26

Глава ФСКН Виктор Иванов: «Наркомана надо ставить перед выбором: или наказание, или лечение»

В России готовятся перейти к новым формам борьбы с наркоугрозой [аудио]

В понедельник, 18 апреля, состоится заседание президиума Госсовета, на котором в центре внимания вновь будут вопросы борьбы государства с наркоугрозой. В преддверии этого события в редакцию «Комсомолки» приехал председатель Государственного антинаркотического комитета, руководитель Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов, который не только провел пресс-конференцию, но и ответил на вопросы читателей «КП» на «Прямой линии» на радио «Комсомольская правда».

А. Гришин: - Здравствуйте, только у нас и только сейчас руководитель федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Петрович Иванов. Звоните нам, задавайте свои вопросы, телефон прямого эфира (495)9700-972. Виктор Петрович, мне вот 49 лет и я ни разу в жизни не пробовал наркотики. И тяги как-то нет, интереса даже нет. Почему на самом деле так вот остро стоит вопрос о том, чтобы… Таких, как я, мне кажется, все-таки большинство, в том числе, и среди молодежи. Неужели действительно проблема настолько острая, что надо немедленно как-то реагировать на эту ситуацию?

Аудио: Виктор Иванов: Ежегодно Афганистан производит 150 миллиардов доз героина

В. Иванов: - Александр, не пробовали и правильно делали. Я тоже ни разу не пробовал наркотики. А мне уже 60 лет. Я хочу сказать, что у взрослых людей просто больше уже знаний, их кругозор значительно шире, они более четко представляют реальную опасность от наркотиков, просто лучше осведомлены. С другой стороны, взрослые люди, конечно, более консервативны, нежели ищущая молодежь. Это закон жизни. Молодежь всегда должна быть активной, ищущей, но она тоже должна представлять те барьеры, за которые заходить не нужно. У взрослых более устоявшиеся стереотипы поведения, у них система их прав, они прекрасно понимают свои права, но она увязывается и с определенным представлением об обязанностях. То есть, это уже состоявшиеся люди и они, конечно, реально понимают опасность. И в этом как раз наша задача – доводить эту информацию как до родителей, так и до нашей молодежи. Звонок от Кирилла: - Здравствуйте. Ну вот доводите ли вы эту информацию в школах, проводите ли вы какие-то занятия с предоставлением информации? То есть, фотографии наркоманов, которые в 20 лет выглядят, как старушки и старики; показывать обколотые или притоны – вот видеофильмы для детей. Это первый вопрос. Второй вопрос – как вы боретесь с вашими не очень добросовестными сотрудниками, которых я лично знаю, которые подбрасывают наркотики? Вопрос в том, когда вы ведете видеофиксацию осмотра человека при его досмотре, чтобы было видно, что сотрудник не подбросил наркотики, чтобы были понятые не из сотрудников милиции, а кто-то другой… В. Иванов: - Да, вопрос понятен. Мы впервые в прошлом году с 1 сентября начали проведение интернет-уроков. Вначале, конечно, в крупных городах, в Москве, Петербурге. Сейчас расширяем сеть этих интернет-уроков. И мы видим сразу количество посещающих наш сайт, из тех местностей, где мы проводили интернет-уроки, резко возросло. Кроме того, мы создали целую серию фильмов. Другое дело, что есть определенные трудности для показа по телевидению. Оно, к сожалению, увлеклось коммерческой стороной своей деятельности. Например, фильм «Полуфабрикаты смерти» даже на меня, прошедшего войну в Афганистане, тоже оказывают просто очень сильное воздействие. Если необходимо, дадите координаты, мы вам вышлем этот диск. Это буквально 15 минут фильма, но он производит глубочайшее впечатление. Что касается недобросовестных сотрудников – ну, такие, конечно, попадаются. У нас есть свой департамент собственной безопасности, я лично курирую работу этого департамента, мне докладываются не только материалы служебных проверок, но и оперативные материалы, потому что мы ведем оперативно-розыскную деятельность по всем фактам, где у нас есть основания подозревать, что либо подбросили, как вы говорите, наркотики, либо могут приторговывать, либо иные совершаются правонарушения. Порядка 100 уголовных дел мы ежегодно возбуждаем по нашим сотрудникам. То есть, в нашем почти 40-тысячном коллективе ежегодно порядка 100 человек мы выявляем с теми или иными правонарушениями. А. Гришин: - Недавно как раз обратил внимание, к банкомату подходил, приехала инкассаторская бригада и они весь процесс замены ящиков снимали. Двое меняют, а один стоит и все снимает. Начиная от пломбы и т.д. То есть, видеофиксация могла бы снять, я думаю, какие-то вопросы, которые возникают в этой ситуации. Вот еще такой вопрос от Ирины из Москвы. «Виктор Петрович, как наркоконтроль борется с препаратной зависимостью? Почему до сих пор можно приобрести без рецепта в аптеках кадеиносодержащие лекарства? Что уже запрещено из этих препаратов и что вы планируете внести в этот новый список?» В. Иванов: - Да, действительно, это стало масштабной проблемой. 75 губернаторов в РФ обратились к нам с предложением ввести рецептурный отпуск кадеиносодержащих препаратов. Не хочу заниматься их перечислением, дабы их не рекламировать, но это известные препараты от головной боли, противокашлевые препараты, которые содержат небольшие фракции так называемого кадеина. Этот кадеин достаточно легко извлекается, экстрагируется из этих препаратов, они очень дешевые, 65 тысяч аптек ежедневно продает достаточно большое количество таких препаратов. При этом хочу сказать, что иногда до 25% прибыли аптек составляют именно лекарственные средства этой группы. При этом, если взять по сравнению с 2005-2006 годом, то объемы реализации кадеиносодержащих препаратов выросли в 10 раз. При этом, это полностью корреспондируется с количеством наркопритонов, которые мы ежегодно ликвидируем в России. В 2005 году 700 притонов мы ликвидировали. А по итогам минувшего года 7000 наркопритонов. И в основном они как раз специализируются на том, что перерабатывают вот эти лекарства в квартирном секторе. А. Гришин: - То есть, вы не считаете, что у наших людей, которых стало меньше за это время на 2 миллиона человек, просто сильнее стала болеть голова? В. Иванов: - Да, в десять раз стала сильнее болеть голова… Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Поэтому мы выступаем за скорейшее введение. Но требуется соответствующее решение правительства. Я знаю, что заместителю председателя правительства Александру Дмитриевичу Жуков поручено выполнить этот вопрос – поэтому вопросы все к нему.

Глава ФСКН Виктор Иванов уверен, что тестирование поможет бороться с наркоманией на ранней стадии. Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

Глава ФСКН Виктор Иванов уверен, что тестирование поможет бороться с наркоманией на ранней стадии.Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

А. Гришин: - Вы были в Афганистане, да? Скажите, пожалуйста, что изменилось с тех пор в Афганистане, как в стране-производителе наркотиков, в тот период, когда мы там были, и сейчас, когда там американцы. С одной стороны. И как вообще ваша служба борется с наркокурьерами-иностранцами, откуда еще идут потоки, кроме как из Афганистана? В. Иванов: - Отвечая на ваш вопрос, что изменилось в Афганистане, могу ответить со знанием дела, потому что в прошлом году я был в Кабуле. Кабул произвел удручающее впечатление. Он весь в железобетонных блоках, не узнать многие памятники архитектуры, потому что они находятся за железобетонными завалами. То есть, такое впечатление, что город просто в осаде находится. Ситуация вообще в Афганистане тяжелая, поскольку 10-летняя военная операция, она не привела к умиротворению, а, наоборот, количество боестолкновений возросло в десятки раз. А. Гришин: - Ну а в плане особенностей местного сельского хозяйства? В. Иванов: - Ну, вы сами понимаете, что если на полях, где раньше произрастали огурцы и пшеница, ведутся боевые действия, бегают боевики, утюжат танки, войска коалиции проводят там свои мероприятия, то понятно, что пшеницу там не вырастишь. И это не удивительно. Я был в Кабуле, я там не пробовал афганского ни огурца, ни помидора – все из Пакистана привезено. И пшеница тоже вся привозная. В том числе и российская – мы на 2 млн. долларов поставили пшеницы в Кабул. Потому что там можно сейчас выращивать только наркотики, потому что ими не надо торговать, покупатели сами приходят и забирают. А. Гришин: - И что, производство насколько выросло? В. Иванов: - Если брать 2001 год, с момента начала военной операции, то выросло порядка в 40 раз. А. Гришин: - А количество препаратов, приобретаемых, да, объем, - только в 10 раз. Куда это все девается, получается? К нам идет? В. Иванов: - Да. Из Афганистана идет три таких вектора движения наркотиков. Потому что объем гигантский производится. Если перевести в эквивалент разовых доз, то ежегодно производится героина на 150 млрд. разовых доз. Это в 25 раз больше, можно сказать, населения земного шара. При этом наркотики, во-первых, все не вывозятся из Афганистана, потому что он столько производит, что наркопотребителям всего мира этого не потребить. Поэтому вывозится, по нашим данным, только треть наркотиков, а две трети складируются в виде запасов и сейчас там гигантское количество запасов, которых хватит, наверное, не на один десяток лет. А наркотики следуют по трем таким векторам. Один из них – балканский маршрут, это в сторону Европы. Туда следует в опиумном эквиваленте ежегодно 711 тонн. Российское направление – на север, в опиумном эквиваленте 549 тонн. И на юг Афганистана, это через Пакистан и Индию, через моря, во многом это идет на территорию Африки, и дальше по территории Африки, особенно государства западной, северной Африки, там, где сейчас неспокойно, дальше движется в Европу. А. Гришин: - Понятно. А на нашу территорию как попадает, через какие страны? В. Иванов: - Ну, как вы знаете, после коллапса Советского Союза Россия осталась без южной границы, то есть, она на карте существует де-юре, а де-факто ее, по сути, нет. Поэтому между Афганистаном и Россией, по сути, нет действующих границ. Поэтому наркотики, по сути, беспрепятственно идут по территории среднеазиатских государств… А. Гришин: - Киргизия, Таджикистан, да? В. Иванов: - Да. И дальше попадают в Россию и, как аэрозолем, распыляются от западной части России на Сибирь и Дальний Восток. А. Гришин: - Какие конкретно результаты от вашей борьбы с иностранцам-наркодилерами?... Ведь наверняка это народ, который неугомонный, он все время что-то новое придумывает. Когда вы перекрываете старый канал поставки, они что-то новенькое придумывают опять… В. Иванов: - Да, действительно, мы ежегодно привлекаем к уголовной ответственности 6000 жителей Средней Азии, которые сюда возят героин. Героин весь привозной характер имеет, в России он вообще не производится. Шесть тысяч курьеров мы каждый год арестовываем. При этом надо понимать, что половина из этих шести тысяч имеют российские паспорта. Упрощенные формы приема гражданства, которые, к сожалению, до сих пор пока еще существуют, есть международные соглашения, подписанные в 90-х годах, они позволяют наркокурьерам там у себя на родине, в Средней Азии, приобретать российские паспорта… оставаясь при этом жителями среднеазиатских государств… чтоб заработать, они занимаются извозом сюда наркотиков. Поэтому, конечно, каналы мы ежегодно изобличаем, мы каждый год порядка 3,5 тонн только героина извлекаем. Привлекаем к уголовной ответственности порядка 120 тысяч человек. Но это уже те люди, которые занимаются дистрибуцией, распространением в Российской Федерации. А транзитом наркотиков занимаются наркокартели, которые угнездились в Средней Азии. На сегодняшний день все преступные группировки, которые занимаются транзитом через горные районы и степи Средней Азии, они уже картелизировались. То есть, более мощные группировки поглотили более слабые и вот эти картели, их исключительное направление деятельности, - это перевозка огромных оптовых партий наркотиков по территории тех государств, где они находятся. При этом извлекаются колоссальные прибыли, а сами наркокартели уже стали серьезным фактором политической ситуации в этом регионе. А. Гришин: - Кстати, я был тому свидетелем в прошлом году в Киргизии, когда были вот эти волнения все. На юге, в Джелалабадской области мне местные так по секрету говорили, что схватка идет между действующей властью и новой, претендующей, за то, кто будет контролировать вот этот наркотрафик… В. Иванов: - Да, вы правильно сказали. Я 16 марта был в Бишкеке, встречался с президентом страны, Розой Отунбаевой, встречался с премьером, господином Отанбаевым, они прямо говорят – надо политику очищать от наркотиков. Поэтому мы приняли решение, уникальное, я бы сказал беспрецедентное решение в современной России, когда мы приняли программу технической и финансовой помощи государственной службе по контролю за наркотиками в Киргизии. Она вновь воссоздана. Поскольку Бакиев ликвидировал агентство по борьбе с наркотиками, к слову говоря, тоже это вызвало… А. Гришин: - Пчелы против меда, что называется… В. Иванов: - Да, пчелы против меда. Слава богу, что воссоздали службу. И мы будем ей помогать. А. Гришин: - Вот 6000 наркокурьеров – это какая доля от общего потока, на ваш взгляд? Сколько это всего? 30%, 50%? Вот уголовные дела, по которым вы задерживаете? В. Иванов: - Ну, мы задерживаем, во-первых, внутри страны, потому что на границе федеральная служба по контролю за наркотиками не работает, наше участие там не предусматривается. Внутри страны мы изымаем порядка 10% того объема наркотиков, который поступает к нам из Афганистана. Это общемировые показатели. А. Гришин: - Понятно. Спасибо большое, Виктор Петрович.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
26
 

Читайте также

Новости 24