2016-03-03T21:00:36+03:00
Комсомольская правда
5

Максим Шевченко: «Оскорбительный, чудовищный нацистский бред транслируется всей либеральной оппозицией против Кадырова»

Максим Шевченко в гостях у Радио «Комсомольская правда» [аудио]Максим Шевченко в гостях у Радио «Комсомольская правда» [аудио]Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Известный журналист о том, какова роль Горбачева в истории России, кто копает яму под главу Чечни и какие цели преследуют США и Россия в Сирии [аудио]

Максим Шевченко: «Оскорбительный, чудовищный нацистский бред транслируется всей либеральной оппозицией против Кадырова»
00:00
00:00

Яковлев:

- Здравствуйте. Это программа «Что будет», Радио «Комсомольская правда». Меня зовут Александр Яковлев. Через несколько секунд к нам присоединится наш гость – известный журналист, телеведущий, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Максим Шевченко. Но прежде я хотел бы пригласить к разговору нашу аудиторию. В центре внимания одно из главных событий сегодня, если посмотреть с точки зрения истории. Это юбилей Михаила Сергеевича Горбачева. 2 марта 1931 года родился человек, который изменил историю. А вот в какую сторону он изменил историю, на ваш взгляд? Кто же для вас Михаил Сергеевич Горбачев?

Очень любопытные данные сегодня опубликовал Всероссийский центр изучения общественного мнения: вот кто, по мнению россиян, Михаил Сергеевич Горбачев. Большинство (46%) считают, что Михаил Сергеевич Горбачев это политик, который думал о благе страны, но совершил ряд серьезных просчетов, которые привели к потрясениям и проблемам. 24% считают, что Михаил Горбачев это преступник, злонамеренно и сознательно разваливший великую державу. Наконец, третий вариант ответа (так считают 12% населения): Михаил Сергеевич Горбачев это смелый человек, который не побоялся взять на себя ответственность и произвести жизненно необходимые для страны реформы. 16% затруднились ответить.

Виктор, добрый вечер. Откуда вы нам дозвонились?

- Добрый вечер. Я звоню из Краснодара. Мое мнение по поводу Михаила Сергеевича, что он, по большому счету, предатель. Что он сотворил, когда вывели войска из Германии, вообще из Европы, и как с военными обошлись. Ведь их в чистое поле выбросили. Вы же знаете, что президент Буш и Маргарет Тэтчер, у них глаза на лоб полезли, когда было принято решение Горбачевым о развале Варшавского договора и выводе наших войск. Поэтому я считаю, что он предатель.

Яковлев:

- Хачатур, добрый вечер. Откуда вы нам дозвонились?

- Добрый вечер. Я из Ростова-на-Дону. По поводу Горбачева. В 86-м году я днем смотрел телевизор, Первый канал. И там был телемост Вашингтон – Москва, где американский конгрессмен сказал следующие слова: «Гласность и перестройка – это очень хорошо. Но вы не думайте, что вы свой водопровод подсоединили к нашему водопроводу. Вы свой водопровод подсоединили к нашей канализации». Честно говоря, я думал, что его там разорвут. Все промолчали. Я не мог тогда поверить, что так оно и произойдет.

Яковлев:

- Но для вас он кто?

Хачатур:

- Если этот человек подсоединил наш водопровод к их канализации, кто он после этого?

Яковлев:

- Спасибо. Алексей из Ставрополя пишет: «Он для меня лично не человек». К нам присоединился журналист Максим Шевченко. Максим Леонардович, здравствуйте. Я в самом начале нашего эфира спросил у радиослушателей, как они относятся к фигуре Михаила Сергеевича Горбачева. Сегодня юбилей Михаила Сергеевича (85 лет), и сегодня ВЦИОМ опубликовал данные соцопроса. 46% считают, что он политик, который думал о благе страны, но совершил ряд просчетов, а 24% считают, что он преступник. А вот вы как оцениваете его роль?

Шевченко:

- Я его оцениваю как слабого политика, который проиграл. Я не знаю, что к этому добавить.

Яковлев:

- А он хотел выиграть?

Шевченко:

- При чем тут хотел или не хотел? Это что, карты, что ли? У него ответственность за жизнь 300 миллионов человек, которые были гражданами Советского Союза. Почти 300 миллионов! Это не вопрос его личных хотелок.

Шевченко:

- Многие считают, что он сознательно проиграл. Многие считают, что он предатель.

Шевченко:

- Я не уверен, что он предатель. Я думаю, что он просто слабый политик, который не умел просчитывать какие-то моменты, не умел понимать людей, не мог поступаться собственными какими-то амбициями и эмоциями. Политик, которого легко было разыгрывать и использовать. Он втянулся в борьбу внутри Политбюро, борясь с выдвиженцами разных групп, и в этой борьбе, собственно говоря, он ослабил центральную власть, ослабил самого себя. Он просто оказался слабым политиком. Он был человеком, которого двигал Андропов кверху, то есть КГБ, и в какой-то момент, когда Андропов ушел, он остался наверху, и та полнота власти, которая на него свалилась, она была неадекватна его достаточно маленькой и провинциальной личности. Он же провинциал сам по себе, просто такой карьерный советский, сначала комсомолец, потом партийный деятель, такой очень важный перец, который что-то в Ставропольском крае организовывал, на дачах в Кисловодске и в Пятигорске разным рода членам ЦК и членам Политбюро хороший отдых. Это был, между прочим, один из факторов его карьеры советской. Вы не забудьте, что до 85-го года, когда он стал Генсеком, у него тоже была жизнь. И эта его жизнь и есть самое интересное. А это убогая жизнь советского придворного номенклатурщика.

Яковлев:

- Конечно же, тема роли Михаила Сергеевича Горбачева в истории вызывает колоссальный резонанс, его наши радиослушатели называют предателем, бездарем, ангажированным англосаксами мерзавцем.

Шевченко:

- Это какие-то конспирологические высказывания.

Яковлев:

- Кто-то считает, что он войдет в список великих людей, как Петр I и Николай I, Витте и Столыпин.

Шевченко:

- Я что сделал великого Горбачев?

Яковлев:

- Мир перевернул.

Шевченко:

- Ну и что? Герострат тоже поджег Александрийскую библиотеку. Если человек получил целое, а потом это разбил… Вот вам дали, допустим, вазу, машину, и вы ее разбили. Потом к вам человек приходит и говорит: вы знаете, я сам жив, у меня все хорошо, более того, я получаю пенсию от автосалона, где машина была, но машины твоей больше нет – вот колесо отдельно, отдельно руль. Он получил огромную страну со стратегическими ресурсами…

Яковлев:

- Вы считаете, что именно Горбачев первым несет ответственность за то, что Советский Союз развалился?

Шевченко:

- Слушайте, он первый правитель, который, потеряв империю, разрушив ее, содействовав этому или не приложив должных усилий к тому, чтобы этого не случилось, сидит и благополучно себе блаженствует. Апофеозом его отношения к реальности, к своей жизни и к нам ко всем было празднование его предыдущего юбилея, которое проходило в Лондоне. Когда его посадили на сцену и разного рода мировые люди… Шимон Перес ему в ноги кланялся, говорил: спасибо вам за то, что вы сделали для нас, то, что вы для нас сделали, никто не сделал. По-моему, там были какие-то чехи, какие-то поляки. Были все, кроме граждан Советского Союза, будем откровенны. Кроме нас с вами.

Яковлев:

- Ну, некоторые граждане Советского Союза были. «Машина времени» выступала, я помню.

Шевченко:

- Я не знаю. Может быть, и Муратов там был или кто-то еще.

Яковлев:

- Андрей Макаревич там был.

Шевченко:

- Он очень много для Андрея Макаревича сделал. То есть там был круг тех, кто выиграл от распада Советского Союза, кто благодарен Горбачеву за то, что он, мало того что сократил их расходы на вооружение, на контроль за Советским Союзом, еще что-то такое, но еще благодаря его бездарному правлению в руки этих западных людей попало просто наше богатство. Советский Союз это колония, точнее, его обломки – это колония, где берут дешевые деньги на Западе, а туда гонят сырье, человеческие ресурсы. Мы же ничего не производим, мы не технологическое пространство. СССР был высокотехнологическим пространством, пространством высоких технологий, пусть немножко отстававших в чем-то от Запада, но это же вопрос технологического скачка. Сейчас здесь нет ничего. Здесь все, что производится, производится по лицензиям, которые нам выдают в метрополии, которой стал Запад. Мы – колония. И это следствие деятельности Михаила Сергеевича Горбачева. Но то, что он принимает… Ну ладно, он переживал бы еще – ну, не получилось, - но говорил бы: знаете, я очень виноват перед советскими гражданами, я давал присягу защищать советский народ, я этот советский народ предал, я этот советский народ оставил один на один с какими-то криминальными структурами, с какими-то бабаями, которые его стали раздербанивать по своим хозяйствам местным феодальным, я просто был слабый. Нет, он как должное это все принимает.

Вот это меня поражает. Меня не поражает то, что бывает, проиграл человек. Наполеон тоже проиграл в конце концов, хотя в отличие от Горбачева Наполеон сражался, а Горбачев раздал десантникам генерал-полковника Востротина, Героя Советского Союза, великолепного офицера, афганского героя, лопатки десантные и в Тбилиси бросил их на интеллигенцию. Или ввел танки в Баку. Вспомним деяния Горбачева, которого так любят теперь Лилия Шевцова, Сергей Пархоменко, Владимир Кара-Мурза и т.д. Это Горбачев делал. Бакинская резня, где теперь мемориал в Баку, - это Горбачев. Ошская резня первая – это Горбачев. Фергана, когда резали турок-месхетинцев, - это Горбачев, это было в его стране, он возглавлял эту страну. Более того, у меня тогда жила знакомая в Фергане, она рассказывала, когда прислали молоко в аэропорт, куда собрали детей турок-месхетинцев, спасавшихся от резни, проверили это московское молоко, и оно было отравлено. Все эти репрессии в Узбекистане против Рашидова, рашидовской мафии так называемой, сейчас Рашидов – национальный герой Узбекистана. Гдлян и Иванов пытали людей там. Они там устроили 37-й год. И это было санкционировано Горбачевым.

Горбачев совершил немало безумных поступков. Он, борясь за власть, удалил от влияния на Москву национальные элиты. Начал с Казахстана. Первые – это казахские события, после снятия товарища Кунаева, который был членом Политбюро, и который вполне представлял казахскую номенклатуру и казахскую элиту в центре. Потом Горбачев развернул борьбу со Средней Азией, с Рашидовым и его последователями. Потом он стал оттеснять Закавказье, потом он нанес удар по Украине. Он сознательно разваливал Советский Союз, оттесняя на периферию политического управления национальные элиты, которые представляли собой делегированных национальными республиками лидеров, которые представляли эти республики в Политбюро, которое было центром власти. Горбачев это не просто политик плохой, но Горбачев это еще политик амбициозный, глупый, и который еще гордится тем, что он делал глупости, и делал амбициозные глупости. Подробно деяния Горбачева, какие бы панегирики ему ни пели, можно разобрать без всякой конспирологии, без англосаксов и т.д. Он просто разрушил систему, потому что не умел ею управлять, и поставил свои волюнтаристические желания, желание власти прежде всего (ему понравилось, когда ему поют панегирики, мы это в Лондоне видели как апофеоз), выше интересов системы в целом. При этом система, может быть, была не очень хорошая, но я оцениваю с точки зрения теории системы. Это он ее разрушил.

Яковлев:

- Вы сказали о том, что сегодня его многие либералы хвалят.

Шевченко:

- Они не хвалят, они боготворят его. Это их две иконы – Горбачев и Ельцин.

Яковлев:

- При этом у нынешних либералов есть и свои антигерои, враги, и в последнее время они набросились на конкретную политическую фигуру. 5 апреля истекает срок полномочий главы Чеченской Республики. Еще несколько месяцев назад всем было очевидно, что на выборах, при поддержке президента страны Владимира Путина, победит Рамзан Кадыров. Но мы видим такую массированную, эшелонированную атаку со стороны тех самых либералов…

Шевченко:

- На каких выборах победит Рамзан Кадыров, президента Чеченской Республики?

Яковлев:

- Главы Чеченской Республики. Но при этом Рамзан Кадыров сделал ряд любопытных заявлений. Сегодня журналисты, говоря об источниках в руководстве республики, пишут о том, что Кадыров идет на эти выборы и будет оставаться в кресле главы Чеченской Республики.

Шевченко:

- И без журналистов было ясно, что он пойдет на выборы.

Яковлев:

- С чем связана вся эта информационная война вокруг Рамзана Кадырова, с чем связаны эти атаки и сам факт обсуждения того, будет он или не будет?

Шевченко:

- Для правой, так называемой либеральной оппозиции это возможность заявить некую повестку присутствия в публичном информационном поле, которая, как им кажется, их раскручивает, поддерживает в этом поле. Так как у них нет никакой программы – ни экономической, ни политической, ни либеральной, кроме того, что долой Путина… Ну, долой Путина, долой Путина – это как бы не звучит, потому что при рейтинге 80%, который у Путина еще недавно был, говоришь ты «долой» или «не долой», это твое частное мнение становится. Потому что реально Путина поддерживает большая часть населения страны.

Конечно, с Кадыровым дело попроще для них. Поскольку все хоть раз, но слышали слово «чеченцы». Даже в детстве, наверное, читали Лермонтова – «злой чечен ползет на берег». Все знают слово Чечня, все знают, что было две чеченских войны. Разного рода фантазеры, которые там никогда не бывали, напели, что там убивали русских в массовом порядке. И вот что мы видим, читая доклад Ильи Яшина? Что Илья Яшин, либерал, «яблочник», повторяет самые наглые, скиновские, нацистские сказки. Во-первых, доклад начинается с главы, заголовок которой просто оскорбляет чеченский народ. Глава называется «Из грязи в князи». Понятно, что Ахмат и Рамзан Кадыровы, по мнению Льва Яшина (я прошу прощения у тех чеченцев и у всех порядочных людей, которые нас сейчас слушают, это цитата), из грязи, каковой, по мнению Яшина, является чеченский народ, поднялся в князи. А князьями для Яшина, либерала и демократа, оказывается, является региональная номенклатура, глава региона – это для него князь.

Во-первых, это говорит об их убогом сознании. Мы видим, что это нацисты, ксенофобы, расисты, что они готовы называть, вообще не думая о том, что они говорят, люди безответственные. Целый миллионный народ (1 млн. 300 тыс. чеченцев) называть грязью, и князьями они считают главу региона с населением 1 млн. 300 тыс.

Яковлев:

- Но Рамзан Кадыров реагировал на это. Появление постов в Инстаграме, где Касьянов под прицелом, сам этот доклад и т.д.

Шевченко:

- Рамзан опубликовал это по одной причине. Он прекрасно понимает, как это будет прочитано чеченцами. Там настолько оскорбительные вещи для чеченцев написаны. Оскорбительные по тону, по стилю. Яшин же просто тупой, он это не видит. Кавказа он не знает, для него это теоретические вопросы – какой-то Кавказ. Он считает, что Кавказ – это хинкальные, наверное, которые в Москве есть. И там где-то еще Казбек и Эльбрус, наверное, есть. Он ничего не знает, он там никогда не был. Он с какими-то экспертами поговорил. Я не знаю, что это за эксперты. Ни один нормальный чеченец ему не мог не посоветовать такими выражениями не писать. Это полностью нивелировало ту часть доклада, которую можно было бы оценивать, как какую-то содержательную. Там есть какие-то моменты, которые можно было бы обсуждать в докладе. Но этот тон, он привел к тому… Или, допустим, сказки. Первую же главу читаем. 42 или 46 тысяч рабов, по мнению Яшина, было в Чечне на начало 90-х. То есть при населении в 800 тысяч каждый 20-й был рабом в Чеченской Республике, по мнению Яшина. Яшин тогда был маленький еще, ходил, наверное, в школу или в детский сад и понятия не имел, что тогда было. Хотя там были десятки журналистов, и тысячи людей там жили разных национальностей. Этот оскорбительный, чудовищный нацистский бред транслируется всей этой либеральной оппозицией против Кадырова.

Яковлев:

- Вы думаете, что Яшин сам это придумал, это он является инструментом?

Шевченко:

- Нет, конечно. Там целые куски написаны силовиками, это я вижу.

Яковлев:

- Силовиками?

Шевченко:

- Конечно. Я думаю, ментами и Следственным комитетом. Потому что просто по стилистике. Вот эти скиновские бредни про 42 тысячи рабов и про 21 тысячу убитых русских, и эта тема, что чеченцы убивали русских…

Яковлев:

- То есть, условно говоря, глава Следственного комитета пошел к Илье Яшину и предложил ему написать доклад про Кадырова?

Шевченко:

- Я не говорил так, это ваши слова про главу Следственного комитета. Я не знаю кто. Мы знаем, что у Следственного комитета с Кадыровым серьезный конфликт. Раз сотрудники ставропольского Следственного комитета приехали на территорию Чечни без ордера, без уведомления своих чеченских коллег, открыли огонь из табельного оружия на поражение по безоружному человеку, убив его, то Кадыров после этого сказал, что когда приезжают какие-то люди в масках, не предъявляя ордеров, не предъявляя удостоверений и не ставя в известность своих чеченских коллег, их надо просто убивать. Я с ним совершенно согласен. Я тоже считаю, что если на мою семью или на меня выходит какая-то банда в масках, с оружием, не предъявляя мне законный ордер…

Яковлев:

- То это банда, а не силовики?

Шевченко:

- Если эти люди не предъявляют мне ордер и удостоверение, и не говорят мне, почему они хотят меня задержать, и не называют себя, они выходят в масках и с оружием, то это банда. Если у меня было бы оружие огнестрельное, я бы тоже открыл по ним огонь. И это было бы абсолютно законное мое право. Если бы, конечно, у меня оружие было на законном основании.

Яковлев:

- Название нашей программы – «Что будет».

Шевченко:

- Мне все равно, кто они будут, когда с них снять маски. Мы знаем столько случаев, когда сотрудники МВД грабили машины, убивали людей, насиловали, расстреливали и т.д. Сотни этих случаев по всей стране за последние 15 лет.

Яковлев:

- Давление на Кадырова будет продолжено?

Шевченко:

- Я думаю, что Рамзан Ахматович отбился достаточно серьезно, что весь апофеоз был как бы приурочен ко дню смерти Немцова. Этот ничтожный фашистский документ, который продиктован Яшину какими-то нацистами и ксенофобами, слова которых он повторил, не задумываясь ни одной секунды над тем, что он повторяет, кто ему и что надиктовал, я думаю, был максимальным усилием того, что они могут сделать. Кроме этого, я думаю, что этот законопроект о коллекторах и вся эта тема коллекторов – это тоже тема, которая касается Рамзана Кадырова на самом деле косвенно.

Яковлев:

- Почему?

Шевченко:

- Потому что мы знаем, что чеченские коллекторы крайне успешно работают в Москве, без насилия решая серьезные вопросы. Это законные коллекторы, которые имеют законные коллекторские удостоверения, представленные на московском коллекторском рынке, одни из самых эффективных в деле разрешения крупных финансовых и трудноразрешимых конфликтов. Поэтому я думаю, что вся эта тема – это тоже одна из составляющих атаки на Кадырова, а стало быть, и на Путина.

Яковлев:

- Рамзан Кадыров это фигура не только внутриполитическая, но это и фигура на международной арене. Мы слышим о том, что он постоянно общается с представителями ряда стран. Все-таки является он и фигурой в некой геополитической войне против России? Может быть, кто-то специально хотел ударить по Путину?

Шевченко:

- Они просто разжигают ксенофобские настроения, ненависть к чеченцам, к Кадырову. Это легко разжечь.

Яковлев:

- Они – это…

Шевченко:

- Либералы (остановимся пока на этом определении), которые считают Россию просто принадлежащей им территорией, вотчиной, своей колонией, себя – смотрящими. Это не русские, как правило, люди, которые не ассоциируют себя с русским народом, которые ассоциируют себя с некой прогрессивной частью космополитического некого человечества, находящегося поверх границ. Люди, которые считают себя подлинными европейцами. Люди, которые с презрением относятся к России, говоря про нее «эта страна», про народ говорят «это быдло», про кавказцев говорят «черные», как-то еще могут их называть. Всякий глава региона или всякий правитель для них тут плох, потому что они сами хороши, сами по себе. Сами они делать ничего не умеют, сами они по себе никто и звать их никак, но зато их поддерживают. Их поддерживают серьезно на Западе. В частности, кадыровская тема очень хорошо продается на Западе. Рядом существует Дагестан, в котором права человека нарушаются просто системно и тотально. В котором, допустим, 100 тысяч человек поставлены на абсолютно беззаконный, антиюридический, антиконституционный профилактический учет по подозрению в том, что они исповедуют ислам неправильного направления. То есть, с одной стороны, и религия по Конституции – это частное дело граждан в России. Как можно исповедовать религию неправильного направления, если она частное дело? Это первый момент.

100 тысяч человек выясняют, что они не могут поехать куда-то из Дагестана, выехать, их таскают на допросы, берут отпечатки, берут кровь на анализ. Без ордера, без адвоката, без соответствующей юридической процедуры, без соответствующей процедуры суда. Потому что ни один суд не санкционирует такие массовые нарушения прав человека. Но на это наплевать нашим космополитам, либерал-фашистам, поскольку их не интересуют права человека на самом деле. Их интересует то, как захватить власть. Или то, как помочь кому-то прийти к власти, свергнув Путина, а самим потом сидеть в своих конурах около мисок, которые им поставят благодарные хозяева, вертеть хвостами, гавкать и ощущать себя вершителями дум, опять делать какие-нибудь программы «Куклы», опять издеваться над страной и т.д. Вот это они хотят, вот это их демократия, вот это их представление о стране. Поэтому они выбрали Чечню. Чечня на Западе известна – братья Царнаевы, чеченская война. Это можно продать Западу. Ни Дагестан, ни КБР, ни Ставропольский край, где аховая ситуация, Западу не продашь, если там Чечни нет, Запад будет просто плевать на это.

Яковлев:

- Те самые либералы в последние дни говорят в один голос… Вы сказали о межнациональных проблемах. На щит поднята чудовищная трагедия - в Москве женщина, предположительно страдающая шизофренией, гражданка Узбекистана, убила ребенка. Не хочу останавливаться на подробностях, хочу остановиться на том, что последовало после. Федеральные телеканалы принципиально отказались показывать в новостях подробности этой трагедии. Либералы обвинили федеральные телеканалы и Кремль в цензуре. И развернулась дискуссия, что это – просто больная женщина или это агрессивный ислам и т.д.

Шевченко:

- Какой агрессивный ислам?

Яковлев:

- Есть люди, которые об этом говорят.

Шевченко:

- Мало ли какие люди есть. Когда мы читаем из списка новостей, что в какой-то глубинке сидели, пили втроем, потом убили напарника и чтобы закусить, убили и съели его. Это что, агрессивное православие, что ли? Сплошь и рядом такое. Еще недавно LifeNews просто на этом карьеру делал на такой информации, да и в «Комсомолке» проскакивало пару раз. Это что, образ русского народа, что ли, такие сумасшедшие отморозки, выродки, ублюдки, бомжи? Год назад НТВ передавало: мужчина убил своего ребенка, отрезал ему голову. Я нашел репортаж НТВ годичной давности, выставлю его на своем Фейсбуке. Это просто больная женщина, и как ее зовут, это уже 15-е дело просто.

Яковлев:

- Компартия связывает это с межнационалкой. Это вторая партия страны.

Шевченко:

- Компартия это вообще удивительная такая сила, которая, казалось бы, должна…

Яковлев:

- Они сайт запустили специальный «Стоп эмиграция». У них чудовищный логотип там.

Шевченко:

- Они должны были бы интернационалистами быть, а выступают как национал-социалисты. Бывает, конечно, такая трансформация. Если на самом деле КПРФ будет выступать против интернационального фактора, просто тупо идти на поводу у того, что им подсказывают какие-то политтехнологи, то имейте в виду, товарищи коммунисты, фашизм всегда хорошо продается, можете стать просто фашистской партией.

Яковлев:

- Но тот факт, что федеральные телеканалы это не показали, вы считаете, это правильно?

Шевченко:

- А что именно не показали?

Яковлев:

- Они в новостях, начиная с 12.00, все ведущие федеральные телеканалы принципиально…

Шевченко:

- Объявили о том, что мы не будем показывать.

Яковлев:

- Они не включили в выпуски новостей эту трагедию, не говорили о ней.

Шевченко:

- А что в этом новостного, кроме того, что сумасшедшая женщина убила ребенка? У Достоевского в «Дневнике писателя» есть, как пьяная русская баба забыла ребенка на крыльце, и ребенка свинья съела. Это для желтой прессы. Я думаю, что желтой прессе, каким-то таблоидам надо было эту историю включить. Там нет ничего за рамками некого примитивного такого треша. Там нет ни межнационального, ни межрелигиозного. Это просто примитивный треш. Сумасшедшая убила ребенка. Да, это трагедия чудовищная, которая щекочет нервы, но за рамками этого там нет даже обобщений никаких. Потому что такие трагедии сплошь и рядом происходят на самом деле.

Когда в станице Кущевской Цапки и Цеповяз вырезали крымско-татарскую семью, включая младенцев, которых убили в колыбели, это было серьезное событие, эти кубанские бандиты. А здесь в чем обобщение? Тогда крымских татар убили в Кущевке за то, что они там что-то не платили, отказывались. У них был конфликт с местной бандой. Это целая система политическая была. Это было насилие как фактор подавления и порабощения людей. А здесь она просто сумасшедшая. Там, правда, психотропы какие-то, как сообщают, нашли у нее в крови. Хотелось бы знать, что за препараты у нее в крови, и не подсыпал ли ей кто-нибудь эти препараты, чтобы использовать ее безумие в интересах такого вот провоцирования. Но вообще вся межнациональная рознь исходит от некоторых силовых структур, и на первое место я поставлю МВД.

Яковлев:

- Я хотел бы поговорить о том, что происходит не только в нашей стране, но и в мире, перейти к событиям в Сирии. Сегодня Валентина Матвиенко заявила: «Первые итоги перемирия вселяют осторожный оптимизм. Уже более 100 различных вооруженных организаций высказали свое согласие на прекращение огня и официально оформили это заявление. Этот процесс идет». Напомню, Валентина Матвиенко – спикер Совета Федерации, член Совета Безопасности РФ. Что будет в Сирии?

Шевченко:

- Я думаю, что весна там будет, и будет завершение войны постепенное, но не сразу и не быстро, а все это будет очень долго и мучительно.

Яковлев:

- Долго и мучительно – это сколько?

Шевченко:

- Ну, еще годы. Два-три года.

Яковлев:

- Кого с кем?

Шевченко:

- Ну, есть те, кто не подпишет соглашения. Есть те, кто будет продолжать сражаться. Есть те, у которых свои цели и задачи политические, которые не совпадают с задачами коалиции и их партнеров.

Яковлев:

- Башар Асад в итоге останется?

Шевченко:

- Я думаю, что власть в Сирии поменяется, но Башар, естественно, останется одним из ведущих политиков Сирии. Он отстоял это право в гражданской войне, победив в этой войне или, по крайней мере, не проиграв, что для него равносильно победе.

Яковлев:

- Цели Соединенных Штатов каковы?

Шевченко:

- При чем здесь Соединенные Штаты?

Яковлев:

- Вообще Соединенные Штаты какую роль играют во всем этом, на ваш взгляд?

Шевченко:

- У разных политических сил есть разные роли. У Турции свои цели и задачи, у Израиля – свои цели и задачи, у стран залива (Саудовской Аравии, Катара, Эмиратов, Кувейта) – свои цели и задачи, у Китая, Ирана, «Хезболлы», Ливана – свои, у России – свои, у Европейского союза – свои.

Яковлев:

- Давайте с России начнем.

Шевченко:

- У России цель и задача – войти в евразийскую конфигурацию, а стало быть, мировую конфигурацию XXI века на правах участника, а не на правах объекта. Имеется в виду, что самым большим проектам XXI века – это будет проект великого транзитного пути: Дальний Восток – ЕвропаСредиземноморье, который называется «Шелковый путь». Он пойдет по двум путям. Один пойдет напрямую через сухопутный путь, с развитием железнодорожных путей сообщения, поезда, которые будут ходить 200-300 км в час, будут идти от Токио, условно говоря, до Парижа. За несколько дней человек должен будет доезжать или за пару дней. Все равно везти сейчас морской дорогой грузы дешевле, чем везти по железной дороге. Тарифы очень большие, разные тарифы. Если это будет единое пространство транспортное, это изменит картину мира.

Второе – это то, что юань становится резервной валютой в сентябре, пятой резервной валютой. И Китай выйдет как мировая финансовая держава самостоятельная. Все расчеты с Китаем, которые сейчас ведутся или бартером, или за доллары, будут вестись напрямую в юанях. Это, конечно, даст Китаю невероятное могущество новое. И Сирия тут является ключевым аспектом, какое она имеет отношение к этому ко всему. Сирия – это ворота в Средиземное море и ворота на Ближний Восток. В регион, где живут миллионы людей, и потенциально эти люди обладают достаточно высокой покупательской способностью. Они еще не охвачены ни финансовыми, ни страховыми системами. И поэтому шла война за то, что пойдет транзитный путь через Турцию, Джейхан, например, будет конечной точкой, или Латакия. Одним из мотивов разрушения Сирии была именно попытка Ирана создать транспортный коридор ТегеранБагдад – Дамаск – Латакия или Дамаск – Бейрут, с выходом на Китай. Потому что Китай стоит за спиной Ирана и за спиной России во всем этом. Поэтому у России интерес в том, чтобы этот проект сработал, и Россия в нем имела долю порядка 15-20%.

Яковлев:

- Вы говорите об экономике. Но президент страны, мотивируя решение о специальной операции на территории Сирии, говорил о причинах иных – об угрозе «Исламского государства».

Шевченко:

- Это вторичные задачи, и эти вторичные задачи тоже имеют место быть, но они не главные и не самые существенные. Я считаю, что это задачи уже тактические. А стратегическую задачу я вам назвал. Это попасть в пул тех держав, которые будут руководить экономикой и определять экономическое лицо, по крайней мере, Евразии, то есть половины человечества, думаю, и части Африки тоже, в XXI веке. А дальше уже борьба с терроризмом на его территории, поддержка дружественного нам режима, но это уже тактика. А стратегию я вам определил, почему Россия в этом участвует, и почему это выгодно нам. Вот говорят: зачем мы тратим деньги? Поверьте, когда Сирия начнет восстанавливаться, на каждый вложенный туда доллар будет получаться прибыль в 10 тысяч долларов в течение достаточно короткого времени. Это будет экономический бум, экономический пузырь, который будет надуваться на наших глазах. Поэтому, я надеюсь, Россия не пропустит этот момент и не позволит потом… Сейчас Россия имеет около 25-30% всего этого сирийского пакета. Думаю, проценты чуть сократятся, до 15-20, но все равно это очень большие деньги, это очень серьезные доходы страны. Это конечная точка огромного транспортного коридора. Плюс еще в Сирии обнаружены огромные запасы нефти и газа, которые тоже могут разрабатываться нашими компаниями. И это надо удержать, надо туда инвестировать вовремя деньги, а не сделать так, что потом окажется, что туда будут Катар и Эмираты инвестировать, а мы опять останемся с носом.

Яковлев:

- То есть это спецоперация…

Шевченко:

- Это не спецоперация, это глобальная стратегическая мировая война.

Яковлев:

- Соединенные Штаты какую роль играют? Им это не нужно?

Шевченко:

- США это не единое целое. США это две силы – демократы и республиканцы. Две силы, которые были когда-то проявлены в Гражданской войне, они и сейчас определяют политическое лицо США, ее элиты. Причем у них принципиально разные концепции Америки. Вы сейчас скажете: демократы – это такие либералы, за гомосексуализм, возглавляет афроамериканец, а в Гражданскую войну демократы это были южане, конфедераты, расисты, рабовладельцы. А республиканцы сейчас, наоборот, это такие консервативные христиане, протестанты, баптисты, антилибералы. Но это же были янки, которые были против рабства, прогрессивные.

Ничего не изменилось. Республиканцы всегда были ориентированы на развитие внутреннего рынка и представление Америки как империи, которая опирается на внутреннюю мощную экономику, и такой остров, непотопляемый авианосец. Так было и в Гражданскую войну. Потому что северяне – это железные дороги, металлургия, сталелитейная промышленность. Внутренний рынок, развитие внутреннего рынка. Мощная армия. Янки за счет этого выиграли войну гражданскую. А южане – это табак, сахар, хлопок, предметы экспорта. Они всегда были связаны с глобальными сетями, демократы. И сегодня демократы связаны с мировыми финансовыми глобальными транснациональными глобализационными сетями. А республиканцы связаны с внутренним рынком, поддерживают все национальные правительства. В частности, Саудовская Аравия. Это давний партнер именно республиканских элит, американских националистических элит. Саудовцы вкладывают в Halliburton, вкладывают в американский военно-промышленный комплекс, в нефтепереработку. И фактически поддерживают правых консерваторов.

Яковлев:

- То есть можно говорить о том, что нет единой…

Шевченко:

- «Арабская весна» - это было затеяно против саудовцев, правой части Израиля. Обама знает, что правая часть Израиля, Нетаньяху например, это союзник республиканских американских правых, серьезных достаточно сил.

Яковлев:

- У них практически уже открытый конфликт.

Шевченко:

- Он уже давно был. Про Обаму шутили, что в Израиле Гиммлер на 2% популярнее Обамы. Лет 5 назад у них были такие шутки. Вся «арабская весна» была затеяна, чтобы выбить из рук правых американских элит консервативных их ближневосточный кошелек. У демократов цели совпадают с этим транснациональным торговым путем, с Китаем, с Россией. Поэтому Обама с Россией сейчас вась-вась, все хорошо.

Яковлев:

- Если Сирия – это точка очень серьезной глобальной экономической войны во многом, то где следующая точка, если в течение в ближайшего года там успокоится?

Шевченко:

- Средняя Азия. Следующая дестабилизация будет в Средней Азии. Потому что Средняя Азия это тот мост, тот транзитный коридор из Китая в Европу, на Ближний Восток, дестабилизировав который, на долгие годы можно пресечь этот проект «шелковый путь». В Афганистане талибы, слава богу, берут власть под себя. Талибы это, конечно, прокитайская сила. Вы, надеюсь, понимаете, что Пакистан это союзник Китая, а талибан опирается на Пакистан. Поэтому стабилизация талибан в Афганистане это, собственно говоря, не стабилизация терроризма, это совершенно не террористическая организация, это афганский пуштунский национально-освободительный фронт. Это превращение Афганистана в стабильную транзитную страну, которая позволяет китайцам вывести железную дорогу в Пакистан, в Карачи и к Индийскому океану. Но наша Средняя Азия, которая сейчас переживет естественную смерть стареющих там лидеров Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, это пороховая бочка, которая, скорее всего, и полыхнет в ближайшие годы.

Яковлев:

- Спасибо большое за этот разговор.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
5
 

Читайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24