Сергей ВОЛЧКОВ 11 июня 2021, 14:14

«По законам архитектуры она стоять не может!»: Как спасали от гибели знаменитую деревянную церковь на острове Кижи

Фото: Игорь ГЕОРГИЕВСКИЙ
Фото: Игорь ГЕОРГИЕВСКИЙ

«Комсомолка» рассказывает историю эпопеи реставрации храма, растянувшейся на 40 с лишним лет

40 с лишним лет — именно столько продлилась реставрация церкви Преображения Господня Кижского погоста в музее-заповеднике «Кижи», той самой, деревянной, многоглавой, которая красуется на всех открытках и фотографиях. Почему процесс его возрождения растянулся на столь долгие годы, как специально для церкви разработали уникальную, не имеющую аналогов в мире методику реставрации, и почему она до сих пор стоит, хотя по теории устойчивости зданий и сооружений стоять не может — читайте в нашем специальном материале.


Почему вообще решили реставрировать: покосилась на целый метр

Церковь, построенная в 1714-м году (то есть, 307 лет назад), закрылась на реставрацию в 1980-м. Причин для такого решения накопилось достаточно: за долгие десятилетия дерево, из которого она была сложена, разъела эрозия. Дожди и перепады температур провоцировали увеличение трещин и размножение грибка. Вдобавок вся грандиозная постройка за 260 лет покосилась — отклонение по вертикали составило целый метр! Стало ясно: разрушение памятника — вопрос времени. А чтобы этого не случилось, его надо срочно «лечить от старости». 

Процесс реставрации храма растянулся на долгие годы.
Фото: Игорь ГЕОРГИЕВСКИЙ

— Судьбу церкви Преображения Господня пыталось решить множество архитекторов, от молодых и никому не известных до уже состоявшихся и маститых, — рассказывает заместитель директора музея-заповедника «Кижи» по реставрации Татьяна Незвицкая. — Была идея снести ее полностью и построить макет в натуральную величину. А кто-то и вовсе предложил построить новую церковь, только на этот раз из бетона — видимо, чтобы с годами уж точно не разрушилась. 

Перепады температур провоцировали образование трещин.
Фото: Игорь ГЕОРГИЕВСКИЙ

Был даже объявлен конкурс проектов реставрации, в котором принимали участие в том числе и представители стран Европы. Однако ни один из представленных проектов не был одобрен, так как не позволял полностью восстановить интерьер и декор храма. Тогда же была рекомендована реставрация способом полной раскатки и переборки сруба. Какое-то время, к слову, эта идея рассматривалась в качестве одной из основных, но по здравому размышлению от нее решено было отказаться: выяснилось, что в «разобранном» состоянии церковь Преображения Господня займет площадь, равную площади десяти футбольных полей — для небольшого острова Кижи цифра чрезмерная. В срубе более 3000 бревен, а с учетом лемеха — более 100 000. Пришлось бы строить гигантские склады для хранения старой древесины. Плюс, лет на десять остров лишился бы своей главной жемчужины без стопроцентных гарантий, что ее соберут обратно. К тому же полная раскатка не позволила бы исправить деформации, из-за которых церковь не могла «стоять» самостоятельно. 

За десятилетия бревна разъела эрозия.
Фото: Игорь ГЕОРГИЕВСКИЙ

В итоге — после того, как памятник обследовали сразу две независимые группы экспертов — решено было воздержаться от полной переборки и склониться в сторону «консервационно-реставрационных» мероприятий. На том же совещании была дана рекомендация о включении архитектурного ансамбля Кижского погоста в список Всемирного наследия ЮНЕСКО — одновременно с Московским Кремлем и историческим центром Санкт-Петербурга.

Храмы и другие достопримечательности Санкт-Петербурга

Храм Спаса на Крови
набережная канала Грибоедова, 2б
10:30-18:00
Исаакиевский собор
Исаакиевская пл., 4
10:30-17:30
Казанский собор
Казанская площадь, 2
7:00-20:00


Как укрепляли церковь: в «тело» храма внедрили металлокаркас

Музеем была разработана собственная уникальная методика «лечения» бревен.
Фото: Игорь ГЕОРГИЕВСКИЙ

Пока шло обсуждение, церковь усилили при помощи сложного металлического каркаса: опоры общим весом свыше 100 тонн. Специально для этого в Грузии (вернее, тогда еще, конечно, Грузинской ССР) заказывали особую высокопрочную сталь. Конструкции ввели прямо в «тело» монументального храма, демонтировав для этого потолок «неба» и старинный резной иконостас. И тут не обошлось без неприятных неожиданностей: так, при сборке выяснилось, что каркас не вписывается в конструкцию верхнего яруса. В результате рабочим пришлось «вписывать» его самостоятельно — в том числе перерезая исторические деревянные балки. Советская пресса ответила на это бурей возмущения. В итоге спорщиков рассудило время: каркас успешно простоял почти сорок лет, не давая обрушиться храму. 


Выяснилось, что такая церковь стоять не может

Словом, время летело, а ни один из вариантов, которые предлагали архитекторы СССР и Европы, не годился. Добавил к проблемам и расчет несущей способности деревянных конструкций — оказалось, что церковь Преображения Господня… стоять не может в принципе. Прямо как в том анекдоте про шмеля, который с точки зрения науки летать не способен, но не знает об этом — а потому летает.

Каждое бревно тщательно очищали, просушивали и осматривали.
Фото: Игорь ГЕОРГИЕВСКИЙ

— Потом, конечно, нашлось объяснение — продолжает Татьяна Незвицкая. — Выяснилось, что существовавшие в то время — да и существующие сейчас, кстати говоря — системы и программы расчета просто не годятся для работы с деревом. В процессе строительства оно ведет себя, как живое существо: где-то деформируется, где-то сжимается, где-то изгибается, и таким образом конструкция «живет», сохраняя связность и устойчивость. Поразительно то, что все эти факторы сумели учесть мастера 18 века, у которых никаких чертежей и никаких систем расчета не было и в помине — только интуиция, опыт и смекалка. 


Как реставрировали: «лечили» каждое бревно

Сильно поврежденные части аккуратно удаляли и заменяли новыми.
Фото: Игорь ГЕОРГИЕВСКИЙ

В начале 2000-ых определились с концепцией реставрации, в ноябре 2008 года правительство России выделило деньги. Церковь условно разделили на семь «поясов». Каждый из них по очереди вывешивался на специальных металлических конструкциях и разбирался. После этого каждое бревно тщательно мыли, просушивали и изучали на предмет того, как сильно они повреждены и деформированы. Далее, если конструкция позволяла, поврежденные части аккуратно удаляли и замещали «донорскими» вставками из «идентичного» материала. Почему «индентичного», а не «точно такого же»? А потому, что в момент строительства церкви среднегодовые температуры в Заонежье были ниже и древесина — плотнее. Поэтому за реставрационным спецлесом реставраторам приходилось ездить на Север Карелии.

Методика реставрации церкви не имеет аналогов в мире.
Фото: Игорь ГЕОРГИЕВСКИЙ

Музеем была разработана собственная уникальная методика «лечения» бревен. Благодаря такому подходу удалось обойтись минимальным количеством замен — «неоригинального» материала в конструкции церкви накопилось всего 36 %, в то время как в 80-е годы специалисты говорили о том, что заменить придется не менее 50%. 

— Мы решили также оставить в подклети (цокольный этаж — прим.ред.) небольшой  участок системы вывешивания и того самого металлического каркаса, который поддерживал церковь, — объясняет Татьяна Незвицкая. — Просто потому, что это тоже уже элемент ее истории. 


Открытие церкви и Кижах после реставрации

В мае 2021 года грандиозная эпопея длиной в 40 с лишним лет наконец-то завершилась. Церковь предстала перед посетителями Кижей в первозданном виде — пусть и тронутая налетом старины, но зато крепко стоящая на земле. Вернулся и резной иконостас «на семи стенах» — больше семи метров в высоту и 24 метров в ширину, вмещающий 111  образов невероятной красоты. Уже сейчас посмотреть на главное чудо знаменитого острова в Онежском озере может любой желающий — и мы настоятельно рекомендуем вам это сделать.

Отзывы