2018-12-06T17:04:08+03:00

Александр Бречалов: Я за дальнейшее ужесточение наказания для пьяных за рулем!

В каких регионах России самые хорошие и безопасные дорогиВ каких регионах России самые хорошие и безопасные дороги

Глава Удмуртии максимально откровенно рассказал о качестве и безопасности дорог в регионе

В каких регионах России самые хорошие и безопасные дороги

00:00
00:00

Челышев:

- За время работы в Общероссийском народном фронте вы посетили с проверками много регионов. Как этот опыт помог вам в оценке состояния дорожной сети в Удмуртии?

Россия в движении. Регионы с самыми хорошими и безопасными дорогами. 04.12.2018.В студии глава Удмуртской Республики Александр Бречалов. Ведущий: Антон Челышев и Наталья Агре.

Бречалов:

- Опыт в ОНФ серьезно помогает. Если транслировать его на дорожное хозяйство, мы, в первую очередь, взяли в команду общественников. И не просто пригласили на обсуждение того, какие участки дорог ремонтировать: у нас общественники принимают дороги. Причем, они выезжают на объект два раза. Первый– когда дорога в готовности 70-80%, и второй раз – когда дорогу нужно принимать. Отныне это обязательный элемент нашей системы контроля. Мы только так теперь и будем строить дороги. Результат – много участков пришлось подрядчикам переделывать.

Второй отголосок работы в ОНФ – это эффективное расходование средств. До прихода в регион новой команды экономия на торгах составляла максимум 0,2%. Мы же в первый год только на проекте «Безопасные и качественные дороги» в Ижевской агломерации в результате торгов сэкономили 100 с лишним миллионов рублей. Теперь это норма. И, как следствие, мы делаем больше запланированного. Кстати, общая экономия бюджета в 2018 году составила 770 миллионов рублей.

Агре:

- А какова процедура? Как именно общественники участвуют в организации работ по ремонту дорог?

Бречалов:

- Есть общественная организация, которая с первого дня моей работы в регионе проявила себя – это “Автомобилисты Удмуртии”. Мы пригласили их на обсуждение, выслушали вагон объективных претензий – и предложили работать вместе. Но не формально, а включили их в систему принятия решений по тем дорогам, которые будем ремонтировать. Также они участвуют в выборе дорог, которые включаются в программу дополнительно в случае экономии средств. И третий пункт – приемка. Мы разработали регламент, по которому общественники проверяют качество выполненных работ.

Наши общественники – это не случайные люди. Но, с другой стороны, это и не закрытый клуб из, условно, трех человек. Это три общественные организации. И мы вместе здорово отработали этот сезон.

Глава Удмуртии Александр Бречалов (на фото справа) в гостях у Радио «Комсомольская правда»

Глава Удмуртии Александр Бречалов (на фото справа) в гостях у Радио «Комсомольская правда»

Агре:

- И какой инструментарий включается? Действительно ли подрядчик соглашается переделать дорогу, если она не проходит общественный контроль?

Бречалов:

- У него другого выхода нет. Когда мы садились за стол переговоров с будущими подрядчиками, то определили новые правила работы на этом рынке. Они должны реагировать на обоснованные претензии общественников вплоть до переделки того или иного участка. И это происходит.

Челышев:

- Сейчас на территории региона действует новая пятиступенчатая система проверки качества.

Бречалов:

- Да, это так. Мы ввели три новых элемента. Первое – экспертиза. Ее и раньше проводили, но дороги строил и ремонтировал один человек, а работу принимал его родственник. Мы привлекли независимую экспертизу из Санкт-Петербурга.

Второй новый элемент – ответственность министерства. Мы поставили им задачу делать дороги так, чтобы ни на следующий, ни через сезон, да и вообще в течение гарантийного срока их не переделывали.

И главный элемент, по-настоящему новый. Ранее власть и общественный организации постоянно были по разные стороны баррикад. Теперь общественники в нашей команде, и мы от этого выиграли. К примеру, они предложили на каждом асфальтоукладчике поставить камеру. Мы это сделали – и сэкономили огромное количество времени и стали свидетелями множества интересных сюжетов. Каждый гражданин республики мог на свой телефон установить программу и наблюдать за работами на интересующем его объекте. Как только кто-нибудь видел простой в рабочее время – сигнализировал общественной организации, а та сразу же звонила подрядчику: на такой-то улице у вас простаивает асфальтоукладчик. Через пять-семь минут с разных сторон под камеру набегают люди и начинают работать. Можно шоу снимать!

Да, пять ступеней – это, казалось бы, нагромождение. Но мы отработали очень четко.

Челышев:

- Насколько сократилось число подрядчиков?

Бречалов:

- Некоторые организации, думаю, в Удмуртии работать не будут. Они так не привыкли. С фиксированной маржой, которая легко просчитывается. И это не 40-50%, а существенно ниже. Но зато вполне нормально вписывается в рыночные рамки.

Агре:

- Надо полагать, ваши бывшие подрядчики ушли в те регионы, где пятиступенчатой системы приемки нет. И на эти регионы теперь нужно смотреть особенно внимательно.

Бречалов:

- Провокационный вопрос. Но, думаю, примерно так.

Челышев:

- Вопрос от слушателя из Нижнего Новгорода. «В вашей команде, кроме общественников, специалисты-дорожники есть? Контролируется ли технология укладки?».

Бречалов:

- Вопрос классный. Конечно, контролируется. Я уже говорил о привлечении независимой команды экспертов из Санкт-Петербурга. Проверяется соблюдение технологического процесса при разных температурах, в дождь и так далее. Мы тщательно проработали все риски.

Агре:

- На «Транспортной неделе» вас наградили от Росавтодора как главу региона, который, наряду с двумя другими, показал наилучшие результаты в рамках программы «Безопасные и качественные дороги». Каковы масштабы выполненных работ и в чем причины успеха?

Бречалов:

- Достичь этого результата удалось благодаря тому, что мы начали готовиться к сезону не в феврале-марте, а в сентябре и октябре 2017-го года; благодаря жесткой дисциплине и проработке рисков – разного рода внешних обстоятельств, которые удлиняют срок выполнения работ. И, конечно, благодаря приходу в нашу команду общественников. Это огромное подспорье, потому что не хватает ни времени, ни людей в штате, а общественник искренне заинтересован в том, чтобы дорога была качественной.

Объем освоенных средств большой – свыше одного миллиарда 460 миллионов рублей. На эти деньги мы привели в нормативное состояние 120 километров дорог. Помимо этого, мы реализовали и другие проекты.

Я считаю, что проект «Безопасные и качественные дороги» здорово оформлен правительством с точки зрения контрольных точек. Эта программа-эталон, которая и нас держит в тонусе, и позволяет очень быстро обмениваться информацией с центром. Кроме того, она позволяет внимательно смотреть за практиками, опытом других регионов.

120 километров дорог в 2018-м году – это очень хороший результат. Кстати, мы за счет экономии вне плана отремонтировали еще и дороги в городе Камбарке. Экономия составила 30 миллионов рублей.

Агре:

- И вам удалось быстро закончить строительство.

Бречалов:

- Климатические условия у нас – не юг. У нас полноценная зима с морозами, у нас дожди. Это сокращает срок службы дорожного полотна. Именно поэтому мы начали готовиться задолго.

К сожалению, пока все это – в формате ручного управления, этим вопросом занимался лично председатель правительства Удмурдской республики Ярослав Семенов, он еженедельно проводил контрольные выезды.

Но такая работа – это не подвиг. Это то, к чему надо стремиться. Это необходимый формат, если мы хотим конкурировать в глобальном мире с тем же Китаем и другими странами Азии. Потому что сейчас конкурировать приходится в том числе в скорости передвижения товаров и людей.

Агре:

- Что удалось изменить в состоянии дорог муниципального и местного значения? И какие планы на ближайшие годы?

Бречалов:

- Мы участвуем в реализации еще одного серьезного и важного для нас проекта – «Федеральные сельские дороги». Помимо этого, мы – без привлечения денег дорожного фонда – реализовали еще один внебюджетный проект – дороги города Глазова. И еще много чего сделали.

О Глазове подробнее расскажу. В этом городе были худшие дороги России. Мы с госкорпорацией Росатом создали финансовый инструмент, который позволил привлечь 422 миллиона рублей. Это больше, чем выделялось городу на ремонт дорог за 12 предыдущих лет! Улицы Глазова не ремонтировались по-настоящему 27 лет – все это время дороги видели только ямочный ремонт, и эти «заплатки» каждую весну вылетали. Теперь в Глазове отремонтированы все дороги. Все они – в нормативном состоянии.

Агре:

- Как вы привлекли инвестиции?

Бречалов:

- Там есть предприятие Росатома – Чепецкий механический завод. Оно заинтересовано в том, чтобы работники и их семьи по-другому воспринимали город и качество жизни в нем.

Агре:

- Но завод там был и до вас.

Бречалов:

- Завод и не должен строить дороги. Это наша инициатива. Мы видели, что завод развивается, но им было сложно привлечь специалистов. Ведь за высококвалифицированных рабочих «особенных» специальностей идет серьезная борьба. Востребованный специалист не приедет туда, где нет нормальных дорог, инфраструктуры для ребенка. Он выберет те места, где с этим все хорошо! Это история про экономику и про конкуренцию.

Челышев:

- Вы заявили в одном из интервью, что отказ от ямочного ремонта в регионе позволил сэкономить 500 миллионов рублей. Объясните логику, ведь отказ от ямочного ремонта означает ремонт полноценный. А он наверняка дороже ямочного.

Бречалов:

- К примеру, если Московская область может оцифровать каждую яму, то есть просчитать точную стоимость ее ремонта, то мы – нет. А это значит, никто не знал, сколько на самом деле в эту яму закатывалось. А потом оказывается, что весной те же ямы вновь нуждаются в ремонте. Вот и получается, что деньги, которые мы тратили бы на эти бездонные ямы, лучше отдавать за взятый кредит, на который мы полностью заменили дорогу.

Челышев:

- Вопрос из Ижевска. «Когда запустят проект с платными парковками в центре? Все крайние ряды забиты. Не так давно Верховный суд, ссылаясь на санитарные правила, запретил жителям постоянную парковку во дворах многоквартирных домов».

Бречалов:

- Надо признать, что сторонников платных парковок немного, хотя, наверное, мы неизбежно к этому придем. Оперативная чистка улиц от снега зимой – это, действительно, проблема. Работаем над этим. Но по всей повестке вопроса сейчас ответить не смогу, потому что запретить парковаться во дворах многоквартирных домов – это отчаянная какая-то история. Ведь не все дома у нас, даже новые, строились с четким расчетом потребностей в машино-местах. Мы будем очень аккуратно к этому подходить.

Агре:

- Я посмотрела на статистику ДТП в Удмуртии. Нужно отметить, что работа вашей команды по снижению аварийности приносит результат – количество происшествий сократилось. И число погибших за первые девять месяцев года тоже сократилось – на 18,5%. Но спросить я хочу о малых дорогах, двухполосных, а точнее – о разделении потоков на таких дорогах. Люди часто выезжают на полосу встречного движения, однако, к сожалению, уровень подготовки водителей таков, что человек неправильно рассчитывает траектории и попадает в лобовые столкновения. Есть ли планы по разделению потоков?

Бречалов:

- Мы вообще за новые технологии и применение лучших проектов и практик.

Снижение происшествий с летальным исходом – это целевой показатель проекта «Безопасные и качественные дороги». Дороги для участия в проекте мы выбирали голосованием и с учетом данных ГИБДД. На этих дорогах появились пешеходные переходы, элементы с ограничением скорости, светофоры, ограждения рядом со школами – все это и привело к снижению аварийности и смертности. Не могу сказать, что мы удовлетворены, хотя снижение и существенное. Есть еще над чем работать.

Культура вождения, реальная оценка профессиональных навыков – большая тема. Вообще, то, что мы сделали в 2017-2018-м годах – это только пилотные проекты. Сделать предстоит гораздо больше.

Что касается разделения потоков, то в рамках проекта «Безопасные качественные дороги» сделать это проще, потому что тросовое ограждение уже входит в стоимость работ. На сельских дорогах такие ограждения тоже появляются, опыт есть. Осталось переложить его на некую дорожную карту и начать закладывать это разделение в смету при подготовке к ремонту.

Главное – обратная связь с жителями. Есть у нас деревня Туташево. Стоимость дороги к этой деревне удалось снизить со 130 миллионов рублей до 27. Мы планировали делать там две полосы, но оказалось, что интенсивность движения – пять авто в сутки. И если при такой «плотности» кто-то умудрится столкнуться лоб в лоб, то это точно будет не про разделение потоков.

Глава Удмуртии Александр Бречалов (на фото слева) в гостях у Радио «Комсомольская правда»

Глава Удмуртии Александр Бречалов (на фото слева) в гостях у Радио «Комсомольская правда»

Агре:

- Высокой оценки заслуживает министр образования вашего региона. Во-первых, за год в установленной нами «Лаборатории безопасности» смогли пройти обучение более 8 тысяч детей и 200 взрослых, что говорит о том, что базовые центры позволяют вести масштабную работу при минимальных инвестициях со стороны региона.

Министр к тому же подсказала нам важную тему, связанную с детьми-пешеходами – это туннельное зрение у детей. Оказывается, когда малыши выходят на пешеходный переход, они часто не видят, что у них происходит справа и слева. Создается потенциально очень опасная ситуация. Мы учли это и внедрили в программу специальный тест, который может помочь педагогам и родителям понять, какой ребенок находится в этой зоне риска.

Бречалов:

- Ваша «Лаборатория безопасности» – классный проект. Это такой полноценный передвижной городок, где есть машинки на электроприводе, дети в игровой форме погружаются в разные ситуации на дороге. Сейчас у нас это один из ключевых проектов по профилактике детского дорожно-транспортного травматизма. Уверен, эта работа приведет к снижению, в том числе, случаев гибели детей на дорогах.

Агре:

- Есть ли в Удмуртии обязательная программа для школьников по безопасности дорожного движения?

Бречалов:

- Большое спасибо ГИБДД и МВД, они очень активно участвуют в этой работе. У них есть определенный график, они приходят в школы и рассказывают детям о безопасности на дороге доступным и нормальным языком.

Агре:

- Недавно состоялось первое заседание обновленной правительственной комиссии по безопасности движения. Там прозвучало предложение внедрить в обязательную школьную программу пятиминутки безопасности...

Я знаю, что вы увлекаетесь спортом. Давайте о велосипедах поговорим. Это модно сейчас.

Бречалов:

- Мне много на эту тему пишут: где велодорожки, где парковки, где так, как в Москве? Друзья, будем честны. Мы к этому не готовы. Две-три центральные улицы уже имеют велодорожки, но это не сеть. С 20-го года начнем с вами это обсуждать. Сначала надо делать генплан, он у нас менялся десятки раз под каждого индивидуального застройщика, что является ключевой проблемой. И на стадии подготовки Генплана в него нужно будет включить сеть вело- и пешеходных дорожек, а также начинать прививать велосипедную культуру. В любом ином случае рискуем получить статистику по травмам с участием велосипедистов.

Челышев:

- Слушатели пишут: «Проведите беседу с сотрудниками ГИБДД региона. Комплексы фото-и видеофиксации в большинстве случаев не работают. Неоднократно осознанно нарушал ПДД под камерой, а штрафа нет, значит и денег в бюджете нет». Слушайте, это не ваш министр финансов пишет?

Бречалов (смеется):

- Министр финансов все штрафы оплатил. Спасибо, такой сознательный человек. В точку. Мы сейчас перезагружаем всю систему фото- и видеофиксации, систему весового контроля. И начинаем реализацию большого проекта от федеральной трассы до местных и региональных дорог. 2019-й будет в этом смысле годом прорыва. Но вопрос не про поступление в бюджет, а про ограничение скорости. Будет создана некая система координат, где каждый автолюбитель должен приучить себя: вот тут камера, и гонять не стоит. А со временем соблюдение скоростного режима станет естественной формой поведения.

Агре:

- К примеру, в Швеции (эта страна – лидер в области борьбы за безопасность дорожного движения) эксперты считают, что не каждая камера должна выписывать штрафы. Работают все, но штрафы выписывают лишь некоторые. Какие именно – система каждый день выбирает автоматически. Специалисты полагают, что когда водитель видит камеру, он должен думать не о том, как штраф не получить, а о том, что, если здесь камера, значит этот участок опасный. И водитель именно поэтому снижает скорость, а не из страха лишиться тысячи крон.

Бречалов:

- Думаю, до такого уровня осознанности нам еще далеко. На мой взгляд, шаг первый – погрузить автолюбителей в систему, в которой надо просто соблюдать правила.

Агре:

- Про бег и использование световозвращающих элементов. Как вы к этому относитесь?

Бречалов:

- Категорически за! Спасибо, что напомнили. У меня много контента в соцсетях со своих тренировок. У меня есть специальный жилет, хоть я и не бегаю по дорогам. Но ведь у нас есть те, кто бегает. Кроме того, в некоторых селах даже в центре нет тротуаров. Поэтому я обязательно сниму ролик необходимости ношения световозвращающих элементов и размещу в соцсетях. Мне культуру ношения этих элементов привил тренер по триатлону. Он был не из России.

Агре:

- У вас не так много пунктов в статистике по аварийности, цифры по которым растут, а не сокращаются. Один из таких пунктов – число ДТП с детьми-пешеходами. В рамках проекта «Лаборатория безопасности» мы раздаем детям световозвращающие элементы. Проблема, наверное, в том, что детишки их теряют и выбрасывают.

Бречалов:

- Если они будут крутые, с какими-то героями, дети ни за что с ними не расстанутся. Мы доработаем этот вопрос.

Агре:

- Вы могли бы, к примеру, порекомендовать какому-либо предприятию легпрома отшивать такого рода вещи, это пошло бы на пользу как самой фабрике, так и детям.

Челышев:

- Нам пишут из Коста-Рики. «Простите, какой вуз вы закончили? Слушать очень интересно!».

Бречалов:

- Первое мое образование – военное. Спецсвязь, режим секретности. Я дослужился до старшего лейтенанта. А второе – Московская государственная юридическая академия.

Агре:

- О нетрезвом вождении. Число погибших в ДТП, которые произошли по вине нетрезвых водителей, возросло на 23%. Отчасти это вызвано тем, что процедура выявления нетрезвых водителей стала жестче. Как в Удмуртии борются с нетрезвым вождением?

Бречалов:

- Действуем вместе с движением «Трезвая Россия», которое возглавляет мой друг Султан Хамзаев. Я лично – за максимальное ужесточение ответственности за вождение в нетрезвом виде. Потому что пьянство за рулем приводит к трагедиям, и зачастую – массовым! Поэтому я за ужесточение существующего сегодня наказания и готов нашу инициативу представлять и в Госдуме, и в правительстве страны

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ