2016-09-14T21:56:30+03:00

Екатерина Винокурова и Олег Матвейчев. Выборы в Госдуму на финишной прямой

Заключительный перед выборами выпуск программы «Госдума-2016: перезагрузка» на Радио «Комсомольская правда»Заключительный перед выборами выпуск программы «Госдума-2016: перезагрузка» на Радио «Комсомольская правда»

Заключительный перед выборами выпуск программы «Госдума-2016: перезагрузка» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Выборы в Госдуму на финишной прямой

00:00
00:00

Яковлев:

- Это программа «Госдума-2016: перезагрузка». Более чем полгода к нам в студию приходили ведущие политики, лидеры политических партий, ведущие политологи, и мы обсуждали выборы. И сегодня наш выпуск заключительный перед выборами, которые состоятся совсем скоро, 18 сентября 2016 года. Для вас работаю я, Александр Яковлев. Представлю наших сегодняшних гостей. Олег Матвейчев - политолог, профессор Высшей школы экономики, и Екатерина Винокурова - специальный корреспондент znak.com. Спасибо, что пришли к нам в гости. Скажите, как вам в целом предвыборная кампания 2016 года?

Винокурова:

- На самом деле эту кампанию многие уже окрестили самой скучной кампанией последних 10 лет. Я с этой оценкой все-таки склонна не согласиться. Потому что очень во многих округах кипят страсти. С другой стороны, я бы в этой кампании выделила совершенно трагическую для меня как для человека либеральных взглядов историю, которая случилась с оппозицией. Потому что в итоге оппозиция подходит в наихудших, наверное, из возможных форм к этим выборам.

Яковлев:

- Оппозиция вообще или либеральная оппозиция?

Винокурова:

- Либеральная оппозиция. Партии «Родина», «Патриоты» я даже не готова обсуждать всерьез. С другой стороны, надо сказать, что я не считаю, что результат предопределен. Я, например, ждала все-таки неприятного сюрприза для «Единой России» в целом ряде регионов, в том числе в Москве. Потому что в Москве мы видели совершенно безобразную, с одной стороны, кампанию с привычным привлечением бюджетников, с приписыванием себе чужих заслуг. Как, например, у меня в округе кандидат Антон Жарков пришел прямо под выборы и начал похваляться тем, к чему он не имел вообще никакого отношения. С другой стороны, благоустройство, вся так называемая урбанина, из-за которой у нас каждый дождь – это теперь потоп, возможно, станет неприятным сюрпризом для партии «Единая Россия» на этих выборах.

Яковлев:

- Олег, как вам эта избирательная кампания?

Матвейчев:

- Кампания, конечно, не такая, как была в бурные 90-е годы, которые я прекрасно помню, в которых я сам участвовал в качестве политического консультанта. Действительно сказывается практически с 3-го года отсутствие в выборах одномандатных округов. Люди разучились и делать агитацию нормальную (потому что убогая сейчас агитация была). Люди разучились общаться с людьми, потеряли много навыков, которые тогда были. Политтехнологи, кстати, тоже стали слишком примитивные технологии, условно говоря, использовать. Поэтому первый блин, что называется, комом. Следующие кампании, наверное, будут интереснее. Но, с другой стороны, есть еще объективная составляющая в этом вопросе. Закон, который принимали, о том, что депутаты и Госдумы, и Заксобраний субъектов не могут иметь заграничных счетов, привело к тому, что очень много людей бизнеса ушли из политики. И сейчас бюджеты избирательной кампании очень низкие. Такие суммы, которые раньше тратились (несколько миллионов долларов) на одномандатный округ, как это было, сейчас такого даже близко нет. Соответственно кампания в таком кризисном жанре проходит, когда не хватает денег, когда все делается по минимуму. Поэтому что же ожидать какой-то бурной агитации, если все делают всё по минимуму? Поэтому, может быть, немного скучновато, нет какой-то большой интриги, хотя определенная интрига все-таки была. Это борьба за повестку дня, что у нас возобладает – патриотические темы, внешнеполитические темы или тема внутренней экономики. Сейчас люди имеют проблемы с ЖКХ, рост безработицы определенный из-за кризиса. Вот что из этого возобладает, это интересно.

Яковлев:

- В экспертных кругах очень часто можно было услышать ставший уже знаменитый тезис – легитимность, открытость, конкурентность. Получилось реализовать на практике этот тезис?

Винокурова:

- За легитимность у нас назначена ответственной Элла Александровна Памфилова, глава Центризбиркома. Я хочу отдать ей должное, потому что в какие-то острые ситуации она вмешивалась. Я лично ей благодарна и не стесняюсь выражать благодарность за то, что она, как могла, постаралась исправить ситуацию с чудовищным совершенно законом, который приняли депутаты Госдумы без обсуждения с журналистским сообществом. Потому что депутаты в марте, без предупреждения, под покровом ночи буквально приняли закон, который ограничивает право журналистов присутствовать на избирательных участках. Например, у нас на войну теперь журналисту отправиться проще, чем на избирательный участок, потому что он якобы должен работать за два месяца до назначения даты выборов в редакции.

Я как председатель профсоюза журналистов обратилась к Памфиловой с просьбой разработать постановление, регламентирующее так, чтобы мы не стали крепостными, заложниками просто одного места работы, как захотели депутаты. И Памфилова пошла нам навстречу, она сделала все, чтобы аккредитации можно было получать как можно проще. Потому что депутаты совершенно точно хотели как раз, наоборот, полной делегитимации выборов.

Теперь о тех, кто работает на делегитимацию выборов, так как Памфилова, конечно же, работает на обеспечение легитимности. Больше всего вреда, я считаю, легитимности этих выборов сейчас наносят ура-патриотические телеканалы, ультрапатриотические блогеры и пр. Мы берем для примера ассоциацию «Голос», которая занимается много лет мониторингом выборов, и которую всегда под выборы начинают мочить на тех же федеральных телеканалах, что приводит только к тому, что приходит больше наблюдателей, все понимают, что это кинцо настолько погано, ужасно сделано, что это просто гнусная ложь, что затевается действительно какая-то фальсификация выборов, и давайте пойдем в «Голос», чтобы бороться.

Что сделала Памфилова. Элла Александровна решила поступить по-умному и начала сотрудничать с «Голосом». И сейчас проект «Голоса» «Карта нарушений» теперь они делают совместно с Центризбиркомом, оперативно реагируя на все сигналы с мест. Но при этом происходит совершенно обратная штука на федеральных телеканалах. То есть НТВ снова показывает про «Голос» всякую дрянь, НТВ сыплет псевдоразоблачениями про оппозицию, в итоге на самом деле только подогревая повестку и делегитимизируя выборы. Потому что если вашего оппонента, дорогие мои единороссы, мочат с федеральных телеканалов, то большего доказательства, что выборы нечестные, неконкурентные, нелегитимные, даже и не надо. Это такая забавная рассогласованность, мне кажется.

Матвейчев:

- У каждого есть свои плюсы и минусы, как у кандидатов, так и у организаций. И в агитации, естественно, это используется. Если, например, видят такой минус, как иностранное финансирование «Голоса», то они его озвучивают, потому что считают, что таким образом они эту организацию дискредитируют.

Что касается вообще ответа на вопрос. Легитимность выборов, конечно, будет обеспечивать Центризбирком, и он обновился за последние годы, теперь там не просто какие-то учительницы, которых раньше привлекали в качестве председателей и членов комиссий, а профессиональные члены комиссий, делегированные партией, прошедшие учебу, им даны определенные права, их теперь даже ГАИ не может остановить и т.д. Конечно, этим людям не хочется совершать уголовных преступлений. Поэтому за комиссии я совершенно ответственно могу говорить, что они сработают на совесть, и все установки (и гласные, и негласные) им даны, чтобы подсчет был честным и все было зафиксировано.

Что касается конкурентности, здесь смотря с чем сравнивать. Вот у нас был «круглый стол» недавно, там были французы, американцы, англичане. Они говорили: вот у нас в Америке, например, на выборах все знают, что такие-то штаты за демократов, такие-то – за республиканцев, а реально конкурентными являются 20% штатов. То же самое с французской системой и т.д. И у нас получилось примерно то же самое. Если говорить про округа, где-то 20% конкурентных округов, в остальных округах уже понятно, кто будет победителем. Плохая это конкурентность? Смотря с чем сравнивать. В принципе какая-то конкурентность есть. Партии вроде бы все на теледебаты были допущены, мы увидели таких одиозных даже личностей, которых лично я бы не пускал ни в какие эфиры, но мы их увидели и по телевизору, и везде. Это тоже говорит о конкурентности определенной и открытости.

Что касается журналистов, которых нужно допускать на участки. Конечно, журналисты могут и должны быть, наблюдать процесс выборов. Просто там нужно правильно их права и обязанности прописывать, чтобы они не мешали подсчету голосов или еще что-то. Понятно, что по сравнению с предыдущими выборами сделано много для конкурентности, открытости и легитимности.

Яковлев:

- Если говорить о прогнозах, по крайней мере, о голосовании по партийным спискам, как вы считаете, сколько партий пройдет, то есть преодолеет 5-процентный барьер, и какие партии смогут преодолеть 3-процентный барьер, который дает госфинансирование?

Винокурова:

- Для начала я хотела уточнить. Мы говорим только о списках или с учетом округов? Это важный момент.

Яковлев:

- Давайте сначала о списках.

Винокурова:

- Например, единороссы освободили один округ по договоренности с партией «Родина» для Алексея Журавлева, и формально один мандат у «Родины» будет.

Что касается списков, я не хочу делать прогнозы. Потому что я помню, как в 2011 году до самого последнего дня все говорили, что «Справедливая Россия» не пройдет. Но она поймала тогда фактически весь протестник и в итоге прошла, да еще и с 15%. Сейчас, на мой взгляд, вопросом является попадание партии, которой лично я очень симпатизирую и очень ее уважаю, это партия «Яблоко». Прогноз я бы делать не стала. Я считаю, что вопрос с партией «Яблоко», попадание или непопадание, вопрос с попаданием или непопаданием «Справедливой России» я все-таки считаю, без учета округов, а именно партийный список. КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия», они преодолевают барьер однозначно.

Матвейчев:

- Я могу поточнее попытаться сказать, потому что у меня целый ворох разных социсследований из разных регионов. Я озвучивать по закону сейчас не имею права сами социсследования, но свой прогноз могу сказать. «Единая Россия» будет в районе 45%, может быть, даже повыше, к 50 будет подбираться. На втором месте все-таки КПРФ, несмотря на то, что некоторые социологи дают второе место ЛДПР, я думаю, что у нас избиратели-коммунисты очень хитрые, скрывают от социологов, как от врагов народа, информацию.

Яковлев:

- Обычно такое происходит с ЛДПР. Потому что социологи рассказывают, что ЛДПР всегда вырастает по сравнению с соцопросами.

Матвейчев:

- Совершенно верно. Но сейчас ЛДПР в прострастве легитимизировалась, Жириновский на всех телеканалах, радиоканалах и т.д. Поэтому тот момент в 90-е годы, что неприлично было признаваться, что ты за ЛДПР, он ушел, сейчас это вполне себе респектабельная партия, да и сам Жириновский немножко поменьше стал чудить, и к нему относятся уже как к мудрому пожилому человеку. А вот КПРФ, там есть такая озлобленность против власти, а социологи почему-то считаются избирателями КПРФ какими-то агентами власти, поэтому они им не признаются даже под пытками о том, за кого пойдут голосовать. Поэтому второе место, я думаю, в районе близко к 20% будет у КПРФ. ЛДПР наверняка не меньше 15 возьмет. Что касается эсеров, то не вижу, что у них какой-то большой потенциал, они на грани преодоления 5-процентного барьера, но, наверное, преодолеют.

Что касается 3-процентных барьеров, то наверняка его преодолеет Партия пенсионеров, просто потому, что пенсионеры купятся на название. Есть такая часть людей, которая купится. Касательно «Яблока», «Родины» очень большой вопрос. Есть, наверное, шанс у них тоже. Я просто лично не уверен, что они пройдут.

Яковлев:

- Тот факт, что мы возвращаемся к смешанной системе голосования. Я напомню, по сравнению с прошлыми и позапрошлыми выборами, когда было исключительно голосование по спискам, в этом году половина депутатов по партийным спискам, половина – одномандатники. Как это повлияло на ход предвыборной кампании? Вообще можно ли говорить о некой такой фундаментальной перезагрузке?

Винокурова:

- Олег вначале совершенно справедливо сказал, что у наших политиков потерян навык общения с избирателем. Сейчас людям, которые идут по округам…

Яковлев:

- То есть фраза «вы страшно далеки от народа» актуальна?

Винокурова:

- Абсолютно актуальна. И на самом деле я бы хотела тут упомянуть об одном моменте, что я наблюдала 3 года назад в Екатеринбурге ситуацию, когда оппозиционный кандидат победил, несмотря на вал чернухи, несмотря на то, что у него был очень маленький бюджет. Он выиграл при всех самых неблагоприятных обстоятельствах. Я говорю сейчас о Евгении Ройзмане, к которому мы можем относиться как угодно, но он, например, как раз имел опыт работы именно в одномандатном округе, и он применил очень простую технологию. Он с избирателями общался, что-то для них делал между кампаниями. И в итоге получил совершенно закономерную реакцию, что дядя Женя нам помогал, теперь мы за него проголосуем. К сожалению, наши политики, хотя все прекрасно знали, что будут выборы на 50% по округам, нарезку какую-то в принципе все равно можно было прикинуть, мало кто из них сообразил, что на округ надо заходить вообще-то не под выборы, а заранее. Я столкнулась в регионах с очень интересной реакцией людей, что у людей вызывают безумную агрессию политики-одномандатники, которые заходят под выборы и начинают что-то пытаться им рассказывать. Они наталкиваются на страшную агрессию.

Матвейчев:

- Не могли эти политики быть уверенными в том, что они пойдут по тому самому округу. Потому что если мы говорим о «Единой России», те ввели процедуру праймериз. Человек, допустим, был не уверен в том, выиграет ли он праймериз или не выиграет. Уже только из-за этого приходилось им притормаживаться.

Что касается агрессии. Видимо, человек на человека не приходится. Я сейчас наблюдал несколько регионов. В зависимости от того, как выстраивает человек общение с избирателями. Если человек говорит о каких-то вещах, больше касающихся тем всей страны, идеологических каких-то тем, может быть, ценностных даже каких-то тем, агрессия, как правило, не возникает, даже если люди придерживаются каких-то других ценностей. Но если человек сам себя затягивает не в госдумовскую проблематику, а в проблематику бытовую, то тогда люди, вспомнив об этих своих проблемах, начинают всё этому человеку предъявлять.

Яковлев:

- После съезда «Единой России» самой обсуждаемой темой в интернете стало непосредственное участие в выборах человека, который по должности является администратором политической системы, Вячеслава Володина. Многие посчитали, что это одна из главных сенсаций вообще этой избирательной гонки. Олег Анатольевич, как вам это участие Володина в выборах?

Матвейчев:

- Были определенные признаки того, что он собирается это сделать. Он действительно говорил много о том, что в политике вообще не имеет быть человек, который не умеет общаться с избирателями, который сам не проходил одномандатные выборы. Но политологи рассматривали его заявление, что он имеет в виду свое прошлое, что он несколько раз по одномандатному округу побеждал, двигался, и он таким образом показывает. Но то, что он на будущее нацелился, это стало неожиданностью. Как бы показывает пример, как сказали, играющий тренер. Плюс, возможно, у него есть какие-то другие планы, которых, конечно, никто нам не раскрывает, и даже близкие ему люди задавали ему вопросы, он, естественно, на них не отвечал. Но то, что он активно сейчас работает по округам… Я был в Волгограде недавно, видел там его поездки, встречи, слышал отзывы, он очень неплохо общается с народом. Так что ведет такую полноценную кампанию, как самый настоящий депутат.

Винокурова:

- Я с Олегом абсолютно согласна. На самом деле решение о том, что Володин пойдет на выборы, не было принято, как многие пишут, в ночь перед съездом партии «Единая Россия». Об этом на самом деле, видимо, он начал задумываться и обсуждать, наверное, с марта. Но, как совершенно справедливо заметил Олег, никто не воспринимал, что это действительно будет обсуждаться, что это всерьез. Решение не было неожиданным. Это первое, что я хочу сказать.

Второе. Я полторы недели назад приняла участие в предвыборной поездке с Володиным, потому что мне хотелось сделать репортаж про какого-нибудь единоросса, который действительно работает, а так как таких единороссов в стране очень мало, то в итоге я поехала с Володиным в Саратовскую область. И за день там было более 10 встреч с избирателями у него. Володин, как и Ройзман, использует очень простую технологию. Что делайте людям что-нибудь полезное не только под выборы. В итоге люди знают, помнят, и там доходило даже до каких-то таких историй, которые очень странно звучат, особенно от меня, притом, что я очень не люблю нынешнюю власть. С другой стороны, странно звучат в Москве, когда Володин заходит в школу, его встречают объятиями и говорят, что мы за вас свечки богу ставим, потому что вы в этой школе сделали ремонт. Потому что он сделал ставку во многом на отдаленные в том числе районы, где живут люди, которые вообще никому не нужны, и к ним никогда никто не приезжал.

Но в связи со всем этим у меня возник по итогам поездки важный вопрос. Вячеслав Володин работает с избирателями, встречается. А где вся остальная «Единая Россия», даже в Саратове было совершенно непонятно, потому что никто, кроме него, по этим районам не ездит. Что касается дальнейших планов Володина, я не хочу заниматься прогнозированием.

Матвейчук:

- Посмотрим. Осталась неделя буквально.

Яковлев:

- Мы увидели уже серьезные кадровые перестановки - новый руководитель администрации президента, новый министр образования. Можно ли говорить о том, что о серьезных кадровых назначениях мы будем говорить в ближайшие месяцы многократно?

Матвейчев:

- Я думаю, что да, сейчас будет многое меняться. Понятно, что новый глава администрации президента приведет какую-то часть своей команды, какие-то должности займут люди, видимо, ему близкие, с которыми он сработался. Возможно, будет даже переструктурирование администрации президента. У нас значительно усложнился весь политический процесс по сравнению с 11-м годом или с нулевыми годами. Поэтому вполне может быть, что воссоздадут, например, Территориальное управление, которое раньше существовало как отдельное управление, потом влилось в Управление внутренней политики, может быть, еще что-то будет. Но очевидно, что после вот этих выборов произойдут серьезные и структурные, и кадровые изменения во власти.

Винокурова:

- Я вчера писала статью о том, что действительно могут воссоздать Территориальное управление.

Яковлев:

- Территориальное управление администрации президента.

Винокурова:

- Да. Для того чтобы была отдельная структура в администрации, которая занималась бы прицельно работой с регионами, в частности, забрав политические функции у полпредств. Чтобы полпредства мониторили указы президента, антикоррупционные факторы, экономические факторы, а политическое управление регионами сосредоточилось в отдельном управлении. Конечно же, нас ждут какие-то кадровые очередные перестановки, все это понимают. Все ждут сентябрьскую волну отставок, переназначений и прочего. В связи с этим даже в истеблишменте есть всякие шутки, например, что когда нечего делать, пиши очередную заметку, куда девать Нарышкина. Все замерли в ожидании, все сплетничают, все ловят сигналы. Я не думаю, что мы из миллиона вариантов сейчас можем точно угадать, что будет.

Яковлев:

- 18 сентября совсем скоро, мало времени остается до выборов. Может ли что-то серьезное случиться в политической сфере, если мы не говорим о чрезвычайных происшествиях, конечно же, что-то, что серьезно изменит этот предвыборный ландшафт в оставшиеся несколько дней?

Винокурова:

- Вы знаете, есть такая теория, она, кстати, очень популярна у политистеблишмента в последний год, это «теория черных лебедей». А именно, когда случается внезапно некое событие, которое переворачивает просто все, что было, а потом все понимают, что, конечно же, чего-то такого стоило ожидать. Например, классическим «черным лебедем» в истеблишменте считается трагическая смерть Бориса Немцова, который был убит в феврале прошлого года.

Расскажу один случай «черного лебедя», очень трагический случай на прошлых выборах в Госдуму, когда за маленькое время до выборов в Ярославской области во время политического всемирного форума разбивается самолет с ярославской хоккейной командой. Потом международное расследование показало, что это была ошибка пилотирования, тем не менее, в Ярославской области «Единая Россия» набрала самый маленький процент по стране. И такого исключать нельзя. Например, есть такая шутка в истеблишменте, что если в Москве в субботу перед выборами пойдет дождь и Москву снова затопит, это может очень сильно сказаться негативно на проценте ЕР.

Матвейчев:

- Во внутриполитическом ландшафте вряд ли что-то будет. Я больше беспокоюсь за внешний ландшафт из-за того, что сейчас очень обостряется ситуация на Донбассе, и американские кураторы Порошенко и всех остальных требуют активных боевых действий, для того чтобы Клинтон могла использовать это в своей выборной кампании. Ей нужно перебить тему с ее болезнью. Некая новая война, так называемая агрессия Путина, которая будет именно так преподнесена на Западе, как раз была бы им сейчас очень в кассу. Поэтому, думаю, такое событие сыграет на руку «Единой России», ЛДПР, то есть тем, кто работает во внешнеполитической повестке.

Яковлев:

- Мы говорили о судьбе правых. Екатерина, в начале программы вы сказали, что вы разочарованы. Почему опять мы говорим о том, что вроде как есть большое количество людей, которые готовы проголосовать за либеральную партию? И вроде как политиков много, и вроде как партий несколько, но при этом правые опять борются, вскарабкиваются на этот корабль под названием Государственная Дума.

Винокурова:

- Я сейчас скажу очень неприятные вещи для людей, которые придерживаются моих взглядов, но, наверное, кто-то должен это проговаривать. Принято обвинять то, что называется патриотическая аудитория, еще это называют партией телевизоров, в том, что люди нерезистентны государственной пропаганде, что им там ни скажут, то они проглотят, что это инфантильное поведение, когда, например, человек берет разовую прибавку к пенсии, а не думает о перспективе.

Но я хочу сказать, что в течение этой кампании условно демократический избиратель демонстрировал абсолютно такое же сверхинфантильное поведение, в котором он обвиняет своих оппонентов. Ну, например, вспомним недавний пост Алексея Навального, он опубликовал его в воскресенье, притом, что в понедельник истекал срок снятия кандидатов с выборов, что он обращается к «Яблоку», и к «Парнасу», что в округе, где идут Митволь, Андрей Бабушкин, надо снять Бабушкина в пользу Ляскина, надо снять Машу Баронову в Центральном округе вместо Зубова, «яблочницу» Русакову ради Кости Янкаускаса. В этом посте содержалась просто прямая ложь. Например, он обвинил, что «Яблоко» договорилось по этому Медведковскому округу с «Единой России» о снятии кандидата Барсуковой от «Единой России» якобы ради Бабушкина. Притом, что Навальный прекрасно знает, что это прямая ложь, потому что Барсукова не пошла на выборы в результате как раз «черного лебедя», потому что она чиновница мэрии, в чьем департаменте подписали приказ об отправке детей на Сямозеро, и это попало в СМИ, об этом я как раз написала. Все это подхватили, и это сделало невозможным ее участие в выборах.

Но при этом прекрасная аудитория, такая разумная вроде как, она подхватывает этот призыв и, совершенно не желая разбираться, в чем там суть, какие рейтинги, какая ситуация, они начинают всё это бездумно повторять. Это первый момент. Второй момент абсолютной инфантильности, он называется так: не надо идти на выборы, гори всё синим пламенем, скоро режим рухнет. Ксения Собчак сегодня написала: ну мы хотя бы всех переживем или исчерпается Стабфонд, осталось недолго. Будучи абсолютно уверенной, что как только что-то такое рухнет, то власть, она, как мешок, только успевай подхватывать. Получается, люди против того, чтобы получать опыт участия в выборах, и люди считают, что они, если что, будут главными и единственными претендентами на эту власть, в чем я, например, очень не уверена.

Вот это царство победившего инфантилизма и такой победившей неблагодарности к политикам, потому что, например, принято смеяться и критиковать Сергея Митрохина, лидера московских «яблочников». Да, у Митрохина нет харизмы публичного политика, но Митрохин все-таки работал с москвичами. Например, с той же самой точечной застройкой он боролся. Его проще высмеивать, чем отдать должное тому, что все-таки у московского «Яблока» есть какие-то заслуги.

Матвейчев:

- Я думаю, что всегда была проблема объединиться правым, и сейчас эта проблема опять всплыла. Эта проблема коренится в значительной степени в психологии. То есть люди, которые придерживаются либеральных убеждений, то есть не традиционных, не коллективистских убеждений, то есть не консервативных и не социалистических, они, как правило, индивидуалисты сами по себе, по своей психологии, по своему сознанию. Соответственно, считают себя умнее или амбициознее, чем других. Соответственно, когда собирается их на одной площадке несколько человек, уже начинают спорить, что-то делить. Постоянные скандалы в интернете, когда друг друга обзывают, публичное выяснение отношений. Это бьет по всем им вместе и по каждому в отдельности тоже. И мы видим, что сейчас несколько партий идет – это и «Парнас», и «Яблоко» одновременно, и Партию Роста» к условным либеральным можно причислять, и всевозможные «Гражданские платформы», и т.д. Все это разделит тот самый электорат. Может быть, если все вместе это сложить, это было бы 5%, но они вместе не сложатся. Сейчас, после того как «Парнас» ввел в свои ряды националистов, большое количество либералов от них отвернется, и уже вряд ли когда-то будет возможно какое-то слияние.

Яковлев:

- Олег Анатольевич, не могу не спросить про те оценки, которые Екатерина дала выборам в Москве. Согласны с ними?

Матвейчев:

- Я сейчас много по регионам ездил, Москву так сильно не наблюдал, хотя и жил в Москве. Мне кажется, что в Москве в плане агитации перенасыщения какого-то нет. Я не вижу там каких-то билбордов в большом количестве, не вижу листовок у себя в ящиках. Знаю, что ходят агитаторы по квартирам. Нормальная, обычная кампания, чего-то такого чрезмерного нет. Если сравнивать то, что при Лужкове было… Мне кажется, что здесь вполне так же, как во всей России.

Яковлев:

- Прошлые выборы в Госдуму закончились не только избранием непосредственно Государственной Думы, но и многотысячными протестами людей, которые вышли на улицы, прежде всего в Москве. Возможно ли повторение Болотной площади?

Матвейчев:

- Нет, невозможно. Совершенно другая атмосфера. На это даже мало кто работает. Мы видим, что часть людей, которые были с белыми лентами, сейчас вообще работают на неприход на выборы, и вряд ли они пойдут потом на какие-то площади. Даже оппозиция прекрасно знает, что есть большой рейтинг Путина. Ведь в те времена, в 11-м году, рейтинг власти был довольно слабый, тогда у Путина, по-моему, 40 с чем-то процентов было. И была иллюзия, что после выборов в Думу можно как-то сковырнуть власть. Не то чтобы совсем свергнуть (такого, наверное, никто не испытывал), но очень серьезно сковырнуть. Тем более понимали, что президентские выборы буквально через 3 месяца, и удар можно было нанести серьезный. А сейчас президентских выборов близко нет, никто всерьез на такое расшатывание ситуации не играет. Плюс те меры, которые были приняты властью на открытость и легитимность, дали тоже свои плоды. Поэтому нет, не будет никакого майдана.

Яковлев:

- Екатерина, возможно повторение Болотной площади?

Винокурова:

- Ну, Болотная площадь на самом деле случилась, потому что… Знаете, один мой знакомый политтехнолог мне в свое время дал очень циничную выкладку. Он сказал, что от 3 до 5% бюллетеней можно вбросить так, что не заметят даже опытные наблюдатели, от 5 до 10% можно вбросить, но это будет уже заметно. Все, что вбрасывается больше 10%, это фальсификации, которые чреваты протестами. Мне за неделю до голосования попали в 11-м году закрытые опросы ФОМа, где у «Единой России» в Москве было 22%, а на выборах они заявили, что получили 46. Я надеюсь, Элла Александровна Памфилова сейчас будет делать все, чтобы такого не было. Потому что протест в первую очередь провоцируют такие массовые фальсификации выборов. Насколько я знаю, в Москве они понимают, что они готовы обвалиться даже до 30%, как они сами говорят, ради того, чтобы процесс был чистым.

А в остальном я согласна с оценками Олега Матвейчева, в том плане, что, во-первых, для того чтобы был протест, нужна мобилизация людей: мы пришли на выборы, проголосовали, а вы украли наши голоса. А сейчас этого всего нет, и я не думаю… Мне кажется, что чем больше ура-патриотические телеканалы накручивают этот страшный призрак майдана, тем они сами делают хуже, потому что все видят, что совершенно другая ситуация.

Яковлев:

- Эта Дума, которую выбирают (смешанная система избрания Госдумы), она принципиально будет отличаться от Думы прошлого созыва?

Винокурова:

- В этом плане, я считаю, да. Я считаю, что самое интересное в ближайшие годы будет твориться внутри партии «Единая Россия». Потому что депутаты-одномандатники все-таки будут обязаны избранием каким-то своим региональным элитам, неважно, от какой они партии, а не центральному аппарату партии «Единая Россия». А так как социально-экономическая ситуация не становится лучше, а продолжает ухудшаться, то, как мне, например, говорил один из людей из нашего Белого дома, они уже понимают, что тот же самый бюджет им протаскивать будет гораздо сложнее, им придется кормить одномандатников, выделяя одному деньги на такой проект в регионе, другому – на другой. И это самая интересная история.

Матвейчев:

- Дума, конечно, будет более шумная, более бурная. И если прошлую Думу называли бешеным принтером, то сейчас будет еще более бешеный. Вообще у нас эволюция идет в этом направлении повышения активности депутатов. Я помню, в 2004-2005 году я создал такой сайт «Медиаактивист», который был прародителем вот этого сайта «Общественной инициативы», петиций всевозможных. У нас было огромное количество петиций, мы их направляли депутатам Думы. Они абсолютно игнорировали. А сейчас практически все те инициативы, которые в 5-6-7-м году приходили от народа, они все вылезли либо в качестве инициатив, либо в качестве законопроектов. То есть реально депутаты стали пиариться на каких-то инициативах, на каких-то законах и поняли, что это им выгодно, это повышает их политическую известность. Скорее всего, будущая Дума не отступится от этого, а будет еще более интересной в смысле инициатив и законов.

Яковлев:

- Спасибо большое за этот разговор.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ