2018-08-29T00:14:36+03:00
1

Родившимся в РСФСР будет проще получить гражданство. А как же беженцы с Украины?

Родившимся в РСФСР будет проще получить гражданство. А как же беженцы с Украины?Родившимся в РСФСР будет проще получить гражданство. А как же беженцы с Украины?

Обсуждаем вместе с известным публицистом в эфире Радио "Комсомольская правда"

Родившимся в РСФСР будет проще получить гражданство. А как же беженцы с Украины?

00:00
00:00

Иванов:

- Здравствуйте! По скайпу с нами на связи известный русский публицист, известный своими консервативными и патриотическими взглядами на вопросы, которые волнуют жителей России Егор Станиславович Холмогоров.

Холмогоров:

- Здравствуйте!

Иванов:

- Сегодня обсудим такой вопрос. Кому и за что надо давать российское гражданство? По идее, опубликованные поправки МВД в закон о гражданство РФ, они должны быть направлены на то, чтобы упростить получение российского паспорта нашим соотечественникам, которые волею судеб оказались иностранцами. Проблема наболевшая, дискуссии идут далеко не один год. В последнее время они стали особенно актуальными, в первую очередь, в связи с наплывом беженцев с востока Украины. В июне эта тема поднималась на прямой линии с президентом. Тогда Владимир Путин дал поручение принять кардинальные меры, чтобы сделать проще получение российского гражданства для людей, кровно связанных с русским миром.

Спустя два месяца мы получаем реакцию министерств, законодательные инициативы. Егор, кому и как надо давать российское гражданство по максимально простой процедуре?

Холмогоров:

- Моя позиция неизменна в течение многих десятилетий. Я это говорил и лично Владимиру Владимировичу, когда была возможность с ним встретиться. Я считаю, что каждый человек, который с достаточным основанием идентифицирует себя как русского, должен иметь автоматическое право на получение российского гражданства. Не просто облегченное, а, по сути, автоматизированное. Грубо говоря, у него должна быть возможность в любой момент получить карту русского, то есть, некий документ, который идентифицирует его в качестве обладателя этнической идентификации, которую он сможет обменять на российский паспорт по первому требованию в ближайшем российском консульстве.

Что такое этнический русский? Часто говорят, что это очень сложная и запутанная категория. Это запутывание, которое привело нас уже ко множеству проблем, начиная от Украины и кончая по-настоящему трагедией огромного числа наших граждан в Средней Азии. Давайте определять просто, что русский – это тот, у кого в свидетельстве о рождении хотя бы один из родителей указан в качестве русского. И кто знает русский язык. Потому что может такое быть, что у человека папа или мама русский, но человек русского языка не знает. Понятно, что без языка ни о какой его идентичности говорить не приходится. Но если у него есть русское происхождение, если он знает русский язык, то никаких препятствий для того, чтобы считать его русским у нас нет.

И мы можем расширить на украинцев и на Беларусь. Потому что подавляющая часть тех, кто в советских документах прописан как украинцы и белорусы, это тоже люди русского этнического происхождения. Довольно искусственно выдуманной советской национальной политикой, переписанные в украинцев и в белорусов. У нас есть какое-то количество людей, которые не только по документам украинцы, но они как бы по своей сути и идеологии необандеровцы, но вряд ли они выстроятся к российскому консульству в Киеве за паспортами.

Подавляющее большинство этих людей имеют точно такое же право считаться русскими, как и мы. У меня фамилия на «ов», у моей жены на «енко» и это никак не мешает нам быть вполне себе органичной русской семьей. Эти критерии абсолютно достаточны для того, чтобы охватить 98% людей, относительно которых может идти речь. А об оставшихся двух процентах можно создать какие-то специальные комиссии, группы, которые бы устанавливали факт, может этот человек претендовать на ускоренное получение российского гражданства или нет. Это уже административные детали, которые можно спокойно разъяснить после того, как 98% людей, для которых нужно этот вопрос решить, для них этот вопрос будет решен. И почему его нельзя таким образом решить? Почему у нас постоянно ополченцев Новороссии высылают и так далее? Мне абсолютно непонятно.

Иванов:

- Давайте зададим вопрос нашим слушателям. Кому и как надо выдавать российское гражданство по максимально простой процедуре?

Егор, вы говорите, что должен быть записан хотя бы один из родителей как русский. Старая советская норма, которая была в паспортах.

Холмогоров:

- Она не только в паспортах. Она есть, например, на территории РФ. Она точно есть во всех свидетельствах о рождении. Я специально, когда мы получали свидетельство о рождении от детей, всегда проверял, чтобы у них была записана эта графа. Потому что иногда, конечно, сейчас ленивый сотрудники ЗАГСов пытаются там поставить прочерк, потому что это все неважно. А это все очень важно. Это не только паспортная история. Есть несколько типов документов, по которым можно происхождение установить.

Иванов:

- Это зов крови такой. А вот если не русские родители, а украинцы или татары?

Холмогоров:

- Я еще раз подчеркнул, относительно тех, кого записали украинцем или тех, кого записали белорусом, эта норма должна действовать точно так же. Даже Путин, когда на днях отправлял посла в Белоруссию, Михаила Бабича, он специально в выступлении вместе с ним подчеркнул, что нас с Белоруссией связывают не только исторические, но и теснейшие этнические связи. И даже Лукашенко, который, конечно, мечется туда-сюда, сегодня тоже напомнил о том, что мы народы единого корня и так далее. Притом, что он не так давно поддерживал, откровенно говоря, националистическую и антирусскую пропаганду в Белоруссии. Но, тем не менее, на сегодняшний момент он в очередной раз решил сменить точку зрения.

В данном случае речь идет об одном народе, разрезанным абсолютно искусственно советской политикой.

Иванов:

- Наши слушатели пишут: «У меня папа и мама евреи. В таком случае что?».

Холмогоров:

- Если у человека папа и мама евреи, у него есть другое место, куда он может поехать. Это государство Израиль. Для него будет действовать абсолютно такое же автоматическое правило. У Израиля для евреев практически автоматизированный процесс. А в России нам нужно, прежде всего, сделать этот автоматизированный процесс так же, как и в Израиле, но только для русских. После чего мы сможем ввести, скажем, дополнительные законодательные нормы, что если человек идентифицирует себя с русской культурой, неважно, какое у него происхождение, если он жизни без России не представляет, если он знает русский язык, то в этом случае ему тоже должно предоставляться приоритетное право получения гражданства.

Иванов:

- Егор, хочу зачитать вам формулировку, которую МВД предлагает. «Иностранные граждане и лица без гражданства, родившиеся на территории РСФСР, имевшие гражданство бывшего СССР в праве обратиться с заявлениями о приеме гражданства Российской Федерации».

У нас на связи журналист «Комсомолки» Алиса Титко, которая родилась в Донецке. И которая имеет личный взгляд на эту проблему.

Титко:

- Здравствуйте всем! Для граждан нынешних ДНР и ЛНР никакой поблажки не будет. Эти правки подходят немногим. И для того, чтобы получить гражданство России, нужно получить сначала РВП – это разрешение на временное проживание. Потом получают люди вид на жительство, а потом только подают документы для получения гражданства. Сейчас по этой поправке отменяют только фактически последний пункт, но чтобы дойти до него, поверьте, там тоже немало проблем в плане того, что не все могут получить даже разрешение на временное проживание.

В чем там проблема основная? Люди не могут получить здесь прописку. Не у всех есть бабушка, дедушка, тетя, знакомый, которые пропишут. Не временную регистрацию, не просто чтобы поставили тебя на учет, а именно прописали. Чтобы в украинский паспорт человеку поставили прописку, что он проживает на территории России. В этом загвоздка. И поэтому очень многие не могут получить разрешение на временное проживание.

Дальше будет проще. И те, кто получают статус временного убежища, как я получала РВП и дальше у меня не было никаких проблем. Мне даже пункт не нужен был, чтобы что-то отменяли, чтобы мне проживать здесь пять лет. Ничего этого не нужно было, потому что беженцам, жителям Донецка, Луганска и так дают гражданство.

Но повторяю. Все упирается в разрешение на временное проживание. И получить его в России очень сложно. Плюс беженцам не дают его в Москве и в Санкт-Петербурге. Я понимаю, что наплыв, наверное, в Москву не очень хотелось бы властям России, но у многих есть…

Холмогоров:

- То есть, наплыв из Таджикистана – это нормально. А из Донецка им ненормально.

Титко:

- Многие мои знакомые из Донецка как-то легально или нелегально проживают. И хотят получить гражданство. И они мне рассказывают свои истории. И у многих есть знакомые в Москве. Некоторым предложили работу в Москве. А получать гражданство нужно, например, в Тульской области. Или в Курской. Или в Хабаровском крае. Согласитесь, неправильно это. Если у человека есть возможность работать в Москве, он прекрасный специалист, если ему предлагают здесь хорошую работу с достойной зарплатой, то почему ему не жить в Москве? Ему только для этого нужно гражданство. У него есть желание, родственники в России, он сам себя чувствует русским. Почему ему не давать гражданство? Зачем его ограничивать и отправлять в какой-нибудь Хабаровский край?

У меня близкая подруга получила гражданство России с большими проблемами два года назад. И думала, что ее мать, которая уроженка России, тоже получит быстро гражданство. Но все эти взаимосвязи не подходят. И сейчас подруга живет в Москве, а ее мама живет в Тульской области для того, чтобы получить гражданство. Они видятся редко, общаются по скайпу. Семья разорвана. У них нет ни отца, ни родственников. Они вдвоем. И живут в разных городах. И они не собираются возвращаться в Донецк, потому что там такие обстоятельства, они боятся страшно и не хотят. Ее дочь в Москве прекрасно работает, матери тоже предлагали работу в Москве, но так как у нее нет гражданства, ее не берут на работу. И она вынуждена жить в Тульской области. И не знаю, какое время ей надо будет пожить, чтобы получить разрешение на временное проживание. Отбыть все сроки, чтобы получить гражданство. И только потом они надеются, что смогут воссоединиться в Москве.

Иванов:

- Спасибо, Алиса. Егор, вы не считаете дискриминационной эту норму?

Холмогоров:

- Это абсолютно издевательская формулировка. Алиса очень наглядно показала, она приводит множество абсурдных ситуаций. И эта формулировка, я был уверен, что эта норма введена лет уже пять или шесть. О ней впервые заговорило МВД пять-шесть лет назад.

Иванов:

- Она была введена. Но сейчас еще больше упрощают. И не нужно выдерживать срок в пять лет для получения вида на жительство.

Холмогоров:

- Эта формулировка про пять лет, она откровенно издевательская, исходя из нынешней ситуации. Откуда это исходит? Она исходит именно из упорного нежелания вводить принцип этнической преференции. Если мы напишем: все, кто были гражданами СССР, то в этом случае к нам немедленно приедет вся Средняя Азия. Большая часть. И пытаются придумать какую-то формулировку, которая не дала бы им возможности переехать.

Иванов:

- Давайте послушаем Константина Затулина, первого зампреда комитета Госдумы по делам СНГ, который тоже свое видение этой проблемы нам рассказал.

Затулин:

- Русские жили на Украине, во всех частях бывшей Российской Империи и Советского Союза. Более того, их туда послали. В советское время, например, страну поднимать, на дальние пограничья для того, чтобы Родину охранять, которая тогда была большой. А в российские времена поселили в Киргизии казаков, в современной Киргизии. Они там живут уже двести лет.

Иванов:

- Мнения совпадают.

Холмогоров:

- Я полностью согласен с Константином Николаевичем. До тех пор, пока мы не решим четко написать, что преференции имеют русские (под русскими имеются в виду русские, украинцы и белорусы) это издевательство будет продолжаться. Есть огромное количество людей, идентифицирующих себя как русские. Их прадедушки, прапрапрадедушки идентифицировали себя точно так же, как русские. Но они никогда на территории нынешней Российской Федерации, которая представляет из себя жалкий маленький огрызок исторической России, а никак не Россию целиком, они никогда не жили. Потому что у человека, возможно, с восемнадцатого века все предки жили в Херсонской губернии, например. Или где-нибудь под Одессой.

Иванов:

- Егор Станиславович, все-таки не должна ли быть какая-то фильтрация?

Холмогоров:

- А зачем? С какой стати должна быть фильтрация?

Иванов:

- Нам нужны высококвалифицированные сотрудники: врачи, учителя.

Холмогоров:

- Кому нам? Дело в том, что мы с вами граждане Российской Федерации. По чисто случайному обстоятельству. Потому что на момент 91-го года так получилось, что нам повезло, что мы в этот момент находились на территории РФ. И были прописаны в пределах РСФСР и так далее. Точно такие же люди, такого же этнического облика, культурного, граждане одной с нами страны – СССР были прописаны просто в других частях этого СССР, который, напомню, исходно представлял из себя историческую Россию, просто искусственно распиленную большевиками на какое-то количество квази-суверенных республик. Их в одночасье, часто не спрашивая, либо спросив для филькиной грамоты, объявили гражданами каких-то других государств. А Российская Федерация, которая на тот момент управлялась, не побоюсь этого слова, национальным предателем Ельциным, она даже не поставила вопрос о том, что это наши граждане.

Образовались не граждане Прибалтики, а выброшенные люди в Приднестровье, которые там держатся в осажденной крепости. Образовались люди в Крыму, которые с большим трудом вернулись. В Донецке, где их обстреливают сейчас каждый день. В Казахстане, откуда их выдавливают.

Иванов:

- Хотя бы экзамен на патриотизм должен быть?

Холмогоров:

- Зачем?

Иванов:

- Мы прекрасно видим, с Западной Украины приезжают люди, которые могут в соцсетях постить у себя русофобские лозунги.

Холмогоров:

- Знаете, это настолько мелко. Давайте тогда для граждан России ведем тот же экзамен для какого-нибудь Владимира Сорокина. Только что прочел совершеннор русофобское интервью. Или Шендеровича, кого-нибудь еще, гражданства лишим.

Давайте придерживаться довольно четкого принципа. У русских нет другой Родины за пределами Российской Федерации. Для всех русских она должна быть родиной. И она не имеет право строить какие-то морды и говорить, а вот давайте мы… Какая-то чиновница тетя Клава из ФМС будет решать, полезны вы или нет. Это абсурд откровенный.

Иванов:

- Россия не может всех принять. Она переварить эту огромную массу…

Холмогоров:

- Отнюдь не все рвутся переехать в Россию. Огромное число рвется переехать в Россию, как говорили крымчане, вместе с вокзалом. Вот когда им говорили: чемодан, вокзал, Россия, они перебрались вместе с вокзалом. Скажем, те же дончане точно хотят переехать вместе с вокзалом. Им нужно, в конечном счете, Российское государство для того, чтобы Донецк был Россией, а не для того, чтобы весь Донецк переехать куда-нибудь в Ростовскую область или в Ханты-Мансийск, который им не сдался совершенно.

Эти два вопроса, что есть какая-то Россия, которая кого-то кормит, я могу сказать, кого Россия кормит. И это будут отнюдь не русские даже, если говорить о территории Российской Федерации. За счет русских она кормится.

Давайте исходить из того, что если Россия хочет быть Россией, у нее есть определенные обязательства перед теми, кто должен быть ее гражданами. И не является ее гражданами по чисто случайным причинам.

А в отношении всех остальных, пожалуйста, мы установим критерии всевозможные, проверки, контроли качества, квоты и так далее. У нас сейчас наоборот: квоты и проверки в отношении людей, которые ощущают, что они приехали на Родину, зато некоторым другим группам граждан открыты двери, потому что они, понятно, с какой целью сюда едут. Они едут с чисто коммерческой целью, никак с Россией не идентифицируют. И они от нее ничего не ждут. Они не считают, что у них есть какое-то право находиться в России, поэтому они честно все платят. В удвоенных и утроенных количествах для чиновников, что чиновникам чрезвычайно удобно. И получается то, что получается на сегодняшний момент, когда в метро, с одной стороны, гремят взрывы и, с другой стороны, непонятно часто, куда деваться от резиновых квартир и так далее. У меня во дворе вчера был скандал между женщиной и каким-то владельцем квартиры, видимо, мигрантом, где она его спрашивала, почему десятки человек у нас живут в доме. И при этом ухитряются грязнить и не убирать за собой.

Это нормальная совершенно, к сожалению, ситуация. С другой стороны, у нас есть огромное количество людей, .которым часто угрожает тюрьма и смерть на территории той же Украины, которые вынуждены уезжать, но, слава богу, сейчас выезжать можно через ДНР. Но если это окошко почему-то закроется, то мы будем сдаваться прямо в лапы СБУ. Но российского гражданства они получить не могут.

Иванов:

- Перейдем к следующей теме. Вступил приказ о вознаграждении информаторов, которые помогают раскрывать преступления и ловить нарушителей, которые пустились в бега. Причем, суммы там называются серьезные. Если речь идет о федеральном громком преступлении, то награду за поимку преступника объявил лично министр МВД, то это от 3 миллионов и выше. До 10 миллионов, говорят.

Как вы считаете, это поможет сделать общество безопаснее?

Холмогоров:

- Я не знаю, потому что я не знаю практики МВД. Подобного рода информация востребована полициями в любой стране мира. В некоторых ситуациях в США на Диком Западе в девятнадцатом веке было еще круче. Там были лицензии охотников за головами, где сначала ты убивал этого преступника, а потом предъявлял его тело. И тебе выплачивали вознаграждение.

Здесь речь идет об информации. Зачастую эта информация для правоохранительных органов нужна. Они не могут найти того или иного разыскиваемого. Иногда это тяжкие преступники, иногда это может быть очень полезно, потому что мы имеем дело с такой вещью, как этнопреступность. Очень часто диаспоры не выдают своего члена даже в случае серьезного преступления. Они просто стараются его спрятать и по-тихому вывезти. Поскольку там работают серьезные механизмы солидарности, то в этом случае его достать просто так никаким образом не удается.

Иванов:

- Физическая поимка преступника входит в перечень услуг общества полиции, за которое будут выдавать вознаграждение. Легализуется институт «охотников за головами». И у нас на связи Кирилл Кабанов, председатель национального антикоррупционного комитета.

Кабанов:

- Злоупотребления возможны. Но это не будет иметь массовый характер. Сама культура у нас не способствует (не слышно). У нас, во-первых, есть (не слышно). Большинство обращается в общественные организации, когда им говорят, что надо обращаться в правоохранительные органы, они говорят, что лучше вы (не слышно)

Иванов:

- Злоупотребление – прозвучало слово.

Холмогоров:

- В принципе, такое возможно. Но представляя занудность нашего бюрократического аппарата, станет понятно, что это будет достаточно трудоемкая процедура. Потому что выцарапать это вознаграждение будет достаточно сложно.

Появилось слово «донос». Это сообщение, насколько я понимаю, о действительном или мнимом преступлении. Например, информация о разыскиваемом уже подозреваемом или скрывшемся от правосудия осужденном преступнике никак доносом являться не может, особенно если речь идет не о каких-то сомнительных идеологических статьях, типа 282 или какая-то еще, а о бандитах, убийцах, насильниках и так далее. У нас очень неправильно сложившаяся ситуация, объясняющая нашими реалиями двадцатого века, что у нас сотрудничество с правоохранительными органами зачастую подается как что-то аморальное, неприемлемое и так далее. Мне кажется, что с этой установкой на сегодняшний момент нужно бороться.

Вопрос в другом. Я бы попереживал за то, что люди дают определенную информацию. И даже неважно, получают ли они вознаграждение или нет, а то, что им после этого эти преступники начинают угрожать местью, начинают угрожать криминальные группировки, в которой они состоят.

Иванов:

- Возможно, нам нужна программа защиты свидетелей. Мне кажется, весь этот перевод на коммерческие рельсы…

Сейчас свое мнение по этому поводу выскажет Евгений Черноусов, полковник милиции в отставке, член экспертного совета управления МВД по Москве. Здравствуйте, Евгений Арсентьевич.

Черноусов:

- Добрый день. Эта мера своевременная. Совершается преступление, которое трудно раскрыть не из-за того, что плохо работают сотрудники, работающие по контрактам на конфиденциальной основе, и получают информацию, а просто сейчас такая ситуация, что есть пласт людей, те же мигранты, где информацию получить невозможно. Потому что они здесь, потом они уезжают. И есть, кто нелегально у нас. Такого не было никогда в СССР. Всегда получали информацию.

Нужно надеяться на то, что добросовестные люди, которым неравнодушна борьба с преступностью, которые понимают, что нужно оказывать содействие правоохранительным органам, на них вся надежда. Они могут сказать, что поселились в квартире подозрительные, таскали какие-то сумки и еще, еще…

Иванов:

- Вам не кажется, что добросовестные люди должны помогать бесплатно?

Черноусов:

- Это неправильно. И то, что сейчас такой приказ, это правильно сделали. Но обратите внимание: я не согласен категорически с теми, кто говорят, что начнутся коррупционные схемы. Прежде чем об этом говорить, надо поработать в органах внутренних дел. Я смотрю, многие экспертами представляются, которые ни дня не работали в МВД. Обратите внимание. Это приказ МВД. Это не федеральный закон, как закон об ОРД, где там расписана работа с людьми, которые добровольно согласились и получают за это деньги. Надо отличать.

Эта категория – обычные граждане. Как избежать коррупции? Вот и сделали специально, что деньги будут выделять до 500 начальник МВД республик, краев, областей, выше – заместитель министра МВД России – до трех миллионов. А выше трех миллионов сам министр МВД, в данном случае это Колокольцев. Это и есть тот барьер, через который побояться пройти сотрудники. И у них и мысли не будет заниматься коррупцией, когда подписывает это такой руководитель. Это все генералы будут подписывать.

Здесь же в приказе указано, что на добровольных началах они оказывают содействие и приказ, который вступил в действие, он поможет сотрудникам раскрывать преступления там, где у нас проблемы.

Иванов:

- Спасибо! Егор Станиславович, нет ли у вас мнения, что мы имеем дело с аутсорсингом? Полиция передает часть своих функций обществу.

Холмогоров:

- Я не так давно читал одну хорошую западную статью социологическую, которая была посвящена тому, что мы очень серьезно ошибаемся, когда по умолчанию считаем преступление делом преступника. Есть небольшое количество преступлений, когда преступление является только результатом действий преступника. Например, двое молодых людей повздорили из-за девушки, один зарезал другого. Если девушка их не подначивала, то да, тут никто, кроме самого преступника, не виноват.

Но огромное количество преступлений, таких, как наркоторговля, наркобизнес, перевозка тех же нелегальных мигрантов через границу – это все преступления, в которое вовлечено огромное количество людей, которое объективно себя преступниками не ощущают. Начиная от крестьян, которые этот кокаин или мак выращивают. Всевозможные пограничники, таможенники, которые берут на лапу и которые считают, что ничего такого особенного.

Иванов:

- Незнание закона не освобождает от ответственности. А уж, тем более, само ощущение.

Холмогоров:

- Но, тем не менее. Когда борются с той же наркомафией, обычно накрывают боссов, могут накрыть часть сетей распространения. Но вот так вот досконально докапываться, кто конкретно все это пропустил через границы, если речь идет не о «крыше», а о рядовых открывших ворота из страны в страну, никто не копает. На самом деле, большая часть преступности – это результат криминогенной среды, которая относится к преступлению, как к чему-то нормальному. Не видят тут проблемы никакой. Либо потому что это между своими, либо потому что это за деньги.

В этих условиях появление такого фактора, как то, что на самом деле, ты совершаешь такое содействие преступлению, например, могут на тебя за это сообщить, либо у тебя самого появляется выбор, что ты можешь среагировать на одно и то же предложение с выгодой определенной для себя, либо содействовав преступлению, либо сдав преступников. Эта ситуация сделает такие преступления, которые требуют содействия довольно большого количества людей более сложными, затратными. И на какую-то, может, незначительную величину, а каждая незначительная величина в деле падения преступности – это чья-то спасенная жизнь. У нас все последние годы по стране статистика насильственных преступлений, убийств, слава богу, сокращается. И здесь работает эффект мультипликатора, что чем меньше преступлений, тем меньше завалены следственные органы, оперативники и так далее, тем больше у них времени заниматься каждым преступлением.

Иванов:

- Мы заканчиваем. Спасибо вам за мнение.

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ