2016-08-11T20:56:58+03:00
Комсомольская правда
4

Москва таинственная: как собор Василия Блаженного опередил время на 300 лет, откуда там плоский потолок и при чем тут Италия

С маленькой башенки на кремлевской стене Иван Грозный, говорят, любил наблюдать за праздниками, что проходили на площади близ Покровского собора.С маленькой башенки на кремлевской стене Иван Грозный, говорят, любил наблюдать за праздниками, что проходили на площади близ Покровского собора.Фото: Наталия АНДРЕАССЕН

Продолжаем открывать московские тайны вместе с Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Андреассен:

- Здравствуйте. Мой сегодняшний гость – Айрат Багаутдинов, историк инженерии, автор образовательного проекта «Москва глазами инженера». Мне бы хотелось начать серию программ с вами с того места, которое кажется всем абсолютно знакомым, но в котором вы на своих экскурсиях ищите что-то новенькое. Я имею в виду храм Василия Блаженного, который в народе так называется, а на самом деле это Покровский собор.

Начнем с архитекторов. Ничего непонятно с ними. По одной версии, строили Постник и Барма, по другой – Постник, он же Барма, то есть, один и тот же человек. Внесите ясность.

Багаутдинов:

- Давайте разбираться. Дело в том, что хотя храм был очень важен для русской истории (это храм-памятник в честь взятия Казани, построенный в 1555—1561 годах). Тем не менее, летописи почему-то не упоминают имен архитекторов. Это и породило многочисленные легенды. Дело в том, что легенды появились не недавно, отнюдь не при Дмитрии Кедрине, написавшем поэму «Зодчие», а еще в XVII веке.

Был такой путешественник, он приезжал в Москву в начале XVII века, Адам Олеарий, и он записал в своих путевых заметках, что храм построил некий итальянец, которому потом выкололи глаза. То есть, уже в начале XVII века, видимо, Адам от москвичей слышал эту легенду. А позже, в конце XIX века, начинаются научные исследования истории храма, и один из его служителей обнаруживает две летописи, которые прежде не были известны. И где, будто специально по его заказу, упоминаются имена архитекторов.

Но на самом деле эти летописи внесли еще больше путаницы! Как вы правильно сказали, в одной из них было сказано, что Постник был Бармой со товарищи, а в другой – что архитекторов было двое: Постник И Барма. И дальше начинаются все эти версии: все-таки было их двое или это был один человек? Может быть, Барма был итальянец? Ведь в его имени – Барма – слышится что-то такое итальянское - как, например, название города Парма. А может, он был русский, и слово Барма происходит от оплечного украшения русских царей, которое тоже называется барма (ожерелье на торжественной одежде со священными изображениями; их носили духовные сановники и наши государи. - Ред.). Хотя как архитектор мог быть связан с оплечным украшением царей, не очень понятно...

Эти версии доминировали в советское время, потому что в советское время нужно было утверждать, что храм построен русскими мастерами, самородками, желательно еще из крепостных крестьян, чтобы они, несмотря на царский крепостнический режим, все-таки пробивали свой путь к славе. Но в последнее время начинает набирать обороты версия (и я являюсь ее горячим сторонником), что, как бы это ни било по нашему русскому самолюбию, но храм построили, я думаю, итальянские мастера.

Андреассен:

- Может быть. Тем более мы знаем, что Кремль во многом построен именно итальянскими мастерами, которых специально для этого приглашали.

Вот еще версия. Храм - о восьми куполах, которые якобы повторяют 8 минаретов снесенной в Казани во время взятия города мечети, а 9-й купол якобы символизирует победу над Казанью.

Строительство собора

Строительство собора

Багаутдинов:

- Я всегда скользко себя чувствую, когда говорю про историю происхождения храма Василия Блаженного. Потому что я родом из Казани, я сам татарин, поэтому, выходит, это такой памятник взятию моего родного города (улыбается). Конечно, я шучу, потому что все уже давно переоценили всю эту историю, и сейчас никто ни на кого не в обиде.

Андреассен:

- Но сейчас вы живете в Москве?

Багаутдинов:

- Да. Дело в том, что сама структура храма, я считаю, указывает нам на его итальянское происхождение. Потому что русские церкви как строились? Они строились как куб, из которого растет одна глава или пять глав. Можно вспомнить Дмитриевский собор во Владимире или Успенский - во Владимире. А тут - вдруг такая необычная форма. Где мы ее можем встретить?

Если мы посмотрим на записки Леонардо да Винчи, знаменитые его черновики, если мы посмотрим на записки других итальянских архитекторов, то мы увидим, что эти люди, мечтая об идеальном храме, в соответствии с принципами Возрождения (идеальная симметрия, все построено на геометрии), строят такие центрические храмы, где в центре один цилиндр, а от него отходят лучами звезды всё уменьшающиеся цилиндры. И этот принцип мы видим в храме Василия Блаженного. В центре - действительно один центральный, самый большой Покровский столб, дальше - по четырем сторонам света - четыре поменьше, а в углах между ними - четыре еще поменьше.

По поводу версии о схожести с татарской мечетью. Это маловероятно. В Казани действительно был ряд мечетей, которые были уничтожены, самая известная – Кул-Шариф, которую сейчас перестроили (правда, совсем не в том виде). Вряд ли могло быть у мечети в Казани в то время 8 минаретов. Потому что 8 минаретов могла иметь только самая главная мечеть в Мекке, а остальные мечети должны были иметь меньше минаретов. Так что я думаю, что количество этих церквей в Покровском соборе - скорее такая итальянская черта.

А вот с их названиями все понятно. Их названия действительно напоминают нам о взятии Казани. Покровский придел, скорее всего, - в честь того, что Божья Матерь всегда покровительствовала русскому воинству. Дальше можно вспомнить придел Киприана и Иустины, который вообще посвящен 2 октября (день взятия Казани). По крайней мере, 5 из 9 церквей непосредственно отмечают события, связанные с казанским взятием. Можно вспомнить, что люди тогда были в основном неграмотными, летописи прочесть могли далеко не все. А вот когда перед вами каждый год разворачивалось по очереди празднование всех этих праздников, с крестными ходами вокруг этих церквей, то русский народ каждый год вспоминал об этой победе.

Историки так и не могу прийти к согласию: то ли Постник, то ли Постник-Барма, то ли итальянцы построили эту красоту. Фото: Наталия АНДРЕАССЕН

Историки так и не могу прийти к согласию: то ли Постник, то ли Постник-Барма, то ли итальянцы построили эту красоту.Фото: Наталия АНДРЕАССЕН

Андреассен:

- Если мы смотрим на храм Василия Блаженного (Покровский собор) глазами инженера, то не могу не спросить, что необычного как инженер вы открыли в строительстве этого собора?

Багаутдинов:

- Целый ряд вещей появляется впервые в храме на русской земле, а некоторые - вообще впервые во всем мире, как я считаю. Одна из самых очевидных вещей, бросающихся в глаза, - это то, что центральный придел накрыт шатром. Таких шатров в Москве было немного. Первый появился в Коломенском, скорее всего, - знаменитая Вознесенская церковь, включенная во всемирное наследие ЮНЕСКО. И еще один из первых шатров - здесь. Очень интересная конструкция, которая широко была распространена в Италии. Можно вспомнить Пизу. Там, помимо Пизанской башни, есть еще баптистерий, накрытый шатром.

А что впервые в мире появляется внутри нашего собора… Когда вы заходите в Покровский придел, западный торжественный парадный вход украшает плоский потолок.

Андреассен:

- Не сводчатый, как это по всему собору, а именно плоский?

Багаутдинов:

- Да. С земли он кажется практически ровным. Как же кирпич держится и не падает на головы? Оказывается, он прикреплен к некой конструкции, которая скрыта от наших глаз. Как раз в этой конструкции и вся прелесть. Это то, что называется у инженеров ферма. Ферма - это конструкция из треугольных элементов. Например, крупные торговые комплексы, цеха заводов, большие железнодорожные мосты устроены из таких ферм. И вот такие фермы поддерживают этот плоский потолок. Они сделаны из чугуна. Откуда они там взялись, совершенно непонятно. Чтобы вы представили себе масштаб этого нововведения, следующие металлические стропильные фермы (то есть фермы, образующие крышу) появляются только в начале – середине XIX века! То есть, аж за 300 лет до общемирового прогресса в храме Василия Блаженного возникли эти конструкции. Если это были итальянцы-архитекторы, это нчиего не объясняет: в Италии такого не было в те времена! До сих пор непонятно, как это возникло.

Андреассен:

- То есть, здесь можно говорить, что мы опередили весь мир. Я читала, что Лазарь Каганович, который отдал приказ о разрушении храма Христа Спасителя, хотел разрушить и храм Василия Блаженного и даже сделал макет Красной площади. Принес Сталину, оторвал макет собора, показал, как это будет выглядеть, на что Сталин с ужасом сказал: «Поставь на место»...

Багаутдинов:

- Я тоже слышал такие рассказы. Честно говоря, никогда не сталкивался с источниками, которые бы на них указывали. Хотя я думаю, что любая легенда в основе своей имеет какое-то рациональное зерно. И в данном случае она могла быть основана на тех многочисленных попытках властей как-то переделать этот собор. Работники собора неоднократно спасали какие-то части, и я думаю, что это воплотилось в эту легенду.

Андреассен:

- Слава Богу, что спасли. И что мы в него теперь можем попасть. Собор этот закрывался только в период Великой Отечественной войны, все остальное время был открыт, как и сейчас. Попасть туда можно в том числе с авторами проекта «Москва глазами инженера» - выбрать ёэкскурсию на их и своими глазами все посмотреть.

Что зашифровано в образе храма Василия Блаженного и чем поразило его строение современных архитекторов и инженеров

00:00
00:00
Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24