2016-08-24T02:43:12+03:00
Комсомольская правда
3

Космический нос унюхает рак!

Космонавт Роман Романенко первым испатыл электронный нос на орбите.Космонавт Роман Романенко первым испатыл электронный нос на орбите.

В Институте медико-биологических проблем электронику учат распознавать болезнь по выдоху [фото]

АРОМАТ ДОМА

Коллеги вычитали забавную новость: «В НАСА есть дядька, который сорок лет нюхает астронавтов! А у нас такое есть?» Про профессионального «нюхача» из НАСА я, к своему стыду, ничего не знал. Хотя о запахах в космосе писал не раз.

В начале 2000-х я участвовал в эксперименте SFINCSS. Перед началом полетов настоящих космонавтов на Международную космическую станцию нас, несколько экипажей испытателей, посадили в цистерны, напоминающие орбитальные модули, и отправили в «полет». Все было как на орбите: атмосфера, шум вентиляторов. Только без невесомости.

Оказалось, что к специфической атмосфере быстро привыкаешь. Но размеренная жизнь нашему организму не нравится. И он ищет повод для стресса. В обстановке, где ничего не происходит, даже новый запах - событие. Ну а уж обед или завтрак... До сих пор помню кисловатый запах черного хлеба, резкий аромат разрезаемой луковицы, приторное амбре шоколадного батончика.

Когда космонавтам «грузовик» привозит посылку со свежими продуктами, первым делом они ее обнюхивают. Самый трепетный запах у яблок и апельсинов. Это запах дома и праздника.

Космонавты утверждают, что вынюхали, как пахнет сам космос. После выхода за пределы МКС, когда снимаешь скафандр, говорят они, можно на несколько секунд его уловить. Земных аналогов ему не нашли. «Ближе всего - запах озона. Чистый, как будто гроза прошла», - говорит космонавт Павел Виноградов.

Неожиданный аромат на орбите может так ударить в нос, что экипаж на несколько часов потеряет работоспособность. Поэтому действительно сорок лет назад в НАСА пришел на работу Джордж Олдрич, как он сам себя называет, «нюхонавт». На визитке у него картинки шаттла и скунса. С 1974 года он провел почти 900 экспертиз.

Джордж обнюхивает вещи астронавтов и аппаратуру, которую отправляют на борт. Он рассказывает про астронавта, который захотел взять с собой модель корабля, чтобы на досуге склеивать, - хобби такое у человека. Джордж перенюхал множество сортов клея, прежде чем выбрал безопасный. Больше хлопот с женщинами. Салли Райд - первая американка, побывавшая в космосе, собрала на орбиту набор косметики. Тушь «нюхач» забраковал.

Джордж Олдрич раздает интервью, выступает с лекциями, участвует в разных конкурсах. А наши-то? Вроде бы всех ключевых специалистов я знаю, а вот надо же... И я поехал в Институт медико-биологических проблем (ИМБП) - его сотрудники отвечают за здоровье космонавтов.

А У НАС - ЭЛЕКТРОННЫЙ!

- Ну сейчас увидишь нашего... - хитро улыбаясь, ведет меня по институтскому коридору Таня Агапцева - в том эксперименте SFINCSS она была моим командиром.

На столе в кабинете я вижу металлическую коробочку, от которой идет прозрачная трубочка с черной насадкой.

- Наш нос! - представляет инженер Юра Смирнов. И, насладившись замешательством, добавляет. - Электронный!

Выяснилось вот что: особо одаренных по части обоняния в ИМБП нет. Да и нет смысла держать профессионального «нюхача». Космос - не парфюмерная лаборатория. Но когда на станцию собираются доставить с земли новые полимерные панели или аппаратуру - действительно несколько сотрудников их нюхают и результаты оценивают по специальной шкале. Если запах резкий, неприятный, материал забракуют. Но ученые только на нос не полагаются.

Даже если новая панель будет благоухать как роза, ее все равно еще поместят в специальную камеру, будут охлаждать и «старить», проверяя, не выделяет ли она опасные вещества, которые нашим несовершенным носом и не распознаешь.

1. Угольный фильтр. 2. Воздухозаборник (может быть разного диаметра). 3. Коробка с датчиками. Воздух прогоняется через устройство. В это время идет его анализ.

1. Угольный фильтр. 2. Воздухозаборник (может быть разного диаметра). 3. Коробка с датчиками. Воздух прогоняется через устройство. В это время идет его анализ.

А с недавнего времени в ИМБП и само обнюхивание решили подкрепить специальным прибором. Это совместная разработка немецких и российских спецов. Та самая коробочка, которую мне показывал Юра Смирнов. Внутри чувствительные датчики, которые анализируют химические соединения.

Электронный нос чем хорош - его можно отправить в космос (Джорджа Олдрича-то не отправишь). И он следит за чистотой на МКС. В прошлом году нос впервые обнюхал станцию. В модулях есть такие места, которые космонавту трудно убирать - за панель забраться очень сложно. Там развиваются плесень и бактерии. Они могут быть опасны. Теперь, просунув тонкую трубочку прибора, можно понять, где прижились микроорганизмы. А потом планировать генеральную уборку.

Датчики носа можно менять: сегодня он будет вынюхивать одно, завтра - другое.

Кстати, вопрос в стиле «Что? Где? Когда?»: как вы думаете, для чего в Германии первым делом приспособили такой нос? Контролировать качество пива!

А В БУДУЩЕМ...

Вычислить опухоль по выдоху

«А выдохнуть норовит всякую гадость...» Когда Аркадий Райкин произносил этот свой знаменитый монолог, он даже не представлял себе, какую смесь химических веществ выдыхает человек!

Врачи еще во времена Авиценны знали: если изо рта пахнет ацетоном - значит, у больного диабет. А если запах другой?

Медики много лет думали, как по выдоху человека оценить его здоровье. В последние десять лет этими исследованиями занялись всерьез.

- Появилась очень чувствительная аппаратура, - объясняет мне завлабораторией доктор медицинских наук Лана Низамовна Мухамедиева. - Сегодня мы уже в состоянии распознать 120 - 140 химических соединений, которые попадают в атмосферу вместе с выдыхаемым воздухом.

Это в школе мы учили только про углекислый газ!

- Мы умеем находить в крови человека вещества, которые выделяют микроорганизмы. Сдал анализ - и врач понимает, чем человек болен. Сейчас мы хотим научиться вычислять опасные соединения в выдыхаемом воздухе. Раковые клетки в легких, печени, почках или мочевом пузыре добавляют в выдох свою специфику, - объясняет Лана Низамовна.

Кстати, уже выяснилось: ацетон - признак не только диабета!

Изучение выдыхаемого воздуха - одно из самых перспективных направлений медицины будущего. Им настойчиво занимаются в Австрии, где создали специальный институт. В США уже разрабатывают специальную аппаратуру для углубленного исследования выдоха. У нас в России база такой работы - «космический институт» ИМБП.

Когда ученым удастся составить точную карту соединений, выделяемых опасными клетками, можно будет вычислять опасные болезни на самой ранней стадии. И таким образом останавливать не только рак. Шизофрения, болезнь Альцгеймера и даже стенокардия начинаются с изменений в клетках.

Сколько лет понадобится, чтобы понять, какая болезнь что выдыхает? Пять? Десять? Хотелось бы поскорее. Когда ученые замахнулись на расшифровку генома человека, скептики тоже махали руками: слишком много работы. А ничего - сделали!

Сейчас наши ученые вместе с врачами одной из клиник Мюнхена накапливают знания.

- То есть когда-нибудь мы сможем обойтись без кучи анализов? Дыхнул в трубочку - и все?

- Думаю, да, - кивает головой Лана Низамовна.

КСТАТИ

Свойство запахов изменяться в космосе уже десять лет используют парфюмеры. Например, неожиданный аромат духов Zen японской фирмы Shiseido был получен с помощью розы, которую в 1998 году отправили на орбиту.

Ее аромат в невесомости оказался более сладким и чуть менее свежим, чем на земле. Астронавты с помощью тонких пластмассовых палочек, покрытых специальным растворителем, зафиксировали состав выделенных цветком душистых веществ. А потом на земле химики установили точный состав аромата и воспроизвели его для духов.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
3
 

Читайте также

Новости 24