2018-11-02T00:10:29+03:00
73

Америка разрывает давние международные договоры. Не пора ли вернуть Аляску?

Америка разрывает давние международные договоры. Не пора ли вернуть Аляску?Америка разрывает давние международные договоры. Не пора ли вернуть Аляску?

В эфире Радио "Комсомольская правда" обсуждаем с известным публицистом договор о РСМД, об учениях НАТО в северных широтах и обращение Совета безопасности к России по поводу выборов в Донбассе

Америка разрывает давние международные договоры. Не пора ли вернуть Аляску?

00:00
00:00

Емельянов:

- С студии радио "Комсомольская правда" лидер общественного движения «Патриоты Великого Отечества» Николай Стариков и я, Игорь Емельянов. Америка разрывает договоры, заключенные прежними администрациями Белого дома с Россией, а некогда – с СССР. Это Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, который еще Горбачев с Рейганом подписали в Вашингтоне в 1987 году. Он вступил в силу 1 июня 1988 года. Мы успешно уничтожили более 1800 своих ракет. Американцы – более 800 своих ракет, там были «Першинги»» и «Першинги-2». Вы написали об этом статью, в которой провели интересные параллели. В ней предложен совершенно неожиданный выход из этой ситуации. Учитывая, что Америка идет явно на обострение данной ситуации. Приезжал Болтон, спецпредставитель, который подтвердил позицию Америки, что да, с этим договором не все ладно. Так что с договором?

Стариков:

- С договором не все ладно. Мне кажется, умение политика и государства должно быть в том, чтобы использовать движение наших партнеров, как говорили раньше, сейчас их больше противниками начинают называть. Что называется, поймать их на противоходе. Сегодняшняя американская политика заключается в последовательном разрушении всех договорных обязательств, которые существуют. Строили, строили и, наконец, построили вот этот светлый глобалистский мир. И начинают разрушать его сами же.

Емельянов:

- Но ракеты же уничтожены?

Стариков:

- Ракеты уничтожены. По договору, который подписал Горбачев, мы уничтожили 1848 пусковых установок ракет. Это значит, взяли и распилили в буквальном смысле слова.

Емельянов:

- И подрывы были еще.

Стариков:

- Соединенные Штаты уничтожили 848, то есть в два с половиной раза меньше. При этом часть этих установок была просто не произведена или была на определенной стадии готовности, и они их разобрали, боеголовки сложили. И здесь, как говорится, обманули. Прошло время, они вышли из одного, второго, третьего…

Емельянов:

- Инспекции же регулярно, с 2001 года, катаются, смотрят, все ли на месте.

Стариков:

- Видимо, пришло время разрушения фундаментальных основ современной безопасности. Главный вывод из этого всего какой? Сверхдержава за свои слова, в принципе, не отвечает. Подписал Рейган. Пришел новый президент, пусть он пришел через несколько десятилетий, но сказал: знаете, я считаю, этот договор устарел. Давайте вспомним, какую риторику они используют. Они сказали, что договор был подписан в другой реальности. Договор устарел. Любой договор, который ни возьми, он тоже устарел. Например, договор о предоставлении независимости Североамериканским Штатам со стороны Великобритании. Устарел же, правда? И чернилами уже сейчас никто не пишет, и принтеры лазерные. Даже уже с этой точки зрения он устарел. Второе, что они нам стали говорить: выход из РСМД – это не против вас, это против Китая.

Емельянов:

- Потому что у китайцев подавляющее число ракет средней дальности.

Стариков:

- Выслушали внимательно эти аргументы американцев и забыли о них. Третье, что они говорят: а давайте, может быть, новый договор сделаем, только еще Китай туда подключим. Здесь хочется сказать: если вы выходите из какого-то договора или хотите кого-то к нему подключить, то как раз выходить из него не обязательно. Есть двусторонний договор, подключайте Китай, пожалуйста, пусть договор станет трехсторонним, десятисторонним, двадцатисторонним. Нет, давайте сначала разрушим. Понятно, что никакого трехстороннего не получится, по многим причинам. И главный их аргумент: а вы сами виноваты. Это и Болтон говорил, и Трамп говорил. Теперь глава НАТО сказал, что, оказывается, есть у России ракеты, которые это нарушают. Но ничего конкретного. Просто общие фразы. Ну что ж, мы же тоже сверхдержава. Никаких сомнений у нас в этом нет.

В 1867 году Российская империя подписала договор цессии с тогдашним государством, которое по-русски называлось тогда Североамериканские Соединенные Штаты, то есть сложно выговариваемая аббревиатура – САСШ.

Емельянов:

- Цессия – это уступка.

Стариков:

- Мы с этим САСШ подписали этот договор, по нему получили 7,2 млн. долларов. Сразу хочу сказать – получили. Потому что есть красивая легенда, что золото плыло на большом красивом британском корабле и вместе с ним пошло на дно. Нет, деньги получили.

Емельянов:

- Тогда это были приличные деньги. Хотя сейчас говорят, что фигня полная.

Стариков:

- Подождите, сейчас о деньгах отдельно поговорим. И вот мы заявляем, что договор устарел. Он был подписан в совершенно другой реальности. Во-первых, подписывала его Российская империя. К нам это имеет меньшее отношение, чем администрация Рейгана к администрации Трампа. Мы вообще можем кивать: Российская империя – да. Но между нами еще и Советский Союз. Как говорится, «и те далече».

Дальше. Конечно же, это не против США. Мы на Аляске откроем большую красивую зону свободной торговли, куда привлечем в том числе и Китай. А также разместим там системы ПРО, которые будут защищать США и Канаду от возможного налета иранских ракет. Или инопланетян. Потому что вероятность второго все-таки больше, согласитесь. Я имею в виду, что инопланетяне вероятней нападут на США, если смотреть американские фильмы.

Дальше они обычно говорят: вы сами виноваты. Мы тоже говорим: знаете, вообще США сами виноваты, потому что они не выполнили все параметры этого договора. Говорим эту фразу, и пусть они попытаются нам доказать, что они выполнили все параметры договора. И всё. Самое главное, мы же с вами честные люди, последовательные сторонники частной собственности, прав человека. Поэтому освоением наших тогдашних заморских территорий занималась российско-американская компания. Мы считаем права наследников этой компании нарушенными. Поэтому мы этот договор разрываем, выходим из него. Но при этом, как люди порядочные, готовы вернуться Соединенным Штатам Америки 7,2 млн. долларов до копеечки. Все честно. И пусть они нам доказывают, что это невозможно.

Емельянов:

- Вам скажут: вы, конечно, предлагаете парадоксальную вещь. Кто-то скажет, что вы доводите дело до абсурда. До абсурда можно довести несоблюдение любого договора. Тот договор не касался впрямую неких вооружений, а касался территориальных вещей. Он касался финансово-территориальных взаимоотношений между двумя государствами.

Стариков:

- Вы сейчас взяли лопату и копнули вглубь договора. Я предлагаю этого не делать. Ведь главных смысл выхода США из договора РСМД, фактически из правил ВТО, когда они вводят всякие пошлины, в том, что США в любой момент могут выйти из любого договора, который им сейчас не нравится.

Емельянов:

- Но там по условиям договора это было возможно. Любая из сторон может из него выйти, предъявив соответствующие претензии к другой стороне, которая этот договор не выполняет.

Стариков:

- Пусть доказывают там, что это невозможно. Давайте всегда мячик передавать на ту сторону. Пусть они оправдываются. Мы говорим: мы выходим из этого договора. Мы считаем, что несчастные потомки владельцев российско-американской компании, их права грубо нарушались. Преступный режим Александра Второго коррумпированный подписал этот договор. Мы с коррупцией боремся, начинаем последовательно пересматривать все договоры. Но только в том порядке, в котором они заключались. Сначала договор об Аляске, а уже потом договор на покупку какого-нибудь лимузина какого-нибудь руководителя какого-нибудь нашего региона, который будет только через 151 год. Вот последовательно пересмотрим все договоры. Надо разговаривать с ними на их языке. И разговаривать абсолютно серьезно. Если они могут разорвать любой договор, вопрос: вы нам просто объясните, что это только вы можете. Вы можете все, а мы – ничего. Так, чтобы мы знали. Но мы-то к себе относимся с уважением, а не так, как вы к нам. Поэтому мы тоже считаем, вслед за вами, что мы тоже можем выйти из любого договора.

Кстати, я напомню, что было так называемое Беловежское соглашение о развале Советского Союза. Мне оно, например, очень не нравится. Уверен, что большинству радиослушателей – тоже. А давайте из него тоже выйдем. Его подписал Борис Николаевич Ельцин. Мы не помним, в каком состоянии он его подписывал. Может, он не совсем отдавал себе отчет, что он делал. Выходим?

Емельянов:

- Нам слушатели пишут, что «одна из сторон договора в одностороннем порядке из него выходит, надо вменять США многомиллиардный иск в качестве компенсации за утилизацию ракет». Может, действительно, иск вменять?

Стариков:

- Иск – это хорошая вещь. Один только вопрос возникает: а вы судиться где будете?

Емельянов:

- В Гааге.

Стариков:

- А я боюсь, что в высоком суде Лондона будете судиться. И итог будет такой же, как суд, где Россия по их правилам дала Украине в долг 3 млрд., и чего-то мы 3 млрд. никак не можем получить назад, по их правилам. Почему? Потому что их правила, они их и меняют. Они не хотят давать Украине лишних 3 млрд., чтобы она вернула свой долг нам. Поэтому они либо затягивают этот судебный процесс, мотая нас по всем своим судебным инстанциям, либо принимают решения не в нашу пользу. Как говорится, где судить? Международного суда не существует. Есть суд англосаксонский. Так что в нем мы никогда точно не выиграем. Это первое.

Второе. Когда мы говорим о выходе США из договора по РСМД, надо еще кое-что добавить к этому. Главный вопрос, с которого всегда должно начинаться обсуждение любых вопросов, связанных с ракетами, - подлетное время. Вот такое словосочетание. Если ракеты малой и средней дальности размещаются в Восточной ЕвропеПольша, Болгария, Прибалтика, - подлетное время будет 2 минуты до Москвы. Когда эти «Першинги-2» во времена Советского Союза стояли в Западной Европе, тогда подлетное время было 7-8 минут. Тоже не очень, но 2 минуты – это совсем никуда не годится и нас устраивать не может. Давайте представим на секундочку, что эти ребята поставят такие ракеты на Украине. При этом Украину они даже в НАТО не будут принимать. Они ведь строят там сейчас военные базы, будет такая маленькая симпатичная базка американская, и там они поставят ракеты, выйдя из этого договора, наземного базирования. И две минуты до Москвы.

Емельянов:

- Украина декларировала свой безъядерный статус на всем протяжении после советских лет.

Стариков:

- А он будет безъядерный. Они скажут нам: верьте нам на слово, что это просто стоят ракеты – противоракеты. А там программу в этой ракете можно поменять очень просто. С другой стороны, кому верить? Вы сегодня поверите украинскому парламенту, что он не пересмотрит украинскую конституцию? Я бы не стал за такое решение ни гроша давать. Потому что у них нейтральный статус тоже прописан в конституции. И что это значит? Мы же видим, как активно тащат Украину в НАТО. Что американцы там заправляют. Что на Донбассе, никакого секрета не скажу, западный спецназ приезжает тренироваться. Но частенько уезжает в гробах с Донбасса. Западные специалисты, иностранцы, их называют наемниками. Это не наемники, это офицеры западных государств, которые тренируют украинскую армию и нацбаты и которые приезжают пополнить свои навыки в боевой обстановке. Таких случаев в Донецке вам расскажут огромное количество. Не буду перечислять, из каких государств те, кто туда приехал стрелять в донбассцев и обратно уже не уедет, упокой их души, но это массовое явление.

Поэтому нужно с американцами разговаривать очень жестко. Вы выходите из этого договора? А мы еще из какого-нибудь выйдем. Выйдем из договора по развалу Советского Союза. И что? Почему мы не можем из него выйти?

Емельянов:

- Может, дело не столько в нас, сколько в Китае, подавляющее большинство ракет которого – это ракеты средней дальности? Может быть, дело в Индии, в Пакистане, в Иране, в Северной Корее в том числе? У них-то ракеты исключительно средней дальности.

Стариков:

- Так мы тоже выходим из договора по развалу Советского Союза исключительно из-за Китая. Мы же беспокоимся. У нас Китай растущий, нам нужна большая территория, много людей, чтобы как-то чувствовать себя спокойно. Поэтому это не против Америки. Это за Америку, наоборот. И вообще, мы как-то свято соблюдаем договоры, при этом делаем только мы.

Краснодарский край, Алексей:

- Когда выйдет ваша новая книга?

Стариков:

- Книга вышла в августе. Другой я пока не пишу.

Возвращаемся к ракетам. Хорошо пишет один товарищ: «От болгарского Габрово до Москвы ракета летит 2 минуты. Но до Габрово или Тырново ракета из России летит столько же». Совершенно верно. Но дело в том, что у нас ведь нет желания запустить ракеты до Тырново или Габрово. Даже до Мюнхена и Парижа нам совершенно не нужно запускать ракеты, потому что мы не хотим. Пусть будет Мюнхен, пусть будет Париж. Мы-то не против, чтобы они существовали как независимые центры силы. Нам совсем не обязательно, чтобы знамя с серпом и молотом развевалось над Эйфелевой башней. У нас таких планов никогда не было. Это все чушь собачья. А они этого хотят.

Александр, Пермь:

- Вы хорошо рассуждаете, с юмором, можно сказать. Но ведь болтологией занимаемся. Вы поговорили в студии, а смысл в этом какой?

Стариков:

- Если вы считаете, что главное место принятия решений по вопросам российской безопасности – студия радио "Комсомольская правда", вы нам очень льстите. Наша задача сегодня – донести до вас определенную информацию. Но решения по безопасности России принимаются в другом месте. И это правильно. Мы формируем определенное общественное мнение, делимся с вами не только новостями, но еще и мыслями, как эти новости можно использовать на пользу нашего государства. Мне представляется, что пора отойти от ситуации постоянного оправдания. Мы все время оправдываемся и уговариваем. Сейчас американцы заявили: мы не хотим соблюдать этот договор. Они еще официально не заявили. Знаете, почему? Потому что там описана процедура выхода из него. Как только официальное заявление, через полгода он перестает действовать. Поэтому они ведут себя, как девушка, которой вроде и в кино хочется сходить, но кавалер ей не очень симпатичен. Это же международная политика. Так нельзя себя вести.

Александр, Краснодар:

- Добрый вечер, господин товарищ Стариков. От вашей пропаганды, что во всем виновата Америка, уже, честно говоря, уши вянут. А теперь вопрос. 1983-1985 год, я служил в Чехословакии, где размещали наши ракеты средней дальности в ответ на «Першинг-2». Пожалуйста, размещайте сейчас в Белоруссии, Лукашенко сохранил все позиционные районы. В чем проблема?

Стариков:

- Объясняю, уважаемый товарищ господин Александр из Краснодара. Подлетное время. Сколько ракеты будут лететь до наших центров. Вот это для нас вопрос ключевой. Еще раз подчеркну, тот факт, что наши ракеты будут лететь до места базирования их ракет и до европейских столиц тоже недолго, нас с вами радовать не может. Мы не собираемся их уничтожать. Центр агрессии находится не в Париже, не в Мюнхене, не в Берлине. Он находится в Вашингтоне. А туда ракеты средней и малой дальности не долетают. Туда долетают баллистические ракеты. Так вот, разница в опасности ракет средней и малой дальности и баллистических в том, что баллистическая летит по большой траектории. Поэтому средства ПРО имеют время и возможности ее сбить. А за две минуты сбить ракету, которая летит молниеносно, очень сложно. В этом и есть проблема. Мы, конечно, будем вынуждены задействовать Калининград, Белоруссию, наши западные регионы. Но нам-то от этого легче не становится. Американцы находятся вне зоны действия этой самой сети.

Юрий, Москва:

- К сожалению, американцы сильнее нас. И они могут себе это позволить. Они это продемонстрировали в Сирии, когда два раза они обстреляли их города со своих кораблей. И мы ничего не сделали, промолчали. А почему они себе так это позволяют?

Стариков:

- Ваш вопрос надо сформулировать так: почему Россия не нанесла удар по США после того, как Соединенные Штаты нанесли удар по Сирии? Даже постановка вопроса странная.

Радиослушатель пишет: «Наши ракеты на Кубе – что думаете?» Я думаю, что это называется Карибский кризис. Это мы уже проходили.

Александр, Королев:

- «Пятая колонна», которая активно принимала участие в развале нашего оборонного комплекса, понесет когда-нибудь ответственность? Или она дождется ухода Путина и вновь развалит наш оборонный комплекс, но уже теперь так, чтобы его просто невозможно было восстановить?

Стариков:

- Я думаю, что пересмотр договора о развале Советского Союза, как и выход из договора по цессии – уступке Аляски – развяжет нам руки и для решения многих других задач, в том числе для расстановки в информационном поле акцентов. До тех пор, пока у нас есть Ельцин-центр, когда умирает американский сенатор Маккейн, который был ярым русофобом и противником нашей страны, и в Ельцин-центре немедленно открывается экспозиция, рассказывающая о нем, как говорится, нет слов. Нужно понимать, что информационная сфера очень важно. Ракеты важны, заводы важны, армия важна. Но информационная сфера тоже очень важна. Потому что у Советского Союза были заводы, были ракеты, были конструкторы. Но когда не стало этой информационной сферы, когда люди не понимали, за что, когда нам наобещали не только две «Волги» на один ваучер, как это делал Чубайс, а нарисовали красивую картинку потребительского общества, и куда все это делось? И все это потом стало металлолом бессмысленным. Армия потеряла боеспособность и восстанавливала ее кровью на Кавказе. Так что давайте понимать, что информационная сфера – это такая же важнейшая составляющая безопасности государства.

Емельянов:

- Пока Америка заявляет о том, что предполагается выход из договора РСМД, посланник Трампа сообщает о том же самом, прилетая в Москву, НАТО проводит самые масштабные за последнее время учения в северных широтах. При этом сообщения о том, что солдаты Англии, Голландии, других европейских стран не слишком готовы воевать во льдах и снегах, они множатся. Не вполне готово НАТО к подобным действиям там, где у России сейчас восстанавливаются и военные базы, и там, где активно работает наш Северный флот, другие подразделения и части. Чем отвечаем мы на учения НАТО? Готово ли НАТО соперничать с Россией за присутствие в Арктике?

Стариков:

- Смотрите, как наша первая тема связана со второй темой. «У нас страна большая. Мы можем развернуть ракеты и на Камчатке, где никаких европейских ПРО даже рядом не стоит». Действительно, давайте представим мысленно нашу необъятную Родину и поймем, что мы немножечко граничим с Аляской, то есть с территорией США.

Емельянов:

- Через Берингов пролив. Рукой подать.

Стариков:

- Если в этой части нашего государства разметить определенные ракетные комплексы, то, к сожалению, всю территорию США мы сможем накрыть только с помощью баллистических ракет. В чем иезуитство выхода американцев из договора по РСМД? Что наша территория накрывается, наши основные центры накрываются, Европа становится, как в 70-е годы, заложником этой ситуации, а сами США отсиживаются в стороне. При этом они получают для себя свободу рук в действиях против Китая. Могут разместить эти же ракеты на своих базах на территории Южной Кореи и Японии. И тогда уже Южная Корея и Япония еще раз становятся заложниками американской политики. Какая красивая иезуитская игра. Всех со всеми стравить, все друг на друга нацелили ракеты. А они сидят такие все белые в сторонке.

Емельянов:

- США все-таки будут участвовать в учениях из 31 страны НАТО, около 50 тысяч участников из стран-партнеров. Учения начались в конце октября и пройдут по большей части в Северной Норвегии, в близлежащих водах и в воздушном пространстве. А часть учений будут проводить в Исландии и воздушном пространстве Швеции и Финляндии. Это впрямую касается наших северных рубежей.

Стариков:

- Они говорят, что это просто учения, это не против России. Просто давайте карту откроем: а против кого? Вы, может быть, с сирийскими террористами тренируетесь в Норвегии? С кем? Против Китая? Мягко говоря, климат не тот, театр военных действий совершенно другой. Все же понятно. Когда американцы тренируют южных корейцев воевать с корейцами северными, они проводят учения в Корее. Когда они берут почти всех, как говорится, каждой натовской твари по паре, включая самых маленьких, привозят их в Норвегию и отрабатывают сценарий освобождения некой территории, которая захвачена людьми в черном. Они там не в зеленую форму одели тех, с кем они борются, а в черную, прямо голливудские фильмы у них в голове. Это против кого? Конечно, против нас. Тут и говорить не о чем.

Это определенный сигнал, это не совпадение, это не ответ на последние учения, которые были у России. Это элементы давления. Это давление проявляется в экономической сфере, в политической сфере, в спортивной сфере, в сфере цен на нефть. Везде давят, давят, давят. Даже в Сирии. прошла встреча лидеров четырех государств – Россия, Турция, Франция, Германия – в Стамбуле. Смысл этой встречи – начать восстановление Сирии. Потому что война подходит к логическому концу, надо восстанавливать. Американцы заинтересованы в том, чтобы не только война не закончилась, но чтобы и восстановления не было. По принципу: вы нас не послушали, кровавый сирийский режим не свергли, ну и живите в руинах. Вот посыл хотели сделать. Давление идет со всех сторон.

Николай, Волгоград:

- Откуда вы всю эту информацию знаете? Вы что, сидите вместе на переговорах в НАТО или еще где?

Емельянов:

- Вы какую информацию имеете в виду?

Николай:

- Что нападать собираются и прочее.

Стариков:

- А я думал, вы спрашиваете, откуда я беру такую информацию, что мы граничим через Берингов пролив с Аляской. Вы знаете, когда встречаются государственные деятели, то думать о том, что они встречаются для того, чтобы спасти гренландских тюленей или каких-нибудь тигров, это крайняя степень наивности. Тигры и тюлени – может, о них и поговорят немножко, но так, в завершение встречи. Политика – это концентрированная экономика. Поэтому, когда встречаются лидеры четырех государств, они общую повестку дня общими словами говорят. Если после этого не звучат победные фанфары и не говорят, что они договорились и решили все проблемы человечества на сто лет вперед, это значит, что ни о чем не договорились. После встречи четырех лидеров мы не услышали, с одной стороны, фанфар, а с другой стороны, мы услышали неожиданное заявление Ангелы Меркель, которая сказала почти в ельцинском стиле: я устала, я ухожу. Причем ухожу только с поста председателя партии, а канцлером пока побуду. А самое интересное, за что Ангелу Меркель критиковали? Вот не поверите. Есть знаменитая фотография с этой встречи. Ангелу Меркель критикуют за то, что стоят лидеры четырех государств, и она за руки держит с одной стороны Путина, а с другой стороны – Эрдогана.

Емельянов:

- Это недопустимо.

Стариков:

- Конечно, недопустимо. Из этого мы делаем вывод: если докопались до этого, значит, ругать-то больше было нечего. Это значит, что каких-то прорывных договоренностей по восстановлению Сирии пока, к сожалению, не достигнуто. Однако есть и положительные новости. Россия заявила о том, что она оставляет за собой право помочь Сирии, помочь некоторым боевикам все-таки выйти из зоны деэскалации, если он не хотят оттуда выходить. Турция, в принципе, на эту достаточно жесткую нашу риторику отреагировала мягко, заявив, что у нее тоже есть интерес кое-кого куда-то подвинуть. У турок, понятно, там интерес – борьба с курдами.

Владимир, Московская область:

- Николай Викторович, дальше наших объяснений ничего никуда не идет. Приведу конкретный пример. Год назад было принято постановление правительства о контроле за газовым оборудованием… Колоссальнейший ущерб наносят людям. Я отправил предложение на имя Кириенко… И все, даже близко не доход. В чем смысл, если дальше ничего не решается?

Стариков:

- Вопросов очень много. Все зависит от того, как относятся к своим обязанностям определенные чиновники. Когда вы пишете руководителям государства, они получают десятки тысяч писем, потом они их перераспределяют. Точнее, их аппарат. А дальше они попадают к конкретному чиновнику, у него есть вариант: либо внимательно отнестись к этому, проработать, помочь, либо сделать отписку. К сожалению, эта бюрократичность никогда не была изжита ни в одной стране ни при одном строе. У нас и при социализме были бюрократы, при капитализме их хватает. Если вы приедете в Германию, немцы начнут смеяться, если вы скажете, что самый большой бюрократизм в России. Они скажут, что это в Германии. Наша с вами задача – сейчас, в рамках программы доносить информацию, а в рамках обращения в государственные органы от организаций, от частных лиц, от политических партий – быть более настойчивыми.

Емельянов:

- Учения НАТО проходят у наших границ и они впрямую связаны с повышением нашей активности на Северном морском пути, который мы полностью контролируем, где размещаются наши базы, которые оснащены по последнему слову техники. Там же высокая активность нашего Северного флота. И это не нравится странам НАТО.

Юрий:

- Из всех утюгов, которые нас окружают, по всем каналам телевидения постоянно идет вот такая пропаганда, что американцы такие-сякие. Но мы должны действовать. Не так как Небензя что-то промямлит там – и все, на этом заканчивается. Надо стучать кулаком по столу, надо принимать какие-то меры. Мы только разговариваем, и этим все заканчивается.

Стариков:

- Давайте разберемся. Вы говорите: идет пропаганда из каждого утюга. Из этого доверчивый добрый слушатель, уважаемый гражданин Российской Федерации может сделать вывод, что на самом деле США не виноваты. Что мы их оболгали невинно. Так вот, давайте разберемся с первым вопросом. США действительно ведут политику по ухудшению ситуации с безопасностью в мире, последовательно разрушая те договоры, которые были заключены ими с Советским Союзом? Ответ очевидный – да. Значит, то, что мы говорим, уже не пропаганда. Потому что пропаганда подразумевает, что мы можем вольно трактовать факты. А у нас изложение фактов.

Второе. Что делать в этой ситуации? При принятии решений в этой сфере – это Совет Безопасности, это президент, наши уважаемые военные структуры – мы можем подсказывать какое-то видение. И давайте не преуменьшать влияние идей. Всегда сначала идея охватывает массы, а дальше эти ой-ой-ой чего могут сделать. Потому что идеи бывают как ведущие к чему-то великому, как было в нашей стране, и в нашей стране было, когда идеи вели к чему-то совсем не великому. Как, например, идеи 1991 года, когда те, кто совсем недавно служил государству, начали это государство растаскивать на части. Потому что такая идея оказалась в их голове.

Что нам делать? Нам надо усиливаться. Вы именно это, наверное, хотите сказать, когда говорите, что надо стучать кулаком по столу. Мне кажется, что совсем уж кулаком совсем по столу, наверное, стучать не надо. Потому что это та картинка, которую очень хотят крутить по Си-эн-эн с утра до вечера. Особенно если вы в этот кулак еще ботинок возьмете, так они просто аплодировать вам стоя будут. Показывать круглые сутки: вот, смотрите, они невменяемые, невоспитанные. И вообще все это уже было давно. После чего был Карибский кризис. Потому что Хрущев это делал. Так что давайте усиливаться, вести себя воспитанно, но жестко.

Вы сказали о возможном выходе из договора, а на следующий день по российским каналам начинаются программы: есть такая идея в российском обществе. Интересная, смелая – выход из договора по Аляске. Есть еще более смелые идеи. А почему бы нам не выйти из договора по разрушению Советского Союза? Положительного из этого мы ничего не видим. Поэтому вот выходим.

Владимир, Санкт-Петербург:

- Вы неоднократно пытались в качестве общественной идеи или законопроекта вносить в Госдуму или нашей общественности говорили о том, что отрицание роли победы в Великой Отечественной войне – это, по сути дела, должно быть у нас в стране уголовным преступлением. А с учетом новых так называемых членов НАТО – прибалтийских государств, Польши, Румынии и прочей мерзоты, - мне кажется, эта ваша идея становится совсем актуальной популярной. Этот уровень нашего либерального управленческого класса как воспринимает вашу идею?

Стариков:

- Эта идея была не моя. Мы просто поддерживали те идеи, которые уже были высказаны до нас. Здесь никаких лавров нам не нужно. Отношение к этому – вы знаете, в зависимости от политических пристрастий человека. Если человек либеральных воззрений, он почему-то против этого выступает. Начинает говорить, что законом нельзя запрещать исследования, высказывание своей точки зрения. Когда мы ему напоминаем, что вообще-то это международная практика, вы попробуйте в Израиле, Германии, Франции высказать свою точку зрения относительно Холокоста, его отрицать. И вы получите соответствующее наказание, которое описано в уголовных кодексах этих государств. Попробуйте в Армению прийти и высказать свою точку зрения по поводу геноцида армян, отличную от принятой в Армении. То же самое с вами будет. А если вы с этой своей отличной точкой зрения приедете в Турцию, с вами ничего не будет. Но если вы, наоборот, начнете в Турции говорить, что геноцид армян был, как-то эту тему активно популяризировать, то у вас начнутся серьезные неприятности с уголовным кодексом Турции.

Из этого вывод очень простой. Государства какие-то важные фундаментальные темы для себя, области защищают уголовным кодексом. Вот чтобы не было вот этой вакханалии мнений. Пример приведу. Вчера – День политических репрессий. Праздником это не назовешь, это памятная дата. Используется для политических спекуляций. Вчера все либеральные деятели как один вспоминали террориста Сенцова, осужденного российским судом. И вспоминали следующим образом. Был сложный период сталинских бла-бла-бла, сегодня – Сенцов.

Емельянов:

- Но были и те, кто просто принес свечи.

Стариков:

- Я все-таки был на программах, конечно, кто-то из простых людей пришел. А вот функционеры всевозможных «Мемориалов», вот их задача – склеить это в информационной сфере. Но и это не все. Один из российских каналов публикует такой твит. Я так понимаю, там жертвы ЕГЭ пришли работать. «За время советской власти было истреблено от миллиона до 60 миллионов, по разным данным». Чего так поскромничали? Можно было написать: от одного человека до полутора миллиардов, по разным данным. Это что такое? Это и есть то, что должно быть защищено законом. Чтобы не было возможности жонглировать человеческими судьбами как клоуны. Есть официальная цифра погибших в репрессии. Никто не отрицает, никто не просит их повторить, никто не говорит, что расстрелы невинных и осуждение невинных – это хорошо. Таких политических сил вообще нет в России. Поэтому есть справка Круглова, с 1919 по 1953 год к высшей мере наказания приговорено 648780 человек. Точка. Хотите искать новые данные – ищите. Сможете доказать – эту цифру изменим. А до тех пор любой, кто начинает говорить про 60 миллионов, 25 миллионов, полтора миллиарда, должен нести ответственность. Это с одной стороны.

А с другой стороны, точно так жонглируя цифрами, отрицают победу в Великой Отечественной войне. Поэтому здесь эта статья пока не работает. А очень хочется, чтобы был какой-нибудь показательный процесс, чтобы какого-нибудь совестливого исследователя сначала за ушко да солнышко, да тираж книги изъяли, где он лживые цифры приводит. Потому что уже начинают писать: 30, 40 миллионов. Будет сто миллионов погибших скоро. Потом тоже до полутора миллиардов погибших во время Великой Отечественной войны додумаются. Надо ставить этому абсолютно четкий законодательный барьер.

Емельянов:

- На Совете Безопасности ООН России рекомендовали воспрепятствовать проведению выборов на Донбассе, которые должны состояться 11 ноября. Причем Россию призвали, как сторону, которая может оказать влияние на проведение этих выборов.

Стариков:

- Но главное не это. Они не дали выступить представителям Донбасса.

Емельянов:

- Которых представляла российская сторона.

Стариков:

- Обсуждают выборы и запрещают выступать представителям Донбасса. Почему? Да потому что, когда выйдет представитель Донбасса и начнет рассказывать, что там творится, отрицать это будет невозможно. И очень сложно вымарывать из информационной сферы. Поэтому то, что им неудобно, пусть не рассказывают. И поэтому не пускают к микрофону. И поэтому твердят, что Россия должна выполнять минские договоренности, хотя она не является стороной конфликта и не обязана их выполнять. Она гарант выполнения Донецком и Киевом. Киев не выполняет свою часть. В Донецке должны пройти выборы, потому что киевские террористы убили Захарченко. И там нет руководителя государства. Государство, ведущее войну, не может быть обезглавлено. Выборы во время войны – это не очень хорошая затея со всех точек зрения. Но она необходимо, потому что злодейски был убит Александр Владимирович Захарченко.

Емельянов:

- Европейские страны уже заявили, что они не признают итоги таких выборов.

Стариков:

- Это было сразу понятно, что они их не признают. Главное, чтобы итоги этих выборов признал народ и правительство России.

Емельянов:

- Народ Донбасса в первую очередь, наверное.

Стариков:

- Народ Донбасса, безусловно, будет участвовать в выборах, поэтому он вряд ли их сможет не признать. Я имею в виду, что признания Российской Федерацией вполне себе достаточно.

Емельянов:

- Всего доброго.

73

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ