Сегодня 24 Июля
Погода за окном

15°C

Виктор Лукашенко, сын президента Белоруссии: Для кого-то «товарищ президент», а для меня - «папа»Комментарии: 62

Все, что связано с жизнью детей президентов стран СНГ, как правило, окутано завесой строжайшей секретности. Тем не менее кое-какая информация просачивается - в итоге многих отпрысков первых лиц на постсоветском пространстве знают как своенравных, влиятельных и - главное - очень богатых персон. Покупает ли дочь Бориса Ельцина замок в Германии, играют ли свадьбу, поражающую воображение своей роскошью, дети Аскара Акаева и Нурсултана Назарбаева, берет ли под контроль крупнейшие нефтяные месторождения сын Гейдара Алиева - народ уже не удивляется: им позволено все.

Фигура старшего сына Александра Лукашенко выделяется из этого ряда: оказывается, президентское «чадо» может быть и обычным человеком. Впрочем, судите сами.



А в армию-то зачем?

- Виктор, про вас ходят самые разные слухи...

- Как и про детей любого главы государства.

- Потому давайте по порядку. Начнем с вашей службы в пограничном спецназе. Зачем? Ведь сыну президента армии можно было и избежать. Приключений захотелось?

- Вообще-то вы правы: я окончил университет с военной кафедрой, был лейтенантом и мог обойтись и без армии. Но, может, у меня старые понятия: считаю, что мужик должен отслужить. Доля тяги к приключениям, наверное, тоже была. В общем, хотелось пройти этот путь, стать настоящим мужчиной.

- А чем занимались в погранвойсках и в каком звании?

- Пришел старшим лейтенантом, закончил капитаном. Имею медаль «За отличие в охране госграницы».

- И в чем это отличие?

- Задачей нашего отделения была борьба с нелегальной миграцией и контрабандой. Но мы старались ловить не только нелегалов и контрабандистов, но и организаторов. И, по-моему, иногда получалось неплохо. В итоге за ряд операций наша группа получила боевые награды.

- Говорят, отец был против того, чтобы вас награждать?

- Скажу лишь, что все наши офицеры получили ордена, а мне вручили медаль.

- По закону Белоруссии вы - охраняемое лицо. И каково в таком статусе быть спецназовцем? Охрана сопровождала вас на операции?

- Конечно, нет.

- А где она находилась, пока вы ловили контрабандистов?

- Извините, это деликатная тема, я не хотел бы ее касаться. Скажу одно: служил без охраны и вообще стараюсь без этого обходиться.

«Против бизнеса ничего не имею...»

- Почему после армии вы пошли в МИД, а не занялись, к примеру, бизнесом, как дети большинства чиновников?

- Но я же по образованию - дипломат. Против бизнеса ничего не имею, даже считаю, что в принципе это неплохое дело. Но у меня другой склад характера: мне кажется, это не мое. И потом, сыну президента идти в бизнес - как-то не очень красиво. В общем, я посчитал, что мое место - на госслужбе.

- Вы считаете себя обеспеченным человеком?

- Живу как средний класс - не скажу, что впроголодь или надеть нечего. Не жалуюсь.

- Машину какую имеете?

- Личной не имею.

- А, придя в МИД, языки знали?

- У меня первый - немецкий, второй - английский. Первым владею достаточно свободно, а английский чуть подзабыл, т. к. на нем реже приходилось общаться, но на бытовые темы говорить могу.

- Была возможность уехать за границу от того же МИДа?

- Возможность, конечно, была. У нас правило: отработал два года, потом - командировка по ротации. И весь мой выпуск уже разъехался. Я тоже за время работы выезжал - в Германию, Австрию, страны Бенилюкса, т. е. в те, которые курировал наш отдел. Но больше месяца там не мог: тянуло домой. Да и моя работа за границей могла бы вызвать некоторые вопросы, связанные с тем, что я - сын главы государства. Взять ту же безопасность, ряд более мелких моментов.

- А чем было вызвано нестандартное решение перейти из МИДа в НИИ?

- Знаете, пока молодой, хочется полнее себя реализовать. В МИДе как бы ни было интересно, но в основном это работа с бумагами. Захотелось чего-то более живого.

- Ничего себе: в НИИ более живая работа?! Или правду говорят, что этот НИИ торгует оружием, имея лишь мирную вывеску?

- Извините, но я пока считаю себя не вправе говорить о своей новой работе - нахожусь там меньше месяца.

- А чем НИИ «Агат» занимается официально? Что это за средства автоматизации? Или это засекреченный «ящик»?

- Далеко не так. Там выпускается и гражданская продукция - не только военная.

Виктор, Лиля и их дочь Виктория - образцовая белорусская семья?
Виктор, Лиля и их дочь Виктория - образцовая белорусская семья?
- Правда ли, что «под вас» там создали целый отдел?

- Нет.

«Стать президентом? Да вы что?!»

- Каковы ваши отношения с младшим братом?

- Самые теплые. Сейчас Димке 23, служит там же, где когда-то и я.

- Мне говорили, он собирается остаться пограничником?

- Мы пару раз разговаривали на эту тему. Я понял одно: пока ему нравится. А уж как дальше - ему решать.

- Знакомы ли вы с детьми других президентов?

- Нет.

- А кто ваша жена?

- Лиля младше меня на 4 года, она, как и я, из пригорода Шклова. 13 лет мы жили на одной улице, пока не начали встречаться. Через 5 лет поженились. Сейчас она работает в концерне «Белхудожпромыслы» специалистом 1-й категории.

- С матерью часто общаетесь?

- По телефону - регулярно. А туда, в Шклов, ездим где-то раз в месяц, особенно весной и осенью, когда надо помочь по хозяйству.

- В Минск ее не пытались перевезти - к себе поближе?

- Она к нам с удовольствием в гости приезжает - и ее, и нас это устраивает.

- Любопытно, как вы обращаетесь к отцу в присутствии посторонних - «папа», «Александр Григорьевич», «товарищ президент» или, может, «господин президент»?

- На официальных мероприятиях мы практически не встречаемся. Ни на одном визите я с ним не был. А дома, естественно, зову его папой.

- Часто встречаетесь?

- Наверное, раз в два-три дня. Дважды в неделю играем в хоккей, а так - в выходные, живем-то рядом.

- Советуетесь ли с ним, принимая решения?

- Естественно. Не хочу сказать, что он говорит, как нам жить, но посоветоваться и последовать этому совету я считаю нормальным.

- Круг вашего общения?

- У меня много знакомых, но лишь два близких друга. Один еще с детства, со вторым сошлись, когда я служил в погранвойсках. Мы ходим к ним в гости, они - к нам, иногда можем посидеть где-нибудь в кафе, ездим на природу. В общем, живем обыкновенно, как все люди.

- Какие-то хобби, кроме хоккея, у вас есть?

- Читать люблю. В основном детективы и фантастику - чтобы отвлечься от работы.

- Вы - верный «лукашенковец»? Политику отца поддерживаете на 100 процентов?

- В целом поддерживаю полностью.

- Советы по управлению государством иногда даете?

- В нашей семье не принято, чтобы дети лезли в те вопросы, которые решает отец. Кроме того, у нас недостаточно информации, чтобы давать полноценные советы. Хотя по каким-то моментам свое мнение, конечно, высказываем.

- И отец прислушивается?

- По крайней мере выслушивает. Но решения принимает всегда сам.

- А нет ли мыслей перенять передовой опыт США, где Буш-младший сменил Буша-старшего? Не подумываете ли тоже стать президентом?

- Да вы что?! Я такого счастья не хочу.

...Мы встречались с Виктором в минувшее воскресенье в кабинете пресс-секретаря президента Белоруссии. Мне показалось примечательным: прежде чем войти туда, он скромно постучал. По-моему, это говорит о сыне Лукашенко не меньше, чем любая служебная характеристика.



ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Виктор Лукашенко. Старший сын президента Белоруссии. 27 лет. Окончил факультет международных отношений БГУ. Отслужил срочную в спецназе погранвойск РБ. Три года работал в отделе Западной Европы МИДа Белоруссии в ранге советника. Сейчас - начальник отдела внешнеэкономических связей НИИ средств автоматизации «Агат».
Вернуться на главную
Новости сми
Комментарии 62
Загружается...
Новости сми
Новости сми
Новости сми
Новости сми


Новости Ttarget