В мире

Рассекречено: Американский агент Трианон на самом деле был Тригоном

Историю, знакомую нам по роману и фильму «ТАСС уполномочен заявить», описала в своих мемуарах сотрудница ЦРУ Марта Петерсон, работавшая в Москве с завербованным советским дипломатом
13 июня 1978 года. Вице-консул США в Москве, сотрудник ЦРУ, работавшая под прикрытием государственного департамента США, Марта Петерсон и советник посольства Гросс, вызванный для опознания шпионки

13 июня 1978 года. Вице-консул США в Москве, сотрудник ЦРУ, работавшая под прикрытием государственного департамента США, Марта Петерсон и советник посольства Гросс, вызванный для опознания шпионки

Фото: фотохроника ТАСС.

Победы и неудачи разведок разных стран мира обычно подолгу хранятся под грифом «Совершенно секретно». Это целиком относится к эпохе противостояния ЦРУ и КГБ. Но «холодная война» нередко диктовала свои правила. В июне 1978 года газета «Известия» вышла с сенсационной статьей: сотрудники КГБ разоблачили и арестовали в Москве агента ЦРУ 32-летнюю Марту Петерсон.

Об этой истории, которая произошла на самом деле за год до публикации, могли бы так и не узнать, если бы не задержание трех советских разведчиков в США. КГБ нужно было держать удар. Это уже потом, через год, по личному распоряжению Юрия Андропова Юлиан Семенов написал знаменитый роман «ТАСС уполномочен заявить», по мотивам которого был снят одноименный телесериал.

Но в отличие от советских коллег, Марта Петерсон о деталях своей рабочей биографии рассказывала, хвастаясь своими подвигами. Сначала она делилась опытом оперативной работы одной из школ ЦРУ, а на старости лет – с широкими слоями населения, издав мемуары «Вдова-шпионка».

РЕШИЛА ОТОМСТИТЬ КОММУНИСТАМ

В возрасте 27 лет Марта потеряла мужа Джона, который был агентом ЦРУ. Это произошло во время командировки в Лаос, куда она поехала вместе с супругом. Его отправили заниматься подготовкой антикоммунистических вооруженных отрядов. Время было напряженное, шла Вьетнамская война. Во время одной из операций вертолет, в котором находился Джон, попал под обстрел местных партизан и рухнул в джунглях.

- «Джон погиб»: слова начальника нашего штаба тонули в моем нежелании понимать, что он говорит. Я была в шоке. Мне казалось, что я абсолютно одна. Я не плакала, а все твердила «нет», - пишет в своих воспоминаниях Петерсон.

После гибели супруга она вернулась домой, где решила начать жизнь заново. Благодаря друзьям мужа, Марте удалось поступить на стажировку в ЦРУ, пройти подготовку, освоить русский язык (за 44 недели по 8 часов ежедневно) и получить направление на работу в Москву.

Марта была дамочкой с гонором: от первого своего назначения в одну из стран Азии она решительно отказалась, рискуя не получить в будущем ничего лучше. И, в итоге, стала первой женщиной-агентом, назначенной в советскую столицу. По ее собственному признанию, ее двигало желание отомстить коммунистам за гибель мужа.

СТРИПТИЗ ДЛЯ КГБ

Москва шпионке сразу не понравилась. Она пишет, что ее раздражали серые тона аэропорта «Шереметьево-2», убогая обстановка номеров гостиницы «Пекин», безликие спальные районы, "все вокруг пропахло дрянным советским табаком". Москвичи были под стать городу: "безвкусно одетые женщины и отталкивающего вида мужчины".

Петерсон охватила паранойя: ее все время казалось, что за ней повсюду следуют сотрудники КГБ, а в номере спрятаны видеокамеры.

«Когда я начала раздеваться, перед тем, как отправиться в ванну, мне внезапно пришла мысль, что за мной, возможно, наблюдает КГБ, - делится неприятными воспоминаниями шпионка. - В ту секунду я подумала - а не станцевать ли стриптиз? Усмехнулась и решила, что так могу показать себя клоуном в первый же вечер».

Глава резидентуры ЦРУ дал новой агентессе 3-4 месяца на знакомство с городом. Марта освоилась в Москве быстро и свободно рассекала по столице и окрестностям на оранжевых «Жигулях»: побывала в Кремле, Большом театре, Троице-Сергиевойй лавре, Ясной поляне.

«Парад на Красной площади 7 ноября произвел на меня большое впечатление. Была представлена советская военная техника, армейские расчеты идеально маршировали в ногу. На параде работали сотрудники военного отдела посольства. Они определяли типы нового вооружения. А сотрудники политического отдела оценивали, кто находится на Мавзолее и в каком порядке, информируя Вашингтон о возможных перестановках во власти».

Москва шпионке сразу не понравилась

Москва шпионке сразу не понравилась

ПОЦЕЛУЙ МИЛИЦИОНЕРА

Разумеется, официальным местом работы оперативницы ЦРУ в Москве являлось американское посольство, где она числилась на должности вице-консула.

Как заверяет Петерсон в своей книге, рядовые сотрудники диппредставительства не знали, чем она занимается на самом деле: со своими непосредственными коллегами по разведуправлению вне работы она не общалась, но при этом на всех вечеринках бывала.

Петерсон проповедовала относительно вольные нравы, да еще и не отказывалась от выпивки: в своих мемуарах она то и дело перечисляет, как пила в американском клубе и развлекалась с морпехами, охранявшими дипмиссию.

«Перед тем, как вернуться в посольство после празднования Нового года на Красной площади, мы подошли к милиционерам, стоявшим у нашего здания, и поцеловали каждого в щеку. Потом мы хохотали, вспоминая это, поскольку большинство милиционеров было под два метра ростом, из-за чего им пришлось нагнуться, чтобы получить поцелуй».

Именно ее легкомысленный образ жизни,по мнению Марты, сбил с толку сотрудников КГБ, которые наблюдали за ней первые полгода, как и за всеми новыми работниками посольства США. Чекисты решили, что на агента ЦРУ Петерсон не тянет, а вот на девочку, которую пристроили по знакомству на хорошую должность, - в самый раз. Поэтому Марта могла спокойно передвигаться по Москве без «хвостов», находя новые места для тайников и встреч с завербованными агентами.

Петерсон (справа) проповедовала относительно вольные нравы, да еще и не отказывалась от выпивки

Петерсон (справа) проповедовала относительно вольные нравы, да еще и не отказывалась от выпивки

ПОПАЛСЯ В «МЕДОВУЮ ЛОВУШКУ»

Петерсон прибыла в Москву в тот момент, когда резидентура ждала выхода на связь своего нового информатора - советского дипломата Александра Огородника. ЦРУ завербовало его в колумбийской Боготе, подложив ему женщину. На разведывательном сленге трюк называется "медовая ловушка".

Для члена КПСС, дипломата и семьянина такое поведение было недопустимо. Достаточно было припугнуть Огородника, заодно сыграть на его честолюбии, и новый агент ЦРУ начал работу, которая еще и неплохо оплачивалась.

«ЦРУ исключительно хорошо оплачивало услуги Тригона (кодовое имя Огородника, в романе Юлиана Семенова - Трианон) - его вознаграждение во много раз превышало зарплату, которую он получал в МИД СССР», - сообщает Петерсен.

Огородник собирался перебраться в Штаты, а не возвращаться из Колумбии в СССР. Но в США его ждало бы забвение и уже куда более скромная пенсия бывшего агента. Да и ЦРУ он нужен был в Москве, чтобы продолжать выведовать через него советские секреты.

Перед возвращением в Москву Тригон прошел подготовку, научился разбираться в спецаппаратуре, шифровках и, как указывается в книге, мог найти «фальшивый кирпич в целой куче кирпичей и полое бревно среди всех остальных бревен в лесу». Подобные контейнеры использовались ЦРУ для приема и передачи информации.

Вскоре американцы поняли, что им улыбнулась невиданная удача. В Москве Огородник получил должность в Управлении по планированию внешнеполитических мероприятий Министерства иностранных дел СССР, где имел полный доступ к секретной корреспонденции советских посольств.

КАПСУЛА С ЯДОМ

Огородник стал кладезем секретной информации для Вашингтона. «Тригон сфотографировал почти сто документов советского правительства. Мы сорвали куш - штаб-квартиру ждали веселые дни, посвященные чтению разведданных», - вспоминала Петерсон, когда резидентура получила первый пакет с пленками.

Тригон регулярно поставлял американцам секретные данные. Связь и система передачи материалов была сложная и многоуровневая. Агенты ЦРУ опасались быть раскрытыми и потерять Тригона.

Огородник стал кладезем секретной информации для Вашингтона

Огородник стал кладезем секретной информации для Вашингтона

Благодаря тому, что Петерсон не вела «наружка», она стала основным его связным. Марте было запрещено иметь личный контакт с информатором. Ей лишь доверялось оставлять в тайниках передачи для Огородника, а затем забирать его послания, спрятанные в пакет из-под молока.

«Тригон хотел, чтобы ЦРУ обеспечило его «страховкой» - надежным способом для самоубийства, если его поймают с поличным. Он просил смертельную таблетку. Сначала штаб-квартира выступила против, считая это аморальным и не подобающим. Но затем все осознали, что его ждут медленные и жестокие пытки», - стращает читателей бывшая агентесса.

В итоге Петерсон передала Тригону специальную ручку, в которой содержалась капсула с ядом. Перед тем, как с помощью этого яда покончить с собой во время ареста, он отравил им свою невесту, которая заподозрила нечто неладное в поведении Огородника. Врач, делавший вскрытие девушки, тоже умер от ядовитых паров.

Из-за вечного страха за полтора года работы на американцев состояние Огородника ухудшилось - в своих письмах он постоянно жаловался на простуду, бессонницу и боль в груди. ЦРУ, считая, что это не более, чем нервы, передало ему успокоительное. Но лекарства не помогли: Огородник стал все чаще срывать задания, качество его работы снизилось.

«Мы опасались худшего, и худшее становилось все более реальным. Тригон мог находиться под контролем КГБ», - признается Петерсон.

ФАЛЬШИВАЯ КРАСНАЯ МЕТКА

История Тригона закончилась 15 июля 1977 года, став одним из крупнейших провалов ЦРУ в СССР. В фильме «ТАСС уполномочен заявить» сцена задержания агента американской разведки длится не более 5 минут, на деле же спецоперация была куда масштабнее.

К июлю в московской резидентуре произошли изменения: прибыл новый руководитель, сменилась часть разведчиков, которые, по мнению Петерсон, не понимали, с кем имеют дело. Сама Марта тоже готовилась к возвращению в Штаты. И надеялась, что в этот раз закладывать в тайник посылку Тригону отправится кто-то другой. Но новый шеф хотел выслужиться перед начальством в Лэнгли и отправил опытную Марту.

Марте было запрещено иметь личный контакт с информатором

Марте было запрещено иметь личный контакт с информатором

«В глубине души мы все подозревали, что красную метку (сигнал Тригона о готовности принять контейнер. - Ред.) оставили офицеры КГБ, но на совещании никто не высказал этих сомнений вслух, - вспоминает Петерсон. - Я не хотела, чтобы коллеги решили, что я не готова идти на задание или трушу».

Перед тем, как выйти к месту операции, Петерсон долго каталась по Москве, чтобы сбросить «хвост», даже переоделась, чтобы слиться с толпой. Она была уверена, что за ней никто не наблюдает. Но шпионку плотно вели по всему маршруту.

В 22:35 Марта приехала в Лужники и оставила посылку в нише Краснолужского моста. Американка полагала, что вокруг ни души, хотя в спецоперации участвовали около 100 сотрудников КГБ, которые наблюдали за ней уже несколько месяцев. И в тот момент, когда она спускалась с моста, на нее накинулись крепкие офицеры в штатском.

«Вариантов было два: либо они знали о Тригоне, арестовали его и устроили засаду, либо я привела их к мосту, и КГБ увидело, как я делаю закладку. Но второе было маловероятно».

300 СЕРЕБРЕННИКОВ

Кадры задержания Петерсон и протоколы ее допроса сейчас находятся в музеях истории разведки в Вашингтоне и Москве.

«Фотограф принялся снимать со вспышкой, как грубые руки офицеров КГБ обыскивают меня. На снимке я вырываюсь, пока меня лапают под блузкой, а мой кулак отведен назад, словно я хочу сделать левый хук», - браво описывает Марта момент обыска и обнаружение на ее груди SRR-100 - устройства для прослушивания переговоров сотрудников службы наружного наблюдения КГБ.

При задержании Петерсон сопротивлялась, брыкалась и орала, продемонстрировав неплохое знание русского мата. Только кричала она для того, чтобы предупредить Тригона, который мог оказаться неподалеку. В тот момент Марта еще не знала, что Огородник вот уже месяц как раскрыт и арестован КГБ.

После задержания Петерсон доставили на Лубянку в черном микроавтобусе, который Марта сравнила со сталинским «воронком». Там прошел первый допрос, на котором присутствовали сотрудники советского МИДа и дипломат из посольства США. Американцы решили, что задержали очередную напутавшую что-то туристку – мисс Патерсон (наши разведчики, отправляя сообщение в посольстве, допустили ошибку в фамилии Марты).

«Наш дипломат Клифф, наверное, считал, что я работаю обычным клерком в офисе ЦРУ. Он не знал, что вечерами я веду оперативную работу. Он подошел к столу и потерял дар речи, хотя такое с ним случалось редко», - вспоминает Марта.

Сотрудники КГБ приступили к демонстрации найденных при Петерсон вещей и вскрытию «посылки». Смотреть на это Марта могла с трудом.

«Мне хотелось закричать: «Им не положено это вскрывать! Это секретная информация! Они не могут открыть пакет и изучать его. У них нет доступа!» Но сотрудникам КГБ было все равно. Марта начала вести себя вызывающе, в частности, когда один из офицеров стал зачитывать письмо для Тригона от ЦРУ с упоминанием его гонорара за проделанную работу.

«В прошлом пакете ты попросил нас посчитать, сколько денег ты заработал, сотрудничая с нами. Сумма составляет…». Он резко остановился. Сумма была колоссальной (более 300 тысяч рублей). Он вдруг понял, что стоит ему озвучить ее присутствующим офицерам КГБ, как тут же выстроится очередь из тех, кто решит стать информатором ЦРУ».

Да, видать, плохо самоуверенная шпионка изучила своих противников из КГБ. Потому и засыпалась.

ПЕРСОНА НОН-ГРАТА

Марта Петерсон покинула СССР буквально через пару суток, став персоной нон-грата. «Офицеры КГБ не знали, кто я такая, и, главное, не понимали, какой ущерб я нанесла советской власти за время своей командировки», - бахвалится американка.

В советской прессе Петерсон обвинили в шпионаже и передаче яда для отравления советского гражданина. Американцы в ответ представили советским властям претензию за… сломанный ремешок часов и синяки на запястьях Марты.

По возвращению в Штаты Петерсон купалась в лучах славы – ее принял сам президент США, и таким образом она стала, по сообщениям американской прессы, «единственным человеком, который за три дня успел повстречаться лицом к лицу и с КГБ, и с президентом Джиммом Картером».

Уйдя в отставку, располневшая 75-летняя Петерсон живет сейчас в Северной Каролине. Она пережила троих мужей, воспитала двоих детей и теперь нянчится с внуками.

ЧЕГО НЕ ЗНАЛИ В ЦРУ

Шпиона сдал чешский «крот»

В деле советской контрразведки Огородник фигурировал как «Агроном». Информация о предателе поступила в КГБ от коллег из чехословацкой разведки. Сотрудник спецслужбы дружественной нам тогда страны Карел Кёхер сумел внедриться в аналитическое подразделение ЦРУ и получил информацию о вербовке советского дипломата в Колумбии под агентурной кличкой Тригон. Предателя быстро вычислили и взяли в Москве под колпак. Все его манипуляции с тайниками проходили под контролем КГБ. Арестовывать Огородника не торопились. Более того, ему подбрасывали «сверхсекретные документы», которые на самом деле были ловко составленной дезинформацией. Но вот о том, что американцы передали Тригону яд, в КГБ не подозревали.