363

Рубль падает - все дорожает, рубль укрепляется - все... дорожает опять?!

Фото: Александр ЧЕРНЫХ

Три мифа об импортозамещении, или Почему при любом поведении валют цены оказываются не в нашу пользу

Резкий рост цен в конце прошлого - начале этого года принято объяснять санкциями и обвалом рубля. Что, безусловно, правда. Вот только некоторые отечественные товары подорожали сильнее, чем импорт. И еще загадка: сейчас рубль укрепляется, уже почти вернулся к показателям конца ноября. А вот цены туда же почему-то не возвращаются. Более того, некоторые товары дорожать продолжают. Почему?

Миф 1: Отечественные производители будут рады нас накормить

В начале осени эксперты успокаивали: отечественные рыбаки накормят страну. Да, с деликатесным лососем могут быть проблемы. Но «народных» трески и минтая ловится больше, чем россияне в состоянии съесть. Как бы не так!

По данным Рыбного союза, оптовые цены на треску с 90 - 95 рублей за кило в марте 2014-го выросли до 190 - 205 рублей на 1 марта 2015 года. А в магазинах треску и по 300 рублей за килограмм можно увидеть. Вот так накормили!

Эксперты разводят руками: треска ушла на экспорт. По данным Федеральной таможенной службы, продажи отечественной рыбы за рубеж за последний год увеличились почти на четверть. По сведениям Росрыболовства, с некоторыми видами рыбной продукции - в частности, с той же треской, минтаем, мойвой, путассу - экспортеры перестарались так, что внутри страны периодически стал возникать дефицит.

А все просто. Рубль упал, разница между внутренними ценами и мировыми увеличилась - вот производители и погнали рыбу за рубеж. И российские внутренние цены на вполне отечественную рыбу стали подтягиваться к мировым, которые в долларах и евро.

Такая ситуация возникла не только с рыбой. Например, аграрии жалуются, что подобная же история - с минеральными удобрениями, которые стало выгоднее за границу продавать, а не внутри России. А их стоимость, к слову, существенно влияет на продовольственные цены в целом.

Миф 2: Девальвация поможет нашим предприятиям

Многие производители, включая аграриев, утверждают, что от упавшего рубля у них... одни убытки.

Скажем, овощеводы - да, производители тех самых вздорожавших картошки-морковки-капусты - к курсу валют привязаны в зависимости от используемых технологий на 20 - 75%. Это затраты на покупку семян, которые в основном импортные, химикаты и т. п. (см. графику выше). Причем в высокотехнологичных хозяйствах, которые основную часть продукции и производят, зависимость от импорта выше - техника и комплектующие к ней в основном из-за рубежа. С одной стороны, открылись новые перспективы в плане освободившихся полок в супермаркетах, а с другой...

Тем более что подорожавшими импортными комплектующими проблемы не ограничились.

- В конце прошлого года на предприятиях легкой промышленности объем заказов действительно резко вырос. Но для того чтобы воспользоваться ситуацией, надо расширить производство, а для этого нужны быстрые и дешевые деньги, - рассказывает Андрей Разбродин, президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности. - Банки же в декабре отказались выполнять даже уже согласованную кредитную программу. В результате - могу привести пример своего предприятия - мы вообще не смогли вовремя затовариться сырьем.

- Мы запустили целый ряд новых продуктов, в том числе и по производству комплектующих на замену импортным. Но банки нам говорят: автомобилестроение сейчас отрасль настолько рискованная, а со стороны Центробанка к нам столько требований, что новых кредитов мы вам не дадим, - описывает ситуацию директор по экономике и финансам «Группы ГАЗ» Михаил Белобров.

Миф 3: Наша валюта крепнет - импорт должен дешеветь

Теоретически должен. Хотя бы не у отечественных производителей, которые теперь не один день будут «отбивать» вздорожавшие запчасти и кредиты, а у импортеров. Но, оказывается, и с этим не все просто.

Как утверждает директор аналитического центра финансово-промышленного университета «Синергия» Андрей Коптелов, из-за резкого падения импорта в декабре прошлого года проблемы возникли и у логистических компаний, которые занимаются закупками и транспортировкой импортных товаров. Уменьшение объемов поставок привело к росту расходов с их стороны, к тому же стоимость кредитов и для них тоже взлетела. Так что выросшие цены они будут некоторое время держать на нынешнем уровне, чтобы «выйти из кризиса».

- Если рубль будет дальше укрепляться, а ставки кредитования и дальше опускаться, снижения стоимости импортных товаров можно ожидать через 6 - 8 месяцев, - прогнозирует Андрей Коптелов.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Владислав ГИНЬКО, экономист, преподаватель Российской академии народного хозяйства и государственной службы:

Результат все равно есть!

- Снижение курса национальной валюты - самый простой и эффективный стимул к импортозамещению. Ряд стран, например Япония, специально проводят такую политику. И США довольно долго удерживали доллар, чтобы ограничить импорт.

Хотя с конца января рубль укрепился на 20%, в годовом измерении он все равно упал, и это в любом случае означает снижение расходов для производителей на внутреннем рынке. В некоторых отраслях это уже дало результаты. Например, у ряда производителей бумаги, картона рост на десятки процентов. Есть рост и в сельском хозяйстве.

Конечно, в основном это касается крупных предприятий, у которых было больше возможностей воспользоваться ситуацией. Кроме того, есть отрасли, где наша продукция все равно будет дороже импортной. Скажем, наша одежда и обувь конкурировать по цене с той, что произведена в Бангладеш, сможет только в условиях полной экономической изоляции, о чем речь не идет. И наконец, эффекта от импортозамещения не стоит ждать через один-два квартала, речь все-таки идет о долгосрочных процессах.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Будем с пармезаном - было б молоко...

- Производство бри или камамбера, об исчезновении которых многие печалились в связи с продуктовым эмбарго, можно организовать у нас примерно за полгода. Надо выписать оборудование, нужный грибок, француза-сыродела - и все будет. Гораздо более серьезная проблема - где взять под это необходимые объемы молока, - говорит Евгений Асташкин, коммерческий директор агролизинговой компании AGCO Finance. - Чтобы «запустить» коровник, нужно минимум три года, а для того чтобы он окупил себя - 6 - 8 лет в нормальных экономических условиях.

Об этом сейчас говорят многие. Средний инвестиционный цикл нового проекта как в промышленности, так и в сельском хозяйстве - 5 - 7 лет. А вовсе не полгода-год, которые прошли с введения санкций и «антисанкций» и разворота на импортозамещение, причем в весьма экстремальных экономических условиях со скачками валют и кредитных ставок. И чего мы можем сейчас ждать от наших производителей?

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
363
 

Читайте также

Новости 24