2016-06-23T15:49:21+03:00
Комсомольская правда
27

Сторонники выхода Британии из ЕС: Этот брак не работал

Марк Галлахер, руководитель пиар-агентства “Pagefield» и главный идеолог всей компании выхода Британии из ЕС.Марк Галлахер, руководитель пиар-агентства “Pagefield» и главный идеолог всей компании выхода Британии из ЕС.Фото: Галина САПОЖНИКОВА

В интервью нашему обозревателю Галине Сапожниковой Марк Галлахер, руководитель пиар-агентства “Pagefield», объяснил, что стоит за желанием Лондона "развестись" с Евросоюзом

За популистскими лозунгами, шелухой рекламных плакатов и бурными теледебатами, в которых перед предстоящим референдумом увяз Лондон, затерялось главное: что было в первооснове идеи выхода Британии из Евросоюза? Все повторяют аргументы, которые кто-то сочинил за них. Но кто их за для британцев сформулировал?

Этот таинственный «кто-то» имеет имя, фамилию и офис в престижном лондонском Сохо. В преддверии референдума на вопросы «КП» согласился ответить Марк Галлахер, руководитель пиар-агентства “Pagefield» и главный идеолог всей компании выхода Британии из ЕС.

- Чем же вас так, господа хорошие, так «достали» иммигранты из Восточной Европы? И внешне вроде бы ничем не отличаются от англичан, и в те же одежды рядятся…

- Чем-чем, а иммиграцией Британию не напугаешь… Проблема с количеством. Большая часть населения страны переживают из-за того, что не может устроить детей в детский сад и получить медицинскую помощь - больницы перегружены. Система просто не в состоянии бороться с таким количеством мигрантов, вот в чем вопрос.

- Но не выходить же из-за одного этого из состава ЕС! Какие у вас еще претензии?

- Самая главная – проблема суверенитета. Постараюсь объяснить, чтобы было понятнее: вот вы, россияне, были бы счастливы, если 60-70 процентов ваших правил и 50 процентов законов сочиняли люди, которых вы не выбирали?

- Это абсолютно невозможно!

- Во-от! И для нас то же самое. Долгое время мы были слишком лояльны к тому, что происходит в ЕС. Суверенитет, на самом деле, самое главное, что нас тревожит, а вовсе не иммиграция. Есть и кое-что другое. Английский язык - самый распространенный язык в бизнесе. Мы можем и хотим развивать отношения и с другими странами, которые не входят в Евросоюз. Экономические аргументы, разумеется, очень важны, но самое важное не это. Мы сами хотим контролировать нашу страну и численность мигрантов. Да, и это абсолютно точно – мы хотим уйти!

- Не хотите ли вы сказать, что в случае вашей победы на референдуме Британия выйдет из антироссийских акций и начнет взахлеб дружить с Россией?

- Очень многие люди относятся к санкциям скептически и хотят торговать, не только с Россией, но и c другими странами. Россия была бы в числе тех стран, с которыми Британия дружила. Это абсолютное безумие, что у таких огромных стран с таким потенциалом столь мало связей.

Правило банана

- Когда в Евросоюз вступили балтийские страны, одной из первых инструкций, которую они получили из Брюсселя, был циркуляр, посвященный огурцам. Видите ли, все огурцы должны были быть одного размера и одинаковой формы. Кривые и пупырчатые продавать было нельзя… Британия с таким бюрократическим идиотизмом сталкивалась?

- О-о! Не знаю даже, с чего начинать перечислять. У нас всего это была масса! От всех этих брюссельских инструкций мы теряем минимум 10 миллионов фунтов стерлингов в год. Очень многое хотелось бы отменить. Например, вопрос – где и как забивать скот? По решению Брюсселя, живым его экспортировать нельзя. В результате животные должны путешествовать на огромные расстояние, чтобы быть убитыми в строго определенных местах… Вам уже смешно? Слушайте дальше. Вы знаете что-либо про правило банана? Я имеется в виду длину плода и градус изгиба. Нет? Так знайте: cейчас многие фермеры в развивающихся странах вынуждены пересаживать свои плантации, чтобы соответствовать европейским законам. Эти фермеры страшно мучаются, потому что брюссельские бюрократы диктуют им, что делать, не понимая, сколько времени занимает этот процесс - перенести целую плантацию. Даже Кафка не мог бы придумать этот кошмар.

- Если сравнить ЕС с бюрократическими заморочками бывшего СССР – как вы думаете - кто кому даст фору?

- Мы вошли в Европейский Союз в 1973 году, когда Советская Империя еще была в силе. Вы правы: ментальность чиновников от ЕС осталась на уровне 70-80-х годов. Все очень, очень похоже.

- Говоря о том, что вас не устраивает в Евросоюзе, Вы несколько раз употребили слово «демократия». Какие демократические нормы ЕС, по-вашему. демократии не соответствуют?

- Одно дело – конституция ЕС и то, что в ней написано, и совсем другое, как это выглядит на практике. Брюссельских бюрократов, которые выпускают все эти циркуляры, никто не выбирал, они совершенно не умеют и не приучены тому, чтобы повернуться к людям лицом. В европейском парламенте нет точки невозврата. К ним невозможно обратиться и сказать: ваши правила не работают. Это настоящий диктат.

Что интересно – у тех стран, кто экспортируют в ЕС свои товары, но в нем не состоит – бизнес идет лучше. Например, у Китая. Мы тоже хотим наращивать международную торговлю со всеми странами, а не только внутри ЕС. Подумать только: пятая экономика в мире, четвертая по силе армия! Для нас это не прыжок в неизвестность. Мы хотим принадлежать к тем 170 странам, которые свободны и сами творят свою судьбу.

Этот брак не работал

- Когда появились первые «звоночки» того, что что-то у вас с ЕС идет не так?

- Еще до того как Британия вошла в его состав. Если бы она вступила туда сразу же после Второй мировой войны, Евросоюз был бы англо-немецким, у него были бы другие оттенки и направления, и он бы, возможно, даже назывался по-другому. Но модель пошла по франко-немецкому пути. В 1975-году, когда проводился самый первый референдум о членстве Британии в Евросоюзе, большинство британцев хотело быть в Европе. Все были «за» за исключением разве что коммунистической газеты «Морнинг Стар». Все остальные институты поддерживали идею Европы, что совершенный противоположно тем настроениям, которые царят в обществе сегодня. Сейчас газеты в основном поддерживают компанию за выход из Европейского Союза. У каждой партии есть своя «группа выхода». Среди консерваторов таких 85 процентов. Кэмерона поддерживают лишь те, кто ему чем-то обязан.

Все уже давно чувствовали, что пошли куда-то не туда. У британцев такой менталитет: мы довольно скептически относимся к реальности. Все зашло слишком далеко – единая валюта, граница и менеджмент. Есть исключения, конечно – то, например, что Британия сохранила фунт стерлинга - но факт остается фактом: мы все равно остаемся членами этого закрытого клуба. Выбор такой: либо мы остаемся и подчиняемся европейскому правительству. Или они оставляют нас в покое и сами решают свои проблемы.

- А почему это возмущает только Британию? Почему тогда все остальные члена «клуба» молчат?

- Не так давно я был на одном обеде в Париже и после 3 или 4 бутылки «Шабли» мы стали говорить про Францию, Британию и Европу. «Почему британцам все время все не нравится и они не хотят ни о чем договариваться, а только угрожают уйти?», - интересовались французы. И я, как разозленный муж, спросил: «А почему вы хотите, чтобы мы оставались? Этот брак не работал, в нем все время были проблемы. Почему вы хотите, чтобы мы остались в нем без нашей воли? Вы можете продолжать жить в своем эксперименте, а мы пойдем своей дорогой». Почему звучат постоянные угрозы со стороны европейских политиков? Это абсолютное непонимание британского характера. Угрозы функционеров-бюрократов только прибавляют очков компании ухода. Понравилось бы русским, если бы им стали диктовать, что можно делать, а что нельзя? Мы очень горды тем, что мы - независимая нация.

- А почему же вам тогда полтора года назад не понравилось, что независимыми хотели быть шотландцы?

- Да запросто! Чего ж они тогда не проголосовали? Независимое маленькое государство может работать даже лучше. Я, кстати, даже больше переживал из-за ухода Шотландии, чем за нынешний уход Британии из Европы. Это же часть нашей территории! Как вы разделите шотландскую экономику? Это одна территория, один остров! Шотландия – это первый и главный партнер Англии. Но если бы они решили, что хотят уйти, это был бы их выбор.

Не последняя капля

- Сыграл ли роль в нынешнем политическом кризисе исламский фактор и поток беженцев из Сирии, который буквально затопил Европу?

- Не думаю. Для нас это не самый первый вопрос. Что точно правда – так это идиотизм шенгенской зоны, при котором каждый ехал, куда хотел и образовывал свои «пятые колонны». Это не вина Англии, а идеалистический идиотский подход Брюсселя. Ну что это за правило: та страна, куда ступила нога беженцев, за них и отвечает? У Греции, например, или Сицилии нет ни денег, не возможности быть за это ответственными! Но повторюсь, даже не это стало «последней каплей». Кого-только Британия за свою историю не принимала: и французов-гугенотов, и евреев, и индусов. Не сама миграция «достала», а количество людей. Им нужны больницы, детские сады, школы. Если мы останемся в ЕС, мы будем принимать по 250 тысяч мигрантов в год все следующие 20 лет. То есть, на маленьком острове будут жить 80 миллионов человек. Куда их прикажете засовывать? Я не хочу, чтобы мои дети росли в такой стрессовой обстановке.

- Некоторые журналисты проводят параллели между компанией по выходу из ЕС, которую Вы возглавляете, и недавней смертью члена парламента Джоан Кокс. Что ваши идеи в наложении на психику нездоровых людей приводят к таким вот трагедиям…

- С чем я соглашусь – так это с тем, что обе стороны должны быть очень осторожны в агиткомпаниях. Мое персональное понимание: человек, который убил мать двоих маленьких детей, был просто не в себе. Он переводит стрелки на политику, но на самом деле он просто болен. Это очень важно, что у нас есть демократические дебаты, я не хочу, чтобы кому-то закрывали рот, но если один психически неуравновешенный человек сделал то, что он сделал - это не значит, что мы в своих аргументах не правы.

Враг моего врага

- Когда вы рисовали радужные перспективы будущих британско-российских отношений, вы забыли о том, что Британия – член блока НАТО, с которым у России отношения далеко не самые дружественные. Бывая в Прибалтике, я своими глазами вижу, как наращивается иностранное военное присутствие и как НАТО вплотную подходит к российским границам. Пасьянс не складывается…

- Если быть честным и прямым - то вина за охлаждение отношений лежит на обеих сторонах. Вроде бы начиная с 1991 года мы должны были находиться по одну сторону баррикад – перед нами стоят одинаковые угрозы, мы должны торговать – но мы упорно следуем принципу «Враг моего врага - мой друг». Как до этого дошло – люди в Британии совершенно этого не понимают. У нас с вами экономически и культурно гораздо больше общего, чем с другими.

- Но если в Британии есть понимание того, что многие наши с вами проблемы начались из-за тех новых членов ЕС, которые мутят воду и нас с вами ссорят - почему бы вам не поставить их на место?

- Я - профессиональный коммуникатор, директор пиар-агентства. А Лондон – рынок самых различных мнений. Если вы считаете, что кто-то выступает против ваших национальных интересов - тогда приезжайте сюда и презентуйте свои аргументы на нашей лондонской платформе. Вас никто не будет защищать, кроме вас самих – чтобы вашу позицию услышали. Слушают того, кто выступает и представляют свою позицию. Залезайте, вода хорошая!

* * *

Насколько хороша в Британии эта «вода» мы узнаем уже в пятницу утром, когда будут объявлены результаты референдума.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24