«Я насчитал в Беслане 52 боевика...»

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Боец спецназа рассказал сенсационные подробности о захвате школы боевиками, а «Комсомолка» провела расследование, чтобы проверить правдивость его слов

Так утверждал некий Василий К., представившийся бойцом спецназа (его интервью было напечатано в «КП» в ноябре). Этот человек рассказал сенсационные подробности о захвате школы: якобы террористы заранее заложили оружие в здании, а спецслужбы... взяли живыми террориста Владимира Ходова и одну «шахидку». Редакции пришлось провести расследование, чтобы выяснить истину

ЦИТАТА

«Я видел, как допрашивали Ходова. Был такой момент: он вытащил 50 рублей и сказал: «Вот с этой бумажкой я все посты проехал и с помощью нее же через два года из тюрьмы выйду и пойду снова убивать за «бабки». (Из интервью «КП» Василия К., представившегося бойцом спецназа.) Его звали не Вася: он попросил скрыть в газете свое настоящее имя. Житель Владикавказа Михаил К. сам позвонил в наш корпункт в Ставрополе, сам приехал из Осетии на такси. Сказал: «Хочу рассказать всю правду о Беслане». К тому времени таких «желающих» перебывало в редакции десятка два: громкие заявления на деле оборачивались пшиком. Почему мы поверили ЭТОМУ человеку? Во-первых, он представился офицером спецподразделения ФСБ (и продемонстрировал соответствующее удостоверение). Во-вторых, дал нам диск с двумястами фотографиями: спасаемые из школы заложники, трупы террористов. Такое мог снять лишь непосредственный участник событий... И все же сомнения нас скребли. Публикуя сенсацию, мы спрашивали: «Что это - желание донести правду или провокация?» «Ходов мертв, вы ж его фото напечатали!» Работая в Беслане, я показывала бывшим заложникам «Васин» диск (будем пока называть пришедшего к нам человека Васей, как он просил). «Вот Ходов», - буднично отметила женщина по имени Лариса, ткнув пальцем в очередного мертвого террориста. Я удивилась: «Человек, продавший эти снимки, утверждал, что сам видел Ходова живым». «Да ничего подобного», - ответила Лариса. ИЗ ДОСЬЕ «КП». Владимир ХОДОВ - самый одиозный среди бесланских террористов. Вырос в осетинском селе Эльхотово; по словам односельчан, и сам Ходов, и его брат были отъявленными бандитами. После Беслана общественный совет села принял решение выселить из Эльхотова мать террориста. Вот что рассказала заложница: - Он был высокий, тощий, рыжий и злой до невозможности. Издевался: «Где мои зайчики?» (надо было приложить к голове кисти рук; люди в такой позе были запечатлены на «боевиковской» пленке. - Авт.). На первых же минутах его подстрелили, они заставили заложницу перевязать ему руку (см. фото: рука действительно забинтована. - Авт.). Мы еще думали: рана болит, потому он так злится. Кроме Ларисы, Ходова опознали еще четыре заложника; один добавил, что Ходов, по его мнению, был одним из «центровых» (перед тем, как в зал вошел Аушев, именно он скомандовал: «Надеть маски!»; а сам оставил лицо открытым). Конечно, о том, что этот террорист - Ходов, люди узнали не в школе: гораздо позже, на допросах. Может, сотрудники прокуратуры специально ввели их в заблуждение? Именем живого, находящегося под арестом Ходова назвали совсем другого террориста? Я показала «спорную» фотографию женщине, которая была ходовской одноклассницей: - Скорее всего, это он, - сказала Залина (она давно окончила школу, но близких знакомых боевика сейчас не найти). ...Совпадение: напечатав со слов «Васи», что Ходов жив, мы опубликовали на обложке газеты... фотографию трупа именно этого террориста.

Пересказанные слухиПолучается, «Вася» налгал? Я стала разыскивать его - увы: оставленный для связи номер мобильного ответил: «Ничего не знаем, сюда не звоните». Дополнительно «обрадовал» источник в осетинских спецслужбах: «Никакой Михаил К. у нас не работает и не работал» (разумеется, наводя справки, мы называли фамилию целиком). Я принялась выяснять, откуда растут ноги у «Васиных» рассказов - и была потрясена: да это же слухи с бесланских улиц! Откуда слух, что несколько боевиков, помимо Нур-Паши Кулаева, взяты живыми? Во-первых, с улицы Лермонтова, где толпа ополченцев во главе с Борисом Кулумбековым била вышедшего из школы террориста, а потом его забрала милиция (рассказ был опубликован в «КП» за 13 октября в материале «Куда исчезли пропавшие без вести?»). Во-вторых, из двора дома номер 6 по улице Плиева, где в подвале спецслужбы допрашивали неизвестного с полиэтиленовым пакетом на голове (люди в камуфляже попросили у старшего по дому Хорана Саламова ключ, сказали: «Надо допросить террориста»; задержанного били). Вам кажется, «Васин» рассказ подтвердился? Не тут-то было! «Террорист» с пакетом на голове - местный глухонемой: придурковатый мужичок носит камуфляж. Не смог ответить на окрик спецслужб - попал в «террористы». - Я его спас, - смеется ополченец Борис Кулумбеков. - И еще женщина одна кричала: «Сосед это мой, сосед!» Глухонемой уже оправился: снова торгует газетами на углу. Задержанный Кулумбековым на Лермонтова - такая же «пустышка»: по свидетельству очевидца, милиция забрала боевика хоть живым, но уже при смерти. Уж ОЧЕНЬ сильно били. Есть и «реальные» основания для «Васиного» рассказа о «шахидке»: в приемном покое больницы, куда свозили всех раненых, хирург-травматолог Хетаг Кибизов обратил внимание на раненую женщину: она требовала обслужить ее быстрее других (и это показалось подозрительным: пострадавших было очень много, больница захлебывалась). Женщина без акцента говорила по-осетински, но когда врач спросил ее, на какой улице она живет, неожиданно не смогла ответить, замялась, быстро вышла. Врачи позвали спецназ; женщину догнали, когда она садилась в «Cкорую», отъезжающую во Владикавказ. «Шахидка» это была или просто приезжая из другого района республики? На вид ей было 33 - старовата для «шахидки». А самый красивый фрагмент «Васиного» интервью - о том, как живой Ходов махал 50-рублевой бумажкой, - вольный пересказ того, что действительно говорили террористы, но - ВНУТРИ школы! Люди спрашивали: «Почему мы, почему именно Беслан?» Боевики откровенничали: «Мы вообще-то во Владикавказ ехали, просто денег у нас не хватило. А если б не ваши продажные менты, нас бы и здесь не было». «Вася» - диагноз Осетии Мы готовы были забыть неприятную историю, но сделать этого не дала Генпрокуратура: встречавшегося с «Васей» корреспондента и редакционное начальство таскали на допросы. Наконец догадались спросить... наших охранников. Когда герой публикации приезжал в редакцию, они переписали его паспортные данные. Настал момент истины. ...Мы сидим с К. в его квартирке (ОТ РЕДАКЦИИ: поскольку мы связаны с «героем» обязательством сообщить его подлинные данные только комиссии Совфеда по Беслану, то держим слово). Удостоверение ФСБ было поддельным - на деле «Вася» работает охранником. В штурме не участвовал: даже РЯДОМ со школой не был! Насобирал сплетен... Фотографии взял у брата-эмчеэсовца (с братом пусть разберется следствие). Зачем представился спецназовцем? «А вы бы мне иначе не поверили...» Парадокс: «Василию» важно было, чтобы мы ему поверили, - важно донести информацию до общественности. Тотально уличенный нами во лжи, он и сейчас считает, что говорил правду. Охранник искренне не понимает, за что его осуждают...

Мы, в общем-то, почти и не осуждаем: иначе пригвоздить к позорному столбу пришлось бы пол-Осетии. Поступок «Василия» - диагноз всей республике, увы, живущей сегодня в плену мифов. Главный из них - что боевики заложили оружие в школе, когда ремонтировали здание под видом рабочих. Все против этого: и учителя (которые клянутся, что делали ремонт САМИ), и экспертиза Генпрокуратуры, показавшая: в местах, где были взломаны полы, мельчайшие частицы пороха, смазки, металла не обнаружены. Но жители Беслана кричат: «Ложь! Власти лгут, следствие пускают по неверному пути!» Они верят рассказам «свидетелей», утверждающих: «Мы доставали оружие из-под пола своими руками». А ведь имя таким свидетелям - «Васи». Так сказать, свидетель ...Это была встреча с работниками Генпрокуратуры: отчет перед бесланцами о проделанной работе. И, конечно, прозвучало: «оружия в школе не было». Заложник Казбек Дзарасов не стерпел. - Как не было?! - выбежал он к микрофону. - Врать только не надо! Я сам оружие из библиотеки в спортзал носил: оружие и пластит... Следователь Генпрокуратуры по фамилии Люфи сидел в президиуме. Услышав такое заявление, он встал и пошел к выступающему: - Погодите-погодите. Я помню вас, я сам вас допрашивал: вы говорили мне, что оружия в школе не было. Так? Ведь сказали? - Сказал! (Терять Казбеку, видимо, было уже нечего.) Сказал, потому что домой ко мне приехали два человека в форме! И угрожали: «Молчи про оружие!» Живо могу представить себе состояние следователя: узнать, что свидетели врали, что многомесячная кропотливая работа коту под хвост... Меня в тот исторический момент в Беслане не было, но, приехав, я сразу кинулась разыскивать Дзарасова. Разыскала. ...С утра нетрезвый, без остановки мелющий языком человек. Кричит, горячится, называет последними словами и прокуратуру, и террористов, поминает погибшего сына-школьника, потом - без передышки - начинает видеть во мне женщину... Оружие... Да, было, эти из прокуратуры все скрывают, но... сам не видел. Мужики, которые рядом в спортзале сидели, - они говорили, что видели. На собрании зарвался: хотел сказать: «Говорили, что было», а вырвалось: «Сам таскал». «Хорошо, - говорю я, - мужики говорили, что оружие было; а кто это, как их найти?» А мужиков-то и нет: мужиков всех убили. ...Единственное, в чем не наврал «ценный» свидетель, - какие-то «камуфляжные» люди к нему приезжали. Пугали: «Рот заткни, а то заткнем сами». И, видит Бог, я поддерживаю этих людей всем сердцем. Если бы такие, как Казбек, поменьше трепали о том, чего не знают, насколько легче была бы работа и следователей, и журналистов. Чтобы закончить тему: бесланские слухи я проверяла добросовестно. Я искала людей, которые якобы видели бородатых мужчин, носивших в школу какие-то ящики. Заложницу (завхоза школы), узнавшую в боевиках рабочих-ремонтников и сказавшую соседке: «Боже мой, это они!» Свидетелей, якобы слышавших, как директриса школы Лидия Цалиева (по «дворовой» версии, бывшая в сговоре с террористами) сказала детям-заложникам: «Так вам и надо, чтоб вы сдохли». Результат: круглый ноль. Полный, абсолютный. Или история оказывалась пустышкой, или свидетели говорили анонимно: чтобы не нести за слова ответственности. ...Это еще одна вещь, которая неприятно поразила меня в Беслане. Если оружие в школе и было, установить это мешают сами бесланцы. Мой характерный диалог со свидетелем: «Было оружие?» - «Да, точно было: друг видел». - «Скажите его фамилию». - «Не скажу». - «?!» - «Вы и прокуратура его донимать будете». Я хваталась за сердце: «То есть вы хотите сказать, что он видел оружие, а прокуратуре сказал, что не видел?!» «Ну да», - ответил мой собеседник. Порой мне казалось, что я с Венеры, а жители Беслана - с Марса. Врать прокуратуре, по их понятиям, хорошо и правильно, говорить правду - глупо: «затаскают». При этом сами же упрекают органы в плохой работе. Кого же они должны будут упрекать, если случится новый теракт?

Еще больше материалов по теме: «Трагедия в Беслане. Сентябрь 2004 г.»

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
10
 

Читайте также

Новости 24