342

Экономист Сергей Хестанов: «Ягодки еще впереди, но весну я вам гарантирую!»

Что загадывать под бой курантов вообще непонятно: то ли повышения цены на нефть, то ли зарплаты в твердой валюте?Что загадывать под бой курантов вообще непонятно: то ли повышения цены на нефть, то ли зарплаты в твердой валюте?Фото: Иван ПРОХОРОВ

Наш обозреватель Галина Сапожникова в эфире радио "Комсомольская правда" выяснила у эксперта, что делать простому российскому гражданину в условиях свалившегося на его голову экономического кризиса [аудио]

Новый год на пороге, а шарики не радуют… Что загадывать под бой курантов вообще непонятно: то ли повышения цены на нефть, то ли зарплаты в твердой валюте? Как бы там ни было – к самому любимому в жизни празднику мы подходим с теми курсами доллара и евро, которые год назад никто и не мог представить. Как во всем этом углядеть позитив в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказал советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие», доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга Российской академии народного хозяйства и государственной службы Сергей Хестанов.

Перестройка номер 2?

- Как ни странно, но ослабление рубля и снижение цены на нефть - это скорее плюс, чем минус. Дело в том, что у нас свыше 50% федерального бюджета формируется в результате поступлений от экспорта. Нефть подешевела в последние полгода более чем на 40%. Это очень много, да еще и довольно резко, быстро по времени. И если бы у нас не произошло снижение курса рубля, это бы грозило существенным дефицитом бюджета. Говоря простым языком, понятным каждому, это означает, что у государства могло бы не хватить денег на выплаты пенсий и зарплаты бюджетников. То, что рубль ослаб, привело к тому, что бюджет стал бездефицитным, то есть он теперь заведомо выполнит все свои обязательства перед гражданами. Так что несмотря ни на что, это позитив.

- Я перечитала некоторые Ваши публикации, Сергей Александрович, и пришла в уныние. Потому что статья от 4 февраля 2014 года (то есть, тогда еще не было переворота в Киеве, да и Крым был украинским) называлась «Перестройка номер два». Цитирую: «В качестве наиболее вероятного сценария развития событий можно предположить перестройку номер два с аналогичными по масштабам изменениями в экономической, а возможно, и политической системе. Очевидно, что катализатором процесса выступит снижение нефтяных цен»… Не напоминает ли Вам все это середину 80-х, когда цены на нефть точно так же стремительно пикировали вниз, шла холодная война, заканчивался сытый период застоя. Как Вы думаете - совпадения с событиями тридцатилетней давности случайны, или запущен точно тот же сценарий, согласно которому был развален СССР?

- Не надо делать такие апокалиптические выводы! На самом деле в статье, которую вы цитируете, речь шла о среднесрочных экономических циклах. Уже во времена Маркса было хорошо известно такое явление, как циклические кризисы. Когда об этом заходит речь, все почему-то вспоминают имя Кондратьева. Но кондратьевские циклы слишком большие, длиной по 50-70 лет, и жизнь простого человека затрагивают мало. А вот среднесрочные циклы Жюгляра, по фамилии ученого, который их открыл, касаются всех напрямую. Эти циклы длятся обычно 7-12 лет. Наше с вами поколение помнит как минимум три таких цикла: 1986-й год, 1997-й год и 2008-й.

Цветочки и ягодки

- Давайте прямо по этим датам и пройдемся. 1986-й год: первый серьезный экономический кризис, который был четко связан с падением цен на нефть. Так их все-таки уронили или они сами упали?

- И первое, и второе. Самое интересное, что и тогда, и сейчас есть как элементы сознательного воздействия, так и пресловутой невидимой руки рынка. И только постфактум, не раньше, чем года через три, станет понятно, какой в этом вклад сознательного воздействия, а какой - рыночных сил. Тогда цены упали примерно с 50 долларов до 10. На российский сорт, который в то время назывался вовсе не Urals, а «Ромашкин» - по названию райцентра Ромашкино в Татарстане, где добывался эталонный сорт - цена падала даже до 7 долларов за баррель. Представляете, почти в 7 раз! Денежный поток СССР сильно упал. Произошла перестройка и одновременно начал падать жизненный уровень. Тратили, тратили, тратили резервы. Когда они иссякли, произошел драматический распад Советского Союза. Это были драматические с точки зрения снижения жизненного уровня годы.

Прибавляем 11 лет – 1997-й год. Происходит азиатский кризис, нефть падает опять до почти 10. Опять тратят, тратят, тратят резервы. Случается август 1998-го – дефолт.

Прибавляем еще 11 лет – 2008-й, это уже помнят все: опять падает нефть со 147 долларов до 38. Девальвация, кризис и так далее.

- Прибавляем 11 – получается 2019… То есть, сегодняшние событие – это еще цветочки? Ягодки впереди?

- Ну все-таки все не так строго, диапазон - от 7 лет до 12. Из-за пресловутой глобализации все немножко ускоряется, поэтому правильнее прибавлять не 11 лет, а 7, 8, 9.

"Как ни странно, но ослабление рубля и снижение цены на нефть - это скорее плюс, чем минус" Фото: Иван ПРОХОРОВ

"Как ни странно, но ослабление рубля и снижение цены на нефть - это скорее плюс, чем минус"Фото: Иван ПРОХОРОВ

- Но сути дела это не меняет: мы еще в начале пути, впереди нас ждет нечто ужасное?

- В принципе, да. Но не стоит воспринимать кризисы как какую-то катастрофу. Это в корне неверно. Это примерно как смена времен года. Да, всем нравится весна, приятно жить летом. Но за летом, к сожалению, обязательно будет осень, за осенью будет суровая зима. Но, какой бы суровой она ни была, я вам весну гарантирую. Раньше или позже, но она обязательно придет. Кстати, есть даже такая американская поговорка, что средний американец за свою трудовую жизнь переживает один кризис и три депрессии. У них просто пенсионный возраст побольше – 65 лет, и работать они начинают раньше, поэтому, как правило, как раз примерно четыре таких 7-12-летних цикла за жизнь и переживают.

- То есть, ничего уникального в российской ситуации нет: живем, как все в мире...

- За последние 250 лет это очень хорошо изучено. Причем многие достаточно грамотные люди эти кризисы даже используют к своей выгоде. Если вы надумали покупать какие-то активы, неважно, будь то недвижимость или бизнес, то выгоднее всего эти покупки делать не тогда, когда все замечательно, а наоборот, когда все плохо. Потому что есть такая поговорка: кому - война, кому – мать родна. Тот, кто подошел к кризису с накоплениями (желательно в правильной валюте), тот получает возможность купить хороший объект за привлекательную цену. Еще одна забавная подробность: на Западе многие бизнес-леди, женщины, которые сознательно строят свою карьеру, предпочитают рожать детей как раз в период кризисов. Почему? Потому что выпадание из карьеры на год-два, когда все сокращается и замедляется, намного меньше тормозит дальнейший карьерный рост, чем когда все расширяется и создаются новые мощности.

«Не надо путать свою шерсть с государственной»

- Знаете, какой я, слушая Вас, сделала вывод? Что нынешний российский кризис никак не связан ни с ситуацией с Крымом, ни с санкциями, ни с событиями на Украине. Иными словами: наша встреча с кризисом была неизбежна.

- Все правильно: и я могу с точностью почти до месяца сказать, когда прозвенел тревожный звоночек. Особенность финансовых рынков, на которых я работаю, заключается в том, что они всегда пытаются заглянуть в будущее. Начиная с весны 2013-го года финансовые рынки показывали очень интересное явление. До этого полтора десятилетия российский финансовый рынок двигался в унисон с американским, разве что колебания стоимости акций были больше - поскольку наш рынок моложе. Но закономерность была очень простая: если в Америке акции в цене вырастали, то и у нас росли. Если там падали – то падали и в России. И с весны 2013-го года наблюдалось необычное явление: американские акции росли, а российские, наоборот, снижались. Это означало следующее: крупные международные инвесторы и фонды с весны 2013-го года начали сомневаться в том, что наши акции будут расти мы и дальше, и принялись потихоньку выводить свои деньги.

- А почему они начали сомневаться?

- Можно только догадываться. Деньги любят тишину, и большая часть крупных инвесторов не любят комментировать свои действия. Кризис 1998-го года привел к сильной девальвации рубля, наши предприятия сильно подешевели в твердой валюте. К нам хлынул большой поток капитала, который и двигал нас вперед почти полтора десятилетия.

- Логично предположить, что скоро российские акции будут покупать опять?

- Как минимум, стоит дождаться стабилизации рынка нефти и курса рубля.

- Вы написали в одной из своих статей, что не санкции, и не цена на нефть стали причиной нынешнего кризиса, а огромные российские долги. Откуда они взялись? Нам же постоянно говорили о том, что внешний долг у страны очень невелик!

- У страны – да! Но как сказал герой фильма: «Кавказская пленница»: не надо путать свою шерсть с государственной. Действительно, государственный и муниципальный внешние долги у России очень маленькие, чуть больше 80 миллиардов долларов, при том, что резервы ЦБ превышают 400 миллиардов. Но российские банкиры должны более 200 миллиардов, плюс предприятия небанковского сектора – более 400. Если сложить все эти три компонента, то получится более чем в полтора раза больше, чем резервы ЦБ. Поэтому у государства-то точно не будет никаких проблем, в отличие от 1998-го года, можно не беспокоиться. А вот нашим предприятиям, которые начиная с начала 2000-х годов предпочитали занимать на Западе, потому что там ставки были меньше 4-5% годовых – придется тяжко.

До конца года предстоит выплатить около 60 миллиардов долларов, а в 2015 около 90. Причем эти выплаты по месяцам распределены неравномерно. Они минимальны в начале года и максимальны под конец.

- А не получится ли так, как в 2008 году: придут крупные компании и скажут: государство, дай денег! Иначе контрольный пакет получат наши кредиторы и контроль над этим активом уйдет за рубеж. Получается, что весь наш Стабфонд будет сожран выплатами по этим долгам. Не будет у нас ни высокоскоростной магистрали Москва – Казань, ни центральной кольцевой автодороги...

- Скоростная магистраль, думаю, отложится на неопределенное будущее, но совсем по другим причинам. Просьбы к государству помочь уже вовсю звучат, целый хор голосов с просьбами помочь крупным системообразующим предприятиям. Стратегия обратиться за помощью к государству до такой степени обычна, что удивительно, если бы этого не было. На самом деле и Центральный банк, и Минфин, и Минэкономики гораздо лучше готовы к кризису, чем в 2008 году. Думаю, что на этот раз помощь будет оказываться очень и очень скупо.

"Экономика – неточная наука, она очень похожа на предсказания погоды" Фото: Иван ПРОХОРОВ

"Экономика – неточная наука, она очень похожа на предсказания погоды"Фото: Иван ПРОХОРОВ

На дне

- А где дно, вы можете сказать?

- К сожалению, это невозможно, экономика – неточная наука, она очень похожа на предсказания погоды. Можно только прикинуть: это примерно 60 долларов за баррель. На чем основана эта прикидка? На том, что бюджет крупнейшей страны – члена ОПЕК Саудовской Аравии, самой дисциплинированной, самой сильной по добыче и по финансовым ресурсам (у них, кстати, «Стабфонд» почти вдвое больше нашего) имеет приемлемые параметры примерно при 60 долларах. Маловероятно, что Саудовская Аравия смирится с падением цен ниже этой отметки, по крайней мере - надолго.

- То есть мы уже до него доплыли?

- Приближаемся. Я очень скептически отношусь к теориям заговора, хотя многие авторы проводят параллели между нынешней ситуацией и падением нефти 1985-1986-го годов, когда была неформальная договоренность между США и Саудовской Аравией как основным нефтеэкспортером о том, чтобы увеличить добычу и этим снизить цены на нефть. Сейчас тоже звучит довольно много голосов о том, что похожие договоренности имеют место быть. Судя по тому, что происходит, не исключено, что нечто подобное и присутствует. На некоторое время (может быть, год, вряд ли больше двух) теоретически может цена упасть меньше 60, но вряд ли надолго.

- А что за эти два года с нашей экономикой произойдет, если эта цена надолго зависнет?

- Давайте вспомним относительно недавнюю историю. После падения 1985-1986-го года низкие цены были на протяжении 15 лет. Трудно сказать, какое решение примет Саудовская Аравия. Отличие нынешней ситуации от той заключается в том, что на рынке появился новый игрок: так называемая сланцевая нефть. По современным оценкам, сланцевые проекты дают примерно 1,8 миллионов баррелей лишней нефти в сутки. И когда недавно было совещание стран – членов ОПЕК в Вене, решался вопрос: снижать или не снижать добычу? Вполне можно было, распределив этот излишек по разным странам, сократить добычу, поддержать цену. Но к чему бы это привело? К тому, что сланцевая нефть осталась бы на рынке, то есть, конкурент еще больше стал бы развиваться.

Эти деньги просто потерялись бы. Для бюджетов нефтедобывающих стран это все равно потеря, только не на цене, а на объеме. Решили иначе: добычу не снижать, цена упала. Расчет базировался на том, что себестоимость так называемых сланцевых проектов выше, чем обычных. Соответственно одно и то же падение цены по сланцевым проектам бьет больнее. Видимо, ставка была сделана на то, чтобы часть сланцевых проектов был законсервирована.

- Цена на нефть напрямую связана с курсом доллара?

- Для России, чей федеральный бюджет свыше чем наполовину состоит от поступлений от экспорта, связь цены нефти марки Brent с курсом доллара к рублю довольна простая. Даже могу сказать простую формулу: 3750 (это цена барреля нефти в рублях) надо разделить на стоимость нефти марки Brent, и с довольно приличной точностью это будет ближайший прогноз курса доллара к рублю.

Если нефть упадет до 60 долларов за баррель, то курс рубля будет примерно 62-63 рубля за доллар.

Мы все станем немножко беднее

- Куда бежать и как спасаться? Что делать в этой ситуации простому российскому гражданину? Бросить Москву, уехать вглубь, в Саратов, выращивать помидоры, огурцы, быть ближе к земле и к продуктам?

- Если у человека есть сбережения, первое, что приходит в голову - надо куда-то этот рубль вложить. Вариантов несколько. Если человек сберегает надолго (полгода, год, два и дальше), то, как бы это непатриотично ни звучало, но доллар США в качестве инструмента для вложений смотрится неплохо. Просто потому, что факторов давления на рубль достаточно много, они завтра не исчезнут.

Если срок короче или суммы совсем маленькие, то не самая плохая идея – купить товары длительного пользования: компьютер, холодильник, автомобиль - потому, что сейчас магазины до сих пор торгуют товарами, завезенными еще при гораздо лучшем курсе доллара. Но с важной оговоркой: если этот товар вам действительно нужен. Не надо покупать второй компьютер просто потому, что рубль падает.

Как снижение курса рубля отразится на простых людях? Мы все станем немножко беднее. Покупательная способность наших рублевых сбережений, к сожалению, снизится примерно на треть.

- Можно ли спрогнозировать, как будет вести себя рынок труда? Во время предыдущего кризиса в 2008 году многие лишились работы.

- К сожалению, эта ситуация, скорее всего, повторится. Уже сейчас чувствуется то, что рынок труда работников финансового сектора страдает в большей степени. В реальном секторе, особенно в тех предприятиях, которые хотя бы косвенно конкурируют с импортом, наоборот, спрос на рабочую силу, скорее всего, возрастет. Кстати, я хорошо помню уроки 1998-го и 2008 годов, в том числе на рынке труда. У меня есть знакомый, владелец небольшой макаронной фабрики, он делает самые простые, непритязательные макароны. Как он сам с юмором свою продукцию оценивает: ну и что, что слегка серые и немножко слипаются, зато дешевые. Каждый раз после кризиса спрос на его продукцию растет, и он расширяет производство. Меня, кстати, утешает то, что я неплохой электрик, слесарь, хорошо умею выращивать виноград и помидоры.

- Ну, тогда и я пошла варить борщ…

Чего мы всем остальным в Новом году и желаем.

Полную запись беседы с Сергеем Хестановым слушайте на Радио "Комсомольская правда":

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
342
 

Читайте также

Новости 24