2016-08-24T02:30:55+03:00
Комсомольская правда
223

Михаил Полторанин: Доведись жить заново, я не стал бы поддерживать Ельцина!

Михаил Полторанин (слева) и Борис Ельцин вместе шли  к вершинам российской власти.  После расстрела Белого дома  в октябре 1993-го их политические пути с Ельциным разошлись.Михаил Полторанин (слева) и Борис Ельцин вместе шли к вершинам российской власти. После расстрела Белого дома в октябре 1993-го их политические пути с Ельциным разошлись.Фото: РИА Новости

Неюбилейные размышления бывшего вице-премьера России в день 75-летия, которое он отмечает 22 ноября

- Михаил Никифорович, интересно, как журналист попал в большую власть? Обыкновенная биография в необыкновенное время?

- В политике я и раньше крутился. Мы в газете «Правда» были не просто журналисты, а политработники. Собкором по Казахстану меня утверждал секретариат ЦК КПСС. Был обязан раз в квартал писать в ЦК аналитические записки о состоянии дел в регионе. Вскрывать бардак в местных органах власти. В ЦК было несколько каналов информации с мест. КГБ, Комитет народного контроля… Но самым объективным считался журналистский. Комиссии из Центра нередко приезжали наводить порядок по нашим запискам. Когда уже работал в Москве, помощник Горбачева Болдин пригласил готовить концепцию перестройки. Сидел на Сталинской даче с группой видных экономистов. Сделали концепцию многоукладной экономики – частная собственность, государственная… Жаль, Горбачев мало что взял оттуда.

- Уж не потому ли вы стали правой рукой опального Ельцина, восставшего против Горбачева. Создавали ему имидж народного защитника.

- Сейчас, оглядываясь назад с высоты своих 75 лет, признаюсь: многие вещи не делал бы, доведись жить заново. В первую очередь - поддерживать Ельцина. Но прошлого не вернешь. Тем более, в истории было два Ельцина. Первый – бунтарь, бросивший вызов советской партноменклатуре, доставшей народ. А я всегда в «Правде» критиковал чинуш. На этом мы и сошлись с Борисом Николаевичем. Надо ломать диктатуру чиновников!

-А сломали страну, Михаил Никифорович!

- Ну, развал страны задолго до Ельцина готовили крупные партийные, советские, чекистские чиновники. Сейчас критикуют «совок»: мол, даже колготок не было, туалетной бумаги! Так ведь все силы, средства бросили на освоение месторождений Западной Сибири. В ущерб школам, больницам, дорогам, колготкам. Вахтовым методом там работали бригады белорусов, украинцев, азербайджанцев… Вся страна участвовала. Я часто туда летал в командировки, видел своими глазами весь этот подвиг советского народа. Проложили трубопроводы Уренгой-Помары-Ужгород, Ямал-Западная граница… Теперь-то заживем, получая валюту за «черное» и «голубое золото». Будет народу колбаса, колготки и многое другое. Но продвинутая часть партноменклатуры решила сама «сесть на трубу», приватизировать народные богатства. Исподволь начала развал СССР. Ельцин лишь довершил его.

- Когда началось перерождение Бориса Николаевича?

- Возможно, в нем всегда было «двойное дно». Но я не замечал в эйфории антиноменклатурной революции.

-Или не хотели замечать. Поддержали же его на знаменитом заседании Верховного Совета СССР осенью 89-го.

- Да, я прямо сказал тогда Горбачеву, неужто в стране нет других проблем, как выяснять, падал ли Ельцин с моста. (Эта история потрясла тогда СССР. Якобы в Подмосковье неизвестные надели на Ельцина мешок и сбросили с моста в реку. Он чудом спасся, обвинил в покушении КГБ! - Авт.)

-Но уж вы-то знали, что КГБ его не похищал, с моста в реку не бросал. Как на самом деле было?

- В тот день мы с ним выступали в Раменском перед избирателями. Нам цветов надарили. Возвращались на служебной машине. Я вышел у метро, свои цветы оставил в «Волге». Он с двумя букетами и поехал в Успенское. На дачу к ... К кому надо, короче. И получил там по лицу, мягко говоря. Всякое у мужиков в жизни бывает. Пойми, в ту пору любые действия власти против Ельцина шли ему в плюс. Раз Кремль давит, значит, Борис Николаевич прав! И публичное разбирательство его «падения» в Верховном Совете закончилось ничем.

Мы шли во власть с чистыми помыслами. Строить новую, справедливую Россию. На первом же заседании правительства приняли решение: все остаются в старых квартирах. Никаких привилегий! Лишь Андрей Козырев, министр иностранных дел, поднял руку. «Мы с мамой решили соединиться, сдать свои квартиры и получить одну большую. Можно?» Ельцин разрешил. Больше никому!

- А вскоре построили знаменитый президентский дом на Осенней улице.

- Что ты! Если бы строили… У врачей отобрали. Дом строили для Кардиологического центра Чазова. Евгений Иванович планировал там поселить лучших российских, зарубежных кардиологов. Идею еще Косыгин выдвинул. Уютный домик у Рублевки приглянулся новому президенту. Чазова предупредили, чтоб не вздумал перечить. В знак компенсации обещали самому квартирку дать. Тот от квартирки отказался. Поселились Ельцин, Черномырдин, Гайдар, Ресин, Грачев и другие приближенные. Одних жильцов уж нет, а те далече.

- В Испании, Англии… Скажите, Михаил Никифорович, почему вы получили всего лишь пост министра печати? Пользуясь давней дружбой с Борисом Николаевичем, могли более хлебную должность попросить. Приватизацией командовать, например. С экономикой в ладах со времен «Правды».

- Я сам предложил создать министерство печати, которого даже в СССР не было. Живя идеями антиноменклатурной революции, хотел сделать печать действительно независимой "четвертой властью". Чтоб держала чиновников в черном теле, не позволяла воровать, беспредельничать. Чиновник по натуре своей труслив. На своем опыте испытал. Уже осторожничаешь, слова лишнего не скажешь. Особенно я боролся за региональные СМИ. Памятуя о независимости собкоров «Правды» от местных властей, предлагал в каждом регионе иметь крупную газету с федеральным финансированием, и чтоб редактора назначала Москва. В таком случае местные чинуши не сделают ее ручной. Многие были против, тот же премьер Черномырдин.

- Вам же Ельцин до Черномырдина пост премьера предлагал! Соглашались бы, сами командовали…

- Я отказался, зная его характер. Не хотелось быть почетным зиц-председателем.

- Почему так быстро закончилось хождение во власть?

- Мы стали много спорить с Ельциным. И по шоковой терапии, другим экономическим вещам. Я выступал за постепенные реформы. Он хотел все сломать, поставить страну на дыбы. Боялся, что могут вернуться коммунисты. А тут еще команда младореформаторов обещала рай земной через несколько месяцев. Они его слушались. А я продолжал спорить. Даже публично. Мы все больше расходились во взглядах на новую Россию. Сначала я ушел из вице-премьеров. В мае 93-го подал прошение об отставке с поста министра печати. Обидно, что не удалось сделать прессу четвертой властью. Ныне она в едином строе. Шаг вправо-влево- побег! Прыжок на месте – провокация! Особенно это касается региональных СМИ. Финансируемых и контролируемых губернаторами, мэрами. Диктатура чиновников усилилась так, что советской номенклатуре и не снилось. Они полностью освободились от ответственности перед обществом, народом. И дикий грабительский капитализм 90-х мы с Ельциным не планировали, идя во власть. Про прихватизацию «Норникеля», других гигантов советской индустрии знают все. Но это будет потом. А начиналось с захвата дома на Осенней и других маленьких историй типа этой. Мне, министру, сообщили, что коммерческая фирма, прикрываясь распоряжением Лужкова, захватила издательство «Музыка» в центре столицы. Выгнали сотрудников на улицу, столы выкинули… Приезжаю. Сидят женщины под мелким дождем, плачут. Пытаюсь дозвониться до Лужкова. Раз, второй, третий… Не соединяют. Пришлось вызвать ОМОН, восстанавливать справедливость. Бойцы занесли мебель издательскую в здание. Имущество фирмачей выкинули, строго предупредив, чтоб больше рот на «Музыку» не разевали. Вскоре захожу к Ельцину. Ему как раз Лужков звонит: «Борис Николаевич, что за партизанские наскоки Полторанина? Моим людям надо работать. А он наслал бандитов, выкинули все!» Я перегнулся через стол: «Что ж ты врешь президенту?!» Тот сразу умолк. Ельцин предлагал подружиться с мэром, Ресин пытался нас мирить. Но я категорически отказался, не стесняясь в выражениях. Зато сейчас спокойно живу в своем старом доме в Подмосковье. А Лужков тирольские песни с супругой поет. Думаю, лучше на родине жить, чем скитаться на чужбине и каждую минуту бояться…

Эх, не выдержал Борис Николаевич испытания властью, деньгами. И все сегодняшние беды России родом из 90-х.

Депутат Михаил Полторанин. Первый съезд народных депутатов СССР. Фото: РИА Новости

Депутат Михаил Полторанин. Первый съезд народных депутатов СССР.Фото: РИА Новости

- Вы также возглавляли Специальную комиссию по архивам.

- Ельцин, между нами, планировал раскрыть архивы, чтобы набрать документальный компромат против КПСС, начиная с ленинских времен и устроить трибунал типа Нюрнбергского. Судить партию за преступления против человечества. Но эту линию мы быстро свернули. Палач Лаврентий Палыч Берия – нарком, министр внутренних дел. При чем здесь партия? Многие документы я не стал рассекречивать. Про наших агентов на Западе, которые были живы сами или их родственники. Не стали трогать и западных журналистов, получавших гонорары от КГБ за просоветские статьи (расписки сохранились!) Наша пресса те заказные статьи перепечатывала. Смотрите, мол, как хорошо там к СССР относятся.

- Зато министр печати Полторанин прикрыл зарубежные корпункты, где под видом журналистов работали наши разведчики - распространенная международная практика, кстати.

- На Ельцина давили американцы, называли «явки». Пришлось прикрыть. Но многие корпункты я сохранил. Могу назвать, не для печати. Из зарубежных глав государств, получавших деньги из Кремля, назвал позже только Индиру Ганди… А таких было немало.

- Лично для себя что-то узнали?

- Очень многое! После архивов иначе стал смотреть на Сталина. Необоснованные репрессии были. Но был и заговор Тухачевского. Или взять историю с ленинградскими судьями, поголовно бравшими взятки. Пришлось отправлять спецкомиссию из Москвы. 21 судью расстреляли. Многое в истории с культом поставил с ног на голову Хрущев, мстя Сталину за расстрелянного в войну сына. Но вождь и своих сыновей не жалел. Яков погиб в плену. Василий - боевой летчик, сбивал фашистские самолеты. После смерти отца его сразу арестовали, дали 8 лет за «антисоветскую пропаганду». Мелкая месть Никиты…

Настоящая история советского Крыма от Ленина до Хрущева тоже перепахала. Там до сих пор столько тайн!!!

- Расскажите!

- Рассказ будет долгий. С документами! Давай в следующий раз.

- Перейдем от прошлого к настоящему. Что сейчас вас волнует?

- Странная речь моего давнего товарища, президента Казахстана. Нурсултана Назарбаева знаю 40 лет. Он очень осторожный человек, в действиях и высказываниях. И вдруг в ноябре обратился к народу: «Я из своего опыта предчувствую, что ближайшие годы станут временем глобальных испытаний. Будет меняться вся архитектура мира. Достойно пройти через этот сложный этап смогут далеко не все страны. Этот рубеж пройдут только сильные государства, сплоченные народы.» Мы с Нурсултаном почти одногодки. Мой опыт тоже подсказывает: Россию и весь мир ждут очень серьезные времена. И к этому надо быть готовым!

ИЗ ДОСЬЕ "КП"

Михаил Никифорович ПОЛТОРАНИН родился 22 ноября 1939 года в Казахстане. Много лет работал в главной газете СССР "Правда". В перестройку стал ближайшим соратником опального Ельцина. Вместе защищали Белый дом в августе 91-го. Первый министр печати и информации РФ. Вице-премьер России (1992 г.) После расстрела Белого дома в октябре 1993-го их пути с Ельциным окончательно разошлись.

Автор политического бестселлера "Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса." На днях выходит второе, расширенное издание книги.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
223
 

Читайте также

Новости 24