2016-10-18T10:59:42+03:00
Комсомольская правда
97

Кто сфальсифицировал мемуары первого шефа КГБ Серова

Вышла книга «Иван Серов. Записки из чемодана»Вышла книга «Иван Серов. Записки из чемодана»

Вокруг них разгорается громкий скандал с миллионными исками

Недавно вышел в свет 700-страничный фолиант под броским заголовком «Иван Серов. Записки из чемодана». Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти, вызвали нешуточный резонанс среди читающей публики и специалистов. Историк Борис Соколов в эфире «Эха Москвы» назвал книгу явной фальшивкой. Внучка генерала Вера Серова и публицист Александр Хинштейн, готовившие мемуары к печати, подали иск к радиостанции и историку. Требуя опровержения и компенсацию в 3 миллиона рублей. Буквально на днях про этот случай раструбили по Би-Би-Си!

Звоню писателю, историку спецслужб Геннадию СОКОЛОВУ (однофамильцу, но не родственнику того историка). Три года назад мы готовили с ним расследование «Охота за «черной тетрадью» Сталина. Куда исчезло политическое завещание вождя».

В том деле фигурировал и шеф КГБ. Писатель тогда вскользь упомянул, что отставник Серов тайно писал мемуары, но они бесследно пропали…

РУКОПИСИ НЕ ИСЧЕЗАЮТ

− Как объявились на свет божий пропавшие мемуары, Геннадий Евгеньевич?

− Оказывается, внучка делала ремонт на даче деда в Архангельском. И случайно обнаружила замурованные в стене гаража два чемодана с документами, дневниками и рукописью его мемуаров. Совместно с депутатом Госдумы Хинштейном она подготовила книгу воспоминаний генерала. Так написано в предисловии.

− Зачем Серов замуровал свой архив?

− Признаюсь, не понимаю! Это не похоже на Ивана Александровича. Он, конечно же, как и все спецслужбисты сталинской закалки, был человеком скрытным и доверявшим лишь самому себе. Но не до такой же степени! Да и над книгой он работал еще с 1960-х годов. Не один, а с помощью супруги Веры Ивановны и зятя, известного советского детективщика Эдуарда Хруцкого, прославившегося книгами о МУРе. Так что многие знали про мемуары. Включая компетентные органы.

Генерал КГБ Иван Серов.

Генерал КГБ Иван Серов.

Была популярна версия, что тогдашний председатель КГБ Юрий Андропов дал указание изъять рукопись. Рассчитывать на то, что сам Серов выдаст ее добровольно или под давлением, шеф Лубянки не мог. Поэтому обратился за помощью к другу семьи Серовых (и своему доброму помощнику!) писателю Юлиану Семенову. Тот при содействии приятеля Эдика Хруцкого выполнил конфиденциальное поручение Юрия Владимировича. Рукопись оказалась в тайном архиве КГБ, так сказать, «за семью печатями».

В 1989 году, работая в Лондоне, я попал на встречу Юлиана Семенова с журналистами в редакции «Таймс». Британские «акулы пера» спросили московского гостя про эту историю. Тот ушел от ответа о своем участии в похищении мемуаров Серова.

Повторяю, кража по поручению Андропова − всего лишь версия, хотя и получившая широкое распространение в кругах спецслужб. Документальные подтверждения мне неизвестны.

− С Юлианом Семеновым ясно. Но Хруцкий, член семьи Серова, как мог пойти на кражу, если верить версии?

− Говорили, что Лубянка использовала зятя Серова в своих целях, имея на него «зацепку».

По мнению же Хинштейна, изложенному в предисловии к книге, попытка председателя КГБ Андропова через Семенова и Хруцкого заполучить на Лубянку рукопись мемуаров Серова не удалась.

Полагаю, Хинштейн явно недооценивает тогдашние возможности КГБ. Рукопись, во всяком случае, один из ее экземпляров (отпечатанный Верой Ивановной на машинке), равно как и рукописные дневники оказались в секретном архиве Лубянки. Где, кстати, до сих пор хранится подобное рукописное наследие многих других видных чекистов и государственных деятелей СССР. Об этом мне рассказывал помощник Андропова (не буду называть фамилию). Да и не он один.

ЕСЛИ ДРУГ ХРУЩЕВА ОКАЗАЛСЯ ВДРУГ…

− Объясните читателям, кто был генерал Серов и почему он попал в опалу?

− Иван Александрович четверть века был на руководящих должностях в спецслужбах страны. Любимчик Сталина. Друг Хрущева. Герой Советского Союза. Кавалер 6 орденов Ленина. Полководческие ордена Кутузова и Суворова получил за проведение в годы войны операций по переселению целых народов − чеченцев, ингушей, волжских немцев, крымских татар (список неполный) − по приказу Сталина с родных мест в Сибирь и Казахстан.

Серов сильно подставился, прибрав к рукам ценности из берлинского рейхсбанка в мае 45-го. Компромат на него собрал шеф МГБ Виктор Абакумов. Но Сталин не дал хода этому делу. Серов был ему нужен как «цепной пес» в органах. А сменивший вождя Хрущев и вовсе сделал верного друга первым председателем КГБ СССР. Надеясь с его помощью избавляться от соперников. В 1956-ом Серов вместе с послом Андроповым подавил «венгерский мятеж». Но в конце 1957-го атаку на Серова возобновил министр внутренних дел Николай Дудоров. Уже по приказу Хрущева! Эти материалы передали затем председателю Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, еще одному ставленнику Хрущева Николаю Швернику. Серова перевели из КГБ в шефы ГРУ (военная разведка). Явное понижение!

Думаю, отношение Хрущева к другу кардинально переменилось из-за истории с «черной тетрадью» Сталина. Никита Сергеевич боялся, что Серов сделал копию и хранит компромат, чтобы в удобный момент при поддержке Жукова и других недовольных влиятельных лиц снять его с поста первого секретаря.

Были ли оправданы опасения Никиты Сергеевича – другой вопрос. Возможно, что нет. Но Хрущев стал искать подходящий повод, чтобы совсем убрать генерала из своего окружения. Он представился в октябре 62-го. После Карибского кризиса и ареста предателя Пеньковского, полковника ГРУ, подчиненного Серова.

Генерала отправили в отставку, позже исключили из партии, отобрали Звезду Героя…

КОЛЛЕГИ ПО НЕСЧАСТЬЮ

− Вы были лично знакомы с генералом, не так ли?

− Совершенно верно. Думаю, мы смогли, насколько было возможно, неплохо узнать друг друга. Поэтому берусь утверждать, что замуровывать мемуары в стену генерал не собирался. Хотя и был большой мастер подвоха.

Он мечтал при жизни издать книгу своих воспоминаний и, тем самым, вернуть себе доброе имя партийца-большевика. Ведь вернули же партбилет соратнику Сталина Вячеславу Молотову в 1984-ом (за два года до смерти) и даже позволили одному из журналистов подготовить книгу его воспоминаний. Серов рассчитывал на подобное снисхождение и к себе. Только в Кремле и на Лубянке это желание опального чекиста никто не разделял. И, более того, власти еще в 60-е запретили генералу браться за перо. Правда, «диссиденту» со стажем эти запреты были не страшны. Он продолжал работу над книгой и не переставал слать на Старую площадь в ЦК письма с просьбами о пересмотре своего личного дела. Никакого пересмотра, конечно же, он так и не дождался.

− Как вы познакомились?

− В пору горбачевской перестройки я взялся за расследование трех шпионских загадок: так называемого «русского следа» в секс-скандале британского военного министра Джона Профьюмо, гибели легендарного английского подводника «Бастера» Крэбба и таинственной пропаже бельгийской короны. В каждом из этих дел важнейшим фигурантом был генерал Серов. Кстати, позднее мои книги по итогам этих расследований вышли и в России и за рубежом («Голый шпион», «Линия смерти»). Но это потом. А в середине 80-х я имел нахальство запросить личное дело первого председателя КГБ в архивах Лубянки и «Аквариума» (ГРУ). При поддержке друзей из высоких кабинетов.

Книга Геннадия Соколова о генерале Серове "Линия Смерти"

Книга Геннадия Соколова о генерале Серове "Линия Смерти"

Мне, естественно, отказали. Контр-адмирал Бардеев (замначальника ГРУ) в ответном письме вообще заявил, что «никакого личного дела генерала Серова в архиве нет»…

Думаю, Иван Александрович по своим каналам узнал о моих запросах и решил посмотреть на молодого нахала, «взявшего его в разработку». И позвонил мне на службу. На следующий день мы встретились. И стали видеться по мере возможностей, когда я возвращался из служебных загранкомандировок в Москву.

Кстати, секретное личное дело первого председателя КГБ Ивана Серова я получил для ознакомления в стенах Лубянки (без права выноса и копирования!) лишь по разрешению последнего председателя КГБ СССР Вадима Бакатина в 1991году.

− Почему генерал Серов вышел с вами на контакт?

− Думаю, опытный контрразведчик навел обо мне справки и почувствовал возможного союзника в деле написания и издания своих мемуаров. Ведь мы оба столкнулись с одной и той же проблемой. Наши книжные проекты на родине были под запретом. (Я готовил мемуары «Голого шпиона» Евгения Иванова.)

И ЦК и КГБ были категорически против издания мемуаров бывших разведчиков и, тем более, руководителей спецслужб без особого на то разрешения. Которое, как известно, никто не давал. Если же кто-либо втайне брался за перо, рукопись рано или поздно попадала на стол к чекистам. На моей памяти так произошло, например, с мемуарами выдающегося советского военного разведчика Георгия Большакова, установившего прямой канал связи между Хрущевым и Кеннеди в самый разгар Карибского кризиса, когда мир стоял на грани ядерной войны. Готовая рукопись была изъята чекистами из квартиры Большакова сразу же после его кончины в 1989 г.

− Где она сейчас?

− Возможно, до сих пор пылится в тайных закромах то ли ГРУ, то ли Лубянки. И недоступна для нас. А жаль!

Что оставалось делать в таких условиях? Для тех, кто не боялся, был единственный выход – издать книгу тайно на свой страх и риск за рубежом. С этим планом возможного сотрудничества на перспективу мы и пошли друг другу навстречу. Как два отпетых шпиона, соблюдая все правила конспирации. Имея в виду и возможную слежку за нами, и прослушку наших телефонных разговоров.

− Серов? Издаться за рубежом?

− У него был пример перед глазами. Хрущев, гнобивший генерала, сам, как известно, попал в опалу. И чтобы оправдать себя, тайно надиктовал свои мемуары на магнитофонную пленку, которую его сын Сергей помог доставить на Запад. В 1970-м книга вышла за рубежом. А чем Серов хуже?

Да, я готов был обеспечить и перевод книги, и заключение выгодного контракта с крупным западным издательством. Необходимые связи и наработки на этот случай уже были, так как я готовился к изданию в Лондоне собственных книг о тайнах разведки. Но работать совместно с Серовым над его книгой я не имел ни малейшего желания.

− Почему?

− Иван Александрович был мне, мягко говоря, совсем не симпатичен. Работать с таким «тяжелым человеком» я бы попросту не смог. Разругался бы вдрызг на первой же рабочей сессии.

Меня в первую очередь интересовала информация, которой владел Серов по моим историческим расследованиям.Чтобы получить эту инфу, я готов был терпеть скверный характер Серова столько, сколько было нужно. Но ни на минуту больше. Однако запаса времени не хватило даже на мои собственные расследования. Серов умер летом 1990 года.

ЗАМУРОВАЛИ, ДЕМОНЫ!

− И как вам его книга, найденная в стене гаража?

− Я приобрел ее сразу же после публикации. Но читал долго и без особого интереса. Думаю, книга попросту опоздала с выходом в свет. Лет 25-30 назад мемуары Серова вполне могли бы стать бестселлером. Но с тех пор мы перенасытились такого рода литературой и информацией. В «Записках из чемодана» не оказалось практически ничего нового. Во всяком случае, для историков. Зато многое из того, что должно было бы быть, в книге отсутствовало. А кое-что в ее содержании вызвало откровенное неприятие и несогласие.

− Можно поконкретнее, Геннадий Евгеньевич?

− Я не нашел именно того, что могло бы заинтересовать, на мой взгляд, современного российского (и не только) читателя. Хотя бы то, о чем он сам мне рассказывал.

Например, в «Записках из чемодана» нет ни слова о том, как в мае 45-го генерал Серов брал в Берлине Рейхсбанк и по-свойски распорядился реквизированными ценностями. Или о «черной тетради» Сталина с компроматом на многих кремлевских небожителей, которую он так не хотел отдавать Хрущеву. Или о пропавшей в том же Берлине бельгийской короне, которую генерал подарил своей жене Вере Ивановне, но вынужден был позже вернуть хозяйке − королеве Елизавете Бельгийской. Или, скажем, о походе в Англию на крейсере с Хрущевым, Булганиным, Курчатовым и Туполевым на борту и о многом другом, что, на мой взгляд, было бы интересно узнать современному читателю.

Поймите меня правильно. Это вовсе не упрек автору. Просто констатация факта. Каждый мемуарист выбирает для своих воспоминаний те темы и жизненные эпизоды, которые его более всего устраивают. Никто никогда не хочет рисовать свой портрет черной краской. Каждому хочется понравиться читателю. И Серов в этом смысле не исключение. Хотя бы еще и потому, что был (как генерал полагал до конца своих дней) безосновательно унижен властью и лишен заслуженных наград.

Однако некоторые приводимые в книге авторским текстом сведения, по моей оценке, никак не могли принадлежать перу генерала Серова. Возьмем, к примеру, дело Олега Пеньковского. Что пишет о нем Серов? И он ли это пишет? Пеньковский, по мнению генерала в книге – агент КГБ, выполнявший ответственную миссию агента провокатора, поставлявшего стратегическую дезу противнику с подачи кремлевского руководства. То есть, он не предатель вовсе, а герой Советского Союза. Следовательно, Серова скорее надо было наградить за подвиги полковника, а не лишать наград и званий.

Версия абсурдная. По этому поводу нет и не может быть никаких сомнений, если знать архивные материалы наших и западных спецслужб о Пеньковском. Я их знаю. Более того, я разговаривал на эту тему с Серовым. И он был отменно осведомлен о деталях дела. Поэтому я не могу поверить в то, что написано Серовым о Пеньковском.

− Значит, действительно книга − фальшивка, как заявил на «Эхе Москвы» ваш однофамилец-историк?

− Я не сторонник оскорбительных и бездоказательных заявлений по любому поводу в любых СМИ.

«Борис Соколов впрямую обвинил меня в том, что я сфальсифицировал дневники и записи первого председателя КГБ Ивана Серова, выдав их за исторический документ», − заявил Александр Хинштейн в беседе с корреспондентом «Би-Би-Си».

Думаю, суд разберется в этом конфликте.

− А ваше мнение?

− Тексты воспоминаний Серова, на мой взгляд, действительно были отредактированы. Но никак не внучкой Серова или бывшим депутатом Хинштейном. Думаю, их использовали, что называется, «вслепую». Уже подправленные документы были заложены в стену дачного гаража, откуда наследница серовской дачи их и извлекла в ходе ремонта. Поэтому обвинять Веру Серову и Александра Хинштейна в подделке текстов генерала, думаю, нет никаких оснований.

− Кто же тогда поработал с мемуарами?

− Конкретно сказать не могу. Но на след наводит история с гибелью знаменитого пловца-подводника Крэбба в 1956-м во время визита в Англию Хрущева, премьера Булганина, Серова, Курчатова, Туполева на крейсере «Орджоникидзе». На эту тему мы с Серовым детально беседовали. Многое из услышанного тогда я пересказал в своей книге «Линия смерти». В ней собран большой объем документальной информации, из которой однозначно следует, что советская сторона не готовила убийства или даже задержания под водой британского подводника-разведчика. Это попросту было невозможно технически сделать в тех условиях, чтобы не оказаться замеченными британской стороной. Серов был в курсе всех событий во время визита Хрущева и никак не мог написать в своих воспоминаниях, что британский подводник был нами обезврежен.

Зато эта «утка» вот уже много лет парит по эфиру российских телеканалов с подачи некого лжесвидетеля из Ростова – Эдуарда Кольцова. Он, судя по всему, имел в своей завиральной авантюре солидную поддержку со стороны отставных сотрудников КГБ. Возможно, эта «группа поддержки» как раз и поработала над материалами Серова, прежде чем замуровать их в гараже.

В этой истории с генеральскими мемуарами еще много неясного. Но время, надеюсь, даст ответ на загадки. Да и мои коллеги-историки, полагаю, разберутся с текстовыми «странностями» в воспоминаниях генерала Серова. Я остановился далеко не на всех из них.Есть и другие. Они убеждают меня в том, что над генеральским текстом поработали скорее горе-дилетанты, чем профессионалы. И, что называется, подставились. Подделывать документы и фальсифицировать историю надобно уметь.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Геннадий Евгеньевич СОКОЛОВ (65 лет) окончил МГИМО МИД СССР. Работал в Великобритании, Дании, Швейцарии. Командировался более чем в 30 стран мира. Автор книг по истории противостояния российских и британских спецслужб, опубликованных в России и за рубежом: «Голый шпион», «Бомба» для премьера. Русский шпион в Лондоне», «Линия смерти. Провал операции «Кларет», «Шах Дому Виндзоров. Охота за королевским порно», «Шпион номер раз». Соавтор российских и зарубежных документальных фильмов по истории разведки.

МЕЖДУ ТЕМ

Публикуем отрывки из книги Ивана Серова «Записки из чемодана. Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти»:

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

КСТАТИ

Внучка Ивана Серова Вера рассказала Радио «Комсомольская правда», как нашли архив деда (слушайте запись эфира)

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24