2016-08-24T02:47:33+03:00
Комсомольская правда
38

Он предвидел мученическую смерть…

Фото: REUTERS

В этом уверен духовник погибшего в Одессе поэта Вадима Негатурова отец Киприан

Прошел месяц с начала трагических событий в Одессе. Нам стали известны подробности жизни и героической смерти православного поэта Вадима Негатурова, автора «Марша Куликова Поля». Куликовым Полем называется одесская площадь, на которой находился палаточный лагерь сторонников федерализации, и марш поэта стал гимном этого драматического противостояния. Нашему корреспонденту удалось встретиться и побеседовать с родными и близкими героя.

Надежда Дмитриевна Негатурова входит в свой покосившийся старый домик на окраине Одессы, пододвигает скрипучий стул к журнальному столу. Здесь до сих пор кипой лежат выцветшие черновики ее сына - Вадимушки... Лежат, словно он вышел и скоро будет... Еще не прошли сороковины со смерти Вадима, а значит, его душа еще рядом. Хотя для матери он рядом будет всегда. Осознать разом такое горе - тяжелый труд. Каждый день мать садится напротив фотографии Вадима и... говорит с ней. А в ответ сын улыбается - широко и искренне. А потом Надежда Дмитриевна плачет и вспоминает...

Вадим всегда стремился делать все на совесть: золотая медаль в школе, красные дипломы в двух вузах. Главная опора мамы, кумир младшего брата. Когда Вадим начинал отвечать на уроках, замолкали даже учителя. И долго слушали. Он был самым умным, самым добрым и самым честным. Хотя один раз все-таки обманул мать.

Мразь не жалела ни старых, ни малых.

Мразь не жалела ни старых, ни малых.

- В восьмом классе мальчишки, насмотревшись фильмов, стали учиться фехтовать. Шпаги делали сами из всего, что во дворе найдут. Во время одного из поединков друг проткнул Вадиму мышцу. Да так неудачно, что кровь не могли остановить, пришлось вызывать «Скорую». Так вот, этот друг сам мне потом во всем признался. А Вадим ни в какую: упал на гвоздь. Никто не виноват! - рассказывает Надежда Дмитриевна.

- Он никогда в детстве не отгонял меня от себя, - вспоминает младший брат Вадима Александр. - А ведь разница была существенная, почти в шесть лет. Ему, конечно, хотелось поиграть с приятелями в ножички, поболтать с девочками, но обидеть меня он тоже не мог. А я бегал за ним хвостиком.

Вот эта исключительная внимательность к чувствам других, порядочность и неумение обидеть - это было главное в Вадиме. И это открыло для него дорогу к Храму.

Услышать Бога

В 2008 году Вадим решил строить гостиницу для паломников Почаевского монастыря. Нашел партнеров, взял деньги в кредит. И тут грянул кризис. Инвестиции сгорели. Вадим понял это по-своему. Он вдруг по-настоящему услышал Бога, не как раньше - время от времени. Его первая исповедь длилась шесть часов. После нее экономист Вадим Негатуров понял, что его истинное предназначение - быть поэтом. Мать вспоминает, что Вадим писал всегда. Но так, смеха ради, чтобы повеселить друзей. А в тот момент он словно переродился: его стихи стали другими. Он начал писать не частушки, а настоящие большие стихотворения о Родине и ее судьбе, так, как он это понимал.

Безразличия плесень сырая

Повсеместна в умах

и сердцах…

Схожий адрес у всех:

«хата с краю» -

И у тех, кто в хрущевках,

сараях,

И у тех, кто в коттеджах,

дворцах…

Маленькая церковь рядом с проезжей частью. Вадим Негатуров исповедовался здесь постоянно. Его духовник рассказывает, что поэт вообще не любил большие, так сказать, популярные храмы. Уж слишком много там не прихожан, а захожан. А вот здесь в его разговор с Богом никто вмешаться не мог.

- Казалось, Вадим постоянно беседует со Всевышним, таким одухотворенным было его лицо, - рассказывает отец Киприан.

Любимой молитвой прихожанина Негатурова была «Отче наш». Он читал ее постоянно. Библия быстро превратилась в настольную книгу. А из обожаемого с детства Высоцкого Вадим все чаще стал цитировать «Я не люблю». Это то самое стихотворение, которое заканчивается строками «мне только жаль распятого Христа». Но, кроме притч о жизни Христа, поэт знакомился с Ветхим Заветом. Он читал о судьбах мучеников, которых сжигали, били палками, ломали руки и ноги.

А потом Вадим Негатуров написал свое стихотворение «Мужская молитва»:

Когда войной на мирный край

обрушит

Свирепый хан безжалостную

рать -

Дай, Боже, право в руки

взять оружье,

Благослови врагу

противостать.

Вадим побеждал в конкурсах поэтов, его произведения становились песнями для бардов. Но только в России. Почему-то дома, на Украине, правду, которой было через край в каждом стихотворении Вадима Негатурова, слышать не хотели.

- Это был очень сложный период в жизни прихожанина Вадима, - вспоминает его духовник отец Киприан. - Он как будто стал готовиться к доле мученика, казалось, он предвидит будущее.

То, что предвидел Вадим, его пугало. А тут еще семейная жизнь разваливалась на глазах, и спасти ее надежды не было. Жена ушла. Дочери как могли поддерживали отца, но сделать ничего не могли. Младшая, Анастасия, которая так похожа на отца и порядочностью, и умением писать, и даже внешностью, развод родителей переживала очень болезненно.

- Папа был ее кумиром, без него Стасе было трудно, - говорит брат поэта Александр.

Как ей трудно теперь, Стася не рассказывает никому. Она замкнулась, говорить об этом не хочет не только с журналистами, но даже с родным дядей.

Он читал о судьбах мучеников, которых сжигали, били палками,  ломали руки и ноги.

Он читал о судьбах мучеников, которых сжигали, били палками, ломали руки и ноги.

Куликово поле

Вадим никогда не был бойцом. Мягкотелый и меланхоличный, романтичный, он нравился женщинам и никогда не умел драться. Но он умел быть стержнем любой борьбы. Так и оказался на Куликовом Поле.

Одесситка Зоя, которая жила в палаточном городке у Дома профсоюзов с самого первого дня, вспоминает, что Вадим сначала стал просто приходить, разговаривать с людьми по душам.

- Потом он стал читать нам свои стихи. Они были как раз о том, чем мы жили тогда и живем сейчас. Они были о том, что нельзя так беспечно предавать собственные Победы. Мы слушали его и лучше понимали, зачем мы здесь, и что борьба наша - это отчаянная драка за свою страну, за свой город, за любимую Одессу.

Вадим часто шутил: «Я родился в Одессе. Не старался, просто повезло». И Одессе повезло, что он у нее был, говорят те, с кем Вадим целыми ночами говорил на Куликовом Поле. Именно тогда, в палаточном городке, во время долгих бесед и появился «Марш Куликова Поля».

- Он возник словно из сердца каждого, кто там был в эти дни, - так рассказывает депутат Одесского совета Василий Полищук, который все время находился с митингующими. - Вадим был как бы нашей церковью, нашей духовной составляющей. Он говорил то, о чем мы все думали, точно и емко. А потом, когда он написал этот марш... мы просто плакали. Мы поняли - да, мы ведь русичи! Вот наше начало, вот за что мы боремся. И Вадим говорил все время: да, мы русичи! И не позволим себя победить!

Зубы сжав от обид,

изнывая от ран,

Русь полки собирала

молитвой…

Кто хозяин Руси -

Славянин или хан? -

Пусть решит

Куликовская битва.

- Посмотрите, здесь как будто переплелись все победы русского в широком смысле слова народа. Все наши герои - от любимых Вадимом трех богатырей до героев Великой Отечественной. Мы чувствовали себя их прямыми потомками, наследниками, которые просто не имеют права сдать ни пяди родной земли, - рассказывает Василий Полищук.

- Потом, когда к стихам написали музыку, то марш стали перекидывать с телефона на телефон, показывать друзьям и знакомым. Скоро почти все уже знали слова. А Вадим как бы от этой славы оставался в стороне, - вспоминает его соратник по Куликову Полю Зоя.

Семейный архив Вадима Негатурова

Семейный архив Вадима Негатурова

Последний день, последние встречи, последний разговор

Где-то за неделю до второго мая, в день своего ангела, поэт пришел к духовнику Киприану очень озабоченным.

- Прихожанин был подавлен, мне казалось, он что-то такое понял, осознал. Он сказал мне, что больше так жить нельзя, он как будто чувствовал, что-то случится, - вздыхает священник.

Второго мая Вадиму Негатурову позвонили, когда он уже шел домой. Ему сказали, что нужно спасать иконы, которые хранятся в палатке-церкви на Куликовом Поле. Предупредили, что туда идет орда нацистов из киевского «Правого сектора», для них нет ничего святого. Было ясно, они сожгут иконы. Но тогда еще никто не мог предположить, что иконы подожгут вместе с людьми.

- Мы встретились случайно, когда папа ехал к Дому профсоюзов, - вспоминает старшая дочь Вадима Негатурова. - Папа отдал мне все: ключи от дома, деньги. Сказал: если что, передать их бабушке. Он живет... жил с нею, - поправляет себя девушка. - Себе папа оставил только паспорт. Я спросила: что, если что? Он ответил просто: если что... Тогда я видела его в последний раз.

- Он не боец, - как заклинание повторяет младший брат Вадима Александр. - Но он не мог бросить иконы. Он приехал на Куликово Поле уже после того, как палатку-церковь сожгли. Вадим и остальные побежали искать спасения в Доме профсоюзов. Его выкинули из окна одним из первых, я видел запись, брат был еще жив. Я потом смотрел эти кадры сотню раз...

Александр уехал на майские за город: там никакой связи, нет даже интернета. Но второго числа в предвечерний час что-то заставило его подняться на пригорок. И сразу зазвонил телефон. Это был Вадим. Вот так все последние часы они были на связи.

Вадим постоянно шептал молитву, он страдал от страшной боли: сорок процентов его тела было обожжено. Медсестра, которая была рядом, рассказывала, что в самый последний момент он открыл глаза и кивнул. Она перекрестила поэта... и он ушел.

Александр до сих пор не верит. Он не верит в то, что брат умер от ожогов. Что бы там ни говорило официальное следствие, брат Вадима Негатурова уверен - людей в Доме проф-союзов чем-то травили.

И до сих пор никто ни в семье, ни на Куликовом Поле не верит в то, что их поэт ушел насовсем. «Он рядом, он с нами, он над всеми», - говорит Зоя и в очередной раз повторяет слова марша:

Русичи, вперед!

Русичи, вперед!

Сокрушим орду поганой

нечисти!

Снова Русь в опасности!

Сегодня - наш черед

доказать любовь свою

к Отечеству!

…Делом доказать любовь

к Отечеству!

…Кровью доказать любовь

к Отечеству!

…Жизнью доказать любовь

к Отечеству!

Мы помним!

Трагедия в Одессе стала незаживающей раной не только для одесситов, участников и очевидцев страшных событий начала мая. Люди разных возрастов, профессий и вероисповеданий в России и на Украине не перестают обсуждать и переживать эту драму. Эмоции захлестывают. И в этом нет ничего странного. Прошло слишком мало времени, с тех пор как пожар в Доме профсоюзов был потушен. Время осмыслить все произошедшее еще не пришло. Для родственников и близких погибших это время, может быть, не настанет никогда...

При подготовке к публикации этого материала корреспонденты обнаружили в интернете сайт, посвященный поэту Вадиму Негатурову. Адрес портала: www.negaturov.ru/. Сайт был создан буквально на днях любителями поэзии Вадима Негатурова. Создатели надеются, что он станет не только данью памяти поэта и гражданина, благодарностью от всех живущих невинно убиенному, но и площадкой для сбора информации о Вадиме, его творчестве и его подвиге. Активисты будут благодарны любой информации.

Послесловие

Николай КОНЯЕВ, председатель Православного общества писателей Санкт-Петербурга:

- О Вадиме Негатурове я узнал незадолго до его гибели, и могу сказать, что это был замечательный поэт, которого ждало большое будущее. Но произошла кровавая бойня в Одессе, и мы теперь никогда не прочтем его новых стихов. Любая смерть - трагедия, но многократно тяжелее, когда гибнет в расцвете сил и таланта добрый светлый человек, счастливый в труде, семье и творчестве. Он не был создан для войны, но, когда настало время, встал за Родину и Веру, встретив мученический конец. Когда уходят такие люди, понимаешь, насколько мудры были наши предки, говорившие, что Господь забирает лучших.

Игумен Евстафий (ЖАКОВ), настоятель храма Рождества Святого Иоанна Предтечи в Шлиссельбурге:

- Таких обжигающих и пронзительных стихов я не слышал давно. После Лермонтова подобного воздействия­ на мою душу не оказывал ни один поэт. Чтобы мы стали настоящими патриотами нашей страны, произведения Вадима Негатурова должны звучать везде. Услышав их, многие встанут в ряды защитников Руси, справедливости и Веры.

Слова о павшем герое следует произносить и в церкви до тех пор, пока он не будет причислен к лику Святых Воинов.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24