2016-08-24T02:41:42+03:00
Комсомольская правда
52

Виктор Пелевин: про укров, геев и «Вдову Кличко»

Обложка новой книги Виктора ПелевинаОбложка новой книги Виктора Пелевина

«Комсомольская правда» публикует отрывок из новой книги писателя, которая выйдет в сентябре

«Любовь к трем цукербринам» – так называется новый роман Пелевина, который выпускает в первых числах сентября издательство «ЭКСМО». В названии слились имена Цукерберга и Сергея Брина, основателей Фейсбука и Гугла, опера Прокофьева и комедия Гоцци, а также три вождя.

Говорят, у пелевинской новинки имеются черты философского трактата. Не читали не знаем, но кажется, что да: как и все, что он пишет – этот роман тоже чистая метафизика. И судя по отрывку, иглоукалывания последних книг Пелевин сменил на бомбомет. Оно и правильно. Деликатность – теперь не наш метод. Так что будем читать и зло похохатывать над собой и своей жизнью.

«Комсомолка» публикует отрывок из нового романа В. Пелевина «Любовь к трем цукербринам», главным героем которого, похоже, стал некий Кеша.

КЕ

Сон уплывал все дальше — и к моменту окончательного пробуждения Кеша уже забыл, что ему снилось: помнил только вихрь серебря­ных искр, похожих на бенгальский огонь. И еще, кажется, во сне его звали Рудольфом. Наверно, снился какой-то маскарад…

Кеша сунул ноги в тапочки и пошел в ван­ную опорожнить мочевой пузырь. Суббота. Но на душе после вчерашнего было скверно, очень скверно. Правильно ведь пишут на уличных пла­катах, что пьятница — враг субботы. Но не пи­шут почему-то, что понедельник — враг воскре­сенья. Иначе человек поймет, как мало у него друзей и много врагов…

Кеша отрыгнул и почувствовал рвотный спазм, поднимающийся из глубин живота. Хо­рошо, что он уже добрался до унитаза — и рвота попала в чашку.

Все было не так уж страшно. В холодильни­ке оставался «Гиннесс», и много. А в шкафу имелась аварийная бутылка «Блэк Лейбла».

Облегчившись, Кеша прошел на кухню, от­крыл сразу несколько «Гиннессов» и налил тем­ную жидкость в пинтовую колбу классической формы. Ухаживая за первой колбой, он совсем ни о чем не думал. Он как бы заколачивал чер­ную сосущую дыру в солнечном сплетении.

Вторая колба была уже косметической: она шпаклевала и лакировала наложенную на дыру заплату. В результате появилось что-то вроде фундамента, на котором можно было строить новый день — и Кеша позволил себе пару осто­рожных мыслей.

Он снова вспомнил про бутылку «Блэк Лейб­ла», и в мозг впорхнуло обещание немедленного счастья. Но открывать виски с утра Кеша не стал — он знал, насколько это обещание зыбко и обманчиво. И потом, он ведь не алкоголик. Пер­вый раз за месяц так нарезался. А все родная «Контра».

Кстати, подумал он, почему наш сайт так называют — Contra.ru? Шеф говорил, это от «контраст», и еще в честь белого движения. Противостоим потоку мутного мэйнстрима. Противостоим, да. Но бухаем точно так же… Антикорпоратив, как выражаются коллеги. Тогда и принимать по идее надо было через за­дницу — клизмой.

После второй колбы Кеша ощутил слабое подобие аппетита. Поев доширака со вчераш­ней котлетой, он захватил последний открытый «Гиннес» и сел за компьютер.

Сначала он проглядел френдленту. Там опять была одна политика. Белочервие ядовито угры­зало быдломассу, а быдломасса тупо топтала бе­лочервие. Нашли друг друга. Ну что же, даем мастер-класс…

Кеша перелогинился на левый ник, закрыл глаза и представил себе, как превращается в огромного, каменного, обросшего мхом и ра­кушками тролля. Эта визуализация всегда удава­лась ему на славу — словно он много лет зани­мался похожими формами тибетской медитации.

Открыв глаза, он положил ладони на клави­атуру. Выходной начался.

Сперва, конечно, Украина.

Забравшись на ветку под названием «Обще­ство Рагульско-Кацапской Дружбы», где шел перманентный срач с бандерлогами, Кеша огля­дел поле боя.

Третья мировая была в самом разгаре. Высо­колобые филологи и интеллектуалы до сих пор делали вид, что способны взяться за руки и сре­ди всеобщего безумия вести уважительный и сбалансированный межкультурный диалог, вы­рабатывая понемногу дорожную карту будуще­го примирения:

— Ах, Тенерифе… Помните, как у Ярослава Могутина? Сначала я ***1 рагуля, потом рагуль ***2 меня…

(1 и 2 Слово на букву «е», глагол в прошедшем времени. — Примеч. авт.)

— Та тьфу на вас, вечно все опошлите. Там не «рагуль» а «Рауль»…

Но боевые муравьи и пчелы с обеих сторон были суровы, беспощадны и малосентимен­тальны — инстинкт гнал их в бой.

Войско рагулей вывесило свежий постер: Янукович, согнувшийся под тяжестью шапки Мономаха, сорванной с изумленного Путина. Лучше всего неведомому художнику удалась гри­маса на лице Януковича, в которой слились тор­жество, страх и мучительная неспособность про­тивостоять давней страсти — просто какие-то достоевские подробности и глубины. Твердая четверка, подумал Кеша, тема шапок раскрыта.

Сегодня он сражался против бандерлогов. Подав для виду пару тусклых реплик, он дождал­ся нужного поворота дискуссии и выложил заго­товленный на прошлой неделе продукт. Это была фотожаба с голыми братьями Кличко — говори­ли, откуда-то из гей-журнала. Боксеры были не особенно перспективны политически, но осталь­ные вожди укров не вдохновляли совсем.

Жаба выглядела роскошно: над загорелымы братанами — слово «УДАР», а под ними — пред­лагаемый электоральный слоган:

ЯКЩО ТОБI БОЛЯЧЕ, У ТЕБЕ ГЕМОРОЙ!

Для тех, кто не в теме, Кеша оставил под фо­тожабой линк на криптопорнуху, снятую преж­ней украинской беспекой, где какой-то про­грессивный журналист говорил то же самое своему партнеру, только по-русски. Кеша доба­вил от себя короткий комментарий — мол, не­понятно, отчего сексуальное поведение, до­стойное римского полководца, считается на Украине компроматом. Или дело в том, что журналист, долбясь..., говорит по-русски?

Погрузив врага в тяжелое раздумье, Кеша задумался и сам — почему, интересно, любой хохлодискурс с какого-то момента вырождается в гомосрач? А вот наоборот случается редко. Что говорит психоанализ? Психоанализ в таких случаях помалкивает, опасаясь, что бойцы некстати вспомнят про его еврейское происхож­дение… Впрочем, у Кеши был заготовлен еще один продукт, никак не связанный с однополой любовью: здоровая смесь традиционного эроса с не менее традиционным танатосом.

Перелогинившись еще раз, Кеша выплюнул в ту же ветку вторую заготовленную фотожабу — рекламу шампанского «Вдова Кличко». В этом, правда, была уже какая-то некромантия.

Кеша покосился на пробковую доску над компьютером. По ее верху проходила веселая надпись разноцветными буквами:

FUCK THE SYSTEM!

Ниже были пришпилены булавками разные картинки — «приколы» в прямом смысле: пара юных японочек в школьных матросках, гула­говский плакат с «каналоармейцем» (от такой хари вздрогнул бы и Шариков), портрет Марка Цукерберга в виде осьминога, непристойный рисунок под названием «Куприянов и Наташа» (30-е годы, что-то связанное с ОБЭРИУ), хан Бату, съедающий живого хомяка для устрашения послов, писатель Борхес на фоне книжных полок и так далее.

На почетном месте в центре доски висела обложка пропагандистской брошюры ельцин­ских времен с фотографией припухшего прези­дента и гордым названием:

Я ОТВЕЧУ ЗА ВСЕ!

Говорят, умные люди заметили и сразу изъ­яли из продажи. Но книга, как говорится, не воробей. Для Кеши эта обложка была надеж­ным моральным противовесом ко всем возни­кавшим сомнениям и тревогам: каждый раз, когда у него появлялось квазирелигиозное чув­ство, что он создает себе что-то вроде кармы, он поднимал глаза на картинку — и успокаивался.

Contra.ru, конечно, таких шуток не одобрила бы. Но сегодня выходной. Отработав всю неде­лю на чешский бренд «Kozel», с полным правом пьем в выходные «Гиннесс». Ну или наоборот. Чисто для равновесия. За нашу и вашу свободу.

Плечо уже раззуделось.

Кеша опять перелогинился, перепрыгнул на другую ветку и с удовольствием потроллил сперва ватных («тех, кто носит «адидас», завтра родина продаст» …), по­том рукопожатников («Сегодня слово «рукопо­жатный» означает, что по вашему адресу уже выехал вежливый каменный гость»), а потом вступил в бодрый говносрач с известным блогером, для затравки обозвав того «звездой медиа­холдинга «Ж2»:

Приветствую революционную матрасню! … Я не мартышка, я в служебной шапке-невидим­ке!.. Ща представлюсь. Заслуженный блогер РФ, майор сетевого спецназа, создатель мемов «Еуро­па це Украiна» и «Идите ***1 фейсбучане»… Тре­буем закрыть холдинг ///2 нах!

Бан. Жаль, прошлый раз у дяди пукан нехи­ло так бомбанул. Тогда Кеша объяснил, что секс с матрасом — это единственная форма pledge of obedience2 американскому флагу, доступная пу­бличному интеллектуалу в эпоху гонений на свободное слово… И вот они, гонения.

Кеша еще раз поглядел на только что состав­ленный иероглиф «///2». Полоски, полоски… Тоже, выходит, адидас носят? Вот это я пони­маю продакт плэйсмент. Что называется, 360-градусный маркетинг.

Вздохнув, Кеша перелез на другую ветку, поучаствовал немного в многолетней, как пуш­кинский дуб, дискуссии на тему «сколько пида­расы заплатили Охлобыстину и в какой уже раз» — и, перевалившись через пару топиков, оказался на ЛГБТ-поляне (народная замета — если день начался с хохлосрача, то завершится здесь).

1 Обстоятельственно-определительное наречие места, меры, цели и способа, образованное из слова на букву «х», написан­ного слитно с предлогом «на». — Примеч. авт.

2 Клятва верности (англ.).

Там было раздолье — леса, полные дичи, и все нужное для доброй охоты. Кеша ввинтился в одну из дискуссий и долгое время развивал мысль, что российская тюремная мораль пере­крашивает в свои цвета даже святыни ЛГБТ: ежедневно сообщают про гей-активистов, ко­торые выходят на подмостки и прислоняются к дверному косяку, а вот гей-пассивисты, счита­ющиеся в русских тюрьмах париями, молчат в своих клозетах, как ягнята. И бороться в первую жопу следует именно с этим.

На ветке была пара американцев, которые ничего не поняли — но Кеша и не стал объяс­нять, а вместо этого набросился на них с упре­ками, что лидеры свободного мира ничего на самом деле не делают для защиты gay&pussy rights in Russia, а только лицемерят. Например, можно было бы заставить американского пре­зидента и британского премьера хотя бы раз в неделю надевать розовый пиджак. А еще лучше не раз, а все семь…

Перелогинившись, Кеша увенчал свое вы­ступление кратким:

ГЕЙСЕКСУАЛИЗМ ИЗЛЕЧИМ!

И оставил бедных гейсексуалов в покое. Во­круг было много новых целей. С ветки на ветку, с ветки на ветку. И каждому кокосом по балде.

Кеша не испытывал злых чувств ни к кому из затролленных — он просто использовал энергию общественного возбуждения как сер­фингист волну. Против гейсексуалистов и ли­беральных блогеров он точно ничего не имел. Но он любил кидаться в граждан, трещащих от внутреннего электричества, словами с зарядом противоположного знака — и наблюдать атмос­ферные эффекты.

Политика, однако, уже наскучила — хоте­лось чего-то светлого и позитивного. Кеша пе­реключился на порно.

Через минуту классная японочка в школь­ной матроске уже делала на экране мультикуль­турный минет бритому наголо негру (называ­лось, ясное дело, «случай на уроке» — а вот в политизированном рунете такой клип обяза­тельно назвали бы «уроком толерантности»). Негр был самый устрашающий, с огромной зо­лотой цепью на груди. Джанго снял, а этот еще нет. Наверно, не встретил пока своего Таранти­но… Ну очень красивая японочка, просто очень. Такую в Москве не сыщешь. Тут можно развер­нуться только по линии самого Джанго — вы­звать бюджетную негритянку, стоит четыре тыщи в час. Но боязно. Соседи пробьют из глаз­ков, скажут потом матери. Они такие. Ехать же к негритянке — в падлу. Будет грязно, холодно и неромантично.

Кеша подумал, что можно было бы позво­нить Машке и попробовать помириться. Но се­годня ничего не срастется. И завтра, видимо, тоже… Да и энтузиазма особого не было — даже когда все срасталось, обнимая полноватую и не слишком красивую Машу, Кеша все равно вооб­ражал на ее месте субтильную японочку в гетрах. А японочка — вот она, на экране. И конкретно сегодня Машка уже проиграла ей тендер…

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24