2018-11-29T12:12:19+03:00

Ради вашей безопасности. Страховщики рассказали, какие изменения ждут отрасль в ближайшие годы и какие меры предпринимают для безопасности дорожного движения

Рассказываем, что изменится в автостраховании в ближайшие годы и какие меры предпринимаются для безопасности дорожного движенияРассказываем, что изменится в автостраховании в ближайшие годы и какие меры предпринимаются для безопасности дорожного движения

Президент РСА Игорь Юргенс – об индивидуализации тарифа ОСАГО, страховании водителей такси и новом мобильном приложении, которое облегчит жизнь водителям

Ради вашей безопасности. Страховщики рассказали, какие изменения ждут отрасль в ближайшие годы и какие меры предпринимают для безопасности дорожного движения

00:00
00:00

Челышев:

- Игорь Юрьевич, за последние 10 лет число погибших на российских дорогах сократилось с 36 тыс. до 19 тыс. человек. Я знаю, что Российский союз автостраховщиков работает над проблемой безопасности дорожного движения примерно эти же 10 лет. Какие проектные решения предлагало страховое сообщество и сколько денег тратило на воплощение этих проектов?

Россия в движении. 27.11.2018.Ради вашей безопасности. Страховщики рассказали, какие изменения ждут отрасль в ближайшие годы и какие меры предпринимают для безопасности дорожного движения В студии Игорь Юргенс, Президент Российского союза автостраховщиков. Ведущий: Антон Челышев.

Юргенс:

- Как только в 2003 году страхование автогражданской ответственности стало обязательным и начался процесс тотальной ополисизации наших автолюбителей, был создан фонд, который начал помогать людям разбираться в правилах дорожного движения и вообще поведения на дороге. Объем средств – 5 млрд. рублей. Самые последние программы – наиболее впечатляющие. Владимир Путин в апреле 2016-го года поручил создать автогородки, лаборатории безопасности, где детей обучали бы правильному поведению на дорогах. В 35 регионах они уже открыты. Было и много других программ – «Культура на дорогах», «Культура обгона», «Пристегни себя». Я уверен, Наталья в предыдущих выпусках рассказывала о многообразии форм, которые принимала эта работа.

К примеру, ролик об обгоне выиграл европейские конкурсы. Ролик и правда сделан здорово: зрителю в лоб летит другой автомобиль, и голосом известного спортивного комментатора вам говорят о том, почему так делать нельзя. Это влияет на психологию.

Результат, о котором вы сказали, достигнут постоянной, неустанной работой по донесению до людей (в первую очередь до детей) всеми медийными средствами информации о безопасном поведении на дороге. Это, конечно, не только наша заслуга, а в первую очередь заслуга людей в погонах, которые в любую погоду управляют этими процессами. Но мы тоже внесли свой вклад, оцениваемый за последние годы, повторюсь, в 5 млрд. рублей.

Президент РСА Игорь Юргенс (на фото справа) в гостях у Натаьи Агре и Антона Челышева на Радио «Комсомольская правда»

Президент РСА Игорь Юргенс (на фото справа) в гостях у Натаьи Агре и Антона Челышева на Радио «Комсомольская правда»

Агре:

- Сама система автострахования внесла большой вклад в культуру поведения участников дорожного движения. Много лет мы обсуждаем агрессивное вождение. Причем я говорю не только о законопроекте как таковом, сколько в принципе об агрессии на дорогах. Вспомните, что было раньше в случае небольших ДТП. У нас люди дрались, стреляли друг в друга. Фактически можно говорить о том, что это 10-летие борьбы за безопасность дорожного движения сняло это напряжение. И на сегодняшний день мы намного больше похожи на цивилизованных людей, которые в случае ДТП совершенно спокойно пожали друг другу руки, сделали то, что должны сделать, и разъехались. Так или иначе, за 10-летие было сделано очень многое. Теперь несколько слов о будущем. Игорь Юрьевич, вы представили проект «Стратегии развития страховой отрасли РФ» до 21-го года. Что будет в меняться в страховании автогражданской ответственности?

Юргенс:

- Мы хотим сделать его совершенно другим. Мы хотим его индивидуализировать. Если сейчас мы концентрируемся на автомобиле как средстве повышенной опасности, то в будущем полис будет продаваться не на машину, а на водителя. Если он законопослушный – получит снижение стоимости полиса, стабильную цену, включая коэффициент бонус-малус, который будет падать, и так далее. Таких хороших – 80% . Это статистика РСА за последние 10 лет. 80% водителей в России водят грамотно, спокойно и без аварий. Оставшиеся 20% - различные категории. Там и молодежь, которая только что села за руль: тестостерон, более рискованное вождение, но, в принципе, исправляемое со временем – штрафные санкции работают. Для 5% людей драйв заключается в том, чтобы водить очень быстро, нарушая правила, резко. И где-то процента 2 – это неисправимые. Их, видимо, лучше лишать прав навсегда. Фамилии известны – Багдасарян и остальные, поэтому не буду повторяться. Безусловно, при введении индивидуального тарифа будет переходный период, но за два года мы должны систему изменить.

Агре:

- Если я – законопослушный водитель, насколько мой полис будет дешевле чем у таких, как та же Мара, вами упомянутая?

Юргенс:

- Это будет зависеть от того, на чем вы ездите, как часто вы ездите, в каком регионе вы зарегистрированы. И, конечно, от того, как вы водите. Стоимость вашей страховки составит, условно, 0,5 от некой базы. Человеку, который водит агрессивно, ОСАГО будет продаваться с коэффициентом 1,2-1,5. А для тех 2 процентов водителей, которые ездят, не соблюдая никаких правил, повышающий коэффициент будет достигать 5, и мы уже договорились об этом с руководством ГИБДД.

Агре:

- Кстати, очень интересный момент, который вы отметили, это зависимость тарифа от региона. Насколько я понимаю, вы вместе с ЦБ будете оценивать ситуацию с безопасностью движения в каждом субъекте Федерации. И она будет влиять на стоимость полиса. Насколько большой может быть эта разница в стоимости от региона к региону?

Юргенс:

- Вот передо мной таблица, в которой собраны данные об аварийности в регионах России, а также о том, сколько страховщик платит с учетом расходов на ведение дел. Красная зона – территории с запредельной аварийностью. К примеру, на каждый полис ОСАГО, проданный, скажем, в Карачаево-Черкесии, компания выплачивает в среднем 235% от его стоимости. Возможно, такие дороги, возможно, действуют и другие факторы. Но Минфин говорит: территория РФ – это единый финансовый рынок, и введение каких-то коэффициентов в зависимости от территории несправедливо. Однако наша практика и статистика показывают, что это не совсем так. Если в Москве, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях, в Оренбурге, Твери, Кемерове, Свердловске все водят нормально, спокойно, то на Юге, где бурлит кровь, показатели намного хуже… Возможно, мы сможем учесть эту разницу при переходе на индивидуализацию тарифа. То есть, если ты молодой, горячий южный парень, у тебя будет тариф выше, вне зависимости от того, на какой территории ты водишь. И вот здесь Минфин с нами соглашается: все должно зависеть не от региона, а от стиля вождения.

Агре:

- Кстати, учитывая поставленную Президентом задачу достичь к 2030 году нулевой смертности на дорогах, мы должны видеть среди заинтересантов и губернаторов. Особенно тех регионов, которые находятся в красной зоне. Ведь это означает, что там нужно уделять особое внимание информационной работе с участниками дорожного движения, работе с автошколами, с учебными заведениями и т.д. На мой взгляд, этот инструмент мог бы быть очень действенным

Юргенс:

- Привожу в пример Челябинск – на 2/3 снизилась аварийность, и полис начал стоить дешевле. Как они этого добились? Занялись как дорогами, так и так называемым автоюризмом – практикой использования нелегальных схем и махинаций, направленных на выбивание из страховых компаний завышенных сумм выплат. Это были целые организованные группы. Губернатор и УВД начали решать проблему – и в результате объем афер сократился на 2/3, город стал в этом смысле намного спокойнее. Вот вам и пример эффективной работы на региональном уровне. Я просто подтверждаю то, о чем вы говорите. Конечно, высокая аварийность – это не только результат работы автоюризма: это и состояние дорог, и качество учебных программ в школах и автошколах, и, конечно, работа силовых структур против фальшивых полисов, подстав на дорогах и всего остального.

Агре:

- Кстати, о фальшивых полисах… Как наличие мошеннического рынка влияет на доверие к страховщикам? Ведь мошенники накладывают очень большой отпечаток на добропорядочных страхователей.

Юргенс:

- Тут две вещи надо учитывать. Первое – собственные ошибки страховщиков, когда цена не соответствовала себестоимости, и они пытались уйти из разных регионов. Эта ситуация сейчас выправляется. Второе: государство и мы настояли на ремонте как предпочтительной форме возмещения ущерба. И сразу стало понятно: как только из схемы вынимается нал, отпадает и мошенническая составляющая. Кроме того, произошли серьезные изменения на рынке в целом: в компанию-монополист, который занимал 40% рынка автострахования, пришли новые руководители и сократили присутствие на рынке до 9%. В эту нишу ринулось еще 7-10 крупных игроков и все остальные, кто занимается ОСАГО (это около 60 компаний). И конкуренция довела дело до того, что без всяких законодательных мер за последний год цена упала на 5%. Игроки начали конкурировать даже за неприбыльное ОСАГО, потому что это дает вход на рынок, это дает возможность продавать КАСКО, это дает возможность работать с населением по другим видам страховых услуг.

Агре:

- Вы недавно в рамках представленной стратегии заявили, что через 10 лет на маржинальность автострахования рассчитывать будет нельзя. Почему?

Юргенс:

- Ни в одной стране мира ОСАГО не является продуктом, на котором зарабатывают, везде это социальный продукт. Раз он обязателен, значит он обязателен для всех – и для богатых, и для бедных. И любое правительство учитывает, что для бедных цена кусается. Соответственно, цены как-то сдерживаются, есть верхние и нижние потолки и т.д. Поэтому ОСАГО – это только ключ ко входу на рынок, к сердцу потребителя. И если это хороший ключ, если вы правильно продаете ОСАГО, если в целом на рынке ОСАГО ситуация правильная, то дальше вы зарабатываете на КАСКО, на страховании жизни, на страховании недвижимости и на всем остальном. ОСАГО – это массовый вид страхования (в нашем случае это 41-42 млн. полисов), на нем не заработаешь, а на остальных видах – да. Но без ОСАГО вы не сможете приблизиться к массовому покупателю.

Челышев:

- Возвращаясь к грядущей реформе и индивидуализации полисов. Сейчас в полис ОСАГО можно вписать кого-то еще. Как изменится эта опция, когда полисы станут индивидуальными?

Юргенс:

- Чтобы ответить на этот вопрос, страховому рынку нужно проработать решение вместе с законодателем, с Центральным банком как регулятором и с ДПС. Как было раньше: вы были вписаны в несколько автомобилей, кто-то попадал в аварию (неизвестно, вы или нет), - и ваш КБМ портился. В настоящий момент 50% населения ездит с хорошим КБМ, то есть платит, условно говоря, половину стоимости полиса. Основной вид жалоб в ЦБ и в другие органы: у меня неправильный КБМ, я не совершал аварии, а мне опять 1 ставят.

Челышев:

- В какой форме в страховое дело и в систему ОСАГО в частности приходит цифровизация?

Юргенс:

- Самое приятное – половина полисов ОСАГО продается онлайн. То есть 25 млн. полисов на сегодняшний день проданы в электронном виде, человеку не пришлось за ними ходить. Поначалу были трудности, но теперь это, безусловно, предпочтительная форма покупки. То есть на 50% мы в этом виде, можно сказать, цифровизованы.

Дальше – телематика. Многие компании, для того чтобы снизить цену и ОСАГО, и КАСКО, предлагают вам недорогой прибор, который показывает, как вы водите автомобиль, и заодно в случае аварии показывает, кто виноват. Эта технология будет развиваться и дешеветь. Следующий шаг – система ГЛОНАСС. Приборами ГЛОНАСС оборудованы уже 5 млн. новых машин (и импортных, и российской сборки). Как это работает: в случае ДТП вы нажимаете кнопку, и сообщение уходит в МЧС, в РСА и в итоге попадает в те компании, которые продали полисы участникам этой аварии. Но пока мы только в начале пути.

Новостью в этой области является то, что Центральный банк на свои средства создал и скоро начнет презентовать и передавать Российскому союзу автостраховщиков мобильное приложение, которое избавит водителей от необходимости заполнять какие либо бумаги при небольшой аварии (подпадающей под возможность оформления европротокола): вы просто снимаете попавшие в ДТП автомобили на смартфон, нажимаете кнопку и проверяете полисы друг друга. Информация уходит в РСА и в компании, которые продали полисы участникам ДТП. В перспективе через мобильное приложение вам будет приходить направление на ремонт в конкретную автомастерскую. По сути, эту систему можно назвать блокчейном нашего рынка.

Агре:

- А насколько это позволит минимизировать вовлечение мошенников в этот процесс?

Юргенс:

- У нас мошенники – люди очень творческие, конечно. Но на первом этапе доступ в эту систему будет только у РСА, Центрального банка, Минкомсвязи… Есть вероятность некоего мошенничества, когда это аналогичные мобильные приложения начнут продавать не только страховщики, но и участники рынка цифровых продуктов: Яндекс и многие другие компании. Однако мы и в этом случае рассчитываем все сложности устранить.

Чем хорош блокчейн. Вы понимаете всю историю сделки или кредитную историю, потому что она хранится в неком в облаке или в другом определенном месте, и вы можете проверить любой ее этап.

Агре:

- Получается, что и электронный полис можно будет купить через это же приложение?

Юргенс:

- Со временем через приложение можно будет делать все. Посмотрите в YouTube маленький американский ролик. Столкнулись два автомобиля. У одного водителя есть полный полис, а у другого нет. Над первым тут же зависает какое-то устройство, снимает его, приезжает эвакуатор, забирает его авто, ему дают подменное, он уезжает и не знает, что такое авария. Второй ждет страховщика, полицейского и т.д. Это два мира, два Шапиро, как говорится в анекдоте. Мы идем к тому миру, в котором будет не нужна дорожно-постовая служба (кроме тех случаев, когда есть жертвы), а расходы на покрытие убытков от аварий массового характера будут возмещаться прибылью от использования таких мобильных решений. Разработанное Центробанком приложение будет, как я уже сказал, отдано Российскому союза автостраховщиков, но я абсолютно уверен, что все компании, которые занимаются ОСАГО, разработают аналогичные приложения, чтобы сохранить своего клиента. И конкуренция приведет к тому, что человек будет покупать полис у той компании, которая создаст более удобное, умное и быстрое мобильное приложение.

Агре:

- Вы сегодня также говорили о новой системе, которая позволяет человеку, пострадавшему в ДТП, получить возмещение не деньгами, а непосредственно ремонтом. Насколько сейчас это распространено?

Юргенс:

- В ведущих компаниях, которые имеют огромную накопленную сеть своих автомастерских, до 60% возмещений – это ремонт. Более мелкие компании, у которых нет такой развитой сети мастерских, процент натуральных возмещений чуть поменьше. В среднем по стране в 15-20% страховых случаев людей направляют непосредственно на ремонт. Это сразу привело и к падению цены на полис, и к снижению средней стоимости урегулирования для страховщиков. В общем, жить становится легче и тем, и другим.

Агре:

- Если говорить об этих станциях обслуживания, мастерских, являются ли они также центрами по прохождению техосмотра?

Юргенс:

- Некоторые да, некоторые – нет. Сегодня РСА должен выдать таким СТО удостоверение о том, что они имеют право проводить такие работы, у них есть соответствующее оборудование и т.д. Кроме того, Союз имеет право с определенной периодичностью проверять, все ли там в порядке, не исчезла ли эта станция, не торгует ли кто-то от имени этой станции талонами просто так. Мы в тесном контакте с МВД.

Сейчас идет работа над новой редакцией закона о техосмотре. Там будут некоторые новшества, вплоть до фото-, аудио- и видеофиксация всего процесса. Я думаю, что сразу это сделать не получится, потому что это довольно дорого. Но в Белоруссии, с которой мы живем на пространстве Союзного государства, это сделано. Есть единый центр в Минске, который следит за каждым техосмотром, который фиксируется на видео: можно в режиме онлайн увидеть, какие операции проведены по осмотру машины. И только после этого выдается техталон.

Я бы, честно говоря, наладил более тесную работу с МВД (что, собственно, мы и делаем). Потому что основная проблема – это транспорт грузовой и пассажирский. За своим личным люди все-таки следят.

Челышев:

- Возвращаясь к вопросу об индивидуализации тарифов. Будут ли при переходе на эту систему учитываться не только случаи ДТП, но и все случаи нарушения водителем правил дорожного движения? К примеру, 10 раз пересек стоп-линию – и на 1/10 коэффициент у тебя повышается?

Юргенс:

- В ДПС говорят, что вместе с законодателями будут вырабатывать какие-то критерии. Пока их нет. Но мы видим, что руководство МВД и дорожно-патрульной службы заняли очень здравую позицию. Никто не хочет драконовских мер. Выезд на встречную, наезд на «зебру», разворот через сплошные, значительное превышение скорости – да, будут учитываться. А дальше… Слушайте, кто из нас не превышал скорость на 10 километров в час, случайно притопив? В этом нет никакой экзистенциальной угрозы для движения.

Челышев:

- То есть в первую очередь будут приниматься в расчет тяжелые нарушения.

Юргенс:

- Пока мы говорили об этом – 5-7 тяжких. Это повлечет за собой удорожание ОСАГО.

Агре:

- На мой взгляд, это великолепный механизм, который позволит повлиять на участников дорожного движения. С одной стороны, система штрафов, с другой, водитель по факту сам может влиять на стоимость ОСАГО. Хочешь дешевле – не нарушай!

Челышев:

- Вообще идеальная картина рисуется такая. У водителя есть приложение или специальное устройство, о котором вы говорили, и он знает, что в случае определенного количества нарушений его коэффициент вырастет автоматически. Мне кажется, это заставит многих задуматься.

Агре:

- Игорь Юрьевич, вернемся к вопросу техосмотра. Мы видим, что ненадлежащее состояние транспортных средств вносит свой вклад в количество ДТП. Естественно, это намного более опасно, когда речь идет о грузопассажирском транспорте. Какое вы относитесь к идее передать техосмотр грузопассажирки Госавтоинспекции. Да и легковых автомобилей тоже. Потому что к техосмотру нареканий остается все-таки очень много.

Юргенс:

- Во всех резонансных случаях с гибелью людей в ДТП, которые произошли из-за неисправности транспортного средства, фигурировал либо грузовой транспорт, либо пассажирский. В связи с этим я абсолютно согласен с тем, что техосмотр должен вернуться МВД. Да в некоторые автопарки инспектора РСА просто не пускают. А человека в погонах не пустить не могут! Я бы точно вернул техосмотр МВД, если, конечно, они согласны. Мы осуществляем лицензирование центров техосмотра, так как понимаем, какое оборудование нужно и т.д. Время от времени проверяем пассажирский транспорт. А вот грузовой и ведомственный… Очень много машин у того же Министерства внутренних дел – никто нас туда не пустит. Поэтому обязанности надо разделить. Напомню, что правительство в свое время передало техосмотр страховщикам в рамках борьбы с коррупцией, и страховщики навели некий порядок. Я прекрасно помню то время – ты платишь 100 долларов инспектору – и он тебе выписывает этот талон. Был большой черный рынок.

Агре:

- Это стало стоить дешевле.

Юргенс:

- Да. Люди меньше жаловались. Новые машины – вообще без проблем первые 3 года получают талон. Старые (а это больше 50% нашего парка) надо, безусловно, проверять…

Резюме: страховщики, которые реально заинтересованы в падении аварийности (потому что они платят деньги), а также люди в погонах, которые могут войти в закрытые двери и заставить всех работать по правилам, с моей точки зрения, могут составить хороший тандем. Я выступаю за это сотрудничество.

Агре:

- Все чаще в последнее время в серьезные ДТП с жертвами и пострадавшими попадают машины такси. Этот рынок, к сожалению, по-прежнему в руках агрегаторов. Агрегаторы по-прежнему не являются транспортными компаниями. Сегодня никто и никак не может контролировать техническое состояние автомобилей такси, а также влиять на то, чтобы водители такси соблюдали ПДД. Может ли страховое сообщество предложить какое-то системное решение этой проблемы?

Юргенс:

- Во-первых, нужен новый закон о такси, он сейчас разрабатывается. Есть еще закон о страховании ответственности перевозчика перед пассажиром. В настоящий момент в случае смертельного ДТП с автомобилем такси это максимум 500 тысяч рублей, хотя если эта жизнь потеряна на пассажирском транспорте, родственники погибшего получают более 2 миллионов. Но самое главное – это все-таки базовый закон о такси. У таксиста должны быть права российского образца со всеми вытекающими. Что происходит сейчас, я не буду рассказывать, все и так знают. В Киргизии набираются люди, им быстро выписываются права, они не владеют языком страны пребывания и не знают городов.

Поэтому водитель, который хочет работать в такси, должен получить соответствующее разрешение на работу, должен быть лицензирован, должен быть проверен на свое физическое состояние, иметь водительское удостоверение РФ, у него не должно быть частых грубых нарушений ПДД, непогашенных судимостей и т.д. Сейчас таких требований к водителям такси нет. Ты можешь приехать, условно, из Ашхабада и завтра начать работать таксистом. Это неправильно. Должен быть федеральный реестр водителей транспортных средств. Агрегаторы должны ввести, к примеру, фиксированную зарплату: люди не должны работать 24 часа в сутки, чтобы только вернуть деньги за полученное место. В обязанности агрегаторов также должны входить проверка наличия страховки – ОСАГО и ОСП (обязательное страхование пассажира) и тахографа: водитель должен отрабатывать максимально разрешенное по закону время и ни минутой больше.

Если все это будет прописано в базовом законе, порядок можно будет навести. В настоящий момент порядка нет. Некоторые таксопарки очень хорошие, к ним нет вопросов, все соблюдается, и аварийность там приближается к средней по стране, которая в настоящий момент около 6% от всего парка. Но в некоторых таксопарках к сожалению, аварийность может доходить до 26, 28 и даже до 40%. Поэтому и есть проблемы с продажей ОСАГО для такси.

Челышев:

- Получается, что с переходом на индивидуализацию и с учетом будущего закона о такси водители действительно будут нести бОльшую ответственность перед пассажирами и законом. А агрегаторы, получается, опять несколько в стороне остаются.

Юргенс:

- Через налогообложение, через вменение им проверки полисов, а может быть, и приобретения полисов для тех, кого они нанимают (и ОСАГО, и ОСП), я считаю, порядок навести можно. Но идеальная ситуация, наверное, так и останется недостижимой. Вы знаете, пол-Парижа недавно стояло по поводу Uber. Нормальные таксисты совершенно справедливо - хотя там таких проблем нет, как сейчас у нас - бастовали, и Uber получил целый ряд ограничений. Поэтому конкуренция (и агрегаторов между собой, и таксистов с агрегаторами) всегда будет заставлять рынок двигаться. Но безопасность – это другая история, тут можно и нужно принять единые для всех правила и навести порядок.

Агре:

- На сегодняшний день, если у водителя права иностранного образца, полис ОСАГО он приобретает по той же цене, что и российские водители?

Юргенс:

- Абсолютно. Я не могу привести их точных названий, но в рамках ЕврАзЭС, СНГ действуют некие положения, которые пока позволяют продавать эти полисы иностранцам так же, как и россиянам.

Агре:

- То есть фактически страховщика формально ничего не может заставить продать водителю-иностранцу полис дороже?

Юргенс:

- Системы такой нет, но ее надо создавать, и начинать нужно с сертификации тех людей, которые имеют право работать таксистами.

Агре:

- На этой неделе состоится первое заседание правительственной комиссии по безопасности дорожного движения в обновленном составе. Какие предложения вы планируете вынести и какие темы вам видятся наиболее актуальными?

Юргенс:

- Правительственная комиссия – это большой орган, где встречаются люди, заинтересованные в улучшении ситуации на дорогах. Ранее ее возглавлял Игорь Иванович Шувалов, тот состав проделал большую работу, я считаю. Вы начали разговор с цифр снижения аварийности и смертности, и эти цифры - результат решений той комиссии. Сейчас на должность председателя заступил вице-премьер Акимов. Это первое заседание под его председательством, посмотрим, у кого какие идеи есть. С моей точки зрения, было бы хорошо довести до конца нашу с вами работу по созданию лабораторий безопасности в каждом субъекте федерации, чтобы все школьники проходили некий “курс молодого бойца”. Насколько я понимаю, в уже созданных нами лабораториях в 35 регионах к концу года пройдут обучение 300 тыс. школьников. Кроме того, нужно продолжать работу по улучшению манеры вождения. Мы видим, что люди, особенно в больших городах, стали водить лучше. Как усилить этот эффект, надо решать вместе с ГИБДД. Глава ГИБДД Михаил Черников, как мне кажется, много времени посвящает решению этого вопроса, у него действительно душа болит. Поэтому я думаю, что в таком тандеме (ДПС – страховщики) мы придумаем что-нибудь, что сократит травматизм на дорогах еще радикальнее.

Челышев:

- Наталья, когда вы заходите в регион и предлагаете создать свою лабораторию безопасности, как вас региональные власти принимают? Встречаете ли непонимание, противодействие? Или всегда с распростертыми объятиями ждут?

Агре:

- Знаете, распростертые объятия сейчас по всей стране, так как поручение президента достичь нулевой смертности имеет свой эффект, и руководство регионов понимает, на что эта работа направлена.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ