2016-09-08T18:51:52+03:00
2

Валерий Федоров. Чего ждут граждане РФ от выборов в Госдуму 18 сентября

Валерий Федоров. Чего ждут граждане РФ от выборов в Госдуму 18 сентябряВалерий Федоров. Чего ждут граждане РФ от выборов в Госдуму 18 сентября

Генеральный директор ВЦИОМа в гостях у программы «Госдума-2016: перезагрузка» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Валерий Федоров. Чего ждут граждане РФ от выборов в Госдуму 18 сентября

00:00
00:00

Яковлев:

- В гостях у нас сегодня в некотором смысле главный социолог страны, генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения, научный руководитель факультета социологии и политологии финансового университета Валерий Федоров. Добрый вечер.

Федоров:

- Добрый вечер. Сразу скажу, что главный социолог у нас Михаил Горшков, директор института социологии Российской академии наук. А мы занимаемся изучением общественного мнения, многие социологи вообще не считают, что это часть социологии. Ну, мы считаем, что это некая такая пограничная, смежная дисциплина. Или, я бы даже сказал, что это такое пограничье между наукой и рынком. Мы это называем индустрия. Но, конечно, методы используем социологические и в коллективе у нас больше всего социологов. Хотя есть и политологи, и экономисты, и психологи…

Карманов:

- Я бы тогда хотел к политике увести наш разговор, поскольку программа все-таки касается Госдумы. И это на самом деле одна из немногих программ, которая уже больше полугода упорно рассказывает о том, как проходят выборы в Госдуму… несмотря ни на что и вопреки всему. Сегодня прошла встреча Путина с активом «Единой России», много было дискуссий насчет того, состоится такая встреча или нет… вот как вы считаете, что эта встреча означает, какие сигналы она дает обществу?

Федоров:

- Напомню, лидером списка «Единой России» является Дмитрий Медведев. А Владимир Путин выступает в роли основателя этой партии, хотя в Думу не баллотируется, он президент. И есть определенная двусмысленность, которую единороссы хотят разъяснить. То есть, они должны напомнить своему электорату, что Владимир Путин остается с ними, он их вдохновитель, он их лидер и, вероятно, эта встреча – ну, я, наверное, фантазирую – но мне кажется, что это должно подчеркнуть, что Путин с «Единой Россией».

Карманов:

- Но в этом есть смысл, потому что многие партии апеллируют к президенту на этих выборах.

Федоров:

- И не просто апеллируют, они с ним солидаризируются и, кстати, это тоже не случайность. Напомню, что на выборах 2011 года все было иначе. Тогда «Единая Россия» была единственная, кто поддерживал курс Путина, хотя и тогда же, опять-таки, напомню, лидером списка был Дмитрий Медведев. Но на этих выборах все поменялось, потому что у нас в стране все поменялось два года назад, после и в результате присоединения Крыма сформировался так называемый крымский консенсус, есть его измерения, так сказать, массовое. То есть, оно выражается в том, что огромное большинство россиян поддержало присоединение Крыма и то, что Россия оказалась в конфликте с западом, это, конечно, воспринимается не очень хорошо, но при этом люди считают, что мы все делаем правильно. И курс Владимира Путина тоже правильный. И есть политическое измерение этого консенсуса. Оно состоит в том, что у нас все четыре парламентские партии – коммунисты, ЛДПР, «Справедливая Россия», «Единая Россия» - они ключевые элементы этого курса, прежде всего, внешнеполитического, военного, стратегического, они поддерживают и разделяют. Именно поэтому на этих выборах уникальность «Единой России», как единственной путинской партии, она несколько размылась. И, конечно, единороссам сейчас важно подчеркнуть, что все-таки они самая путинская партия.

Яковлев:

- На данный момент какова динамика электоральных предпочтений? «Единая Россия» по-прежнему на первом месте и в парламент проходит четыре партии?

Федоров:

- Мы каждую неделю проводим опрос. По четвергам вывешиваем на нашем сайте, всех адресую – ВЦИОМ.ру. Давайте зачитаю, чтобы не быть голословным. Последние четыре замера. 24 июля – «Единая Россия» 44,1%. Это от всех… 14 августа – 44%. 21 августа – 43,3%. 28 августа – 41,2%.

Яковлев:

- То есть, минус три процента за месяц?

Федоров:

- Да, мы должны напомнить, что у нас есть погрешность измерения – 3,5% - поэтому абстрактно мы могли бы сказать, что вообще ничего не изменилось и ровно та же цифра, но…

Яковлев:

- Есть ли падение все же?

Федоров:

- Да, есть снижение. Вот с 44 до 41 явно выражен тренд на снижение. Это не обвал. Это именно снижение.

Яковлев:

- А куда уходят вот эти три процента? Кто растет?

Федоров:

- Парадокс состоит в том, что оппозиционные партии почти не растут. ЛДПР. Опять называю четыре цифры. 10,7, потом 11,8, потом 10,8, потом 12,2. Коммунисты. Начинали 10,1, потом опять 10,1, потом 8,4, сейчас 7,7. То есть, к коммунистам точно, видимо, не прилетает поддержка. «Справедливая Россия» - 6,4, 7,5, 6,6, 5,4. То есть, нет притягательной партии, которая бы сегодня собирала бы тех, кто откалывается от «Единой России». Растет доля не определившихся и почти не растет доля тех, кто говорит – да, обязательно приду на выборы. Поэтому вполне возможно, кто при ином раскладе проголосовал бы за «Единую Россию», просто в этот раз не отдадут свои голоса другим партиям, а останутся дома.

Яковлев:

- Но при этом, подчеркнем, здесь также не учитываются те, кто еще не определились и в итоге будут другие цифры.

Федоров:

- Обязательно будут другие цифры. Потому что опрос не равняется прогнозу, прогноз не равняется результату. Почему? Ну, даже вот чисто теоретически….

Яковлев:

- А какова вообще ситуация с явкой? То есть, вообще каков интерес россиян к выборам? Пойдут на выборы?

Федоров:

- Конечно, пойдут. Вопрос – сколько придет. Пока мы ожидаем не более низкой явки, чем в прошлый раз. Это связано с тем, что острой конкуренции особенно не наблюдается, для большинства россиян, в принципе, все решено. Понятно, что Дума – очень важный орган, но президент куда важнее и, если к президенту есть какое-то недоверие, его курс не пользуется поддержкой, то есть хороший шанс на выборах показать ему это и проголосовать за оппозиционные партии. Такой шанс выпал в прошлый раз, в 2011-м, и им вполне воспользовались, правящая партия тогда получила существенно меньше, чем на предыдущих выборах, но сейчас у Владимира Путина 80-процентный рейтинг, он держится уже два года, тенденции к понижению нет, поэтому аргументы «давайте пойдем и дадим сигнал, что мы не любим нашего президента», это не работает сейчас… Какой уровень будет явки, трудно предсказывать, потому что график в этот раз совсем другой. Обычно в декабре были выборы, сейчас в сентябре. Активная фаза избирательной кампании очень короткая, по сути, три недели. Из них осталось 10 дней. И я не удивлюсь, если в этот раз наши прогнозы будут менее точными, чем в прошлый. Я обещал объяснить, почему опрос не равняется прогнозу и не равняется результату. Дело в том, что опрос – это ответ на вопрос. Вы что будете делать – пойдете или не пойдете? Проголосуете или не проголосуете? И за кого? И человек отвечает. Это мнение, намерение. А выборы – это действие. А это две большие разницы.

Яковлев:

- То есть, в принципе, он может хотеть проголосовать за оппозиционную партию, а если ему позвонили по телефону и попросили ответить, то он может ответить совершенно другое.

Федоров:

- А если хорошая погода, то он уехал на дачу.

Яковлев:

- Но ваш прогноз – кто сколько наберет?

Федоров:

- Мы ожидаем явку на уровне где-то 45, может быть, чуть больше процентов. И по партиям мы ожидаем чуть меньше половины у «Единой России». Что касается ЛДПР и КПРФ – они поделят второе и третье место, но кто из них опередит, я затрудняюсь пока сказать. Вполне возможно, что коммунисты все-таки сохранят второе место. Либо они придут голова к голове – там разница будет процент или полтора. «Справедливая Россия» - по поводу этой партии было много дискуссий и действительно мы видим выраженную тенденцию к снижению, но по нашим прогнозам она все-таки проходит. Хотя фракция будет небольшой, существенно меньше, чем в прошлый раз. Что касается оставшихся партий, то шансы на преодоление не 5-процентного барьера, а 3-процентного барьера…

Яковлев:

- …который дает госфинансирование…

Федоров:

- Да. Эти шансы есть у «Яблока», эти шансы есть у «Родины» и еще у одной интересной партии – Российская партия пенсионеров «За справедливость». Вот они могут побороться за 3%. За 5 – пока не видим такой потенции. Ну и остальные партии из 14, в том числе, те, о которых много дискутируют, например, «Парнас» или Партия Роста, мы не видим у них возможность побороться даже за трехпроцентный барьер. Если кто-то от них и пройдет, то только в одномандатных округах.

Карманов:

- А какое чудо могло бы произойти, допустим, с Партией Роста, что они должны были сообщить людям, для того, чтобы все-таки хотя бы на 3% рассчитывать?

Федоров:

- Программа – это не главный секрет успеха на выборах. Вот вы изучали программы ЛДПР, «Справедливой России», КПРФ? Абсолютное большинство избирателей не читают программы и даже ими не интересуются. Для них важно, что программа есть.

Яковлев:

- А за что голосуют? За лидера?

Федоров:

- Это всегда сплав. Одни партии более сильны брендом. Вот та же самая КПРФ. Другие более ярко выраженные лидерские. «Единая Россия», скажем, была в начале своего существования лидерской партией сугубо. Потом она ряд других ресурсов получила. ЛДПР – на 70-80% это лидерская партия. А вот партия пенсионеров «За справедливость», о которой мы говорили…

Яковлев:

- …и которая по данным ВЦИОМа на пятом месте, кстати, опережая «Яблоко», «Родину», Партию Роста, «Парнас»…

Федоров:

- Да. Там вот нет никакого лидера. Или та же самая «Родина». Понятно, что в свое время Дмитрий Рагозин ее создавал, но сейчас он вне партийной политики и яркого лидера тоже нет, и вот, тем не менее, она борется и очень многие другие партии опережает. Поэтому программа – это не главное. Конечно, программа должна быть, но чисто прагматически она должна содержать два-три каких-то внятных лозунга, которыми можно будет оперировать на дебатах, в агитационно-пропагандистской продукции, отвечать на вопрос «а что вы сделаете, когда придете к власти?». Вот все, что нужно из программы. Кстати, хорошо бы, чтобы она была не очень длинной, потому что, чем длиннее программа, тем больше рисков надавать каких-то обещаний несбыточных и тебя же за них оппоненты поймают и будут над тобой надсмехаться.

Карманов:

- Что больше всего людей интересует? Вот три тезиса, которые могли бы их зацепить?

Федоров:

- Вы имеете в виду из программных вещей?

Яковлев:

- Что волнует народ сегодня? Какие проблемы?

Федоров:

- С внешней политикой все более-менее понятно, это президентская тема и все основные партии объединились вокруг курса президента. Поэтому, если вы предлагаете что-то прямо противоположное, вы рискуете сесть в лужу. Как, например, предложение «Яблока» провести референдум повторный по Крыму и т.д. Это идет против повестки и, я думаю, это одна из причин, почему у «Яблока» на этих выборах очень высокий антирейтинг. Представляете, какой парадокс. Всегда самый высокий антирейтинг был у ЛДПР. А сейчас гораздо выше антирейтинг у «Яблока». Я думаю, что это одна из причин вот то, что оно идет против течения… А дальше, конечно, у тебя должны быть свои рецепты, своя экспертиза, свои профессионалы для решения нескольких самых острых проблем.

Яковлев:

- Самые острые – это что? Образование? ЖКХ? Безопасность?

Федоров:

- Самое главное – это экономика. Должно быть видение, как снова раскрутить мотор экономического роста, как обеспечить стране экономический подъем. Это то, что беспокоит всех. Все понимают, что, если не будет экономического роста, не будут расти зарплаты, не будет прибавляться качественных рабочих мест, будет нечего платить не только работающим, но и неработающим, самым уязвимым – это пенсионеры, это все, кто получают пособия различные… Поэтому на первом месте экономика. Дальше, конечно, здравоохранение и образование. Вот это те сферы, которые касаются почти всех и где, по общему мнению, у нас все нездорово. Кстати, несмотря на реформы, а, может быть, из-за этих самых реформ оценки состояния этих сфер последние годы не улучшаются, а, наоборот, снижаются. И последнее, о чем надо сказать, это, конечно, пенсии. Напомню, у нас только 44% избирателей работают, остальные либо студенты, либо пенсионеры, либо нигде не числятся, поэтому, конечно, самую массовидную часть из этих 56% составляют пенсионеры и пенсионная тематика очень важна. Особенно в ситуации дискуссий по индексациям, по накопительной части пенсии и т.д. Вот если вы хотите быть успешными, если вы хотите иметь шанс быть услышанным, вы должны работать с этими важнейшими темами.

Карманов:

- В смысле экономики вспоминается почему-то сразу Титов, который дал, по-моему, самый понятный вариант. Он сказал – а пойдемте, возьмем в долг и раскрутим экономику.

Яковлев:

- Каков уровень доверия к выборам вообще?

Федоров:

- Он исторически у нас невысокий, этот уровень. Более того, когда в 2011 году послышался истошный вопль – у нас украли выборы, все не так посчитали – это нашло отклик очень серьезный. Почему? Потому что мы по умолчанию считаем, что у нас выборы не слишком честные. И мы каждый раз спрашиваем – как, честно пройдут выборы? Совсем честно? Не очень честно? Вообще нечестно? И большинство всегда выбирает – не очень честно они пройдут. По этому поводу иллюзий немного, зато много страха. Но если взять более длительную перспективу скажу так, что сегодня претензии к чистоте и честности выборов существенно меньше, чем пять лет назад. Я думаю, это не просто так, это результат объявленного властями курса на конкурентность, открытость, легитимность. Причем, это не только слова. Напомню, Элла Памфилова теперь у нас председатель Избиркома…

Яковлев:

- То есть, как социолог, вы фиксируете, что результаты есть?

Федоров:

- Как исследователь общественного мнения. Конечно, все эти цифры есть, мы их публиковали, кто хочет посмотреть, заходите на наш сайт, там много чего другого еще есть…

Карманов:

- Давайте вернемся к социологии и к рейтингам. В начале нашей программы мы обращали внимание на легкое снижение рейтинга партии «Единая Россия». Есть такое мнение, что это связано отчасти с тем, что многие партии обрушились с критикой… Вот скажите, насколько и популизмом, и критикой возможно взять избирателя на этих выборах?

Федоров:

- Критика востребована. Ровно потому, что у нас в стране экономические проблемы большие. Непонятно, когда начнем выбираться. Скорее всего, дно ищем, а не обозначаем, когда же наконец в рост пойдем. Поэтому критика в адрес правительства – а оно у нас традиционно отвечает за экономику в стране – она очень востребована. Другое дело, что кроме критики люди ждут альтернативы. Если этой альтернативы не предъявляется… а как ее можно понять? То есть, либо должен кто-то из людей, кому доверяют, кто пользуется имиджем настоящего, серьезного, глубокого эксперта по экономике, вот если есть такие люди в списках партии, если они не молчат, если они предлагают какие-то программы выхода из кризиса, вот это да. Но таких людей в списках почти нет, либо, если они есть, то они малоизвестны и не пользуются особым доверием.

Яковлев:

- Принципиальным еще недавно с точки зрения выборов был доступ к телевидению. Вот кого в телевизоре показывают, тот и популярен. Мы много слышим о том, что, дескать, уже век интернета… Все-таки, действительно, главный канал коммуникации с точки зрения выборов это сегодня по-прежнему телевизор или интернет уже как-то меняет картину?

Федоров:

- Вот мы проводили анализ тщательный так называемых партии интернета и партии телевизора, вот смотрите, сейчас у нас примерно 50-55% избирателей потенциальных склонны доверять скорее телевидению и другим традиционным СМИ. То есть, это радио, газеты. Но понятно, что телевидение – это та карта, которая бьет все другие традиционные СМИ. Что касается интернета, то около 25% избирателей склонны доверять интернету. То есть, действительно, две партии есть, причем, барьер переключения между ними достаточно большой. Если ты доверяешь интернету, то ты, как правило, не доверяешь телевизору. И наоборот. Социально-демографический облик тоже понятен. Телевидение у нас смотрят старшие возрастные группы. Молодые и средний возраст более доверяют интернету, потому что они в нем живут.

Яковлев:

- А вот эти 25%, представляющие партию интернета, как вы сказали, они оппозиционны власти? Или необязательно?

Федоров:

- Конечно, необязательно. Потому что в интернете есть все. И в этом, кстати, большое отличие от 2011 года, когда весь интернет был действительно сугубо оппозиционным и я бы даже сказал так – несистемно оппозиционным. Сегодня самые популярные партийные ресурсы интернетовские – это ресурсы единороссов, а не оппозиционеров. Патриотический дискурс сегодня доминирует в интернете, в то время, как четыре года назад такой либерально оппозиционный дискурс доминировал. Поэтому сказать, что партия интернета – это партия оппозиции – нет, такого нет. Хотя, конечно, оппозиционеров там больше. Ну, ровно в силу того, что там больше молодежи и больше среднего возраста.

Карманов:

- Начались дебаты телевизионные и наконец-то мы увидели в телевизоре еще и других участников забега. По опросам фонда общественного мнения порядка 20% сейчас смотрят дебаты. Насколько они интересны и важны на этих выборах? Насколько они повлияют вообще на результаты окончательные?

Федоров:

- Вообще было большое желание посмотреть дебаты. Хотелось людям увидеть новые лица и понять, кто чего стоит. Но первая неделя дебатов – у нас тоже есть такие данные, мы их опубликуем через пару дней – они не противоречат данным коллег из фонда общественного мнения, но есть определенное разочарование. То есть, какой-то благой вести, каких-то новых вдохновляющих слов люди, как правило, не услышали. Сами дебаты признаны, скорее, скучными. Это оказались, скорее, монологи, чем диалог. И вот того эффекта, который был в Соединенных Штатах в начале этого года, когда именно на дебатах выдвинулся Дональд Трамп, один там из 10 или 12 кандидатов, скромно стоявший и получавший слово ближе к финалу, тем не менее, он прорвался, выдвинулся и сегодня мы видим, что он официальный один из двух кандидатов, с шансами даже на победу. Вот этого не произошло у нас в России. Сейчас в этой связи ожидания снизились, оставшееся время дебаты будут, скорее всего, менее популярными, чем прежде, потому что есть уже такое определенное отторжение. А показывают – да, было интересно, ничего интересного не услышали и, скорее всего, смотреть больше не будем. Кто смотрит дебаты обязательно, это представители оппозиционных партий и, прежде всего, КПРФ. Ну, потому что у КПРФ возрастной электорат, а эти люди смотрят телевидение больше всех других – до 4 часов в день доходит у них объем телесмотрения. И вот ставленники коммунистов смотрят дебаты активнее всех других.

Яковлев:

- Если посмотреть на рейтинг уже конкретных политиков, то на первом месте Путин с колоссальным отрывом, на втором месте Жириновский, на третьем Лавров, на четвертом Шойгу, на пятом Медведев. Далее Зюганов, Миронов и Прохоров. Где новые лица? И есть ли запрос на новые лица?

Федоров:

- Запрос есть. Ответа нет. сказать, что эта избирательная кампания дала стране новых политиков федерального уровня, мы не можем. Вполне возможно, такие политики появятся в результате работы в Думе. Напомню, что избираем мы депутатов. Дума – это неплохая арена для формирования политики и работу она начнет, вероятно, уже в октябре. То есть, довольно скоро. Промежуток, видимо, будет небольшой между выборами… И так как процент обновления Думы будет достаточно высокий – до 70% мы ожидаем обновление – то, скорее всего, новые лица появятся именно там.

Карманов:

- Это особенные выборы? У нас не только сами по себе выборы, но еще и праймериз. А праймериз подняли огромный пласт людей, которые не были заняты в политике до этого, и тут они почувствовали этот вкус и действительно был достаточно большой у молодежи подъем самосознания, движения… Куда они смогут себя применить потом? Чувствуется ли их присутствие сейчас?

Федоров:

- Определенный подъем был. В очень многих регионах поменялись расклады. Пробились те, кто были, так скажем, неочевидными кандидатами, но смогли в этой борьбе – был там, конечно, и административный элемент, и финансовые, и прочие – ну, извините, это политика, это игра для взрослых, а не для детишек, там все идет в ход. Но пробились. Смогут ли они второй фильтр пройти? Тут уже избиратель должен сказать свое слово. Пока это вопрос, но обновление точно будет большим. Еще обновление почему должно быть, мне кажется, большим? Потому что в нынешней Думе, которая по сути уже закончила свою работу, президент с ней уже попрощался некоторое время назад, там довольно много было случайных людей. Почему случайных? Потому что прошлая избирательная кампания 2011 года, результаты ее сильно отличались от ожиданий на старте. «Единая Россия» провела меньше кандидатов, многие не попали в Госдуму. А оппозиционные партии провели существенно больше кандидатов. «Справедливая Россия» 13% тогда набрала. Ей и в самом фантазийном сне на старте кампании 2011 года не снилось, что они столько наберут. У них был вопрос – еле-еле перевалить бы этот 7-процентный барьер. И в результате в Думу попали многие люди, кто вообще к этой работе не готовился и, тем более, не проявил себя. Сейчас они должны покинуть эти стены, на их место придут другие. И все ли они будут настоящими, серьезными, профессиональными, перспективными депутатами? Конечно, нет. Конечно, тоже будет много людей случайных, но, надеемся, что десяток-другой сильных думских политиков эти выборы стране дадут.

Яковлев:

- Хочется спросить уже не о конкретных партиях, а в целом об институте государственной думы, потому что не секрет, что вот я, например, если позвоню родным в Сыктывкар, то мне там скажут: депутаты бездельники и вообще непонятно чем занимаются… и по-хорошему слово «депутат» уже немного неприличное. Это только у меня такое ощущение? Или нет? Или есть серьезные вопросы с точки зрения доверия к депутатскому корпусу и к институту в целом?

Федоров:

- Я бы сказал больше. Этот вопрос решен. Доверия нет. И не только к депутатам. У нас вообще слово «политик» уже превратилось в ругательное слово. На основании чего я такое заявление делаю? Мы регулярно спрашиваем людей, доверяют они или нет представителям определенных профессий? Ну, сложно, наверное, дать адекватный ответ, потому что бывают врачи хорошие, а бывают нет. Бывают те, кого ты сам с радостью порекомендуешь своим родным, близким, знакомым…. Но, тем не менее, можно сказать – да, врачи в целом, скорее, приличные ребята. Или наоборот. Поэтому мы просим по пятибалльной шкале определить свой уровень доверия каждой из профессий. И политики занимают самое низкое место. Там у них 2,5 балла из 5. Самое высокое, кстати, занимают военнослужащие. Еще бизнесмены очень близки к политикам – чуть больше им доверяют, но не намного…

Яковлев:

- То есть, бизнесмен как был ругательным на Руси, так и остается?

Федоров:

- Да. Но политик гораздо более ругателен. Есть исключения. Ну, это президент. Причем, и как институт, и как личность. Вот, скажем, 28 августа последний наш опрос на эту тему. 77,5% опрошенных одобрили работу президента России на его посту. Не одобрили меньше 20%. Что касается правительства, то 52% опрошенных одобрили его работу и персонально председателя правительства – Дмитрия Медведева – 51%. То есть, мы видим, что этим институтам и людям, их составляющим, доверяют достаточно много людей. Баланс положительный… А, вот нашел цифру. 16% не одобряют работу президента России, 35% не одобряют работу правительства, 38% не одобряют работу премьер-министра. Но баланс положительный. Далеко не во всех странах так, прямо скажем…

Теперь ближе к парламенту. Госдума Российской Федерации. Баланс при всей критике в адрес депутатского корпуса тоже положительный, хотя и не так ярко выраженный. 47% скорее одобряют работу Госдумы, 33,5% скорее не одобряют. То есть, одобряющих все-таки больше, чем неодобряющих. Так было не всегда. Ситуация поменялась 2 года назад. На волне крымского консенсуса, напомню, Госдума, как и Совет Федераций, тоже сыграли свою роль в воссоединении Крыма с Россией, и народ это заметил. Ну, Совет Федераций – почти 46% одобряют его работу, 24% - нет.

Карманов:

- Ну, очевидно, что люди, которые занимаются выборами, внимательно изучают ваши рейтинги и ваши исследования, потому что на самом деле есть такое ощущение, что в будущей думе будет большой процент действительно учителей, врачей… и скорее всего, именно благодаря этому рейтинг Думы будет подниматься тоже. У меня вопрос такой. Есть ощущение, что все-таки выборы проходят в спокойной манере такой. На самом деле, всполохи, баталии, они больше в одномандатных округах, совершенно очевидно, мы их отсюда практически не наблюдаем, но, тем не менее, там вся борьба. Что все-таки может людей мобилизовать на то, чтобы они 18 сентября встали и пошли на выборы? Вот внутренне что их может побудить?

Федоров:

- Ну, должна быть эмоция сильная. Сильные эмоции – это страх, опасность, а с другой стороны, это сочувствие, надежда, желание поддержать. Поэтому, я думаю, что может мобилизовать? Во-первых, не дай бог, что-нибудь случится такое сильно негативное и все почувствуют, что вот это спокойствие и вот эта стабильность, они очень кажущиеся, в любой момент многое может сломаться. Мы, прямо скажем, живем на вулкане. Я имею в виду не только Россию, а и весь мир. Спокойных мест уже, увы, не осталось. С другой стороны, конечно, желание поддержать своих. Это тоже очень сильное чувство. Почему КПРФ, несмотря на то, что рейтинг у нее снижается, я уверен, все-таки достойно выступит на этих выборах. Потому что есть большое число людей, которые каждый раз идут и поддерживают ее. Вот как бы ни нравился им лидер или какие-то элементы политики, они идут и голосуют за свою партию. Вот если мы хотим, чтобы явка была выше, такие сторонники должны не только у КПРФ появиться. Но для этого и лидеры партии должны что-то сделать. Должны призвать, должна обратиться за помощью. Вот если эти обращения будут сделаны и если они дойдут, если они будут услышаны, и если это будет не фальшь, а если это будет настоящая просьба, я уверен, что очень многие, кто при прочих равных остался бы на диване или на дачу уехал бы, они придут и проголосуют.

Яковлев:

- Прошлые выборы в парламент, в Госдуму и президентские выборы всегда шли с небольшим перерывом, шли в связке. Сейчас есть разрыв в два года. Полтора года, если быть точнее. Можно ли говорить о том, что этой связки нет? Или все-таки какая-то взаимосвязь есть?

Федоров:

- Сейчас вопрос президентских выборов явно неактуален для большинства населения. Даже поэтому и спрашивать, за кого вы будете голосовать, бессмысленно. Люди вообще об этом не думают. И мы, кстати, не задаем этого вопроса вот уже несколько лет. Начнем задавать только ближе к выборам, наверное, за полгода, когда явно обострится этот вопрос, начнутся уже какие-то выдвижения, прощупывания, зондажи и т.д. Поэтому пока, можно сказать, для людей вопрос о власти решен. Власть – это президент. Президент – это Путин. Сейчас решаются второстепенные вопросы этими выборами, но тоже довольно важные. Какие? Напомню ключевые полномочия Госдумы. Это деньги, бюджет, налоги. И это правила, законы, нормы. Первое очень важно для всех. Второе не очень важно для всех, потому что отношение к закону в России такое очень творческое. Поэтому, я думаю. далеко не все избиратели придут 18 числа, но надеемся, что хотя бы каждый второй это сделает. И тогда следующая Дума будет легитимной.

Карманов:

- То есть, все-таки спокойствие… пока общество…

Федоров:

- Скажем так. Есть опасения, но нет паники. Есть ощущение того, что страна в надежных руках, но есть желание раскрутить мотор экономического роста. Он пока явно на холостых оборотах.

Яковлев:

- То есть, в обществе главный запрос – это запрос на экономическое развитии е и на экономическое изменение.

Федоров:

- Да. И на перемены, но к лучшему обязательно. А для этого они должны быть постепенными и эволюционными, а не революционными.

Карманов:

- Но у ВЦИОМа есть индексы социального самочувствия – недавно были опубликованы они, кстати говоря – и по этим индексам получается, что все в общем-то неплохо.

Федоров:

- Каждый месяц мы их замеряем. Если я скажу, что все неплохо, то тут же, думаю, меня распнут те, у кого все плохо. Но вот мы уже больше десяти лет каждый месяц задаем одни и те же вопросы, достаточно простые. Например, - как вы считаете, через год вы и ваша семья будете жить лучше, хуже или так же, как сейчас? И потом сравниваем. Ну, все-таки 10-12-летняя перспектива это достаточно для того, чтобы какие-то тренды поймать. Вот смотрите. 27% нам в последнем опросе сказало, что, скорее всего, они и их семьи будут жить лучше, чем сейчас – через год. Это оптимисты. 15% полагают, что хуже будут жить. Это пессимисты. И 43% - реалисты, видимо, или фаталисты – полагают, что, скорее всего, так же, как сейчас. И еще 15% затруднились ответить. Вот если проинтегрировать эти цифры, будет 55 пунктов. Много это или мало? Ну, во-первых, это плюс 55. То есть, опять-таки оптимистов больше… Это августовские данные. В июле было 52%. В июне был 51%. В марте было 48% даже. То есть, даже есть прирост небольшой. Конечно, далеко мы не доходим до рекордных значений лета 2014 года – тогда 74 пункта было – но это рекорд за все время измерений и мы все понимаем, почему это было так.

Яковлев:

- Да, это воссоединение России, Крыма и Севастополя, а еще Олимпийские игры до этого.

Федоров:

- Да. Так что можно сказать, что действительно социальное самочувствие сейчас лучше, чем два, три, четыре месяца назад. Вот как это отразится на результатах выборов, как это используют конкуренты, узнаем 18 сентября.

Яковлев:

- Интересны ли россиянам выборы в одномандатных округах?

Федоров:

- Отвыкли люди.

Яковлев:

- Потому что это после долгого перерыва произойдет?

Федоров:

- Да. Отвыкли. Мы тоже сначала думали, что все возрадуются, что наконец появится внятное лицо человека, к которому можно обратиться, попросить его о чем-то, а выяснилось, что нет прямо очереди желающих пообщаться со своим кандидатам. И в принципе сейчас на встречи у большинства кандидатов не так много народу приходит. Приходится кандидатам бегать за избирателем. Ну, в принципе, думаю, что это нормально – пусть поработают. А вот, я думаю, от того, как сработает этот призыв, насколько будут чувствительны избранные депутаты к просьбам своих земляков, вот уже будет зависеть авторитет одномандатников и интерес или отсутствие интереса к ним на следующих выборах через пять лет.

2

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ