2016-08-24T02:37:11+03:00
Комсомольская правда
247
Дмитрий СТЕШИНспециальный корреспондент отдела политики

Скорбное бесчувствие Европы

Наши спецкоры каждый день рисковали жизнью на Украине. Сотрудники миссии ОБСЕ не захотелиНаши спецкоры каждый день рисковали жизнью на Украине. Сотрудники миссии ОБСЕ не захотелиФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Бои в Донбассе переходят в позиционную стадию, а значит, нас ждет повторный просмотр и осмысление летних ужасов задремавшей войны

Слухи о зверствах «евроинтеграторов» бродили по Новороссии еще с середины мая. Еще не начались масштабные обстрелы городов, и скопившийся людской страх, вечное ожидание смерти, выходило наружу в безумных рассказах «очевидцев третьей степени». Подобное явление заметил и проанализировал еще первый журналист Даниэль Дефо, сознательно оставшийся в зачумленном Лондоне.

Мы тоже пытались перепроверять дикие истории про трупы, затопленные в карьерах, массовые захоронения тел без почек и прочую ересь. Как правило, места предполагаемых злодеяний находились в простреливаемых зонах, до них можно было добраться только на броне.

Наши спецкоры Александр Коц и Дмитрий Стешин (справа) практически живут на этой войне с самого ее начала Фото: твиттер Дмитрия СТЕШИНА

Наши спецкоры Александр Коц и Дмитрий Стешин (справа) практически живут на этой войне с самого ее начала Фото: твиттер Дмитрия СТЕШИНА

«Очевидцы» путались и соскальзывали с темы. А потом в реальности, вокруг нас, началось такое, что стало не до проверки «страшилок» - они стали реальной обыденностью. Сложно придумать что-то ужаснее убитого пятилетнего мальчика, которого мать попыталась закрыть своим телом от снопа осколков. Но не смогла. Сталь оказалась сильнее материнской любви... Мальчик умер прямо на операционном столе городской больницы Славянска, и почему в этот момент рядом с нами не было представителей миссии ОБСЕ, я до сих пор понять не могу. И объяснить некому.

На вопросы журналистов эти европейские граждане в белых бронежилетах, как правило, не отвечают - сохраняют свою беспристрастность и объективность, парят, так сказать, «над схваткой». Хотелось верить, что миссия в этот момент была страшно занята в Донецке, фиксировала бесконечные обстрелы города, и на Славянск им просто не хватило времени.

Обстрел Семеновки фосфорными кассетными минами (его отсняли журналисты КП с 200 метров) европейцев тоже не заинтересовал, как и снаряды с «готовыми поражающими элементами» в виде 5-7 тысяч стальных стрел. Эти стрелы в Семеновке валялись под ногам сотнями, их применение по населенному пункту не укладывалось даже в двойные рамки европейской морали.

Когда средь белого дня в Донецке обстреляли из минометов бульвар Шевченко, ОБСЕшники на место не выезжали. Трупы по улицам, мины, прилетевшие старикам в квартиры сквозь крыши «хрущевок», горящий Дом Культуры и педагоги, спасающие имущество своих кружков и студий... Им это было неинтересно.

Когда на Украине каждый день что-то обстреливали и взрывали, сотрудники ОБСЕ туда выезжали нечасто. Журналисты - всегда Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Когда на Украине каждый день что-то обстреливали и взрывали, сотрудники ОБСЕ туда выезжали нечасто. Журналисты - всегдаФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Единственный раз мы видели их в работе на месте, где погиб Андрей Стенин. В десятке метров от сожженного «Логана» стояла такая же обугленная «шестерка» с кучей человеческих костей на водительском сиденье. Крышка бензобака была снята и аккуратно лежала на багажнике - машину поджигали вместе с телом и грузом - мешками с картошкой и лотками с болгарскими перцами. Обратил внимание ОБСЕшников на этот автомобиль. Оператор миссии нехотя что-то поснимал. Предложил им дойти до ближайшей деревни, поговорить с людьми, выяснить - что здесь происходило, кто расстреливал машины? Но мне сказали, что место, где идут следственные действия, представители миссии покинуть не могут. И вообще - опасно. Не могут, и не надо. Мне вообще показалось, что в истории с Андреем Стениным гуманитариев волновал только один аспект - снять с украинской стороны обвинения в похищении и удержании журналиста.

Уже через пятнадцать минут я знал почти все об этой трагедии. Жители села Рассыпное рассказали, что с 5 по 7 августа в этом месте стояли части Кировоградской бригады спецназа ВДВ Украины и расстреливали все машины, передвигающиеся по шоссе. Из «шестерки», стоящей рядом с «Логаном», в котором погиб Стенин, в деревню приползла по огородам женщина с простреленной ногой и неделю пряталась в подвале у местных.

Украинские военные не выпускали жителей из подвалов, а когда им пожаловались на голод, посоветовали, дословно - «жрать траву». Раненную женщину звали Марией, с мужем везла на рынок в Снежное овощи - картофель, перцы, помидоры. Еще Мария рассказала, что из машины, ехавшей следом, во время обстрела на ходу вывалились двое мужчин, осталась женщина, которая кричала украинским солдатам, лупившим из всех стволов почти в упор - «Не стреляйте, здесь ребенок!».

История, как ни цинично это звучит - для летней Новороссии совершенно рядовая. Везде, где только можно, в приграничье и возле погранпереходов - Изварино, Мариновка, Успенка, на дорогах стоят не десятки, а сотни расстрелянных машин с останками беженцев! Свидетелей, видевших, что стреляла по беженцам именно украинская армия - тысячи! Спасшихся из этих машин - десятки! Но кто-нибудь услышал от Совета Европы хотя бы слово про эти самые явные и бесспорные воинские преступления Киева? Нет. На данном историческим отрезке гуманитарные задачи мониторинга ЕС немного расходятся с общечеловеческими нормами и действуют основные версии: «они сами себя», «мы не видели, значит этого не было». Призывать к совести рядовых участников мониторинговых миссий бессмысленно, совестить их начальство - тем более. Все нужно делать самим, а потом предъявлять слепому и глуховатому «мировому сообществу». Ждать его «заинтересованности» бессмысленно.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Сборщик помощи украинским силовикам: Андрей Макаревич, «Машина времени» помогли сохранить жизни наших ребят

Интернет-порталы Украины вовсю перепечатывают новость о том, что 100 тысяч гривен от продажи гитары музыканта пошли в фонд поддержки «героев АТО». Эту информацию распространили и российские СМИ. Речь идет о том, что, якобы после выступления 12 августа в украинском Святогорске Андрей Макаревич оставил организаторам свою гитару с автографами всех участников «Машины времени», ее выставили на аукцион, а на вырученные гривны приобрели бронежилеты, каски и лекарства для бойцов (читать далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Захар Прилепин из Донбасса: Тут воюют работяги, а молодые парни драпают в юбках через границу

Мы проезжали селение Ровеньки с местным жителем. Он говорит: когда война началась, местные жители собрались бежать - в Россию, естественно - и не по трассам, где были блок-посты, а по грунтовке. Шли колонной в 80 машин. Навстречу выкатились украинские танки и всю колонну расстреляли. Они думали, что это колонна ополченцев, наверное. Что она идёт в тыл им. Предполагаем, что так думали. Иначе вообще невозможно ничего объяснить. Машины начали разъезжаться - но куда там по полю уедешь. Погибло несчетное количество людей. Неприятная правда? Давайте вместе сделаем вид, что Россия пришла к вам с войной в ваш мирный дом, а вы тут не при чём (читать далее)

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Материал отражает исключительно мнение автора, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24