2015-02-04T07:21:27+03:00
Комсомольская правда
345

Расследование «КП»: Как поселковая шпана обложила данью боевых офицеров Тихоокеанского флота

Как «мелкая шушера» целый год собирала дань с морских волков [видео]

Бандиты вымогали у контрактников деньги, заставляли их брать кредиты и даже выкупать собственные машины.

Фокино - закрытый городок, где базируется Приморская флотилия с ее крейсерами и подводными лодками. Что ни шаг - воинская часть, забор, КПП. Перед воротами непременный военно-морской декор: доты, старые корабельные пушки. Они давно отслужили свое и никого не пугают.

Запуганные моряки боялись рассказывать о поборах. Порядок навел лишь спецназ.Фото предоставлено пресс-службой краевого УВД.

Запуганные моряки боялись рассказывать о поборах. Порядок навел лишь спецназ.Фото предоставлено пресс-службой краевого УВД.

После командировки сюда, вдогонку прогремевшей новости - в Фокине в конце июня краевая полиция и ФСБ провели успешную спецоперацию по задержанию членов преступной группировки, занимавшейся грабежами и вымогательством в отношении контрактников и офицеров, - осталось стойкое ощущение, что флот и моряки тоже давно никого не пугают. Боятся сами.

Как раз в те дни, когда я ходила по Фокину, пытаясь понять, как могло случиться, что несколько дагестанцев и их шестерки из числа местных «братьев-славян» не день и не два, а как минимум год кормились и поились денежным довольствием защитников Отечества, во Владивостоке, на главной базе Тихоокеанского флота, торжественно и широко принимали иностранных гостей - в порт с дружественным визитом зашел ракетный фрегат ВМС США.

Будто дали понять: если и есть у нашего флота противник, то не извне, а в глубоком тылу. То есть здесь, в Фокине.

В нашу гавань заходили…

- Да какие они противники? Негодяи, мелкая шушера, - буквально вскипел в ответ замкомандира дивизии по воспитательной работе, капитан 1 ранга Владимир Пискайкин. - Грабили только слабых - вчерашних срочников и молоденьких лейтенантов. Попробовали бы они ко мне подступиться! Да будет вам известно, морские офицеры умеют за себя постоять. Мы сами себя защитили! Повстречайтесь-ка с нашим командованием, будет вам полная информация из первых рук.

Вымогателей эффектно и быстро скрутил спецназ. И сделал бы это раньше, если бы запуганные офицеры не боялись рассказать о поборах.

Вымогателей эффектно и быстро скрутил спецназ. И сделал бы это раньше, если бы запуганные офицеры не боялись рассказать о поборах.

Надеясь на встречу с командующим Приморской флотилией, капитаном 1 ранга Виктором Соколовым, я рисовала себе захватывающую картину: доблестные моряки-тихоокеанцы в лучших традициях флотского братства приводят в чувство зарвавшихся грабителей-дагестанцев. Увы, встреча с командующим не срослась. «В интересах следствия комментариев не даем», - объяснила пресс-служба.

Но Фокино - маленький город, тут тайн не бывает. Все знают, что с конца прошлого года из флотилии началось бегство молодняка. Посыпались рапорты: «Прошу уволить со службы за несоблюдение условий контракта». Сколько было таких рапортов - вот это точно военная тайна. Видимо, много.

- Своими противоправными действиями, - сказал на июньской пресс-конференции во Владивостоке первый замначальника краевого УВД Олег Долгий, - злоумышленники, по сути, влияли на боеготовность подразделений. Люди были запуганы и боялись выходить на службу.

Похоже, «шушера» так всех достала, что командующий Соколов провел специальное совещание, где поставил главную оперативную задачу: во что бы то ни стало разговорить запуганных подчиненных!

Первым разговорили пострадавшего Н., офицера Космических войск из военного городка в поселке Руднево. Он вместе с двумя своими товарищами споткнулся о дагестанцев в местном кафе. Обычная пьяная разборка. Офицер позвонил в часть и попросил защиты у сослуживца, который тоже дагестанец. Тот услугу оказал, но позже за нее запросили неслабо - 250 тысяч рублей. Интересно узнать: заплатил бы офицер, если бы были деньги? Он, как мне сказали, холостяк, живет в служебной квартире, где стол, стул, кровать и китель на плечиках, - такой суммы у него не было. Зато был страх за жизнь и угрозы. И офицер, к чести убедившего его замкомандира по работе с личным составом, написал первое заявление.

Вынужденные кредиты в банках, долговые расписки на сотни (!) тысяч рублей и даже выкуп у дагестанцев собственного автомобиля - эти и другие факты привели в своих заявлениях еще несколько военнослужащих, признанных теперь потерпевшими по уголовному делу.

В краевом УВД показали видеосъемку спецоперации по задержанию троих дагестанцев и двоих «славян» - Андрея З. и Александра П. Полиция и спецназ военной контрразведки брали преступников по квартирам, куда те приходили за данью, и прямо на улицах. Городок вздрогнул и застыл в изумлении. Красавцы кавказцы Эрик, Батали, Нариман лежат, придавленные сверху операми, носами в асфальт и вынуждены отвечать на вопросы.

- За что тебя задержали?

- Не знаю…

- Ни у кого ничего не забирал? Не воровал? Честный парень, конкретный невиновник?

- Так точно…

Не так давно уроженцы Махачкалы и Дербента сами тут служили, а потому вполне ориентировались в обстановке. Главное - знали: вояк можно грабить. Деньги в воинские части, спасибо родному Минобороны и системе многочисленных дополнительных выплат, льются рекой. Кошельки толсты. Зато кишка тонка.

Тональный крем - друг офицера

Как же эта «шушера» подступалась к военным?

- Обычный гоп-стоп - на почте, рынке, возле КПП, - высказал свое мнение председатель Фокинского комитета ветеранов ТОФ, капитан 1 ранга запаса Вячеслав Островский. - Дело раздули. Это пиар силовиков.

А может, и хорошо, что раздули? Опять же не тайна: дань с военных (и только ли с моряков?) урки всех мастей собирают повсеместно из года в год. Чем больше платит Родина своим защитникам, тем выше поборы. Хотелось бы написать: «И тем жестче отпор преступным посягательствам». Но это уж точно пиар.

На самом деле картина унылая. И. о. председателя Фокинского городского суда Елена Королева разрешила почитать уголовное дело, подобное тому, что расследуют сегодня по горячим следам июньской спецоперации. Изложенные в деле события трехлетней давности не тянут на боевик, но дают полное представление о морально-психологическом состоянии молодого офицерства и военнослужащих по контракту.

Домой к лейтенанту К. являются двое - дагестанец Марат Бабаев и трижды судимый местный житель Дмитрий Дударев. Для начала офицера бьют, угрожают кухонным ножом. Тот становится абсолютно ручным и выполняет все, что ему говорят: снимает с себя и отдает золотую цепочку, заворачивает в простыню собственный компьютер.

«Бабаев забрал со стола документ - удостоверение личности офицера, - сопел на допросе лейтенант. - Мне сказали одеться в гражданскую одежду и идти с ними, нести компьютер. Я попросил вернуть удостоверение, так как не смогу пройти на территорию части. Бабаев сказал: «Завтра». И спросил, когда у меня день зарплаты. Сказал никому ничего не говорить, иначе будет хуже. Назавтра под правым глазом у меня было небольшое посинение. Перед уходом на службу я его постарался замаскировать тональным кремом...»

Вторым потерпевшим по делу был подчиненный лейтенанта К. - старший матрос-контрактник О. Собственно говоря, к лейтенанту пришли по его же, матроса, наводке. Правда, до этого О. обращался к командиру за помощью, рассказывал, что с него трясут выкуп за его же паспорт и водительские права, просил занять денег до зарплаты. Лейтенант занял и почему-то больше ни о чем не спросил. Вскоре, как видим, ограбили его самого.

Это не единственный казус уголовного дела. Имущество офицера грабители продали некоему Геннадию. Скупщик, процентщик, учредитель местного ломбарда Геннадий Рязанов оказался поистине многолик. На следствии и суде выяснилось, что он к тому же и… официальный представитель уполномоченного по правам человека в Приморье.

Потерпевшие моряки сильно этому удивились. «Нести свою беду» такому персонажу? А, кстати, кому нести-то, когда ты молод, одинок и неопытен? Написать обо всем маме? А той куда? Готовя эту заметку, узнала, что в общем-то некуда. В нынешнем году в Приморье прекратил работу ранее активный и предельно необходимый комитет солдатских и матросских матерей - его бессменный руководитель Валентина Деревова устала в одиночку тащить этот воз.

Однако вернемся в Фокино. В деле Бабаева - Дударева фигурируют смешные по сегодняшним меркам суммы «подоходного налога» в пользу посланцев солнечного Дагестана - 5 тысяч, 3 тысячи, 500 рублей… Сегодня дань больше в разы.

Но почему неизменна готовность наших военных платить вымогателям? Почему не за нашими, а за дагестанцами моральное превосходство? Причем даже тогда, когда - и такое бывает! - в роли потерпевших сами кавказцы. В городском суде Фокина рассматривалось и такое дело. Рядовая пьянка в военном городке поселка Дунай. Компания - два матроса-контрактника (русский и дагестанец) и двое местных, гражданских. Мало того что стол на свои кровные накрыли гости - юные морячки. Их избили, вытащили из карманов банковские карточки и велели назвать пин-коды, чтобы недолго думая сбегать к банкомату и сгрести чужое добро. Русский сразу назвал набор цифр. Дагестанец трижды «ошибся», разозлил грабителей, да так ничего и не «вспомнил», за что его били всю ночь.

В Фокине нет как таковой дагестанской диаспоры. Говорят, те южане, кто здесь служил да остался, промышляют мелкими группами либо каждый сам по себе. «Нас мало, но мы в тельняшках». Обидно, но это про их боевой (да, конечно, бандитский) дух.

Любые штормы может вынести моряк?

Любые штормы может вынести моряк?

Золотая лихорадка

Пока личный состав Приморской флотилии послушно платил, писал долговые расписки на сотни тысяч и, если верить полиции, даже брал под них банковские кредиты, военная контрразведка и военно-следственный отдел города Фокина обезвреживали «вымогателя из своих» - начальника связи флотилии, капитана 2 ранга Евгения Жижко. Офицера довели до суда, суд - до приговора: год в колонии-поселении. Якобы делал Жижко то же самое - отбирал деньги. Только хитрее - не гоп-стопом, а согласно собственноручно подписанному приказу о распределении дополнительных денежных выплат военнослужащим и гражданскому персоналу воинской части. Те господа офицеры, кому Жижко выдал больше других, вроде как должны были его отблагодарить, что и делали все с той же библейской покорностью: шли и несли командиру-вымогателю нужные суммы. Во всяком случае, они так сказали. Подсудимый свою вину решительно отрицал, говоря, что все неправда и клевета.

В уголовном деле капитана Жижко ноль доказательств - одни слова. Если и правда брал, это лишний пример деградации офицера. Если не брал, то та же песня, только про его подчиненных, тоже офицеров, хором оговоривших ни в чем не повинного командира. В общем, бой пауков в банке, к радости местного криминала.

Тот, кто далек от Вооруженных сил и не ведает, какие сегодня на флоте и в войсках идут финансовые процессы, прочитав материалы уголовного дела Жижко, совершит для себя массу открытий. Я, например, узнала, что приказы Минобороны о регулярных дополнительных выплатах военнослужащим издаются последние годы с пулеметной частотой. На примере Фокина это явление выглядит так.

Приморская флотилия Тихоокеанского флота регулярно получает - плюс к основному денежному довольствию - порядка 115 млн. руб. Зная общее количество военнослужащих, легко подсчитать, сколько в среднем выходит на нос - по 25 тыс. руб. Дополнительное гарантированное бюджетное счастье случается раз в три месяца. Как зима и лето.

Поровну, конечно, не делят. Так, командующий флотилией получает ежеквартально (дополнительно) по 500 тыс. руб. Остальные - по убывающей. В штабных кабинетах кипят дискуссии насчет способов и методов исполнения «денежных» министерских приказов. Помощник командующего по финансово-экономической работе подполковник Вячеслав Устинов даже проводит для командиров воинских частей спецзанятия по распределению денежных средств. И всем советует: «При недостаточности лимитов бюджетных обязательств и объемов финансирования необходимо истребовать дополнительные средства установленным порядком».

В общем, золотая лихорадка. Военные трясут государство и друг друга - дагестанцы трясут военных.

В отстое

Знакомые устроили мне импровизированную экскурсию по Фокину и окрестностям. Бухты Абрек, Сысоева, Павловского - то здесь то там мемориалы, воинские захоронения тех, кто погиб в советские и новые времена при авариях на подлодках и боевых кораблях. Местные краеведы-энтузиасты рассказали про героев-моряков и посетовали, что на поддержание в порядке братских могил вечно не хватает денег…

Объехали по периметру залив Стрелок, где у пирсов доживают свое корабли.

- Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Лазарев» - на приколе, - кивает на противоположный берег мой экскурсовод, фокинский офицер. - А вот большой десантный корабль «Александр Николаев» списан, без экипажа. Эсминец «Боевой» - на отстое, флаг спущен, на борту остаются три офицера. Дальше эскадренный миноносец «Безбоязненный». Тоже отстой. Выйти в море не может с 90-х годов. Поломка двигателя - какой ему поход?..

Двигатель воинской службы - боевой дух моряка и солдата. Похоже, поломку этого механизма пытаются лечить деньгами.

В следующем году по недавно принятому закону защитники Отечества будут получать еще больше. Это значит, что увеличит дань с оборота и фокинский криминал? А «свято место», что занимали ныне арестованные Эрик, Батали и Нариман, займут иные «богатыри»?

Один такой, уже знакомый нам по упомянутому выше уголовному делу Марат Бабаев, вышел из колонии - по постановлению об условно-досрочном освобождении. В неволе проявил себя как примерный, имеющий массу поощрений зек. Недавно вернулся в Фокино. Говорят, пока ведет себя хорошо. Водит такси. Присматривается...

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Если наши вооруженные защитники не могут защитить себя, то как они защитят нас?

К великому сожалению, фокинский гарнизон не единственный на Дальнем Востоке (да и в Российской армии в целом), где местные бандюки разных национальностей нагло дерут дань с военных. Этот «бизнес» давно вошел в моду в криминальном мире - с тех пор как появились солдаты-контрактники. А когда в армии начались еще и увесистые премиальные выплаты, местные шайки грабителей стали осаждать части, как пиявки. Многие офицеры и солдаты с рабской покорностью платят мзду - лишь бы не быть искалеченными, лишь бы гангстеры не тронули семью.

И вот роковой вопрос: что делать? Призывать милицию, разные там ОМОНы, ЧОПы и контрразведку, усилить охрану военных и оградить их от грязных лап вымогателей? Это легко сказать. Но к каждому офицеру охранника не приставишь. Только ведь с чего-то начинать надо, иначе каждый гарнизон станет жирной и послушной дойной коровой для воровской своры. Для начала нелишне было бы законодателям в нашем Уголовном кодексе минимум утроить сроки за денежные поборы (а покушение на военных, да на любых служивых людей при оружии, превратить в особо отягчающие обстоятельства с набросом еще полудесятка лет строгого режима). Но это - первый шаг. Пора уже и руководству Минобороны, и командующим округами-флотами отважиться на самый радикальный шаг: в тех гарнизонах, где нет отбоя от вороватой саранчи, разрешить офицерам носить табельное оружие и применять его для защиты от бандитов. Если наши вооруженные защитники не могут защитить себя, то как они защитят нас?

Виктор БАРАНЕЦ, военный обозреватель «КП»

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24