Сегодня 23 Апреля
Погода за окном

3°C

Происшествия | ЧП
Наталья Островская (Наш спец. корр.) Фото автора и из семейного архива Дмитрия Гробова
(21 Мая 2011, 01:00)

Кто устроил душегубку на АПЛ «Нерпа» - диверсанты или разгильдяи?Комментарии: 31

В Приморье начинается суд по делу об аварии на атомной подлодке, где в 2008 году погибли, задохнувшись, 20 человек

Вчера военный суд Тихоокеанского флота приступил к рассмотрению уголовного дела по второму после «Курска» громкому ЧП на подводном флоте России. Напомним: 8 ноября 2008 года во время ходовых испытаний на борту атомной подлодки «Нерпа» вдруг без команды и пожара сработала система пожаротушения ЛОХ (лодочная объемная химическая) и в главный отсек корабля пошел газ-огнегаситель. 20 человек, задохнувшись, погибли в считанные минуты. В подавляющем большинстве это были гражданские лица - заводчане-судостроители. Флотский экипаж потерял троих моряков. Лодка не утонула, вернулась на завод «Восток» приморского города Большой Камень. Здесь, несмотря на то что уже должна быть передана - по контракту - в аренду ВМФ Индии, «Нерпа» находится и поныне.

ГВАРДИИ ОБВИНЯЕМЫЕ

В первые дни после трагедии кто-то, явно знающий ситуацию изнутри, запустил через Интернет слово «диверсия». Вскоре эту версию потушили: всему миру был предъявлен виновник ЧП - матрос-разгильдяй Дмитрий Гробов, нажавший «со скуки» на клавиши компьютера и тем самым запустивший проклятый ЛОХ.

«Стрелочник» долго не думал, дал признательные показания, и у следствия в лице Военно-следственного управления по Тихоокеанскому флоту появилась счастливая возможность свернуть со скользкой тропы шпиономании на политически нейтральную полосу. В деле появился второй и главный обвиняемый - командир подлодки гвардии капитан первого ранга Дмитрий Лаврентьев. Ему-то и вменили по полной - от рукоблудия «скучающих» подчиненных и неподготовленности к ЧП всех, кто находился на борту загазованной АПЛ, до срыва сроков сдачи подлодки и, что особо занятно, подрыва деловой репутации предприятия-изготовителя, Амурского судостроительного завода.

В сталинские времена за такой букет Лаврентьева давно бы расстреляли как того самого шпиона и диверсанта. А в наши дни он, слава богу, не только жив-здоров, но и не арестован. Более того, обвиняемый не отстранен от должности командира - выводит лодку на испытания, готовит к службе братских индийцев. Его экипаж и сам он, как до трагедии, так и сейчас, носят звание гвардейских.

Парадокс: сразу после ЧП Лаврентьева едва не признали героем - вместе со своим экипажем он был представлен командованием к государственным наградам. За спасение людей и подлодки семнадцать военных моряков получили ордена и медали. Командиру полагался орден Мужества. Но получил он не орден, а уголовную статью.

Я помню день похорон в Большом Камне, где все еще доводят до готовности многострадальную «Нерпу». В пестрой толпе горожан выделялась черная строчка - строй экипажа подлодки во главе с командиром. На Лаврентьева было страшно смотреть. Я подошла к нему, спросила, что он думает о причинах ЧП.

- Следствие отрабатывает два момента, - кратко ответил тогда командир. - Техника и человек. Разберутся.

Уголовное дело по «Нерпе» имеет гриф «Совершенно секретно». Судебный процесс будет закрытым. Но в нашем распоряжении оказались некоторые документы и свидетельства, позволяющие предположить: к ЧП на «Нерпе» привела цепь преступных действий «в тылу» с географией от Санкт-Петербурга до Японского моря. Первое звено в этой цепи - фальсификация газа-огнегасителя. Поддельный фреон.

«ГАЗ БЫЛ ЖГУЧИМ И ЕДКИМ, КАК АЦЕТОН»

Причиной гибели людей на «Нерпе» военное следствие называет асфиксию от нехватки кислорода, вытесненного фреоном. Сторона защиты Лаврентьева возражает: причина - острое химическое отравление.

Военным нельзя давать интервью про ЧП. Я обещаю не называть моего собеседника, и подводник Валерий (назовем его так) рассказывает:

- Сработал ревун. Секунда, и из распылителя хлынул прямо на голову сжиженный газ. Он был жгучий - сразу запекло затылок. И едкий, как ацетон. Мы поняли, это не фреон, потому что фреон - газ без запаха.

Действовал яд мгновенно. Первый вдох - и «побежала» голова. Следом - галлюцинации, обморок, паралич дыхания. Я спросила Валерия, скольких он вытащил из душегубки второго отсека.

- Всего мы подняли наверх восемьдесят человек. Но ведь двадцать-то не спасли…

Вскоре после ЧП установили: в систему ЛОХ перед выходом в море завод закачал не фреон, сам по себе безопасный, а смесь, в которой фреон был разбавлен аж на две трети тетрахлорэтиленом (растворителем).

Анализ проводила руководитель эколого-аналитического центра Дальневосточного федерального университета Лариса Соколова. Опытный химик, Соколова сработала на совесть, за что получила награду - вымпел ФСБ России с надписью «За содействие».

- Если бы, не дай бог, на лодке и в самом деле случился пожар, - говорит Соколова, - то при нагревании эта смесь превратилась бы в фосген (боевой отравляющий газ, использовался в Первую мировую войну. - Авт.), что увеличило бы количество погибших. Но в случае пожара кто бы стал разбираться с липовой смесью? Огонь-то она тушит. Так что фреон разводил грамотный химик.

Как следует из материалов уголовного дела, партию подделки (2 с половиной тонны) Амурский судостроительный завод приобрел всего за 1,5 млн. руб., в то время как качественный фреон стоит в три-четыре раза дороже. Внимание, вопрос! Завод экономил, не ведая, что берет? Но на режимном предприятии есть центральная заводская лаборатория, где должны были проверить огнегаситель, тем паче что в отличие от нейтрального фреона запах от него так и бил по ноздрям.

Амурский завод выдал документ о соответствии огнегасителя ГОСТу. То, что анализ - липа, выяснилось случайно. Лариса Соколова говорит, в первые дни после аварии ей позвонили. Как ни странно, это были не военные следователи и не спецслужбы, а флотские химики. Они-то и попросили проверить фреон.

- Анализ несложный. Выявить ядовитую примесь может каждый химик. Почему ее не заметили на заводе? Это бы спасло два десятка жизней, - недоумевает Соколова. - Я спросила по телефону своего коллегу с Амурского завода, как ему спится после того, что случилось на «Нерпе». Знаете, что он мне сказал? «Нормально! Я не химик, а физик твердого тела!»

Военно-следственное управление выделило материалы по фреону в отдельное производство. Это дело ведет следственное управление УВД Комсомольска-на-Амуре. Но и сегодня, спустя два с половиной года после ЧП, тайна фреона покрыта мраком - нет даже подозреваемых.

Спросить у начальника заводской лаборатории Сергея Коростылева, как он проморгал смертоносный растворитель и что ему снится ночами, не удалось: в конце прошлого года он уволился с предприятия...

В уголовном деле по обвинению командира подлодки Лаврентьева есть материалы, из которых следует: до поставки на Амурский завод с псевдофреоном химичили посредники - фирмы Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода.

В Нижнем, перед отправкой на Дальний Восток, смесь исследовали и, судя по документам, ничего подозрительного в ней не нашли. Анализ датирован 14 августа 2006 года. Почему-то той же датой помечен и входной анализ на судостроительном заводе в Комсомольске-на-Амуре, куда ядовитый груз поступил… через год.

Что все это значит? Следствие на такие вопросы не отвечает. Думаем сами. Значит ли это, что на дальневосточном заводе «фреон» не проверяли вообще? Предположим, просто переписали анализ, сделанный в Нижнем Новгороде. Причем переписали автоматически, не меняя в тексте ни буквы, ни даты, ни запятой.

КАК ЭТО БЫЛО В 2008 ГОДУ
КАК ЭТО БЫЛО В 2008 ГОДУ


Как значится в документах, левый груз в неопломбированных канистрах с жалкими бумажными наклейками «Фреон» был доставлен из Комсомольска-на-Амуре в Большой Камень под загрузку в стратегическую, единственную в своем роде и предназначенную для сдачи в аренду другой стране атомную подлодку. Рабочие заводской бригады, загружавшие смертоносный газ в систему ЛОХ, дали следствию показания, что забирали канистры из неохраняемого помещения (где, кстати, мог затаиться кто угодно). С утра до обеда вози­ли канистры на причал. Ночью - почему-то ночью, таков был приказ - закачивали «адский коктейль» в подлодку. Что качали, не ведали.

И вновь - внимание, вопрос! История с фреоном - диверсия или так себе воровство, без размаха, размером в 100 тысяч долларов? Если воровство, то военное следствие по Тихоокеанскому флоту поймало явно не того - командира подлодки, штучного специалиста и гвардии офицера. Если диверсия, то вот, вслед за поддельным фреоном, второе звено в цепи «действий по выводу из строя военной техники» - сбои корабельной автоматики, загадочные и беспричинные.

«КОРАБЛЬ К ВЫХОДУ НЕ ГОТОВ»

Нажимал ли матрос на клавиши компьютера или сознаться в этом его вынудило следствие? Ответ не столь важен в свете экспертного заключения, где сказано, что ни Гробов, ни кто другой не смог бы запустить «со скуки» треклятый ЛОХ.

До рокового выхода «Нерпы» в море этот ЛОХ не раз срабатывал сам. И если бы только на «Нерпе»! Защита командира Лаврентьева наверняка представит суду документы с «Севмаша» (Северодвинск), где строилась другая стратегическая АПЛ - «Юрий Долгорукий». В документах сказано: на «Долгоруком» трижды (!) сам собой срабатывал ЛОХ. Причину не выявили, но на корабельный компьютер установили программные «ловушки». И ЛОХ больше не «баловался».

В то же самое время на АПЛ «Нерпа», так же как на «Юрии Долгоруком», то и дело барахлила автоматика. Видимо, ситуация была столь угрожающей, что 15 сентября 2008-го (незадолго до трагедии в море) Дмитрий Лаврентьев шлет командованию рапорт-SOS: «В случае аварийной ситуации в подводном положении данное обстоятельство способно привести к гибели корабля и экипажа. Корабль к выходу НЕ ГОТОВ».

Но спустя месяц директор Амурского судостроительного завода Анатолий Адаменя приказал начать заводские ходовые испытания. 24 и 29 октября «Нерпа» пыталась оторваться от пирса. Едва выйдет из бухты, начинаются поломки - то разгерметизация, то протечка, то остановка оборудования. Наконец, 31 октября подлодка вышла в море. Прямо навстречу ЧП.

Почему на «Нерпе», как на «Юрии Долгоруком», вовремя не установили программные «ловушки»? И почему информация с «Севмаша» о спасительных «ловушках» дошла до Большого Камня лишь 11 ноября 2008-го, т. е. только после того, как погибли люди и едва не случился приморский «Курск»?

А вот еще один глупый вопрос: после трагедии «ловушки» на «Нерпе» установили? Да не может такого быть! Но недавно, 5 марта сего года, командир Лаврентьев, готовясь к вызову в суд, подает рапорт, где, в частности, пишет: «...причина срабатывания датчиков подачи огнегасителя системы ЛОХ не установлена».

Что ж за чертовщина который год творится на борту стратегической АПЛ?! «Причиной может быть тщательно замаскированная шпионская «закладка» в электронное оборудование, - еще два с половиной года назад высказал свою версию академик Международной академии информатизации, специалист по электронной безопасности доктор технических наук Владимир Ильин. - В советские времена, когда вся наша военная техника базировалась на собственной элементной базе и отечественном программном обеспечении, «сюрпризы» были исключены. Сейчас российская оборонная промышленность вынуждена использовать импортные комплектующие. А это чревато. Обнаружить «сюрприз» сложно. Особенно - в программном обеспечении. При нынешнем уровне развития техники противник вполне может планировать любые диверсии, маскируя их под чрезвычайные происшествия. Не исключено, что сбой системы пожаротушения на подводной лодке мог быть именно такой скрытой диверсией».

А вдруг в версии Ильина что-то есть? Тогда рискну предположить, что начинающийся судебный процесс над командиром подлодки - это дополнительная маскировка настоящих причин: 1) массового отравления людей на борту АПЛ и 2) срыва сроков контракта по передаче «Нерпы» в долгосрочную аренду ВМФ Индии.

Следствие, есть возражения?

Командир «Нерпы» Дмитрий Лаврентьев
Командир «Нерпы» Дмитрий Лаврентьев
Фото: Наталья ОСТРОВСКАЯ

А В ЭТО ВРЕМЯ

Сажать нельзя помиловать


Наши источники сообщают: уже летом подлодка должна быть наконец передана ВМС Индии. Вопрос - кто ее поведет к далеким берегам? Индия заявила, что в качестве командира-инструктора на переходе видит одного человека - Дмитрия Лаврентьева. На флоте говорят, что заменить «гвардии обвиняемого» решительно некем.

Тем временем главком ВМФ, включив АПЛ «Нерпа» в состав военного флота России, все никак не подписывает акт о ее госприемке, а значит, контракт по-прежнему заморожен.

- Я не знаю, почему не принимают «Нерпу». Лодка программу испытаний выполнила, - недоумевает возглавлявший комиссию по госприемке Родион Тюрин. - Каждый из девяти специалистов, и я в том числе, подписали акт еще в декабре 2009-го! И представили его главкому. Комиссия отработала, ее распустили. Что касается командира Лаврентьева… Причин для его обвинения не вижу.

Не нашел вины командира и Российский научный центр «Курчатовский институт», проводивший «разбор полетов» и поиск причин ЧП. Выводы экспертизы институт сформулировал протокольно, но ясно: «Руководящим составом предприятий промышленности (читай: заводов в Комсомольске-на-Амуре и Большом Камне), а также КБ «Малахит» и концерна «Аврора» (оба - Санкт-Петербург) допущены нарушения… в виде ненадлежащего исполнения ими своих обязанностей по изготовлению оборудования с необходимым качественным программным обеспечением, которое не позволило бы несанкционированно задействовать систему ЛОХ без приказа командира АПЛ».

Защита Лаврентьева говорит, что высокопоставленные «нарушители» сразу после ЧП на «Нерпе» в полном составе вошли в… комиссию по расследованию случившегося. Если это так, тогда все понятно. Своих не топят.

Вернуться на главную
Также по теме
Новости сми
Комментарии 31
Загружается...
Новости сми
Спецпредложения