей. И люди из офисов, между прочим, тоже.

Афонина:

- Михаил Геннадьевич, вот тут нам уже расчеты начали приходить, кто сколько получает и сколько у него потом остается. Имеется в виду, сравнивают дворника и миллионера… Но мы сейчас не об этом. Как вам инициатива Минфина и Федеральной налоговой службы? Они сейчас обсуждают пока только механизмы контроля над финансовым положением граждан. Пока очень много вопросов. Что хотят? Отслеживать крупные расходы населения. Вот смысл?

Делягин:

- Смысл – преследовать людей за якобы уклонение от налогов. Если вы купили что-то дорогое, то вас начнут репрессировать за то, что у вас есть деньги, если вы эти деньги не задекларировали в качестве доходов официальных, если налоговая служба их каким-то образом потеряла. Мы это проходили в 1997 году, это подробно разбиралось. И я был как раз человеком, который, как мне кажется, это дело остановил. Потому что очень подробно объяснил, что затраты на администрирование большие, а люди будут покупать мерседес не как мерседес, а колеса отдельно, бампер отдельно, кузов отдельно, руль отдельно и потом, якобы, будут сами все это дело собирать. Это легко обходится на достаточно массовом уровне. В этом есть здравое зерно, безусловно, и контроль за расходами необходим, но на другом уровне зрелости налоговой системы. Классическая формула – перестройку начни с себя. Что эти люди квакают, извините за мой французский? О расходах граждан, когда они не могут или, может быть, даже не хотят, а в лучшем случае не могут проконтролировать налоговые расходы собственного первого вице-премьера господина Шувалова. И мы видим, что, когда общественность пытается придать эту информацию гласности, вдруг оказывается, что это чуть ли не преступление и все страшно возмущены и негодуют. Коллеги, вы на себя обратитесь, вы посмотрите на костюмчики, в которые вы одеты, посмотрите на свои домики скромные, посмотрите на свои машинки… Давайте мы расскажем, откуда все это взялось? Нет, все могло быть там в 90-е годы… Да, моя мама в свое время очень здорово поработала на рынке МММ – кроме шуток! Она советский инженер, она имела высшее образование. Но, вы знаете, если человек не может объяснить, откуда у него взялось имущество на сумму 10 миллионов долларов, то просто введите запрет на профессию. Что он не может быть госслужащим, не может избираться, не может преподавать общественные науки, не может рассказывать детям, что давать взятки это правильно, и как правильно их давать… Пожалуйста, вот это сделайте, а потом контролируйте расходы граждан. Вторая вещь. Между прочим, очень редко кто-то приходит осуществлять крупную покупку с камазом наличных. Обычно это все проводится по электронным платежам. И это все на самом деле контролируется. Вы поставьте фильтр. У нас не только валютные операции контролируются, у нас очень хороший банковский контроль внутри страны. Настройте свой фильтр. Налоговая сегодня может ко мне прийти и спросить – откуда дровишки? И я должен буду отвечать – подробно, добровольно и с песней. Это нормальная ситуация. Вот это называется «кошмарить людей». Это тот самый бюрократический энтузиазм, который я бы приравнял к экстремизму, пусть даже и административному, и квалифицировал бы по 282-й статье, как разжигание ненависти к социальной группе власти. Нет такой социальной группы на самом деле, но практика правоприменения есть. Вот когда наши чиновники начинают рассказывать вещи, которые у многих вызывают желание устроить революцию или чего похуже, вот давайте этих чиновничков призывать к порядку. Ну хотя бы в административном режиме. Хотя вообще-то говоря по своей разрушительности они заслужили, на мой взгляд, и уголовный режим. Да, это можно сделать и к этому нужно будет прийти, но сильно потом. Вы сначала выведите людей из тени. Что, 30 миллионов людей, которые зарабатывают деньги нелегально, которые являются налоговыми преступниками, они, что, хотят быть преступниками? Да из них дай бог 5% хотят не платить налоги, остальные хотят платить. Сделайте налоги человеческими. Сделайте так, чтобы с двух подоходных минимумов, а это, между прочим, 20 тысяч рублей у нас сейчас в стране, в среднем, больше половины населения у нас такие доходы получают, если по-честному, чтобы с 20 тысяч рублей человек не платил ничего. У вас завтра вся эта гаражная экономика выйдет из тени и послезавтра как зайки начнут платить по чуть-чуть, а потом, кто будет приподниматься, будут платить и нормальный подоходный налог. А кто раскрутится, потому что вбелую работать легче, чем вчерную, будет платить повышенный. Ну, сделайте что-нибудь для людей! Ну, хотя бы с похмелья! Но ведь нет.

Афонина:

- Пока вот, вы видите, в Госдуму вносится интересный законопроект…

Делягин:

- Такое ощущение, что все эти люди хотят устроить 37-й год и думают только о репрессиях! Господа, ну, я знаю много людей, у которых деды и прадеды были в отдельных случаях даже палачами, но они почему-то этого не хотят, они этого как-то наелись… У вас это откуда?

Афонина:

- Давайте вернемся к законопроекту… Вот как вам идея обязать работодателей индексировать заработную плату на вот как раз уровень инфляции? Не ниже.

Делягин:

- Очень хорошая идея. Только вот «перестройку начни с себя». Вот господин Медведев пенсионерам не собирается индексировать пенсию. У него, видите ли, нет денег. У него 7,8 триллиона рублей на 1 июля – свежие данные вышли Минфина – лежат без движения, а вот на пенсионеров России у них денег не хватает. На пенсионеров Израиля, правда, денег хватило, но здесь разные могут быть подходы. Может быть, они более социально близкие господину Медведеву и прочим реформаторам. Может быть, на это нужно меньше денег. Может быть, международный резонанс будет выше и в мире как-то зауважают…

Афонина:

- Я не в курсе, а что это за…

Делягин:

- А там было одновременное событие. Господин Медведев объяснил пенсионерам России в лице пенсионеров Крыма, что денег нет на индексацию, но вы держитесь. И сразу после этого было решение правительства о том, что бывшим гражданам нашей страны, которые живут в Израиле, которые уехали в Израиль…

Афонина:

- Простите, только в Израиле? У нас есть бывшие граждане страны, которые живут во многих странах мира…

Делягин:

- Вы знаете, решение было по Израилю. Это в порядке двусторонних отношений с Израилем… Нет, я считаю, что правильно, если человек всю свою жизнь отработал на нашу страну, а потом решил, что он эту страну ненавидит, это его личное право, но за работу он должен получить. Это по-честному. Но, простите, пожалуйста, а почему российские пенсионеры оказались поражены в правах? По сравнению с теми, кто уехал в другую страну и отказался от гражданства и никаких связей не поддерживает. Ну, там были, правда, принудительные отказы от гражданства тоже, да. С другой стороны, почему у нас бизнесмен должен индексировать, а государство не должно? Что за ерунда такая? И я всецело за индексацию. Только давайте зафиксируем, что мы индексируем зарплату для бедных и для нижней части среднего класса.

Афонина:

- Совершенно верно, там говорится о том, что механизм не должен применяться к топ-менеджерам…

Делягин:

- Нет, только по отношению к тем, у кого денег мало. Для них – да, для них индексация должна быть. Но давайте сделаем более простую вещь, более примитивную, более действенную. Давайте мы гарантируем гражданам России право на жизнь. Давайте зафиксируем, что нельзя платить зарплату ниже прожиточного минимума. И нельзя платить стипендию ниже прожиточного минимума. С пенсиями якобы вроде бы это дело решили, но сейчас инфляция вырастет и пенсия провалится ниже прожиточного минимума. Человек имеет право на жизнь? Имеет. Так давайте гарантируем. Это 10% того, что сейчас без движения валяется в федеральном бюджете. Основная часть этих денег вернется в виде налогов в бюджетную систему достаточно быстро. Это рентабельное занятие. Сейчас зарплата у вас 8 тысяч рублей, ниже прожиточного минимума, вам ее индексируют по мере инфляции, вам, что, от этого легче будет? Вы как умирали медленно, так и будете продолжать умирать медленно. Потому что, официальная инфляция в два раза занижена, господа! Я никогда не брошу камень в огород Росстата - если они посчитают правильную инфляцию, там всех уволят! Но вы и дальше хотите смотреться в кривое зеркало? Когда статистика говорит, что у нас в прошлом году инфляция была 12,9%, опрашивают социологи население, проводят социологическое исследование, население говорит – 26%. Господа, ну это же правда! Инфляция занижается в 2-2,5 раза. Не потому, что статистики плохие, а потому, что, если они посчитают правильно, в 1999 году посадили руководство Росстата, а сейчас – уволят в лучшем случае. Ну, вы можете, товарищи начальнички, хотя бы самим себе не врать? Хотя бы наедине друг с другом не врать? Ну, судя по всему, это уже невозможно. И даже такую кривую недостаточную индексацию все равно не делают. Вот пусть частный сектор делает, а мы в государстве этого делать не будем. Господа, вы даже право на жизнь гражданам Российской Федерации в нарушение Конституции не гарантируете, захлебываясь при этом от денег. Какое право вы вообще имеете кому-то что-то вменять? Кто вы такие, черт возьми?