2016-08-24T02:39:57+03:00
Комсомольская правда
19
Стас ТЫРКИНкинообозреватель

В подвалах Евросодома

«В подвале» Ульриха Зайдля. Кадр из фильма«В подвале» Ульриха Зайдля. Кадр из фильма

Самые экстремальные фильмы Венецианской Мостры представили Ларри Кларк и Ульрих Зайдль

Ларри Кларку вновь удалось забраться в трусы к подросткам-скейтерам, на сей раз парижским, в его новом фильме под названием "The Smell of Us" («Наш запах» или, лучше «Запах от нас»). Запах, как можно заключить, не «Гуччи». Зато, что редкость в кино, ощущаешь его почти физически. Особенно в сценах с участием режиссера - в виде бомжа, через которого прыгают на скейтах тинэйджеры, пока он валяется на асфальте в отключке. Чтобы не оставлять ничего воображению, Кларк даже мочится себе в треники, затолкав камеру в пах. Фигура автора отвратительна в этом произведении ровно настолько, насколько отвратительны в нем все взрослые. Лишь подростки являются предметом культа и поклонения, им простительны даже уголовные преступления (по отношению к взрослым). Ларри Кларк любит подростков так, как любил уголовников Жан Жене. Любит и превращает в цветы.

В центре повествования — златовласый юноша Мат, к которому, помимо автора, питают нездоровый интерес его симпатичный ближайший друг и его - в незабываемой финальной сцене - алкоголичка-мать. Всех пьянит запах шерстистого подростка, чья анатомия является предметом самого пристального изучения и представлена во многих нюансах. Сам Мат, впрочем, остается бесстрастен - даже когда от безответной любви к нему решит свести счеты с жизнью его лучший друг, а иссохшая (видимо, от инцестуальных переживаний) мать сорвет с себя последнюю убогую одежонку. Столь же равнодушен Мат и к клиентам - пожилым и не очень, мужчинам, которым он продает свое юное тело. Умение Кларка втереться в доверие к подросткам и добиться от них того, чего ему надо, конечно, не может не вызывать восхищение, как и изобразительный ряд картины, явно вдохновлённой фотоальбомом мастера «Идеальное детство» (Perfect Childhood), изданным в 1995 году и запрещенным в США. Разумеется, от певца одной песни никто уже не ждет ничего нового, и все же ему явно не помешал бы талантливый сценарист - такой, как Хармони Корин, с которым он сделал лучшие свои картины "Детки" и "Кен Парк". Да где же такого найдешь!

Тем, кого вывернет на обстоятельной сцене футфетиша у Ларри Кларка, нечего делать на новом документальном фильме Ульриха Зайдля «В подвале» (Im Keller), в ассортименте представившем не столь невинные увлечения простых австрийцев. В специально обустроенных подвалах в свободное от работы время кто-то из них исполняет фашистские марши, окружив себя портретами Гитлера; кто-то предается садизму — как окрашенная в розовый цвет бесцветная доминатрикс, в буквальном смысле подвешивающая за яйца своего секс-раба (в обычной жизни - вахтера театра) к большому, впрочем, его удовольствию; кто-то, наоборот, мазохизму — как жертва семейного насилия, работница социальных служб, когда-то зарезавшая мужа-мучителя, а теперь расслабляющаяся только во время порки. В скрытом от всего человечества (кроме Зайдля) подвале занимаются тем, чем не занимаются в спальне или в гостиной. В «подвал» вытесняется все то, что табуировано «здоровым» обществом, но доставляет радость конкретному, маленькому, смешному, долбанутому на всю голову человеку. В признании права каждого на скрытую от глаз других жизнь заключается глубокий гуманизм «неприличной» картины Зайдля — главного и лучшего «обличителя» австрийской и мировой обывательщины и кича.

Конечно, на экране тот самый Евросодом, которым так пугает российское телевидение обывателей - уже наших, российских. Нейтрально наблюдающий за игрищами своих соотечественников Зайдль призывает относиться к ним с пониманием и иронией. В конце концов, у каждого из нас свой подвал, свои скелеты в шкафу — реальные или метафорические.

ДРУГИЕ КОЛОНКИ АВТОРА

В гостях у пытки

Открывший программу «Венецианские дни» новый, нелучший фильм Ким Кидука "Один на один" (One on One) в игровой форме ставит тривиальные, но, как выясняется, еще не решенные вопросы классовой нетерпимости и индивидуальной ответственности. А также, со свойственной автору серьезностью предупреждает, что насилие порождает насилие, и никакое обращение к буддизму не спасет человека, возомнившего, что он право имеет (читайте далее)

Закрытый космос, или Long Cuts

Второй год подряд Венецианская Мостра открывается американской картиной мексиканского режиссера, снятой Эммануэлем Любецким, выдающимся мексиканским же кинооператором.

Как и прошлогодняя «Гравитация» Альфонсо Куарона, «Бёрдмен» Алехандро Гонсалеса Иньярриту — исключительный технический аттракцион, актуальное авторское кино и неизбежный пациент «Оскара» в одном дизайнерском флаконе (читайте далее)

Еще больше материалов по теме: «Венецианский кинофестиваль - 2014»

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24