2018-06-28T13:43:21+03:00
37

Владимир Сунгоркин: Проблема пенсионной реформы в том, что людям толком не объяснили, как и зачем это делается

Владимир Сунгоркин: У нас появилась надежда, что к следующему чемпионату мира мы сможем побеждать гораздо большеВладимир Сунгоркин: У нас появилась надежда, что к следующему чемпионату мира мы сможем побеждать гораздо больше

Обсуждаем чемпионат мира по футболу и пенсионную реформу с главным редактором "Комсомольской правды" [радиопередача]

Владимир Сунгоркин: Проблема пенсионной реформы в том, что людям толком не объяснили, как и зачем это делается

00:00
00:00

А. Челышев:

- В нашей студии главный редактор Издательского дома «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин. Главная тема последних недель – безусловно, чемпионат мира по футболу. В целом ощущения очень позитивные, несмотря на то, что наша сборная в последнем матче не порадовала, прямо скажем.

В. Сунгоркин:

- Ну да. Конечно, для нас очень важно… Вот ты мне подсказку такую тут написал: изменит ли организация чемпионата мира стереотипы о России. Безусловно, это очень важный фактор для нашей страны, оказавшейся в такой ситуации, что последние годы после воссоединения с Крымом ведущие мировые СМИ, которым принято доверять, нас просто атаковали, рассказывали о нас всякие ужасы и печальные какие-то истории.

Владимир Сунгоркин: Надеюсь к следующему чемпионату мира мы сможем побеждать гораздо больше.Обсуждаем главные события и строим прогнозы на будущее с главным редактором "Комсомольской правды"

А. Челышев:

- Гадости рассказывали.

В. Сунгоркин:

- Да. Не приезжайте в Россию, там вас съедят, изнасилуют, ограбят.

А. Челышев:

- И всё одновременно.

В. Сунгоркин:

- И закопают. Мы точно теперь знаем, что огромное количество друзей России вернутся в свои страны и будут с восторгом рассказывать, как они гуляли по улицам и площадям, пели, танцевали, и какая была великолепная атмосфера, и все это было очень не похоже на то, что пишут о России. Для нас это чрезвычайно важно. У нас уже есть подобный опыт – был Фестиваль молодежи и студентов, но это было черт знает когда. Мне кажется, то, что случилось, это очень здорово.

А. Челышев:

- Как нам этот позитивный эффект, который, безусловно, будет, потом закрепить? Потому что люди уедут, пройдет месяц, потом год, два. Атаки вряд ли прекратятся.

В. Сунгоркин:

- Уедут, и ладно. Пожелаем им успеха, передать привет Трампу, Меркель, Макрону и прочим руководителям. Мне кажется, гораздо более важное для наших граждан другое последствие этого чемпионата. Буквально сегодня президент подписал, и сегодня опубликован документ о его решениях по поводу «прямой линии» с жителями России. И там есть такой пункт об использовании спортивных сооружений, которых мы понастроили под этот чемпионат. Это гигантские, очень дорогостоящие сооружения. И там есть целый перечень мероприятий о том, чтобы эти сооружения не были памятниками чемпионату, памятью об иностранных болельщиках. Самое важное, что в этих огромных, дорогостоящих сооружениях будет развиваться массовый детский, юношеский спорт, будут созданы различные фитнес-залы, это будет базой для развития спорта. У нас же не только в Москве все это происходит, хотя и в Москве новые сооружения построены (один стадион «Спартак» чего стоит), но Саранск, Волгоград, Нижний Новгород, Самара. Для всех этих городов эти сооружения останутся. Вот это, мне кажется, самое важное для наших слушателей. Потому что в наше время, когда все любят поворчать, высказать недовольство – «Вот понастроили эту показуху, а нам, простым людям, что с того. Да еще и деньги гигантские угробили». И это правда, деньги огромные. «А лучше бы сделали площадку в школе». Площадку в школе надо делать, безусловно, но то, что президент еще по ходу чемпионата очень четко сформулировал и утвердил программу использования, это очень важно. Потому что мировой опыт показывает не всегда такое блестящее будущее. Есть много историй, когда после Олимпийских игр, после чемпионатов не знают, что делать с этими сооружениями, они стояли, разрушались и приходили в негодность. Например, такая проблема была со многими объектами в Греции после Олимпийских игр 2004 года.

А. Челышев:

- И в Рио-де-Жанейро после Олимпиады то же самое – зацвел олимпийский бассейн. Это как памятник такому нерациональному использованию.

А вообще удивительные ощущения. 15 лет назад, когда смотрели матчи, проходящие на российских полях, это было жутко. Я сейчас прихожу домой, смотрю телевизор – красивая площадка, заполненный битком стадион. Для меня только в 3-4-ю секунду доходит – черт побери, это же у нас, это же Саранск, это Калининград.

В. Сунгоркин:

- Особенно Саранск хорошо звучит. Столица Мордовии, которая ассоциировалась много лет только с разнообразными тюрьмами, зонами…

А. Челышев:

- И коррупционным скандалом.

В. Сунгоркин:

- Это уже мелочи. Главное, что такой унылый край. И вот, пожалуйста…

А. Челышев:

- Нас обыграла сборная Уругвая. В Уругвае население миллиона 3. В этой стране чемпионат был когда-то очень давно, сам Уругвай был чемпионом мира. Но в стране решили систематически поднимать футбол, отдали на откуп одному человеку все сборные всех возрастов. Это тот самый главный тренер сборной, который вчера обыграл нас, Оскар Табарес. И получилось. И у нас может получиться, дайте только срок (в хорошем смысле слова), а если не получится, то в плохом смысле слова дайте срок.

В. Сунгоркин:

- Такое будущее мне нравится и в том, и в другом смысле слова. Кто-то должен получить срок и на хорошие дела, и на плохие. Безусловно, у нас сейчас появилась база и надежда на то, что к следующему чемпионату мира мы сможем побеждать гораздо больше. Знаете, есть еще такой фактор, который, может быть, многие наши слушатели не знают про эти чемпионаты мира. По зрелищности футбол обошел кинематограф. Сейчас эксперты видят: средний фильм в кинотеатре идет примерно 2 часа, вокруг 2 часов, и матч идет вокруг 2 часов. Но если сравнивать, сколько людей смотрит кинофильм, и сколько смотрит чемпионат мира по футболу, чемпионат мира бьет одной левой. Это тоже очень важный фактор, это составляющая нашей жизни, очень важным стал футбол.

А. Челышев:

- «А действительно так хорошо идет чемпионат мира? А то я другим СМИ не доверяю, кроме «Комсомолки», - пишет наш слушатель. В целом, да, уже много рекордов побил хороших.

В. Сунгоркин:

- Сейчас такая эпоха, что если было бы какое-то серьезное происшествие или серьезное недовольство, или серьезное безобразие… В целом все нормально, если бы что-то было, вы бы узнали об этом и из других СМИ. Так что, я думаю, все идет нормально.

А. Челышев:

- Давайте поговорим о пенсионном возрасте. Те люди, которых в первую очередь повышение пенсионного возраста затронет, они не то чтобы обеими руками за, но они, по крайней мере, и не выступают категорически против, потому что люди просто работают, им некогда. А мнение против чаще высказывают, может быть, даже те, кто вообще в стране не живет.

В. Сунгоркин:

- У нас в стране сложилась такая матрица общественной реакции на любые инициативы властей. Причин, наверное, много, но, возможно, тут работают новые технологии информационные, пока еще нам самим непонятные, когда небольшое образованное, очень шумное меньшинство начинает тут же негативно реагировать на любые попытки что-то изменить в нашей жизни со стороны властей. Аналогию можно привести совершенно недавнюю. В Москве была большая и на ровном месте созданная заваруха по поводу реновации домов. По-простому говоря, снести хрущевки и дать людям нормальные квартиры. Казалось бы, очевидная вещь. Причем всё это оговорили: хотите, граждане, живите в хрущевке хоть до 3000 года, если не хотите переезжать. Хотите переезжать – проголосуйте, будем вам предлагать новые дома и т.д. Вопль раздался до неба, что нас опять обманули, нас выселяют, бедных, больных, сирых, убогих, чуть ли не под дулом милицейских автоматов выселяют, а дом наш разрушат. Потребовалось, по-моему, месяца 3 неустанной работы, объяснений, разъяснений. И вот сейчас мы где-то вспоминаем реновацию? Она идет себе. Мы где-то в информационном поле что-то слышим – проклятия в адрес реновации? Помните, волны прямо шли из любого утюга, ненависть к этой реновации. Сейчас все тихо, спокойно.

Теперь – пенсии. Один к одному и еще хуже. Тезисы по пенсиям: нас опять ограбили, нас опять обманули, мы опять оскорблены в лучших чувствах. А каждый, кто (вроде меня) скажет: ребята, может, порассуждаем немножко, - тут же получает. Вот нам пишут: «Ваш главред вызывает только ненависть…» Любая попытка объяснить, что там происходит, вызывает массовую волну – гады, будьте вы прокляты и т.д. Один к одному, как с реновацией. И реновацию начали без серьезного объяснения населению, что задумывается, и пенсионную реформу. Первый провал нашей власти – она толком ничего не объяснила. 14 июня «без объявления войны» вдруг граждане проснулись и узнали что-то такое мутное, что, может быть, уже завтра женщинам и мужчинам в нашей стране увеличат срок выхода на пенсию. Естественно, начинается крик «ограбили, украли, нас обманули» и т.д. Во-первых, это предложение правительства, никакого закона еще нет. Во-вторых, Дума должна это все обсуждать. В-третьих, если все пройдет, будет 63 для женщин и 65 для мужчин. Это произойдет, по-моему, через 6 лет. Переходный период. Под это дело правительство предполагает увеличивать пенсии более бодренько, чем сейчас. Уже цифра есть, с 19-го года ежемесячная пенсия в среднем должна вырасти на 1 тыс. в месяц, что при средней пенсии у нас в стране в 14 тысяч это достаточно интересный сценарий. Далее сказано, что вообще-то это предложение правительства, а президент не занимается пенсионной реформой. Что это означает в переводе на наши обычаи? Это означает, что, ребята, вы там обсуждайте, принимайте законы, а президент будет смотреть, насколько общество поучаствует в обсуждении, только не в терминологии «ограбили, будь ты проклят, расстрелять бы вас всех», а в терминологии, какая категория выигрывает от этого, и что будет происходить.

Если общество категорически не примет этот сценарий, выйдет, как бог из машины, как у нас принято и как было принято в древнегреческих трагедиях… Там был такой бог из машины. Не знали, чем пьесу закончить, в конце на веревке спускался положительный герой и говорил: ты виноват, тебя расстрелять, вы молодцы, и всем счастья и шоколада. Вчера пресс-секретарь подтвердил, что президент не вмешивается, вы пока изучайте. Конечно, надо было больше информации. Наше родное государство тратит гигантские миллиарды каждый год на содержание собственных СМИ, на что мы в «Комсомолке» с завистью глядим (мы – частная организация). И вот вся эта махина государственной пропаганды и агитации в эти дни вела себя просто никак. В каких-то мало посещаемых, не в печатных даже, а в электронных, на сайтах, ресурсах информационных высказывались наши властители в соответствующих сферах про бодрость, долголетие, про то, что работа полезна, а вовсе от нее не дохнут люди, и т.д. Но все это очень невнятно. Притом что контур самой реформы понятен и вполне достоин того, чтобы его обсуждать и принимать. Да, наш пенсионный возраст создавался чуть ли не в 30-е годы, у нас идет сейчас повышение среднего уровня жизни. Сейчас наши оппоненты закричат: да в нашей губернии все померли, не дожив до пенсии. Спорить не будем, каждый по-своему видит жизнь, а статистика всё врет, допустим. Но хотя бы объяснили такую вещь, откуда пошла идея повышения пенсионного возраста.

Наши слушатели уточнили. Возраст выхода на пенсию планируется повысить для женщин до 63 лет к 2034 году, для мужчин – до 65 лет к 2028 году, то есть через 10 лет. Надо исходить из того, что через 10 лет жизнь будет другая. Это тоже важный фактор, который толком никто не вдалбливает, что называется, в головы жителей. Власть сейчас что получила? Она получила снижение рейтинга президента и снижение рейтинга правительства. Вся оппозиционно настроенная часть общества бодро закричала: ура, мы ломим, уже немного осталось, победим эту треклятую власть. Но «треклятая власть» могла бы толком объяснить хотя бы эти заветные цифры: ребята, 10 лет на переход в случае мужчин и 16 лет для женщин. Это большая часть жизни. Пенсионеры, которые сегодня уже на пенсии, начнут получать повышение пенсии уже с 19-го года. Да, еще шагать и шагать до средних пенсий продвинутых стран, но путь-то этот уже начался. И самое главное. Идея повышения пенсий возникла и начала движение от майского указа президента. Существует майский указ президента, который так и называют – майский указ президента (по аналогии с его же указом, сделанным, когда он в 2012 году победил на выборах). Вот очередной майский указ этого года.

Суть этого указа. Путин в этом указе поставил задачи на свой президентский период, который продлится 6 лет. Суть его – сокращение бедности вдвое, повышение жизненного уровня вдвое у широких народных масс. Продолжительность жизни у нас примерно с 2007 года увеличивается. Как бы мы ни проклинали тех, кто говорит, что она увеличивается, но она увеличивается. Повышение оплаты труда, повышение уровня жизни, повышение продолжительности жизни – все это краткий пересказ майского указа. Дальше маленький пустяк. Чтобы все эти радости получить, нам надо в бюджете получить деньги на увеличение здравоохранения, пенсий, строительства социального жилья и т.д. А где эти деньги взять? И вот собрались наши эксперты и говорят: вообще-то огромным бременем для бюджета являются выплаты пенсий не из Пенсионного фонда, а из бюджета.

А. Челышев:

- А в Пенсионном фонде дыра.

В. Сунгоркин:

- Стали думать и гадать и придумали вот этот переходный период. Дальше им надо было рассказать, увязать в одном флаконе, что, ребята, с одной стороны, вам на 10 и 16 лет переходный период в такое будущее, но в этом же будущем будут такие-то пряники, и это всё связанные вещи. Ничего этого толком сказано не было, никак это не увязано. И мы получили бунтующую публику. Но цинизм ситуации в том, что если бы коснулись прав уже существующих пенсионеров, тогда, конечно, было бы гораздо хуже и с рейтингами, и с авторитетом власти, и т.д. Но на самом-то деле пенсионеров эта проблема никак не коснулась.

Эти «твари и ублюдки» (в терминологии наших уважаемых читателей) предлагают на самом деле увеличение тех самых пенсий. У людей, которые работали, сегодня средняя пенсия 14 тысяч. Эти «твари и ублюдки» предлагают путь к нормальной жизни. Но эти «твари и ублюдки» почему-то уже в который раз поскользнулись все на том же. Они толком не объясняют, что предлагается и что задумывается. Но я думаю, что если этим товарищам объяснить даже 150 способами, что ничего страшного, никакого ограбления не происходит, а происходит, наоборот, попытка продвигаться в более правильную конфигурацию общества, им это не объяснишь. «Ничего не надо объяснять, начните потрошить жирных котов…» Я абсолютно согласен, что надо «потрошить жирных котов», только надо понять, как это делать. Потому что в 1917 году мы их душили-душили, этих жирных котов…

А. Челышев:

- Но Шариков все равно превратился в собаку обратно.

В. Сунгоркин:

- Конечно, все эти вещи еще будут обсуждаться в Государственной Думе, потому что должен быть закон. И у нас уже профсоюзы во главе с товарищем Шмаковым готовят всякие выступления. Коммунистическая партия…

А. Челышев:

- Собственно, у нас все оседлали этого коня и тянут в свою сторону.

В. Сунгоркин:

- На самом деле такого срока ухода на пенсию нигде в мире не осталось, везде на пенсию выходят в более позднем возрасте. Раньше говорили: мы живем меньше всех. Мы уже меньше всех не живем.

А. Челышев:

- Люди пишут: «В пенсионной реформе нас снова обманут. Нет веры правительству. Михаил, Ростов-на-Дону». Как могут обмануть?

В. Сунгоркин:

- «Ребята, вы вызываете только ненависть». Все попытки как-то объясниться, что никто вас пенсии и зарплаты не лишает, они в итоге вызывает у этой части наших слушателей ненависть.

А. Челышев:

- Владимир Николаевич, а может быть, просто слишком рано мы ждем какой-то солидаризации, какого-то мнения единого от общества? Сначала всегда поднимается пена. Может быть, она просто еще не опустилась, надо подождать, пока эта пена опустится?

В. Сунгоркин:

- Вот спросить всех тех, которые обзываются тварями и т.д. У меня большая уверенность, что это те самые люди, которые в апреле прошлого года так же азартно, с пеной, в такой же терминологии «твари, ублюдки, оленеводы, понаехавшие в Москву» - про реновацию было один к одному. Еще до этого была волна, клеймили этого гада мэра, который пытается всех нас пересадить на велосипеды, и т.д.

А. Челышев:

- В общем, да.

В. Сунгоркин:

- А до этого в такой же терминологии, когда появлялись первые частные рестораны и кафе в России, кричали, что надо задушить всех этих частников, которые создали магазины, рестораны, кафе и частные столовые. Я думаю, это те же самые люди. Вот их вернуть бы сейчас в Советский Союз образца 91-го года.

А. Челышев:

- Чтобы мы сейчас не допустили ту же ошибку, которую, с моей точки зрения, допускает та часть нашей аудитории, которая с пеной у рта доказывает, что не нужно повышать пенсионный возраст… Мы сейчас совершенно не говорим о том, что через 10-15 лет значительная часть профессий, которая есть сегодня, просто исчезнет. Не то чтобы работы не будет – самих профессий таких не будет. И это может произойти гораздо быстрее, чем мы думаем, учитывая, что президент поручил взять курс на тот самый технологический рывок. Мы не сможем не усложнять рабочие места, выполняя этот технологический рывок. Возможно, работы не будет не потому, что негде будет работать, а потому что мы не будем обладать в должной степени нужными навыками.

В. Сунгоркин:

- Антон, сейчас ты получишь свою пайку рассуждений, что ты ублюдок, тварь и т.д. На самом деле интересный еще момент, почему этот период под реформу начали использовать. Я имею в виду переходный период с 19-20-го года. Там же очень интересная вещь произойдет с демографией нашей страны. У нас был большой провал в рождаемости – примерно с 1992-го и до 2004 года. А теперь давайте прикинем. Сейчас 18-й год. Значит, в самостоятельную жизнь входят те самые люди, которые тогда и родились. Если он родился в 97-м году, ему сейчас 20 лет. Если он родился в 95-м, ему сейчас 23 года. Они сейчас окончили вузы, входят в жизнь и будут входить в ближайшие годы. И это самое малочисленное поколение. И вот это малочисленное поколение молодых, которое войдет в самостоятельную жизнь в эти годы, это еще одна защита для теории о том, что пожилые люди, которым будет 60 лет в ближайшие годы, им не надо бояться, что их подпирает молодежь, которая спит и видит, чтобы они освобождали свои рабочие места. У нас будет демографический провал трудоспособного населения именно в ближайшие 5-6 лет. Это очень важный фактор. Те самые молодые ребята, которые в предыдущие годы приходили и обеспечивали естественную смену на рабочих местах, они не придут, они не родились в 1997-2000 году.

А. Челышев:

- Тогда получается, что и через 20 лет они не придут, когда пенсионная реформа должна будет заработать в полную силу.

В. Сунгоркин:

- Совершенно верно. Демографы в нашей стране все эти вещи знали, например, после войны. Что были поколения 41-44-й год плюс 20 – дети не родились просто. Это к вопросу о воплях о том, что мы-то раньше думали, что уйдем на пенсию, а теперь нам надо работать, а нас молодежь будет поддавливать, и вряд ли я работу найду. Эта проблема будет существовать независимо от того, каков пенсионный возраст – хоть 45 лет. Все равно работодателю нужно, чтобы люди либо менялись по мере изменения структуры рабочих мест, либо чтобы они переучивались. Но это независимо от пенсии. И сейчас огромное количество людей у нас работает, уйдя на пенсию, никто их никуда не выгоняет, потому что эти люди обладают квалификацией, компетенцией. Дай бог им здоровья.

Вот пишет ростовский слушатель: «Скорее бы господ всех выгнали». Ну, выгнали мы господ. Когда господ выгнали в 1917 году, в 19-м году у нас в стране был страшный голод, всех кошек и собак съели, а в декабре 21-м года Владимир Ильич Ленин объявил, что возвращайтесь, господа…

А. Челышев:

- Начинаем новую экономическую политику.

В. Сунгоркин:

- Да. Чтобы накормить людей. А то трупы валялись по всей стране. Ребята, что же мы такие, ничто нас не учит.

А. Челышев:

- Михаил из Ростова-на-Дону пишет: «Надо было думать с 2000 года о демографии и вводить хотя бы тогда маткапитал, а не терять ценное время. Не допустим, чтобы наши близкие работали до 65 лет. Михаил, отец троих детей». Михаил, вы можете быть спокойны, у вас трое детей, которые наверняка обеспечат вам нормальную старость, если сейчас вы в них вкладываете деньги. А во-вторых, не верю я, что лично вы, Михаил, отец троих детей, человек, который наверняка много работает, горите желанием выйти на пенсию как можно скорее. Я не знаю ни одного пожилого человека в возрасте 60-65 лет, если он еще работает, который мечтает бросить работу и уйти на пенсию. Не потому, что пенсия не очень высокая, зарплата выше, а потому что когда ты работаешь, реализуя себя, человек, простите, больше чувствует себя человеком, нежели сидя дома и ничего не делая.

В. Сунгоркин:

- Еще раз напомню, что возраст ухода в 65 лет будет через 10 лет.

А. Челышев:

- Если будет, учитывая, что тут поднялось.

В. Сунгоркин:

- Посмотрим, что будет. Каждый может участвовать в этой дискуссии. Но такого возраста выхода на пенсию, как у нас в стране (60 и 55 лет), сегодня уже нигде в мире не осталось.

А. Челышев:

- Давайте поговорим о грядущем повышении НДС. Владимир Николаевич, как вы считаете, будет ли серьезным повышение цен из-за роста НДС?

В. Сунгоркин:

- Это из той же серии. Единственное, это дискуссия не для широких революционных масс, которые очень желают господам пузо вскрыть, как в добром 1918 году. НДС из той же истории, но это бьет по тем самым господам, по работодателям. Для работодателя это серьезный удар, серьезный урон. Я знаю, в правительстве была большая дискуссия о повышении НДС. Будет ли повышение цен? Похоже, что может случиться. Но опять, это еще не решение по повышению НДС, это еще дискуссия.

А. Челышев:

- Спасибо, Владимир Николаевич.

Понравился материал?

Подпишитесь на рассылку радиопередачи «Что будет», чтобы не пропускать новые выпуски

37

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ