Новости 24

225

"Мы бежали не от Асада, а от ИГИЛ!"

Фото: Дарья АСЛАМОВА

Спецкор "КП" Дарья Асламова побывала в лагере беженцев на венгерско-сербской границе [аудио]

Все начиналось прекрасно. Солнечное утро, отличное гладкое шоссе из Будапешта до сербской границы. Мы с моим коллегой на приличной скорости несемся по автобану и вдруг с удивлением замечаем, что на дороге больше никого нет! Надпись на безграмотном английском «border close» - как обухом по голове. «Что они имеют в виду? - удивляюсь я. - Что граница близко и надо приготовить паспорта? Или что граница закрыта? Но не могут же венгры, в самом деле, закрыть границу?»

Закрытая венгерская граница в населенном пункте Ашотхалом Фото: Дарья АСЛАМОВА

Закрытая венгерская граница в населенном пункте АшотхаломФото: Дарья АСЛАМОВА

Мы так увлеченно спорим, что едва не врезаемся на полном ходу в полицейский кордон. Навстречу нам выбегает женщина-полицейский и машет жезлом, требуя остановиться. «Нельзя! - кричит она. - Граница закрыта». Над нашей головой зависает военный вертолет, я вижу автозаки и военные грузовики, но никакой войны между Венгрией и Сербией нет! У меня в голове не укладывается, что в мирное время дорога, по которой я проезжала всего месяц назад, одна из главных транспортных артерий Европы, пропускавшая тысячи туристов и сотни тонн грузов в день, вдруг перестала пульсировать.

«Что же нам делать? - растерянно спрашиваю я. - Нам нужно в Сербию!» «Езжайте вдоль границы, - советуют полицейские. - Километров через пятьдесят найдете дырку. Там еще пускают». В течение двух часов мы блуждаем по разбитым лесным дорогам. Местные крестьяне ничем не могут нам помочь. Венгерский — один из самых сложных языков, а в деревнях никто не знает английского. Люди пускаются в бурные объяснения, машут руками, но это разговор глухого с немым.

Брошенная гуманитарная помощь в лагере мигрантов на венгерской границе Фото: Дарья АСЛАМОВА

Брошенная гуманитарная помощь в лагере мигрантов на венгерской границеФото: Дарья АСЛАМОВА

По дороге мы находим брошенный мигрантами лагерь, который деловито убирают сотрудники агентства ООН по беженцам. «Я вообще-то не уполномочен давать интервью, - говорит парень по имени Дюла. - Но беженцев в Венгрии больше нет. Тех, кто успел просочиться до полуночи 15 сентября, отвезли к границе с Австрией. А теперь граница на замке. Тут мышь не проскочит, ну, а если проскочит, то ее арестуют. Мы собираем спальные мешки и палатки и повезем все это в Сербию».

В лагере стоит невыносимая вонь от биотуалетов. Повсюду валяется «гуманитарная помощь» - детские вещи, резиновые сапожки, игрушки, собранные сердобольными гражданами.

Ооновцы показывают нам дорогу, и через полчаса мы, наконец, выбираемся из леса. Всего два часа в очереди на границе (мы еще везунчики - легковушки пропускают быстрее), и вот мы в Сербии. На сербской стороне — гигантская пробка из сотен грузовиков и фур. Водители спят на траве, некоторые гоняют мяч по полю и даже жарят шашлыки!

По дороге в Канижу (прелестный набожный сербский городок с преимущественно венгерским населением) мы видим десятки беженцев, идущих пешком. В основном это крепкие молодые мужчины призывного возраста. У многих на руках замысловатые татуировки.

Лагерь для беженцев под Канижей переполнен. Здесь скопились сотни отчаявшихся людей. Мужчина с перевязанной головой бросается ко мне и объясняет, указывая на свои раны: «Венгерская полиция. Они били меня палками прямо по голове».

Мигрант показывает голову, разбитую венгерскими полицейскими Фото: Дарья АСЛАМОВА

Мигрант показывает голову, разбитую венгерскими полицейскимиФото: Дарья АСЛАМОВА

Сербское правительство каждый час подгоняет автобусы, которые перевозят мигрантов в Суботицу, а оттуда - в Шид, крохотный городок на сербско-хорватской границе. Там людей высаживают у кукурузных полей и говорят: «Топайте в Хорватию. Вас там ждут с нетерпением». Официальные лица тщательно скрывают, что автобусы — государственные. «Ничего не знаем, - твердят полицейские с насмешкой. - Наверное, это волонтерский транспорт. Наше дело — сторона».

Сербы в отчаянии. Им просто не переварить гигантскую массу людей, застрявшую в Сербии. Они торопятся их поскорее вытолкнуть куда угодно. А людской поток увеличивается с каждым днем. Пока Венгрию не закрыли, полицейские сами отвозили мигрантов за определенную мзду прямо к границе, к знаменитой венгерской стене, в которой еще оставались дырки.

На автобусной остановке в Каниже я вижу группу беженцев, вызывающую сочувствие. Все это приличные, хорошо одетые, чистенькие люди, явно растерявшиеся под напором местных бандитов. Наглые здоровенные мужики на ломаном английском убеждают мигрантов, что за хорошую плату они спокойно переведут всех желающих на венгерскую сторону.

Лагерь беженцев в Каниже, Сербия Фото: Дарья АСЛАМОВА

Лагерь беженцев в Каниже, СербияФото: Дарья АСЛАМОВА

Молоденькая, хорошенькая женщина в белом хиджабе внезапно направляется ко мне с робким и одновременно решительным видом. «Мне кажется, вы порядочный человек, - говорит она на хорошем английском. - Мы просто не знаем, как поступить. Посоветуйте. Мы сирийцы из Дамаска. У нас семья из тринадцати человек. Я, мой муж, отец, дядя, кузены». Девушка старательно перечисляет всех членов семьи. «Можем ли мы доверять этим людям? Они обещают, что уже сегодня мы окажемся в Венгрии. Но мне кажется, они лгут».

«Даже не думайте, - говорю я. - Вас заведут ночью в поля и ограбят. Хорошо, если не убьют. Венгерская граница полностью перекрыта. А если вам удастся пройти, вас арестуют». «Что же нам делать? - с тревогой говорит она. - У нас есть деньги. Мы готовы заплатить за проезд». «Никому не рассказывайте, что у вас есть деньги. Обратитесь к женщинам-волонтерам». Я оказываюсь в роли переводчика с сербского на английский между пожилой взволнованной волонтершей и сирийцами. Женщина обещает посадить их на бесплатный автобус до Суботицы. Оттуда они смогут добраться до Хорватии.

Беженцы ночуют на венгерско-сербской границе. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Беженцы ночуют на венгерско-сербской границе.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Мне нравится моя новая знакомая по имени Аля. У нее светлая кожа, очаровательное личико, мягкие манеры, но при этом в ней чувствуется твердый характер. Семья явно полагается на нее. Арабские женщины вовсе не трусихи и не тряпки. Несмотря на свою внешнюю подчиненность мужчинам, они скорее соответствуют русской поговорке, что муж в семье голова, а жена — шея.

У Али проясняется лицо, когда она узнает, что я журналистка из России. Она бросается к мужу и что-то взволнованно говорит ему по-арабски. «I love Putin!» - кричит он. Похоже, это единственная английская фраза, которую он освоил. «А как вы относитесь к Асаду?» - спрашиваю я. Люди окружают меня и говорят все разом. «Асад — хороший человек и сильный руководитель, - переводит Аля. - Мы бежали не от Асада, а от ДАЕШ (по-арабски ИГИЛ)» (запрещенная в России решением Верховного суда организация - прим.ред.). Мужчины выразительными жестами показывают, что им могут отрубить головы.

«Мы долго терпели, - грустно говорит Аля. - Но теперь просто страшно. Вокруг Дамаска сжимается кольцо. И потом, наши сбережения таяли на глазах. Никакой работы в Сирии больше нет. Страна разрушена. Наши мужчины не знают, чем кормить свои семьи». «Странно, - говорю я. - Почти все сирийские беженцы уверяли меня, что их преследовал Асад». «А здесь практически нет сирийцев, - простодушно говорит Аля. - Во всяком случае, мы пока не встречали». «Как же так? - удивляюсь я. - Каждый встречный говорит, что он сириец из Дамаска или Алеппо, и он убежал от злого Асада». Аля хохочет и переводит мои слова остальным. Вся семья просто заходится от смеха. «Это лгуны, - говорит она. - Здесь все врут, что они сирийцы, потому что в Европе сочувствуют сирийцам. Здесь много диких, необразованных людей. Я их просто боюсь. Они штурмом берут автобусы, отталкивают женщин и детей, первыми хватают еду. Они по головам готовы идти. И вот как раз они, я думаю, и прорвутся в Германию».

Лагерь для беженцев под Канижей переполнен Фото: Дарья АСЛАМОВА

Лагерь для беженцев под Канижей переполненФото: Дарья АСЛАМОВА

«Не отчаивайтесь». Я растрогана печалью моей юной собеседницы. «Вот увидите, вам повезет». «Мы две ночи провели на венгерской границе и совершенно потеряли надежду. Здесь негде помыться или постирать одежду. А ведь для мусульман быть чистыми перед молитвой очень важно». Аля вздыхает.

Ночью, когда я возвращаюсь в гостиницу, я уже не вижу моих новых знакомых. Волонтерша, дежурящая на остановке, объясняет, что им таки удалось уехать в Суботицу. Бесконечная дорога к молочным рекам и кисельным берегам Германии продолжается.

Репортаж Дарьи Асламовой на Радио "Комсомольская правда":

Дарья Асламова: Беженцев направляют "добрые люди" через Твиттер

«Беженцы на венгерской границе кидают камни в полицию под прикрытием детей и женщин»

Cтолкновения беженцев с полицией на венгерской границе, скорее всего, продолжатся ночью и на следующий день — об этом в эфире радио «Комсмольская правда» рассказала московский журналист Нигина Бероева. Сегодня, напомним, около трех тысяч мигрантов пытались прорваться через границу: они кидали в полицию камни и бутылки, резали колючую проволоку ограждения, а также жгли покрышки (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Светопреставление в Старом Свете: Европу захлестнули полчища алчных мигрантов

Спецкор «Комсомольской правды» Дарья Асламова побывала в нескольких европейских странах, куда ежедневно прибывают десятки тысяч людей из Африки и с Ближнего Востока. Но это вовсе не классические беженцы. Они чувствуют себя хозяевами на новом месте, презирают помогающих им местных жителей и требуют для себя все новых благ (подробности)

Голландский журналист получил сирийский паспорт для премьера Нидерландов

В Нидерландах журналист рассказал о своем эксперименте по получению сирийского паспорта. Харальд Дорнбос позвонил в одну из фирм, предоставляющих услуги по предоставлению сирийских документов, заплатил 750 евро и через два дня получил паспорт с фотографией премьер-министра Нидерландов Марка Рютте на имя уроженца Дамаска Малека Рамадана (подробности)

Вторжение беженцев в Европу организовали через Твиттер США и Англия

- Я прочитал очень интересную статью Ульяны Скойбеды в «Комсомолке» - «Хроника гибели Германии», - говорит доктор философских наук Владимир Шалак. - Она меня поразила. Захотелось самому проверить, что там происходит на самом деле, откуда взялся поток мигрантов. В качестве источника информации выбрал сеть микроблогов Твиттер (подробности)

Письмо из Мюнхена Ульяне Скойбеде: «Я не вижу здесь ужасов из «Хроники гибели Германии»

Читатели прислали множество откликов на серию публикаций дневниковых записей «Хроника гибели Германии». Публикуем сегодня с незначительными сокращениями письмо нашей читательницы Яны Беккер. И ответ на него нашего обозревателя Ульяны Скойбеды (подробности)

Хроника гибели Германии: Чтобы ублажить беженцев, католическая церковь отказывается крестить младенцев

Галина Иванова наша соотечественница из Казани. Вышла в Германии замуж, натурализовалась, развелась, решила подтвердить диплом о высшем образовании и начать работать... Но эти планы разбились о странные, алогичные действия правительства Германии и поведение немцев, которое можно назвать самоубийственным (подробности)

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
225

Читайте также