2016-11-18T16:18:21+03:00

Означает ли арест Улюкаева изменение экономического курса страны

Означает ли посадка Улюкаева изменение экономического курса страныОзначает ли посадка Улюкаева изменение экономического курса страны

Обсуждаем с экспертами в эфире программы «Радиорубка» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Означает ли посадка Улюкаева изменение экономического курса страны?

00:00
00:00

Афонина:

- Всем доброго вечера! В прямом эфире нам с вами предстоит обсудить достаточно важную и резонансную тему, но обсуждать мы ее будем с прямо противоположных точек зрения. Тема актуальная: задержание бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. Его задержали с поличным сотрудники Следственного комитета. Произошло это 14 ноября.

15 ноября президент России Владимир Путин освободил Улюкаева от должности министра в связи с утратой доверия. До середины января экс-министр будет находиться под домашним арестом. На него уже надели электронный браслет слежения.

Сам Улюкаев не признает предъявленные обвинения. И заявил о готовности сотрудничать со следствием. «Арест Алексея Улюкаева - это экстраординарное событие для страны и правительства», - заявил премьер-министр Дмитрий Медведев.

И встает главный вопрос. Как сказал премьер-министр, что это, действительно, экстраординарное событие. Означает ли это, что именно с этой точки и начнется изменение экономического курса страны? Вот об этом сегодня в студии поспорят президент Российского союза производителей сельскохозяйственной техники, предприниматель, политический деятель Константин Бабкин и экономический обозреватель, журналист Александр Кашапов.

Бабкин:

- Добрый вечер!

Кашапов:

- Здравствуйте

Афонина:

- Сформулируйте, уважаемый спорщики, ответ на вопрос: действительно ли задержание Улюкаева означает изменение экономического курса страны?

Пожалуйста, Константин Анатольевич.

Бабкин:

- Если мы будем рассматривать это задержание наряду с обысками в Роснано и посмотрим действия финансово-экономического блока правительства в последние месяцы, увидим их мрачные прогнозы, отсутствие идей о том, как выходить стране из кризиса, я думаю, они просто перестали быть нужными президенту, правительству и стране. И я думаю, а я оптимист, надеюсь, что это означает поворот экономического курса. От деградации, от оголтелого рыночного фундаментализма к развитию.

Кашапов:

- Я протестую, ваша честь. Мне кажется, сутки спустя после ареста, а он был задержан по криминальной статье, соответственно, не за дела министерства. Так преподносится сейчас. И никакого изменения в действиях министерства, никаких изменений в политике министерства мы не сможем ожидать. Потому что они уже изменены давным-давно, 16 лет назад.

Афонина:

- Может, именно сейчас, с этого громкого дела, ведь все подают это как «боже мой! Впервые в новейшей России министр, сам федеральный министр задержан!».

Кашапов:

- Да, с 91-го года.

Афонина:

- Правда, я не очень понимаю, почему именно такие реплики. А что, министр обороны – он не министр что ли?

Кашапов:

- Министр обороны сейчас амнистирован полностью. Практически все ему возмещено. Он занимает неплохую должность.

Афонина:

- Если речь идет о задержании, оно было. Сам факт задержания. Рано утром, тапочки и все прочее.

Уйдем от деталей. Может, это хороший повод, чтобы воспользоваться именно этим задержанием для того, чтобы те проблемы, которые назрели, в том числе, и в экономическом блоке правительства, решать кардинальным образом?

Бабкин:

- Повод прекрасный. И реальная обстановка назрела к тому, чтобы совершить поворот в экономической политике. Но пока констатировать факт, что поворот состоялся, мы не можем, к сожалению. Надо смотреть, кто придет на это место. И что будет с Роснано, это не менее важный вопрос.

Арест – это хорошо. Но есть ли скамья запасных у команды силовиков? Есть ли у них программа экономическая? Пока эта программа не проявилась. Скорее, подготовлена почва для поворота, но сам поворот мы все ожидаем с нетерпением.

Афонина:

- Александр, согласитесь ли вы с вашим оппонентом, наверное, поспорите.

Кашапов:

- Конечно.

Афонина:

- Есть ли сейчас кандидатуры, которые могут… Наши слушатели звонили и говорили: правительство в отставку!

Кашапов:

- Наши слушатели? Господи!

Афонина:

- Наши люди любят кардинально все решать. Если нельзя вылечить, отрубаем голову сразу.

Кашапов:

- Наши слушатели – это такой же электорат, который выбрал Трампа, человека, который не имеет опыта в политике, который не имеет опыта решения никаких дел. Если брать его бизнес, то это стартовый капитал с семьюстами миллионами долларов. И все, что он сделал, это допустил шесть своих банкротств, массу просчетов. И даже его бизнесменом-то назвать нельзя, не говоря о том, чтобы президентом, который будет выводить Америку из экономического кризиса, если он там есть. И, конечно, он не сделает Америку великой снова. Он, наверное, не знает, что есть Америка великая.

Афонина:

- А я что-нибудь спросила про Трампа?

Кашапов:

- Я говорю о том, что наши слушатели – это, наверное, такой же электорат, который выбрал Трампа. То есть, они хотят все изменить кардинально, поэтому они не дали избрать Клинтон. Но дальше как все будет, непонятно.

Афонина:

- На вас уже сердится наша аудитория. Приходят сообщения: «По-моему, нас оскорбляют!». Хорошо. У вас будет возможность поспорить с нашими экспертами.

Кашапов:

- По поводу персон. Их нет сейчас. Но они могут возникнуть в любой момент. Например, если мы проследим карьеру господина Улюкаева Алексея Валентиновича, то мы помним, что он до 13-го года был заместителем председателя Центробанка. Его, кстати, прочили главой Центробанка. Но за ряд его резких высказываний его не допустили. Это одна из версий. И он стал главой Минэкономразвития. А тогда глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина стала главой ЦБ. Как более мягкий, последовательный и предсказуемый чиновник и политик.

Собственно, сейчас мы видим, как некоторых губернаторов назначают из ФСО, из ФСБ, из силовых структур. Может, даже не из силового блока вообще. То есть, эти люди могут появиться в любой момент. И нельзя сказать, что это новички. Они без опыта, не были цитируемы в СМИ, но, тем не менее, эти люди наготове. И кадровый резерв, который неофициально существует, он есть. И в любой момент будет президенту доложен шорт-лист из персон.

Афонина:

- Ну, не знаю. История с губернатором Калининграда, который не только губернаторствовал, показывает, что кандидатура не очень готова.

Кашапов:

- 30-летний молодой человек теперь является исполняющим обязанности. Вот вам тоже сюрприз.

Афонина:

- Не менее важно, кто будет занимать пост министра после Улюкаева, что это будет за персона.

Я сейчас зачитаю сообщения наших радиослушателей. Георгий спрашивает, а разве для поворота экономического курса необходимо кого-то арестовывать? Хороший вопрос!

Бабкин:

- Смена курса назрела. И можно откладывать смену курса, но проблемы-то будут только нарастать, будет трещать бюджет, падать доходы. И чем дольше мы будем откладывать это решение, тем болезненнее затягивание нам обойдется. И тем болезненнее произойдет поворот. И, собственно, необходимость арестов и то, что они начались, сигнал того, что слишком затянули с этим поворотом. Оптимальный вариант для гайдаровского пула, наверное, просто встать и спокойно уйти в отставку. Освободить место.

Мы сейчас обсуждали, кто придет на это место. Нам надо понять, что выход страны из кризиса может произойти только через развитие реального сектора через несырьевое производство. Это сейчас маргинально, может быть, выглядит. У нас производство во многом задавлено, подавлено теми же самыми гайдаровцами. Если они будут продолжать свои действия, свою политику, то недовольство народа будет возрастать. И они станут еще большим аллергеном, чем сегодня являются. Чубайс сегодня спокойно по улицам пройтись не может, да?

Афонина:

- Это правда. Когда сегодня появилась информация об обысках в Роснано, то я представляю, какое количество наших радиослушателей радостно вздрогнули и сказали, неужели началось?!

Бабкин:

- Можно без арестов, но надо просто встать и добровольно уйти тогда.

Кто придет на это место? Люди из реального сектора, которые понимают, что нужно делать для того, чтобы в России стало выгодно производить. И займутся этим делом. Изменят налоговую политику, внешнеторговую, политику Центробанка.

Кашапов:

- Мне кажется, Константин Анатольевич назвал явную персону. Если мы говорим о сельском хозяйстве, о реальном секторе, то я сейчас представил господина Ткачева. Почему бы нет? С учетом того, что мы постепенно сползаем с нефтегазовой иглы. Не по своему собственному желанию, а потому что нефть и газ становятся менее рентабельными продуктами.

Бабкин:

- Ткачев – он все-таки не человек из реального сектора. Он много лет работал губернатором. Он ближе к реальному сектору, чем тот же Улюкаев, но есть фигуры, которые четче ощущают проблемы.

Афонина:

- Вы считаете, что ситуация не назрела к смене курса?

Кашапов:

- Она уже давно изменилась. И говоря о людях, как Чубайс и чубайсовцы, они уже давно совершенно не те люди, которые были при Ельцине, которые были в начале нулевых. А брать того же Чубайса, который якобы ходит по улицам неспокойно, он давно ходит неспокойно. Если брать ситуацию 12-13-летней давности, когда его задержали с пачками долларов в коробке из-под принтера, потом была масса других коррупционных дел, когда замов или близких ему людей арестовывали. А вместо этого мы получаем не уголовное преследование Чубайса, а в 10-м году, будучи президентом, Медведев награждает его Орденом за заслуги перед Отечеством второй или третьей степени. Одна из наивысших наград признания заслуг этого человека и сигнал того, что дорогой, успокойся, тебя не тронут.

Афонина:

- Кстати, Алексей Улюкаев сам был награжден в этом 16-м году медалью Столыпинского клуба.

Бабкин:

- В Роснано накачали 183 миллиарда рублей.

Кашапов:

- Здесь вы тоже абсолютно правы. Но здесь мы видим, многие люди, которые допустили, так или иначе, допустили просчеты как в экономике, так и в свое репутации, они остаются на свободе, с них снимаются все обвинения. А другие люди, которые, возможно, такие вещи допускали, теперь вот под стражей. Получил орден Алексей Валентинович, сейчас он находится под домашним арестом.

Я вспоминаю здесь ситуацию периода Второй мировой войны. Итальянская фраза, по-моему: своим все, остальным – закон. И здесь мы видим, что люди, которые стали своими, они могут делать все. Мы никогда не увидим возбуждения дел против Чайки, против Ткачева, против того же Ралдугина, у которого нашли 2 миллиарда.

Афонина:

- Или Дворковича и Белоусова, потому что говорят, что вроде как разработка шла и по этим фамилиям.

Кашапов:

- Как только они перестанут быть своими, то разработка станет явной. И сейчас мы уже знаем, что будет восемь человек озвучено в прессе, помимо Улюкаева. Всего 8 из Минэкономразвития, которые будут либо задержаны, либо предъявлено им.

Афонина:

- Один из вопросов от наших радиослушателей. «А чем вообще занимается министерство экономического развития?». Предложим вам небольшой ликбез.

Справка Радио «Комсомольская правда»

Министерство экономического развития занимается политикой по разным направлениям. Макроэкономика, инвестиции, борьба с коррупцией, особые экономические зоны, регулирование госзакупок и другими. Ведомство отвечает, в первую очередь, за рост ВВП, в отличие от министерство финансов, которые отвечают за сбережения бюджета. Кстати, в правительстве периодически возникают предложения объединить эти ведомства. До 92-го года так и было, однако после развала Союза их функции разделили. До 2008 года ведомство называлось просто министерством экономики. Потом часть функций по регулированию вопросов торговли передали в министерство промышленности и торговли, а минэкономразвития получило действующее название.

Афонина:

- У нас есть возможность узнать ваше мнение, означает ли задержание Улюкаева смену экономического курса. Пожалуйста, Александр, вы в эфире.

- Вечер добрый! Улюкаев – это птенец гнезда гайдарова. А учитывая, что другие птенцы по-прежнему в экономическом блоке правительства, я не думаю, что Улюкаева сняли или задержали из-за того, что надо было сменить экономический блок. Улюкаева, я верю СМИ, задержали совершенно по другим причинам. Именно по тем, которые были вчера озвучены. Может, небольшие изменения будут, но в целом все останется по-прежнему.

Афонина:

- Спасибо. Константин Анатольевич, вам поспорить с нашим радиослушателем.

Бабкин:

- Уже по-прежнему просто не будет. Даже если не подготовлен поворот, займет этот пост другая кандидатура из либерального блока, по-прежнему они не будут столь безнаказанно себя чувствовать. И не будут ощущать безграничное доверие президента. Либеральный блок не будет столь всемогущим.

Афонина:

- Я вижу, что Александр готов с вами поспорить.

Кашапов:

- По поводу того, что у нас сильный был либеральный блок. В 99-м году господин Улюкаев заявляет следующее: ослаблять и подтачивать сегодня сильную президентскую власть в России было бы величайшей политической безответственностью. Это было сказано тогда, когда уже Путин стал преемником Ельцина. И ни у кого не было сомнения, что в 2000-м году он выиграет выборы. Улюкаев уже тогда признался в своей лояльности.

Афонина:

- У нас звонок от Евгения.

- Здравствуйте! Я поддерживаю позицию Бабкина. Приветствую его, как человека, который в невероятно тяжелейших условиях пытается не только сохранить, но и укрепить производство. В 90-х годах создали систему, которая делает любое производство экономически невыгодным. Убыточным. Когда вы берете кредит под 20 процентов, то у вас любое производство, оно требует длинных денег. Оно становится убыточным.

Кашапов:

- Причем тут либералы? Это общая политика.

Афонина:

- Спасибо, Евгений. Поскольку Евгений поддержал Константина Бабкина, отвечает Александр Кашапов.

Кашапов:

- У нас все решения принимаются договорясь. У нас не спорят министерства финансов с минэкономразвития. Спорят, конечно, но решение принимается и оно удовлетворяет всех. И если мы говорим о ставке Центробанка слишком высокой, то это общее решение страны. Причем здесь либералы? Я вам уже процитировал фразу Улюкаева, который признался в своей лояльности Путину еще в 99-м году.

Мы говорим, что все либералы, которые были, они уже давно провластные и свои. И тогда давайте назовем либералом Жириновского. У него же либерально-демократическая партия. Либералы и демократы вообще аллергены!

Афонина:

- Или Кириенко, например.

Кашапов:

- Он же верный человек. Его же никто не тычет либералом в значении «предатель».

Бабкин:

- Давайте отделим словарное определение и само название. Наши либералы гнезда Гайдара и Чубайса, я с вами полностью согласен, либералами в полном словарном определении не являются. А в отношении того, что Минфин не спорит с Центробанком? Правильно, это одна группировка. Тех же самых гайдаровцев. Можно их назвать финансово-экономический блок правительства. Они 25 лет проводят одну и ту же политику, «либеральную», которая состоит в том, что производить в России ничего не надо, давайте все импортировать и слушаться того, что нам посоветуют из Вашингтона.

Они нужны были президенту. Их терпели люди. Мы за эти годы сели на иномарки, оделись в иностранное, колбасы у нас появилось не меряно. Ну, убили промышленность? Ну, в принципе, народ-то не голодает. И терпели их народ.

Кашапов:

- Главное, их терпели наши власти.

Бабкин:

- Сейчас это уже закончилось. А зачем их терпеть? Деградирует экономика, уровень жизни падает. Бюджет трещит. С Вашингтоном они держали связь, якобы предотвращали третью мировую войну, ну, сегодня эта проблема отпала. Трамп, слава богу, это человек, который не грозит на войной.

Афонина:

- Подождите, а как же Эльвира Набиуллина? Она была признана лучшим управленцем, международное признание получила!

Кашапов:

- Алексей Кудрин, бывший глава министерства финансов, он был признан дважды лучшим министром финансов Европы!

Бабкин:

- Кем он был признан? Нашими людьми или теми самыми, их западными кураторами?

Кашапов:

- С нулевого по 12-й год, когда уволили Кудрина, а он был признан именно в этот период за эти заслуги, когда Россия продемонстрировала колоссальный рост. Выраженный в увеличении на сто процентов или в два раза доходов населения, за что мы сейчас боготворим нашего главного человека.

Бабкин:

- Народ стал богаче, но мы заплатили за этот курс деиндустриализацией. И все это прошло под аплодисменты наших западных партнеров. И Кудрин, и Набиуллина получили премии не от российских промышленников и аграриев. В той среде их авторитет не то нулевой, от отрицательный.

Кашапов:

- Они получили аплодисменты от нашей власти. Набиуллину назначили главой ЦБ. Это аплодисменты от нашего народа, потому что наш народ же выбрал нашу власть! Власть назначила главу ЦБ! Значит, это наши аплодисменты госпоже Набиуллиной.

Бабкин:

- Это уж сомнительно.

Кашапов:

- Кудрин с нулевого года по 11-12-й год был министром финансов несменяемым. Это, получается, доверие высшей власти. А мы выбираем власть. Значит, это наши аплодисменты!

Бабкин:

Они имели до вчерашнего дня безграничное доверие президента, которого избирал народ. Это доверие народа не распространялось на вот этих самых либералов. Напомню, Чубайс – это главный аллерген для нашего народа. И то, что его президент нразначил главой Роснано, это не значит, что…

Афонина:

- Простите, Дмитрий Анатольевич у нас был и президентом тоже.

Кашапов:

- Был, конечно. Но в этот момент Россия…

Афонина:

- Сейчас Дмитрий Анатольевич премьер-министр. Если есть либеральный курс, значит, он является человеком, который его активно проводит в жизнь.

Бабкин:

- Медведев не самый стержень этой либеральной команды. Его нельзя полностью назвать гайдаровцем. Во многих вещах я, как сельхозмашиностроитель, он спорил вот с этими ребятами. На примере нашей отрасли. Медведев говорит: выделите на поддержку продвижения сельхозмашин субсидию. Эта субсидия действует три года и она отлично работает. Минфин, минэкономразвития говорят: денег не дадим, все рубим. Несмотря на поручение Медведева!

Кашапов:

- Значит, есть распоряжение.

Бабкин:

- Медведев не стержень. Гайдаровцы – это три министерства: ЦБ, Минэкономразвития и Минфин. Плюс Высшая школа экономики.

Афонина:

- Мы сейчас ищем конспирологию во всем. В сентябре В ЦБ, помните, в один из офисов пришли и искали картину, вазу и еще что-то. Некоторые уловили в этом сигнал, но, правда, дело дальше не прошло.

Кашапов:

- В вазе Грааль был, наверное?

Афонина:

- Ни много, ни мало.

Зачитываю сообщение наших радиослушателей. Просто гневаются, пишут, зачитайте меня! «Пока Глазьев не сменит Дмитрия Медведева на посту премьер-министра, никакой смены курса не будет. Но Дмитрия Медведева, скорее, сменит Алексей Кудрин, либерал из либералов!».

Кашапов:

- А почему у нас либерал как ругательство? Давайте либералом называть человека, который за свободную экономику, за допуск доступных кредитов как населению, так и производителю. Либерал – это человек, который не ставит препоны вхождению инвесторов. Неважно, любых, иностранных или собственных. Либералы – это те люди, которые отстаивают налоговые послабления, по крайней мере, на первом этапе зарождения бизнеса. Они не отстаивают повышение пенсий, зарплат как просто факт. Либералы отстаивают продвижение условий для создания малого и среднего бизнеса.

Бабкин:

- Давайте в терминологию не углубляться. Есть в Америке республиканцы и есть демократы. Это не значит, что одни за республику, другие за демократию. Это просто устоявшиеся названия. Термины.

Афонина:

- Петр, здравствуйте!

- Здравствуйте! Знаете, причем сейчас министр, которого арестовали? Есть самое главное лицо – это президент, который за свою бытность опустил Россию на дно и не всплывет она на поверхность до тех пор, пока будет у руля господин Путин.

Афонина:

- Мы поняли вашу мысль.

Кашапов:

- Если честно…

Афонина:

- Подождите! Если Петр считает…

Кашапов:

- Мне здесь нечего добавить.

Афонина:

- Если Петр считает, что пока президент у руля, ничего не изменится, тогда да, отвечать, точнее, спорить с нашим радиослушателем вам, Константин Анатольевич.

Бабкин:

- Я считаю, что у нас в России много веков уже действует такой афоризм: царь хороший, бояре плохие. И эта формула доказала, работает. И когда мы начинаем валить царя, мы попадаем в смутные времена.

Кашапов:

- Не надо никого валить. Я против трактовки.

Бабкин:

- Давайте царь у нас на троне. Президенты предателями не бывают. Давайте убеждать его, помогать ему.

Кашапов:

- Я с вами полностью согласен, Константин Анатольевич. Но в то же время я согласен с нашим слушателем, который говорит, что рыба не гниет с головы. Мне кажется, рыба, если и гниет, она всем телом, всем корпусом гниет. И согласен с вами, никого валить, не употреблять эту фразу никогда. У нас должны быть законные основания для того, чтобы человек, если не справился со своими полномочиями, сам ушел и спокойно доживал свое время на пенсии.

Афонина:

- У нас есть президентские выборы 18-го года. И если кто-то не согласен, милости просим.

Зачитываю сообщения. «Я оптимист. Поэтому не боюсь смотреть правде в глаза. Считаю, что ни к чему это не приведет. Это просто раздел власти или разборки». «Если министры берут, то что мы хотим от простых гаишников? Все правительство в отставку!». «Как и в случае со Сталиным, начались точечные аресты политически неугодных. Единоросы как воровали, так и воруют». «Где развивается сельское хозяйство? У нас в Удмуртии поля под коттеджи продают! Поля деревьями заросли».

Очень много сообщений! Не обижайтесь, зачитываю в порядке поступления. «Помню, в одном из фильмов Михаил Боярский сказал: эту страну погубит коррупция, а пост министра экономического развития – на этот пост нужен человек, который знает, как зарабатывать деньги». «Пока во главе правительства Медведев, смены экономического курса не будет. Смена курса – это уход от сырьевой экономики. При Медведеве этого не стоит ждать». «Ваши гости так преподнесли: если не уходишь, арестуем. Уходи, пожалуйста. Но это же не так. Человек получил взятку. Это криминал. Уверен, что Чубайс и его команда пойдут вслед за Улюкаевым». «Пока у нас старый премьер, который пригласил в правительство Улюкаева, изменений ждать глупо».

Кашапов:

- Никто его не приглашал.

Афонина:

- Я зачитываю. «Когда Медведев уйдет, тогда поверю в борьбу с коррупцией». «Стали получать в два раза больше, а во сколько раз инфляция поднялась?». Видимо, зацепило.

Кашапов:

- Я тоже негодую. Я не считаю увеличение доходов в два раза в период правления нынешнего президента каким-то достижением.

Афонина:

- «Либерализм – это мягкая форма террора простого народа». «Ничего не изменится. Ситуация отнюдь не эстраординарная, а типичная. Отвечать по закону Улюкаев будет, иначе чем обычный гражданин, который украл коробку конфет, которого ни за какие деньги под домашний арест не отправят, а посадят на шконку и дадут реальный, а не условный срок. Увы!».

Кашапов:

- Не посадят на шконку. У нас есть специальные заведения для бывших чиновников и для бывших полицейских, где их не смешивают с бывшими заключенными. Там три звезды отель, как минимум.

Бабкин:

- Судя по высказываниям, народ очень этого хочет. И все приветствуют происходящий процесс. И это очень важно! Если миллионы людей чего-то хотят, то это что-то происходит.

Афонина:

- Мнение нашей аудитории… Я зачитывала несколько сообщений, которые говорят, что пока премьер-министр премьер, ничего не изменится.

Кашапов:

- У нас суперпрезидентская республика. Поэтому претензии надо не к премьер-министру, а чуть повыше человеку. Извините, уважаемые радиослушатели.

Бабкин:

- Это правда. Решает человек повыше. Но еще раз: миллионы людей тоже решают. Мы же до сих пор терпели и Кудрина, и при вступлении в ВТО народ хлопал, мне в интернете писали: вот вы против вступления, а мы вступим и будем ездить на прекрасных иномарках, дешевые телефоны покупать. Импорт станет дешевым и все будет хорошо.

После этого рынок рухнул. Страна попала в кризис. Стали жить беднею. И сейчас мышление становится яснее. Люди понимают, если ты не работаешь, если страна не созидает, то и жить богато не получится. И вступление в ВТО, премии для Кудрина – лучшего министра ситуации не исправят. Миллионы людей начинают понимать, что нужно работать. И правительство должно создавать для этого условия.

Афонина:

- Давайте послушаем Геннадия.

- Здравствуйте! Я лично думаю, что задержание – хороший знак. Но неважно, какая фамилия у этого задержанного, пока не изменится система, при которой данным чиновникам не будет выгодно брать взятки, воровать, мы будем топтаться на месте. Это его задержание, мое мнение, знаете, как какая-то поломанная машина стоит, а на ней заклепку какую-то покрасили, а она вся ржавая. И эту заклепку торжественно с ленточкой всем нам показывают: гляньте, новая заклепка.

Менять надо систему.

Афонина:

- Вы считаете, что пока это невозможно?

- Да.

Афонина:

- Константин Анатольевич, вам слово.

Бабкин:

- Посмотрите, все новостные ленты забиты новостью про Улюкаева. Теперь про Чубайса добавилось. Все обсуждают, страна бурлит. Сегодня я был в Госдуме. Кто-то ходит с мрачным лицом, кто-то с приподнятым настроением. Новость про Улюкаева всех задела. Это не говорит о том, что мы все переживаем за Алексея Валентиновича. Все видят за этим что-то большее. И это залог того, что поворот состоится.

Кашапов:

- Чисто своих сокращается, число остальных, для которых закон, увеличивается. И к вопросу о том, что мы будем стоять на месте. У меня небольшая ремарка. Недавно, два или три месяца назад, Алексей Улюкаев выпустил прогноз о том, что Россию ждет двадцать лет стагнации.

Афонина:

- Довольно противоречивое сообщение зачитаю. «Либералы развалили Союз. Сегодня либералы ухудшили положение страны. Никто в выборы не верит. Улюкаева подставили».

Кашапов:

- Полный набор «Яндекс новости»!

Афонина:

- Далее. «Почему все ругают Медведева? В чем его ошибки? В чем его вина?».

Кашапов:

- А в чем его заслуги? У меня вопрос. В том, что он обеспечил плавный переход, без потрясений для того, чтобы мы отходили от президентской республики к суперпрезидентской республике?

Афонина:

- Нас спрашивают, откуда такой рейтинг у президента? Говорят, что Улюкаев просто нащупал свое дно, экономический курс вряд ли сменят до момента определенности в отношениях с США, с перспективно, но постепенной, отменой санкций. Будут ждать, иначе курс давно сменили бы. «Народ жути понагнал. Все у нас в стране будет пучком».

Кашапов:

- Я тоже так считаю.

Бабкин:

- Перспективы хорошие. Реально.

Кашапов:

- Мы уже все адаптировались к санкциям, на самом деле. К тому, что у нас не будет яркого и благоденствующего роста, у нас не будет все хорошо и быстро. И, исходя из того, что мы адаптировались к не очень хорошим условиям, в которых мы чувствуем себя даже несколько комфортно, психологически мы будем считать, что у нас все пучком.

И к вопросу о том, что царь хороший, а бояре плохие. ВЦИОМ в конце октября выпустил последние статистические данные, где народ высказал повышение доверия не только к президенту и премьеру, но и ко всем палатам парламента, ко всем министерствам. Ко всем!

Афонина:

- Пришло время узнать, на чьей стороне сегодня правда, кто победил в программе «Радиорубка». Константин Анатольевич, с вами сегодня согласились 45 процентоа наших радиослушателей. А Александр Кашапов сегодня у нас победил. 55 процентов нашей аудитории считает, что не изменится экономический курс. И смена курса зависит не от того, задержан ли министр, придет ли другой министр. Видите, большинство наших радиослушателей на вашей стороне. Поздравляю с победой!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ